Admitad
1 005

Зачем прибыльному бизнесу свои инкубаторы?

Личный опыт и мысли сооснователя Admitad и руководителя Admitad Invest Максима Волохова на тему реализации идей внутри больших компаний.

В закладки

Возможно, многие владельцы крупного бизнеса задаются подобными вопросами: а нужно ли заморачиваться с созданием инкубатора, венчурного фонда и прочих “штук” про новые направления? Или это все размывает фокус и вредит основному бизнесу? И если делать, то насколько узким должен быть фокус инкубатора/фонда?

Кто знает, как это происходит у вас :), я расскажу как мы ответили на эти вопросы и чем руководствовались, когда создавали и инкубатор, и акселератор, и венчурный фонд внутри себя. Начали задумываться над этим, когда почувствовали, что количество интересных бизнес-идей растет, а их реализация движется плохо.

Все что будет дальше – исключительно субъективно, никому ничего не предлагаю, не учу, а если наведет на полезные мысли – буду рад.

Все изучили теорию «Черный лебедь» (Нассим Талеб), восхитились и продолжили жить как прежде.

Достаточно понять и начать применять всего одну аксиому: самые страшные риски это то, про что мы и не подозреваем, и именно они погубят вас, а не то, о чем ваша команда и так знает и худо-бедно готовится.

"У меня есть интуиция, Спайк!"

Мы не знаем, что нас убьет, но точно знаем, что вечных бизнесов не бывает. Вопрос лишь когда. И когда это наступит, хорошо бы иметь в запасе 1-2 проекта, которые поддержат, вытянут или не дадут улететь в ноль. Одно из решений – инвестиции в другие проекты (венчурный фонд) или создание независимых проектов внутри себя (у нас это называется инкубатором).

Почему не стоит узко фокусировать фонд или инкубатор?

Любые маркетинговые исследования, авторитетные мнения и “чуйка” это прекрасно, но живые данные с рынка и проверка физическим миром незаменимы. Что может быть лучше в плане сбора данных о новом (или смежном) рынке, чем действующий проект?

Уточню, что мы против всесторонности и работы со всеми нишами. Фокус должен быть, но он не должен ограничиваться рамками лишь модели вашего основного бизнеса.

Если у вас действительно крупная компания, то к инкубатору или фонду стоит относиться в том числе как к инструменту исследований. Если уж у вашего проекта из портфолио что-то получилось на новом рынке, то зайти на него более масштабно будет в разы проще.

Тут можно расписать еще одну статью с математическими выкладками, сравнив ваши расходы, когда вы на “экспертных заключениях” выходите на новый рынок, и когда у вас есть данные действующего бизнеса (в первую очередь речь про маркетинговые и управленческие расходы). Но лень не позволяет мне это сделать. Взамен прикиньте, насколько дешевле вы запустите тот бизнес, что уже ведете, если бы делали это второй раз.

Корпоративный инкубатор или венчурный фонд - это инструмент для снижения ключевых рисков и расширения горизонтов, который подскажет и даст активы, с которыми можно смело заходить на новый рынок и расширяться.

alldream.org

Как спецназ, который зашел в точку Х, а потом уже зовет на подмогу основные силы Армии. Такая схема куда устойчивей, чем когда у вас этого инструмента нет, или он слишком зависим от основного дела. Как заводик по созданию снарядов для мощной пушки, в которую если попадут враги, то накроется и завод. А спецназ, как более автономный, сможет помочь основному бизнесу или самостоятельно продолжит развитие и рост, что приятнее, чем начинать с нуля всю игру.

Proof

Один из проектов в инкубаторе – сервис пуш-уведомлений Push.World. Мы добились того, что технология, которую очень сложно легально монетизировать, не беся аудиторию, начала приносить прибыль. Сегодня около 250 клиентов со средним чеком 23 000 рублей.

Вместо заключения

Кратко о том, зачем мы сделали себе инкубатор и фонд:

  • снижение рисков;
  • полевые исследования смежных рынков;
  • у нас есть понимание, как сфокусировать портфолио так, чтобы бизнес-модель основного проекта начинала работать мощнее.

Зачем нам и инкубатор, и венчурный фонд, и акселератор? Инкубатор для создания проектов с нуля. Фонд – это вход в действующие команды. В акселераторе мы берем готовые проекты, вкачиваем немного своей экспертизы, смотрим на их трекшен и проект становится частью инвестиционного фонда или инкубатора. Все это преследует одну основную цель – расширять варианты взаимодействия с командами. Все они работают в рамках одной стратегии и выполняют общие задачи.

В ходе всей вышеописанной практики мы столкнулись с тактическими вопросами: как создать среду и условия, в которых подобные проекты будут появляться, главы проектов действительно горели своим делом, и все участники процесса отлично заработали в результате успеха, а не скакали на мертвой лошади, если что-то в процессе явно не идет. Когда говорим про будущее, то обычно в мотивации к развитию многие используют 2 стимула – морковка спереди (цель, перспектива, пряник), и морковка сзади (страхи, риски, кнут). Обо всем этом поговорим в следующей статье, если оно вам нужно, конечно.

По любым вопросам: будь у вас проект подходящий для фонда или инкубатора, или хотите войти в нашу команду, пишите – invest@admitad.com

{ "author_name": "Admitad", "author_type": "editor", "tags": [], "comments": 0, "likes": 24, "favorites": 10, "is_advertisement": false, "subsite_label": "admitad", "id": 62860, "is_wide": false, "is_ugc": false, "date": "Sun, 31 Mar 2019 18:18:27 +0300" }
{ "id": 62860, "author_id": 181142, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/62860\/get","add":"\/comments\/62860\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/62860"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 181142, "last_count_and_date": null }

Комментариев нет 0 комм.

Популярные

По порядку

0
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления
{ "page_type": "default" }