Catherine Urlova
43
Блоги

Цифровой экономике в России - быть!

Вячеслав Золотухин, СЕО CRM Evodesk, размышляет о возможности цифровой революции в России

Поделиться

В избранное

В избранном

Президент России Владимир Путин все чаще заявляет о необходимости развития цифровой экономики. По его словам, нам просто необходимо активно внедрять блокчейн, ведь это позволит совершенно иначе организовывать различные производственные процессы и финансовые услуги. В передовых странах блокчейн и крипта уже активно используется и тестируются, например, на Олимпийских играх в Пхенчхане, где корейские сотовые операторы продемонстрировали возможности онлайн-трансляции видео с камер, установленных на санях бобслеистов.

Все хорошо помнят, какие горячие скандалы разгорались вокруг проведения чемпионата мира по футболу в России: от допинговых до строительных. Скорее всего, это еще не конец.

В этом году использовать новую технологию на ЧМ 2018 уже поздно, осталось слишком мало времени. А если говорить в общем, то мне кажется, что блокчейн очень хорошо вписался бы в сферу азартных игр: букмекерские конторы, покер, ставки или что-то ещё. Ведь любая среда, где есть возможность обмануть - идеальная площадка для блокчейн.

На самом деле, прибыль участников азартных игр зависит лишь от того, насколько подкручен генератор случайных чисел, который отвечает за выигрыш. Это очень большая проблема, ведь данный скрипт напрямую находится в руках владельцев тех же казино. На Западе программу пытаются сертифицировать и проверяют на точность несколько раз в год, но даже там существуют определенные проблемы. Именно поэтому блокчейн стал бы чудесным фиксатором этой среды.

Во всяком случае, он дал бы возможность отслеживать статистику игр за некий период вместе со средним битрейтом пользователей. Это значит, если виден сильный скачек, то где-то идёт подкрутка счетчика и пора повязать нерадивых владельцев.

Но сможет ли переход на цифровизацию вызывать больше доверия к России и поднять ее статус в глазах мирового рынка? Вопрос неоднозначный.

Если мы говорим о доверии на уровне правительства, то это совершенно особая ситуация, в которой много подводных камней. Проще обстоит вопрос с взаимодействием отдельными участниками экономики. Предлагаю рассмотреть пример заключения договора с контрагентом.

Автокомпания выпускает автомобили в нашей стране, но для поставки деталей им потребуется подрядчик в России, чтобы минимизировать собственные издержки на логистику. Встаёт вопрос поиска хорошего контрагента. Как его решить? Автокомпания, пользуясь благами цифровизации, заходит в блокчейн, и может проверить насколько этот подрядчик честный, добросовестный, сколько он выполняет контрактов, как давно существует - это было бы очень полезно.

Если говорить о преимуществах цифровизации, то это как сравнивать машину и гужевую повозку: быстрее, дешевле, прозрачнее, понятнее.

Плюсов много и они налицо.

В принципе, ни одно предприятие 21 века не может сейчас существовать без перевода в «цифру». Как минимум, наглядно это видно в рамках документооборота. Сегодня в процессе цифровизации участвуют все, даже сами того не желая, например, сдавая отчеты в налоговую службу - это самый простой пример.

Когда всех в принудительной форме перевели на электронные отчеты - стало в сто тысяч раз круче и в миллион раз удобнее. По сути, с введением таких новшеств, делать не требуется, практически, ничего: у тебя в личном кабинете есть банк, где ты можешь выставлять любые счета всего в два клика, а все отчеты автоматически улетают в налоговую. Это же так круто и оперативно! Больше никаких очередей, гор бумажек и испорченного настроения.

В принципе, цифровизация подходит для разных отраслей. Самое простое ее внедрение происходит там, где генерируется эта трансформация: IT, разработка ПО, компании связанные с различными инновационными центрами формата Сколково и тд. Но любую отрасль, даже машиностроение, нужно переводить на цифровые отчетности, хотя бы внутри предприятия. Даже банально поставив CRM и любую программу учёта работы сотрудников, которая автоматически передает информацию руководителю. Это поможет оптимизировать различные процессы и повысить эффективность. Мы сейчас активно над этим работаем в рамках нашей платформы для корпоративных клиентов, чтобы руководитель мог в любой момент зайти на доску компании и увидеть что сотрудник делает, какие задачи коррелирует, каков результат.

В связи с этим, переход на цифровую экономику выглядит очень привлекательно.

Но как же тогда компании перестроиться на новую технологию, не потеряв сотрудников? Как им объяснить, какие компетенции следует развивать?

Все предельно просто: первым делом, выгнать всех тех сотрудников, кто сопротивляется нововведению.

Как правило, это взрослое поколение, которому намного удобнее и привычнее вести отчетность в бумажных тетрадях. Ярким примером являются бухгалтеры, для которых отчетность - ежедневный процесс. Как много раз мы слышали: «ой, мы по-старинке будем, нам так удобнее и быстрее, не хотим вникать в это» и тп.

Самая главная проблема заключается в том, что когда мы внедряем CRM, нужно обязательно «продать» идею сотрудникам, убедить их в том, что это удобно.

Очень сложно переубедить взрослое поколение работников, в том, что переход на цифру просто необходим. Поэтому намного легче и оперативнее нанять к себе тех, кто будет идти в ногу со временем и готов к переменам.

Тормозят развитие всегда кадры. С этим нужно что-то делать в первую очередь, если мы хотим, чтобы в России произошла цифровая революция.

Всегда очень забавно слушать, когда об этом говорит президент. Как правило, это пустые слова, за которыми ничего не стоит, но если указ все же спускается сверху к сотне компаний, то для минимальной отчетности, чтобы показать исполнение, хотя бы в 5 , но что-то получается. Вот такая небольшая польза от подобных указов все же есть. На самом деле, в этом случае важна и государственная точка зрения, и информационная поддержка. Одно без другого не сработает.

Для России цифровая революция - шанс вырваться в лидеры мировой цифровизации, а также предоставление конкурентоспособности на глобальном интернет-рынке. Однако, сам бизнес не готов к быстрым переменам.

Существует мнение, что основная трудность цифровой трансформации не в выборе правильных цифровых решений, а в неразвитости цифровой культуры и дефиците специалистов по цифровым технологиям в компаниях. Это не совсем так. Самая главная проблема не в том, что специалистов не хватает. По факту - они уже давно не нужны. Если мы говорим о CRM, а это база цифровизации компании, то ее можно поставить самому, посидев вечерок в интернете, разобравшись что и как там работает.

Все идет к тому, что каких-то супер-специалистов не требуется для управления CRM.

Проблема в том, что сама культура компаний - динозавров не заточена под то, что будет происходить в ближайшее время.

Они нанимают программиста и не понимают, чем он должен заниматься, отправляя его то починить чайник, то зарядить принтер, прикрываясь фразой «ну ты же программист». Получается, что фундаментальные изменения нужны, прежде всего, в политике управления компании. Это касается в особенности государственного сектора. Да что говорить, если у главного разработчика ПО Почты России зарплата - 17 000 рублей. И это совершенно не связано с отсутствием у них денег, нет. Дело в том, что они совершенно не понимают важность этой профессии. Наняв 5 крутых программистов за 500 000 р, а не за 17 000₽, они могли получить такую мощную программу, которая мгновенно снизит их расходы и издержки, приблизительно, на 20-30 миллионов в несколько первых периодов учета. Если бы такой указ про «цифровизацию» предприятий спустился «сверху», то было бы круто посмотреть на его эффективность и реализацию, но пока что в это слабо верится.

С блокчейном абсолютно то же самое. В России 99,99% людей даже не подозревают что это такое. О чем тогда говорить? Например, спустится такое указание «сверху» в военную компанию, которая делает гусеницы для танков, всем сотрудникам торжественно сообщают, что отныне все работаем на блокчейне. Какая будет реакция? Правильно: «ну и что?» и немая сцена молчания. То есть вообще непонятно как это все будет происходить в реалиях. Но нынешнее, накаленное данной темой, информационное поле - хороший сигнал для нас, потому что это означает, что запрета на использование, скорее всего, не будет, и, мы можем работать спокойно. Дополнительно добавлю, что почти у всех наших руководители предприятий очень узкий шаг мысли - проще говоря: они смотрят мелкими интервалами.

Опять же, к примеру, нужно выделить полмиллиона на перевод в «цифру» документооборота между отделами или написать софт, учитывающий деятельность всех сотрудников. Как мыслит руководитель? Это огромная сумма, мы себе такое позволить не может. Вот вопрос и закрывается. Стратегическое же мышление позволяет увидеть, что данные средства отобьются через 3 месяца, и дальше все пойдет только в плюс. Если же не перейти на «цифру», то прибыль ещё и упадёт на те же полмиллиона. Все очень просто.

Поэтому цифровизация и умение читать эти самые цифры очень развивают навык стратегического мышления. По сути, программа сама автоматически все показывает.

Это очень важная вещь, и я надеюсь, что мы когда-нибудь все будем существовать «цифре», а не в бумажной волоките.

{ "author_name": "Catherine Urlova", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 2, "likes": -4, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "39044", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]