Kirill Kazakov
5 645

Теломеры — новый холестерин: как учёные изучают процессы старения организма и их связь с реальным возрастом

Конспект материала Джеральда Марзорати для Wired о том, как вычислить, соответствует ли возраст человека состоянию его организма, и стоит ли знать всё о своём процессе старения.

Поделиться

В избранное

В избранном

Джеральд Марзорати

В 2013 году генетики из Университета Юты опубликовали результаты небольшого исследования: для людей старше шестидесяти лет, чьи теломеры (участки хромосом, выполняющие защитную функцию, — vc.ru) короче нормы, вероятность умереть от болезни сердца в три раза выше, а от инфекционной — в восемь раз выше, чем у тех, чьи теломеры в норме.

Что же представляют собой теломеры и почему они так важны? Теломеры — это концевые участки хромосом, похожие на шапочки. Они выполняют защитную функцию организма, сдерживая ухудшение здоровья с наступлением старости. Короткие теломеры затрудняют деление клеток, что может привести к поражению тканей и целому ряду недугов.

Но некоторые учёные не уверены, выступают ли теломеры главным индикатором старения. По их мнению, необходимы более обширные исследования. Тем не менее в современной медицине, методов которой придерживается врач автора материала Джозеф Раффаэле, теломеры стали главным биомаркером, рассказывающим о качестве нашего старения. И эти участки хромосом Марзорати, которому должно было исполниться 65, вызвали у доктора беспокойство.

Раффаэле, разумеется, не видел теломеры собственными глазами — об их состоянии он судил по результатам анализов крови, выполненных Repeat Diagnostics — лидирующей лабораторией в быстроразвивающейся сфере диагностики теломеров. Развивающейся, объяснил Раффаэле, потому что «теломеры — новый холестерин». Это значит следующее:

  • Теломеры представляют собой нечто, поддающееся измерениям, с их помощью можно объяснить процессы, протекающие в нашем организме.
  • Именно на теломеры могут сделать ставку крупные фармацевтические компании в надежде создать препарат, укрепляющий участки хромосом.

К исследованиям старения Раффаэле подтолкнули родители, страдавшие от болезни Альцгеймера. Доктор был поражён, как мало он мог для них сделать, и поэтому задался вопросом, существуют ли меры по профилактике старения.

Если традиционная медицина уже давно выработала целый набор индикаторов состояния здоровья (вроде кровяного давления), то в случае со старением специалистам ещё предстоит это сделать. Да, Раффаэле разработал собственную антивозрастную терапию, но откуда он знал, что она эффективна? Какие биологические ориентиры он использовал? Так доктор и начал искать биомаркеры старения, став со временем одним из наиболее известных исследователей в этой области.

На самом деле биомаркеры не представляют собой ничего нового в медицине. Если, скажем, анализы показывают наличие в организме простат-специфических антигенов, можно с уверенностью сказать о развитии у мужчины рака простаты.

Раффаэле предполагает, что различные системы организма стареют неравномерно. То есть если вам 60 лет, то состояние вашей сердечно-сосудистой системы может быть как у семидесятилетнего человека, а суставов — как у пятидесятилетнего.

Врач Марзорати — сторонник так называемой медицины управления возрастом, в диагностике он пользуется десятками биомаркеров, измеряя не только длину теломеров, но и, скажем, артериальную ригидность, а затем на основе собранных данных определяет возраст различных систем организма и даёт рекомендации. Кроме того, в распоряжении доктора есть не только данные собственных пациентов, но и других больниц, проводящих анализы крови.

Раффаэле также следит за динамикой изменения длины теломеров — если на протяжении долгого времени их длина не меняется, то особо беспокоиться не стоит.

Методы Раффаэле пока не получили научного обоснования. Так, специалистам Национального института старения в ходе десятилетних исследований не удалось выработать чёткий набор биомаркеров, отвечающих за старение.

Длина определённых теломеров, объяснил Раффаэле, коррелирует не только с состоянием определённой системы организма, но и показывает, чем пациент болел в прошлом. Укорочение теломеров, добавляет врач, часто происходит в результате хронических или развивающихся воспалительных процессов. Тут, впрочем, тоже не всё ясно.

Воспалительных процессов в организме Марзорати не было. Уровень стресса тоже был ни при чём. Но, по данным доктора, иммунитет журналиста находился на уровне 71 года. Выходит, все его попытки питаться правильно и вести активную жизнь не принесли результата.

Тем не менее в мире насчитывается несколько тысяч врачей, практикующих медицину управления возрастом. Они такие же экспериментаторы, как и их состоятельные пациенты, — годовой курс может стоить более $5 тысяч. Раффаэле, стоит отметить, не обещает пациентам продлить их жизнь, его терапия нацелена на то, чтобы облегчить старость и сделать её более активной.

Марзорати этого хотел, но также ему хотелось понять, как именно он стареет — не только в психологическом плане, но и в физическом. Вот тут и пригодился опыт Раффаэле в молекулярной диагностике, диагностической визуализации, анализе данных.

Приём в его клинике показался журналисту весьма необычным. Ещё дома Марзорати прошёл тест на когнитивную активность. Сам доктор на время визита автора был в отъезде, и его с помощью различных аппаратов, сканирующих артерии или измеряющих жировую массу, осматривал помощник Раффаэле. Журналист обсудил результаты с врачом месяц спустя.

Что же теломеры рассказали о здоровье Марзорати? В целом, он был в хорошей форме, о себе дали знать теннис и интервальные тренировки. Его сердечно-сосудистая система была сопоставима по состоянию с 43-летней, результаты теста на когнитивную активность показали, что его мозг также довольно молод.

Старение — один из самых сложных биологических процессов, и чем больше мы его изучаем, тем загадочнее он становится.

Теломеры любого человека со временем укорачиваются. И хотя большая часть теломеров Марзорати была в порядке, теломеры в гранулоцитах (подгруппе лейкоцитов) оказались очень короткими, их длина составила лишь 10% от нормы. Как итог — состояние дыхательной системы Марзорати было таким же, как у восьмидесятилетнего старика. Весьма неожиданно, ведь тесты на выносливость показали приличные результаты.

Всё дело в маленькой грудной клетке, объяснил Раффаэле, посоветовав не бросать интервальные тренировки. Общий результат показал: организм Марзорати соответствует 61-летнему возрасту, в то время как на деле журналисту было почти 65 лет. Тем не менее оставалось пространство для улучшений.

Для поддержания иммунитета врач порекомендовал Марзорати принимать витамин D3. Также Раффаэле рассказал о терапии гормоном роста. Оптимизация гормонального фона, по словам доктора, очень важна в управлении возрастом.

Сам Раффаэле уже 20 лет принимает гормоны роста, тестостерон и тиреоидные гормоны, повышающие общую активность. Да, у гормональной терапии могут быть побочные эффекты — от боли в суставах до обострения сердечно-сосудистых заболеваний, но доказательства её вреда (равно как и пользы) в долгосрочной перспективе пока неубедительны.

Итак, есть ли какая-то разница между фактическим возрастом и состоянием твоего организма? Не похоже. Однако физическая сторона очень важна для нашей идентичности. По мере того как подходы к изучению организма становятся всё более точными, стоит подумать, сколько мы хотим знать о самих себе.

Хотим ли мы знать о своих укороченных теломерах? Или о генетических мутациях, из-за которых мы предрасположены к неизлечимым болезням? Стареть никогда не было легко, и это знание вовсе не облегчит ношу, считает Марзорати. Скорее наоборот.

#будущее

{ "author_name": "Kirill Kazakov", "author_type": "self", "tags": ["\u0431\u0443\u0434\u0443\u0449\u0435\u0435"], "comments": 13, "likes": 20, "favorites": 17, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "36049", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } } ]