Крипто Вадим Скворцов
1 375

ICO против венчурного бизнеса: какие недостатки есть у способов привлечения средств

Конспект дискуссии венчурного инвестора Леонида Замцева и гендиректора Darenta Олега Грибанова о надёжности и будущем ICO.

В закладки

Встреча организована онлайн-школой стартапов Russol.

Мой профиль — классический венчур, также я смотрю на ICO, но отношусь к этой технологии скептически, независимо от того, насколько популярен сейчас этот рынок.

Во-первых, пустота в любой системе взаимоотношений не может существовать долго. Бизнес-идея заключается в том, что твоя основная задача — найти неэффективность. Задача более 90% проектов — не решить проблему клиента, а найти пустоту и создать для неё маркетинговую стратегию, после чего идея формируется и уходит в массы.

Пустота на рынках — довольно редкое событие.

Обеспеченные люди предпочитают стабильный денежный поток. Нет такого венчурного инвестора или бизнес-ангела, кто будет давать деньги за идею. А положительный кэш-флоу сегодня не генерирует практически ни один из проектов ICO.

Второй момент: небогатые люди — не основная масса инвестиций, это небольшие деньги, но как раз такие инвесторы готовы идти ва-банк.

Для них стабильный денежный поток — не основная цель. Люди готовы рисковать последними деньгами. Если посмотреть на средний чек последних ICO и взять статистику, мы увидим, что это примерно $600.

Я бы сказал, что это условно последние деньги, на которые люди покупают токены. Поэтому есть большая разница в том, как воспринимать инвестиции, кто их даёт и на что.

Подобие нынешнего бума вокруг токенов уже было в истории. В 1970-х годах был Майкл Милкен — акула фондового рынка, который создал рынок мусорных облигаций в США.

Тогда были голубые фишки, в которые вкладывали огромные деньги: у системы были самые дешёвые кредиты и инвестиции. И небольшие компании со своими идеями задумались, как получить эти деньги.

Появилось решение — выпустить ничем не закреплённые мусорные облигации. Закончилось всё тем, что Милкена посадили в тюрьму на десять лет за то, что транзакции по мусорным облигациям были так секьюритизированы, что ни одна биржа не знала, как и между кем проходят транзакции. Тогда началась игра в «горячую картошку» — облигации перебрасывали друг другу.

А потом пошло LBO (Leveraged Buy-Out) — это связано с выкупом конкретных акций, голубых фишек, компаний и так далее. Если посмотреть на ситуацию с ICO, с токенами — разницы нет. Просто есть другие технологии, каналы связи, широкополосный доступ, технология блокчейн, которая позволяет выпускать токены, а в целом ничего не поменялось.

Биткоин-кошельки — это условная секьюритизация, потому что тяжело будет обеспечить вашу анонимность. И точно так же пампятся все эти счета и токены.

Посмотрите на статистику, которая недавно была опубликована на CoinMarketCap — все ICO провалились, токены упали в разы, а памп закончился.

Сегодня маркет-мейкинг в токенах — это шулерство, потому что у вас нет никакой отчётности, вы не знаете, какое количество токенов было выпущено, а сколько — сожжено; сколько токенов в обороте отдано на пресейле.

Поэтому я выступаю за венчурный бизнес. Сегодня вы продали токены, провели ICO, а кто у вас будет стоять за спиной — где гарантия, что вы выполните свои обязательства и не кинете кого-то.

Два месяца назад я разговаривал с командой одного проекта, который на днях проводит ICO, и спросил их:
— Ребят, а вы знаете, у кого вы деньги возьмёте?
— Мы же KYC («Знай своего пользователя» — политика, при которой финансовые организации обязаны установить личность своего клиента до проведения операций с ним — vc.ru) делаем.
— Нет, а без KYC вы в эквитив пустите?
— Пустим.
— А вы знаете, у кого будете брать деньги?
— А какая нам разница? Мы же KYC делаем, на ICO пускаем, токены продаём.
— Если в эквитив к вам зайдёт один мой знакомый генерал, например, это для вас нормально?
— Да, нормально.
— А если вы не сделаете ничего?
— Ну, это же бизнес.
— Конечно, только генерал-то вас найдёт везде, и может получиться так, что будет больно. Вы к этому готовы?
— Нет, к этому не готовы.
— А к ICO?
— А к ICO готовы.

Леонид Земцев
венчурный инвестор

Сравнивать все ICO поголовно я бы не стал, потому что без ICO не было бы таких проектов, как Ethereum.

В ICO много жуликов и воров. В венчуре гораздо меньше, но в ICO легче войти.

В основном вы правы. В чём отличие Майкла Милкена (американский финансист и филантроп, известный как «основатель рынка мусорных облигаций» — vc.ru) от текущих ICO? В 1970-х годах не было встраивания блокчейна, не было ничего подобного, что встраивалось на Токийскую биржу, в земельный кадастр Грузии или другие государственные большие проекты.

В ICO есть жульничество с подобием ценных бумаг, но, помимо этого, есть небольшой процент реальных проектов, которые не уходят после ICO и работают в блокчейне.

Это, наверное, исключение, но благодаря регуляторам, коммуникациям с венчуром вы даёте совет госрегуляторам, как надо управлять финансами. Так рынок постепенно становится цивилизованным.

К слову, вы говорили, что нельзя определить, сколько токенов было сожжено. Я могу технически объяснить, как можно это вычислить. Как делается сжигание токенов — они отправляются на нулевой адрес (такой длинный, там много нолей). Есть, например, сайт Etherscan, где можно отследить такие транзакции.

Олег Грибанов
гендиректор Darenta

Когда я говорю про ICO скептически, я в первую очередь имею в виду не жульничество и не то, что они убегут с деньгами. Любая идея теоретически может быть реализована. Вопрос заключается в том, нужна ли эта идея.

И тут возникает чёткая закономерность. Представьте себе, у вас есть небольшая дисперсия. Дисперсия идеи — идеи, которая прошла сквозь «прокрустово ложе», венчурных инвесторов, бизнес-ангелов и различные фонды.

В чём преимущество маленькой дисперсии? При маленькой дисперсии идей или проектов у тебя выше потенциал того, что они будут реализованы — там меньше рисков.

А смысл ICO в том, что любая идея может быть реализована.

Я считаю, что не каждый проект должен иметь шансы на финансирование. Потому что это остужает рынок. Инвестор проходит четыре основные стадии: от азарта до отчаяния.

И рынок — он сначала разогревается, а потом моментально начинает охлаждаться за счёт того, что у тебя огромная дисперсия, в которой идеи не имеют права на существование.

Проблема венчурных стартапов в людях — не столько в команде, сколько в основателях. Классический момент возникновения стартапа: вы — приятный человек, я — приятный человек, у вас есть компетенции, у меня есть компетенции, вы делаете одно, я делаю другое. Сели, попили пива и сказали: «Слушай, у нас есть такая идея. Замутим? Замутим».

Дальше начинаем работать, появляется команда, мы думаем о технологической карте, ключевых моментах, результатах. Когда мы начинаем зарабатывать деньги или нам их дают, какой первый вопрос возникнет? Как мы их будем делить.

Когда основатели пытаются начать реализовывать свою идею, они не договариваются «на берегу» о том, как будут распределены их роли и корпоративные акционерные права. А как только приходят деньги, начинается делёж.

И вот в ICO эти деньги — шальные. Да, вы сложились, потратили деньги, потом пришли ещё большие, и тут возникает вопрос: кто будет управлять этими деньгами, на что тратить, а на что — нет.

Было сказано, что венчурные инвесторы не смотрят на ICO. Смотрим. Это те же самые проекты.

У нас сегодня возникает психологическая уловка: мы начинаем элементарные вещи заменять аббревиатурами, которые, как нам кажется, имеют хороший вес. Например, раньше у нас было описание идеи стартапа, а сейчас — White Paper.

Был проведён психологический эксперимент, когда люди используют различные термины, чтобы поднять стоимость и ценность своего спича, разговора или мнения о себе. И у нас люди поэтому точно так же используют эти термины.

Блокчейн — это вообще инфраструктурная тема. Она лежит в бэкенде. У нас фронтенд любого проекта или идеи — это юзабилити, интерфейс, чёткая ценность, понятная для клиента.

Недавно прочитал одну фразу (не помню, у кого): если ты хочешь запустить проект, чтобы он успешно реализовывался, ты должен всё умножать на десять: в десять раз быстрее, в десять раз выгоднее, в десять раз лучше.

Потому что сингулярность настолько высока и стремительна, что тебе недостаточно небольших изменений. Людям кажется, что мы дадим небольшие изменения, добавим слово «блокчейн», будем записывать в реестр — и этого будет достаточно.

Ничего подобного. Сегодня блокчейн-индустрии всего полтора года с точки зрения токенизации активов.

В чём преимущество ICO для обычных людей и минус венчурного инвестирования? Когда ты в венчур заходишь, ты заключаешь ICCHa, выкупаешь доли, акции, у тебя возникают определённые обязательства, но ты не можешь быстро избавиться от этой доли, чтобы обеспечить её ликвидность.

А токены сегодня как раз обеспечивают эту ликвидность. Но токены ничем не обеспечены — ни правами, ни активами компании, ни листингом, ни аудитом. Это просто такая вера в идею, игрушка.

Сегодня купил в надежде на то, что он подрастёт, а потом продал. Но игрушки быстро ломаются, тогда с ними уже не хочется играть дальше. И с ICO произойдёт тоже самое.

Просто классический венчур будет меняться в сторону блокчейн-технологий. В сентябре или августе 2017 года можно было провести ICO, имея $20 тысяч в кармане, нагнав трафик. А сегодня цена возросла в десять раз.

Вот эта неэффективность закрылась. И в результате деньги на этой теме будут зарабатываться не теми, кто печёт пироги, а теми, кто продаёт оборудование для выпечки.

Мне как венчурному инвестору не сложно зайти в какой-нибудь проект, чтобы потом я у него взял эквитив, у них появились обязательства, у меня появились права, а потом они провели ICO.

Мы получим деньги, а у меня будут права. Обладая этими правами, я могу навязывать условия поведения компании. Страховать себя, чтобы они реализовывали эти вещи. Поэтому те, кто поумнее, заходят в эквитив для того, чтобы потом провести ICO.

Леонид Земцев
венчурный инвестор

О порционной выдаче в рамках ICO. Виталик Бутерин анонсировал новую концепцию ICO — DAO-ICO, когда есть специальная функция, если вы собираете именно на Ethereum. Если вы не используете, допустим, CoinPayments, когда вы можете покупать токены за 69 разных типов крипториума, не только эфиры, биткоин и прочие.

Если вы написали смарт-контракт на Ethereum и принимаете только эфиры в рамках ICO, то вы можете использовать специальную новую функцию — вам как владельцам ICO будет порционно выдаваться то, что вы собрали в рамках ICO.

Сообщество будет голосовать, как вам получать деньги. Если они согласны с тем, что вы выполнили в рамках опубликованного на сайте документа, то вам даётся следующий транш. Потом проходите новый этап, и опять через смарт-контракт пользователи решают, стоит ли вам дать следующий транш.

Если вы не выполнили смарт-контракт в DAO-ICO, то деньги вернутся тем, кто вкладывался. В будущем не будет классического ICO. Все ICO будут работать через подобные смарт-контракты, где будет регулирование.

Есть возможность поругаться: посидели на кухне, сделали стартап, сделали ICO. Доли заранее не оговорили: кому, сколько, что. Поругались, и компания рухнула. Если бы деньги выдавались траншами, то конфликтов было бы меньше.

Даже MultiSig-кошельки сейчас не панацея, они не спасают многих ICO-специалистов. Раньше как было: сделаем MultiSig-кошельки, у вас и у меня будет доступ. И только при одновременном использовании открывается кошелёк, и можно потратить на сайт, приложение или продукт — на что вы собирали в рамках ICO.

Но бывают известные случаи, когда MultiSig-кошелёк просто перестаёт работать. В прошлом году был известный случай с Parity. MultiSig-кошелёк Parity из-за ошибки в коде заморозил порядка $300 млн инвестиций.

MultiSig-кошельки не решают всех проблем. Можно множеством способов пытаться защитить инвесторов и себя как команду. Есть люди, которые составляют ICO, представляют команду, они тоже тратят своё время, силы, деньги. Я лично свои деньги тратил и до того, как проводил ICO, и сейчас, когда уже вроде в рамках ICO получил средства, я всё равно продолжаю тратиться на продукт и маркетинг.

И дальше буду, когда деньги от ICO закончатся. У нас есть выбор: либо мы будем развиваться на операционную выручку, на прибыль, либо мы будем развиваться на мои деньги. Я не брошу этот продукт.

Но есть и случаи, когда люди собрали на ICO, а после деньги тратились на личные нужды.

Сейчас много бредовых идей имеют право на жизнь в рамках ICO. Допустим, я буду продавать золото где-нибудь на Марсе, дайте мне под это инвестиции. В венчуре это невозможно.

В этом случае работают госрегуляторы, например, Парк высоких технологий рядом с Минском, где можно законно работать с криптовалютами, с майнингом и прочими вещами.

Раньше любая бредовая идея в рамках ICO могла сработать: «Мне надо под золото на Марсе денег», и криптохомяки прибегали и скидывались. Но в Парке высоких технологий в Белоруссии ты приносишь чиновнику пачку документов, и он твоё «золото на Марсе» не пропустит, и ты не сможешь проводить ICO.

Олег Грибанов
гендиректор Darenta

Относительно того, что Бутерин представил новый протокол. Это будет работать как технология, но не будет работать в принципе.

Дело в том, что есть так называемый парадокс Кондорсе, который говорит о том, что любое демократическое общество, где существует больше трёх альтернатив и больше трёх голосующих, никогда не может принять эффективного решения.

В DAO-IСО будет возникать либо манипуляция, либо диктатура и основывающаяся на этом олигархия.

Леонид Земцев
венчурный инвестор

#блокчейн #russol

{ "author_name": "Вадим Скворцов", "author_type": "editor", "tags": ["\u0431\u043b\u043e\u043a\u0447\u0435\u0439\u043d","russol"], "comments": 6, "likes": 11, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "subsite_label": "crypto", "id": 36952, "is_wide": false }
00
дни
00
часы
00
мин
00
сек
(function(){ var banner = document.querySelector('.teaserSberbank'); var isAdsDisabled = document.querySelector('noad'); if (!isAdsDisabled){ var countdownTimer = null; var timerItem = document.querySelectorAll('[data-sber-timer]'); var seconds = parseInt('15388' + '59599') - now(); function now(){ return Math.round(new Date().getTime()/1000.0); } function timer() { var days = Math.floor(seconds / 24 / 60 / 60); var hoursLeft = Math.floor((seconds) - (days * 86400)); var hours = Math.floor(hoursLeft / 3600); var minutesLeft = Math.floor((hoursLeft) - (hours * 3600)); var minutes = Math.floor(minutesLeft / 60); var remainingSeconds = seconds % 60; if (days < 10) days = '0' + days; if (hours < 10) hours = '0' + hours; if (minutes < 10) minutes = '0' + minutes; if (remainingSeconds < 10) remainingSeconds = '0' + remainingSeconds; if (seconds <= 0) { clearInterval(countdownTimer); } else { timerItem[0].textContent = days; timerItem[1].textContent = hours; timerItem[2].textContent = minutes; timerItem[3].textContent = remainingSeconds; seconds -= 1; } } timer(); countdownTimer = setInterval(timer, 1000); } else { banner.style.display = 'none'; } })();
{ "id": 36952, "author_id": 120027, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/36952\/get","add":"\/comments\/36952\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/36952"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199126 }

6 комментариев 6 комм.

Популярные

По порядку

Написать комментарий...
1

Дарента молодцы 😊

Ответить
–1

"Обеспеченные люди предпочитают стабильный денежный поток. Нет такого венчурного инвестора или бизнес-ангела, кто будет давать деньги за идею."

аххаххахахахахаххахахахахха))))))))

Ответить
2

Серж, ты не подрочил что ли?

Ответить
2

Модафинил забыл принять.

Ответить

Комментарий удален

0

Олег отлично рассказал про ICO Darenta и дал советы новичкам 8)

Ответить

Комментарий удален

0

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления