Валера Шульгинов
162
Блоги

Захар Воробьёв: бизнес, интегрированный в искусство

Героем интервью стал Захар Воробьёв – сооснователь владивостокской мастерской фундаментального искусства “Квадролампа”. Компания занимается созданием мебели и декора из дерева, художественным оформлением общественного пространства, в том числе, и масштабными проектами по благоустройству города.

Поделиться

В избранное

В избранном

Захар Ворбьёв, сооснователь компании "Квадролампа"

Я так понимаю, изначально у тебя был другой художественный проект?

Да, я занимался галерейным искусством, живописью; Гоша (сооснователь компании "Квадролампа") занимался монументальным искусством, в принципе, тем же самым, чем мы занимаемся сейчас. Но в какой-то момент времени мы оба устали от своей деятельности и решили кардинально изменить путь. Нам захотелось поработать с деревом: делать изделия, мебель, ну и так далее.

Долгие полтора года мы провели в изучении и экспериментах по созданию всяких разных поделок из этого материала. На протяжении этого времени мы не выходили из мастерской. Но столярное ремесло не давало нам того удовлетворения личных амбиций, я бы сказал, до этого наша жизнь была связана с публичными выступлениями, шоу... У меня были выставки, у Георгия большие городские проекты, о которых говорили. Так или иначе, мы заскучали по славе и, так скажем, сцене.

Как получилось выйти из тени?

Первым проектом, ознаменовавшим рождение совместной команды, стал наш подарок родному городу на день его рождения. Он назывался "155 рыб Владивостока". Эта и была та отправная точка, с которой начался новый виток нашего творчества. “Квадролампа” начала работать большой, интересной, креативной и весёлой машиной.

Но началось всё с ламп?

Да, мы делали лампы из дерева, они были очень красивыми и всем нравились. Но в какой-то момент мы захотели делать что-то более масштабное, более значимое, чем просто настольные лампы. И Георгий, и Захар были известны в художественных кругах, поэтому предложения посотрудничать, оформить что-либо так или иначе к нам поступали. И, когда администрация города обратилась с заказом, мы, естественно, согласились.

Проект "155 рыб Владивостока"

Но очень важный момент, что полтора года, которые мы провели в мастерской, работая с деревом, не прошли бесследно. В свой первый монументальный проект мы включили деревянные изделия. Мы уже не просто были художниками, а добавляли новый материал в наше творчество.

Когда заходишь на вашу страницу Вконтакте, то глаза разбегаются: мебель, лампы, оформление интерьеров, роспись подпорных стен. Как бы ты сформулировал сейчас основную точку приложения сил?

На данный момент у нас два ярко выраженных направления: это мастерская, в которой мы по-прежнему что-то делаем для себя, экспериментируем, какие-то свои мысли выражаем в материале. А второе направление – это фундаментальная роспись, городской дизайн, ландшафтный дизайн, – всё что связано с облагораживанием города. Но так или иначе, эти два направления пересекаются, дополняют друг друга.

В наш первый масштабный проект мы привлекли 155 различных художников: от профессионалов до детей, в возрастной категории от 4 лет до бесконечности, разных слоёв населения: это были студенты, дети, чиновники и даже мэр города участвовал в создании этого арт-объекта.

Каков у тебя бэкграунд в искусстве и в бизнесе?

Я всегда был бизнесменом. Но я всегда занимался очень специфичным бизнесом, связанным с искусством, практически интегрированным в искусство.

А началось всё, когда я учился в университете на инженера-механика. Я очень увлёкся в то время музыкой и организовал музыкальную студию: на ней же сам развивался как музыкант и зарабатывал деньги. Я записывал музыкальные коллективы, ну и вёл вообще студийную такую деятельность. На тот момент она была успешной, я чувствовал себя хорошо, я понимал, что я делаю то, что мне нравится.

Через какое-то время я понял, что мне тесно в рамках музыки, захотелось попробовать себя в каком-то другом виде.

Как только эти мысли меня начали посещать, в моём окружении появился очень хороший художник, возможно, лучший, из тех, с кем мне довелось вообще общаться. Он предложил порисовать вместе.

Это был твой первый опыт в изобразительном искусстве?

До этого момента я никогда не рисовал. Я не учился в художественной школе, проявлял интерес к изобразительному искусству только в качестве зрителя.

Мы с Василием начали рисовать. Дальше продолжалась моя творческая жизнь и мой бизнес, потому что рисовать картины – это половина работы художника. Надо уметь их продавать. Продавать холсты – это самое сложное, что мне доводилось делать. Чтобы на полученные деньги жить, путешествовать, нужно было продавать живопись за очень дорого. Два человека должны были существовать и чувствовать себя хорошо, чтобы расти и развиваться. Это была сложная задача, большой опыт в бизнесе, понимании механизма продаж. Но как ни странно, коммерческими или рисованными на продажу наши работы назвать никак нельзя. Это было чистого вида искусство, чем я и горжусь.

Рисовать картины – это половина работы художника. Надо уметь их продавать

Захар Воробьёв
сооснователь компании "Квадролампа"

Сколько стоила самая дорогая картина?

Сейчас я не могу назвать точную сумму, но это было около 90 - 110 тысяч рублей. Но даже 90 тысяч за одну картину – это много.

А какую первую прибыль принесла "Квадролампа"?

Первая прибыль от "Квадролампы" была значительно меньше. В районе 30-50 тысяч за первый арт-объект монументального искусства. А столярка приносила вообще копейки: мне даже смешно называть эти суммы...

Но сейчас "Квадролампа" оперирует совершенно другими деньгами, я даже стесняюсь об этом говорить, поэтому это будет наша коммерческая тайна.

Как ты думаешь, человек, который не занимался искусством, может войти в подобный бизнес?

Я считаю, что успешный бизнес – это тот, в котором ты разбираешься. Если ты занимаешься металлоконструкциями, тебе нужно понимать, как строится подобная работа. Если мы говорим об искусстве, то надо разбираться в искусстве, для того чтобы вести бизнес. Поэтому мой ответ: “Нет, не может”.

Сколько людей в вашей команде на данный момент?

В нашей команде постоянно трудится 6 человек, но в зависимости от задачи мы можем расширяться.

Есть ли примерное представление о том, кто является вашим основным клиентом?

Как правило, это государство и властные структуры: администрация города, администрация края, – это то, что касается облагораживания городской территории. Иногда мы взаимодействуем с крупным бизнесом: большие мебельные фабрики или компании, которые имеют свои заводы. Они обращаются к нам, чтобы создать арт-объект, связанный с их деятельностью, и осветить это в СМИ.

Работа такого уровня не может быть заказана обывателем: как он может заказать оформление стены в 800 квадратных метров в самом центре города? Мы сотрудничаем с ведущими строительными компаниями России, известны за пределами нашего города и региона. Мы выходили на первое место по объемам наших работ, потому что такого количества холстов в виде подпорных стен нет ни в одном городе России. Владивостокский ландшафт требует сооружения подпорных стен: а это наши холсты, наш формат.

Как ты считаешь: уличное искусство должно быть легальным или андеграундным? Как ты относишься к стихийному стрит-арту?

Я отвечу так: искусство такого рода имеет две стороны. Есть масштабное, официальное, идущее в ногу со временем, с потребностями города и горожан искусство, которое можно назвать “Первым каналом”. И есть андеграунд – это люди, которые идут вразрез системе, где-то борются с ней, где-то взаимодействуют… Но это обратная сторона и она не плоха, она должна быть, потому что внесистемные люди сильно развивают искусство. Отморозки и бездари есть и там, и там, причём, в одинаковых пропорциях. Просто ты выбираешь, какая форма тебе более интересна, в какой форме тебе хотелось бы себя выразить.

Вообще, лично в себе я очень сильно чувствую две стороны: «официальщины» и «андеграундщины». И если это в данный момент не проявляется в живописи, то допустим, андеграундная энергия проявлена в музыке, в фотографиях, видео.

Захар и группа "Снежные люди" на ОДИЧАЛ ПАТИ

Как ты считаешь, мог бы твой проект появиться в другом городе?

Я думаю, что всё влияет на всё, а город влияет очень сильно. Владивосток – необычный город, который отличается от большинства городов России. В нём рождаются сильные, отличающиеся от большинства городов России идеи. Если бы "Квадролампа" появилась в Екатеринбурге, в Омске или Томске, это было бы похоже на песни Юрия Шевчука (смеётся).

Мог бы ты перечислить ваши самые значимые проекты?

Один из самых значимых проектов – это роспись владивостокского цирка: больше тысячи квадратных метров аэрографии, из которых 600 метров на потолке, – гигантские совершенно масштабы. Потом на кольце "Инструментального завода" был создан проект "Рождение нового города": литературно-историческое повествование о том, как был заложен и развивался Владивосток. Также мы делали проект “Уютное детство”, оформляли большой батутный центр (около 700 квадратных метров), старый дворик ГУМа, уже упомянутые "155 рыб Владивостока". Это из более-менее свежих и актуальных работ.

В чём сложность таких масштабных проектов, как оформление цирка?

Основная сложность работы на объектах, где идёт стройка или реконструкция – это взаимодействие со строителями. Всегда где есть строители, есть шум, грязь, хаос, неразбериха, воровство и так далее. Сложность в том, что нужно взаимодействовать друг с другом: мы работаем рука об руку со строителями, и этот квест приходится решать.

Как делать роспись пространства, которое находится на высоте 11 метров над полом и не просматривается из-за строительных лесов. Что делать: разбирать леса?

И так далее, очень много моментов, которые не просчитываются заранее. Каждый раз новые условия, поэтому невозможно выработать алгоритм или шаблон работы. Нужно быть умным.

Команда "Квадролампы" работает над оформлением городского цирка

Есть ли у вас конкуренты в городе? И почему "Квадролампа" лучше остальных?

Да, у нас есть конкуренты. Не будем их называть, дабы не рекламировать. Они не значительны, опасности не представляют. Почему мы делаем лучше? Потому что у "Квадролампы" задача каждый раз сделать что-то новое, развиться, а не просто поймать фишку и паразитировать на ней. Мы находимся на берегу Японского моря, поэтому в нас есть часть японской философии: “непрерывное совершенствование”. Это и отличает нас от остальных.

Ну и, конечно, очень мощные процессоры в головах у руководящего состава.

Насколько художник в твоей команде свободен от мнения заказчика? И можешь ли ты отказать клиенту?

Абсолютно легко могу сказать: “Нет я эту работу делать не буду” и объясню почему. Могу просто сказать: “я не хочу делать работу, она плохая”.

Мы находимся на берегу Японского моря, поэтому в нас есть часть японской философии: “непрерывное совершенствование”

Захар Воробьёв
сооснователь компании "Квадролампа"

По поводу свободы слова и полёта фантазии у нас есть правило: когда к нам обращается заказчик, мы внимательно выслушиваем все его пожелания, но представляем всего лишь один эскиз, который в любом случае будет оплачен.

В процессе обсуждения проекта я объясняю: мы выдадим вам один эскиз, исходя из нашего опыта, наших знаний, и, если он вас не устраивает – это не важно: вы обязаны его купить.

Поэтому прежде чем люди обращаются к нам, они хорошо изучают наши работы. Знающие люди, серьёзные строительные компании учитывают наше мнение, считаются с ним, а с теми, кого это не устраивает, мы просто не работаем.

Случались отказы?

Бывало так, что мы делаем эскиз на наших условиях, и людям он не нравится. Тогда мы говорим, что нам нужно прорабатывать новый за новые деньги. Кто-то оказывается, покупает наш эскиз и всё. До реализации дело не доходит. Бывает и такое. Некоторых не устраивает наш подход к работе. Я встречаюсь с заказчиком, объясняю позицию, и он говорит: “Нет, не устраивает”.

А некоторые настолько верят нам, что говорят: “Окей, мы купим у вас три эскиза и каждый оплатим, просто мы хотим, чтобы у нас был выбор”. Мы делаем и так.

Но каждый эскиз – это новая вселенная, а не вариации на тему. В нашем бизнесе самое сложное – родить идею. Если тебе нечего сказать, смысла нет. Можно обратиться к молярам, декораторам и подобного рода поточным смежным нам видам деятельности.

Но если вы хотите искусство, оригинальность высокий уровень фантазии – тогда вам к нам.

Как вы продвигаете свой брэнд?

Основная наша реклама – это наши работы. Потому что они публичны, доступны взгляду тысячам людей. Это наш основной движущий механизм маркетинга.

Конечно же, если мы делаем какой-то реально большой, красивый, крутой, культурный арт-объект, то о нём начинают говорить СМИ. Телевидение, вплоть до «Первого канала» показывает наши работы, мы много светимся в официальных средствах массовой информации.

Также соцсети: мы снимаем видеоролики к каждому крупному проекту, стараемся делать их максимально креативными. На нашем сайте много сюжетов о нашей работе.

Ролик о работе над оформлением городского цирка

Многое решает тот факт, что нас знают в высших инстанциях краевой и городской администрации, крупный бизнес. Мы уже проникли в сарафанное радио людей из большого бизнеса.

Какие деньги вы вложили в раскрутку?

Конкретно в рекламу мы вложили около 3 тысяч рублей в объявление на Farpost.

Как-то у нас была идея... Я узнал, что одна фабрика, которая производит спички за 3 тысячи рублей может напечатать нашу рекламу на 100 тысячах спичечных коробках. Мы тогда были ещё не так богаты, поэтому отказались от этой идеи, а потом контакты этой фабрики были утеряны (смеётся).

Мне кажется, что твоя история – это отличный пример монетизации таланта. Какой совет ты мог бы дать творческим людям, если они хотят, чтобы хобби начало приносить доход?

Очень важный элемент успеха – иметь смелость, дерзость, особенно в искусстве и творчестве. Второй момент, нужно взрастить в себе личность. Чтобы ты был не только смелым, но и уникальной личностью. И, конечно, требуется наглость.

Думаю, во мне достаточно наглости, достаточное количество личности, упорства и смелости. Могло бы быть, конечно, и больше, но раз само явление состоялось, соответственно, этих качеств было достаточно.

Как вы собираетесь масштабировать бизнес?

Дальше мы берём смежные и близкие нам по звучанию работы и расширяемся вширь. Мы и так уже были задействованы в скульптуре и барельефе.

С этого года мы начали немножко заниматься чистого вида коммерцией: открыли шоу-рум, там наша дизайн-студия, мастерская деревянных дел представляет свои работы. Можно прийти к нам в шоу-рум посмотреть наши работы, заказать дизайн, поговорить с нами ну и так далее.

Планируете ли вы экспансию в Азию или Европу?

Нам интересно было бы сделать арт-объект в Северной Корее. Но в Северной Корее очень сильная монументальная и живописная школа. Мы их не сможем, наверное, удивить в полной мере.

Нам часто поступают предложения из Питера и из Москвы, из Питера даже больше. Но дело непосредственно до заказа не доходило. Нас нужно перевезти целую команду – это дополнительная сумма к расходам. Когда мы готовим какой-то проект, то можем полгода его вынашивать, осматривать место оформления. В Питер на полгода не уедешь.

Может, переехать?

Мы не рассматриваем возможность переезда в другую страну, а переезд из лучшего города России в какой-то другой – это не перспективно.

#навсюголову

{ "author_name": "Валера Шульгинов", "author_type": "self", "tags": ["\u043d\u0430\u0432\u0441\u044e\u0433\u043e\u043b\u043e\u0432\u0443"], "comments": 2, "likes": -3, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "37526", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } } ]