Andrey Frolov
9 373

Недели лишней работы и миллионы рублей: сколько потратил бизнес за месяц битвы Роскомнадзора с Telegram

Рассказы Viber, школы Skyeng, службы доставки «Птичка» и других компаний, которые пострадали от массовых блокировок.

Поделиться

В избранное

В избранном

16 апреля 2018 года Роскомнадзор приступил к блокировке Telegram в России, заблокировав сразу несколько подсетей крупных хостеров — Google, Amazon и других. Это вызвало проблемы в работе не только мессенджера, но и многих сторонних сервисов, чья инфраструктура располагалась в тех же подсетях, что и у Telegram.

Редакция vc.ru опросила предпринимателей о том, что у них перестало работать, как они справились с ситуацией, когда узнали, что их сервисы попали под удар Роскомнадзора, и сколько ушло на это денег.

Мы столкнулись с нестабильностью работы многих сервисов, которые мы используем. Например, typeform.com и expo.io — они все ещё частично заблокированы.

Де-факто все курьеры научились использовать прокси и VPN. И это сейчас часть системы обучения курьеров.

Мы подняли систему автоматического обхода блокировки через наш прокси для основного сервиса. Сейчас IP-адрес петербургского сервиса «Птички» все ещё под блокировкой, но сервис доступен за счёт прокси. И в целом на будущее этого достаточно.

Так как мы быстро настроили прокси, то потеряли суммарно где-то 20-50 заказов. Это меньше 1% от месячного объема. Я считал это для юристов, которым передал информацию для суда. Ожидал большего.

Главная потеря в том, что две недели инженеры вместо разработки занимались пожаротушениями. Неделя разработки — это где-то 500-700 тысяч рублей. Можно считать, что миллион потеряли. Ещё можно добавить стоимость хостинга наших прокси-сервисов. Это чуть меньше 20 тысяч рублей.

Кроме того, чисто психологически нам стало неспокойно от того, что сервис значительной степени развивается в России. Мы сократили объем вложений в российскую часть и ускорили экспансию — за апрель открылись в Алматы и Сан-Пауло. Сейчас готовимся к открытию в Джакарте, Минске и Лагосе (это Нигерия). И выбираем следующие города, скорее всего, это будет Гонконг, Кулуа-Лумпур и Мехико.

Расходы на экспансию мы считаем как инвестиции, они недорого стоят. Мы больше боялись, а блокировки помогли справится со страхом. Вот, например, запуск в Алматы уже за две недели дал результат в виде хорошего удержания клиентов.

Владимир Кобзев
гендиректор курьерской службы «Птичка»

Часть нашей экосистемы располагалась на хостинге Amazon и попала под блокировку. Соответственно, мы не могли проводить уроки.

Сначала мы пробовали поднять прокси-серверы и пустить трафик через них, но нагрузки оказались большими, и проблему это не решило. Тогда мы начали экстренно разворачивать инфраструктуру на других хостингах.

Общие потери от непроведенных уроков составили 2 млн рублей, ещё около 500 тысяч мы потратили на разворачивание дублирующих систем.

Пока мы критически оцениваем перспективы судебных разбирательств и не готовы тратить деньги ещё и на это. Сейчас все наши действия направлены на разработку технологических решений, позволяющих минимизировать подобного рода ситуации.

Александр Ларьяновский
управляющий партнёр онлайн-школы английского языка Skyeng

Наши проблемы очень простые — с 19 апреля сайт не открывается примерно у 90% пользователей из России, за исключением тех, кто пользуется VPN или маленькими региональными провайдерами. Ещё просветы бывают у клиентов «Билайна», но все крупные и те, кто пользуется их инфраструктурой (вроде «Ростелекома» и «Онлайма»), блокируют наглухо. На письма с просьбами разблокировать в индивидуальном порядке операторы отвечают «ничего не можем поделать, обращайтесь в органы».

Времени ушло много, и проблемы пока не решены, никаких перспектив по разблокировке нашей подсети Digital Ocean не видно, поэтому сейчас мы в процессе переезда на Vultr.

В деньгах потери не очень существенные, мы некоммерческое издание, у нас нет рекламы, так что, к счастью, у нас нет почвы для конфликтов с клиентами и субподрядчиками. Но вот такой удар буквально через две недели после запуска — это очень неприятно, тяжесть его в каких-то измеряемых величинах измерить сложно.

Сейчас у нас есть запасные площадки на «Яндекс.Дзене» и Medium, это отчасти спасает. В суд обращаться пока не планируем, потому что у нас никакого легального статуса нет — ни юрлица, ни адреса, ни лицензии от самого Роскомнадзора, так что непонятно, кто именно должен предъявлять претензии. Может, именно поэтому ни на одно из наших писем, звонков и твитов РКН так и не удосужился ответить.

Алексей Ковалёв
редактор издания Coda
Митинг в поддержку Telegram в Санкт-Петербурге 1 мая

В результате блокировок пользователи различных онлайн-сервисов в России, в том числе и пользователи Viber, столкнулись с проблемами подключения. В течение некоторого времени около 15% наших российских пользователей испытывали сложности со звонками и передачей медиафайлов.

Наши инженеры постарались в кратчайшие сроки завершить работу по устранению сбоев и осуществить подключение к новым серверам. Нам потребовалось три рабочих дня для того, чтобы восстановить полноценный доступ к Viber для всех пользователей в России.

Нашей первостепенной задачей остается предоставление возможности бесплатного и безопасного общения для пользователей Viber. Их доверие и лояльность куда более важны для нас, нежели возможные финансовые потери.

Мы не занимаемся политикой. Мы не рекламируем себя в социальных сетях и не призываем людей устраивать шумные протесты на улицах. В Viber мы направляем все усилия на единственное, что действительно имеет значение, — интересы пользователей.

Джамел Агауа
генеральный директор Viber

У нас не работали внутренние сервисы для работы: Slack, Trello, Pipedrive, Nuget. Ряд внешних, которые используются клиентами как часть продукта: Intercom, readme.io, befree.io. Плюс падение морали у разработки и компании в целом.

Около двух недель активно устраняли последствия и до сих пор еще не до конца всё устранили. Используем проксирование, закупаем услуги внешних подрядчиков, применяем VPN и роутинг запросов, делаем изменения в продуктах, уведомляем клиентов и так далее.

Неделя простоя компании — это примерно 2% оборота. За год это примерно до порядка пяти миллионов рублей разово не полученной выручки.

Больше беспокоят постоянные затраты людей на использование VPN и снижение продуктивности, особенно вне офиса, а также постоянные затраты на поддержку костылей вокруг блокировок. Это до 1% выручки ежегодно, пока блокировки не отменят.

Описанные меры должны защитить нас от дальнейших ковровых бомбардировок, если не рассматривать совсем уж китайские сценарии изоляции. В суд идти планируем, работаем над формированием исков и юридической позиции.

Александр Горник
глава маркетинговой платформы Mindbox

К сожалению, некоторых наших игроков коснулись проблемы, связанные с блокировкой определенных IP-адресов в России. В первую очередь это почувствовали те, кто увлекается World of Warships Blitz и Gods and Glory.

Со своей стороны мы сделали все, чтобы максимально быстро решить проблему доступа к играм и вернуть нашим пользователям возможность наслаждаться ими. Для этого мы использовали новые серверы и IP-адреса, не подвергшиеся блокировке. В целом на обеспечение бесперебойного доступа к играм у нас ушло около двух недель.

Естественно, мы делаем все возможное, чтобы избежать подобных проблем в будущем. Сейчас мы изучаем варианты изменений, которые необходимо будет внести в серверную архитектуру и которые помогут нам облегчить работу серверов в России в многооблачном или гибридном облачном пространстве.

PR-служба Wargaming

В какой-то момент перестали работать Slack, Google Docs, коммуникация с командой рассыпалась на множество разных частей, пришлось экстренно поднимать дополнительный сервер с VPN и прокси, но забавнее всего, что Telegram продолжал работать — и координацию о том, как наладить работу, с коллегами делали через Facebook и Telegram.

Пик безумия был, когда оказалось, что шрифты Google заблокированы у части пользователей, что сказалось на работе и приложений, и наших сайтов в целом. Я думал, никогда не увижу, что заблокируют шрифт — увидел.

В итоге развернули дополнительные сервера для туннелирования трафика, раздали их сотрудникам, перенесли шрифты временно на CDN, отключили ожидание полной загрузки элементов в части скриптов.

Сложно оценить в рублях, сколько мы потеряли, но, очевидно, потеряли — так как компания и многие сотрудники испытывали проблемы в бизнес-процессах, а ключевые сотрудники разработки были заняты устранением этих «искусственных» проблем в течение нескольких дней.

Денис Ширяев
менеджер продуктов ИД «Комитет»

Что происходит вокруг Telegram сейчас

С момента начала блокировки были заблокированы миллионы IP-адресов — на пике их количество приближалось к 18 млн. Некоторые подсети были разблокированы — к 16 мая под блокировкой оставались 10,8 млн IP-адресов. Продолжаются жалобы на работу некоторых сервисов, в том числе игровой службы PSN.

Telegram продолжает работать, за месяц количество просмотров в популярных каналах упало на 15%, а доля активной аудитории — на 7 процентных пунктов. Аналитики считают, что эти изменения могут быть связаны не только с блокировкой, но и с майскими праздниками, когда активность традиционно падает.

#telegram #блокировки

{ "author_name": "Andrey Frolov", "author_type": "self", "tags": ["telegram","\u0431\u043b\u043e\u043a\u0438\u0440\u043e\u0432\u043a\u0438"], "comments": 38, "likes": 37, "favorites": 4, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "38032", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } } ]