{"id":9131,"title":"CRM-\u0441\u0438\u0441\u0442\u0435\u043c\u044b \u2014 \u044d\u0442\u043e \u0447\u0442\u043e-\u0442\u043e \u043d\u0430 \u0431\u043e\u0433\u0430\u0442\u043e\u043c. \u0418\u043b\u0438 \u043d\u0435\u0442!","url":"\/redirect?component=advertising&id=9131&url=https:\/\/vc.ru\/promo\/320668-predprinimatelyam-ne-nuzhen-crm-partner-salesforce-obyasnyaet-pochemu-my-ne-pravy&placeBit=1&hash=737d7f6a70b711e4597167ca03452a69967df2ee861f60beeefbea5b58cf8663","isPaidAndBannersEnabled":false}
Дизайн
DataArt

Пять источников вдохновения для UX-дизайнера: личные эмоции и экскурс в историю

Михаил Постольный, UX/UI Lead, DataArt

Предмет, о котором я задумался, пожалуй, не вполне научен. Можно ли говорить о духовном наполнении продукта промышленного дизайна? Реально ли добиться, что пользователь воспримет интерфейс как живое существо, испытав в диалоге с ним подлинную эмоцию?

Искать ответ предлагаю не только внутри себя, но и в истории. Поэтому я решил поделиться с вами некоторыми вещами, которые сыграли важную роль в развитии дизайна и продолжают вдохновлять дизайнеров по всему миру. В том числе, и меня.

1. Старопечатные книги

Книгопечатание — один из старейших видов производства вполне привычных нам интерфейсов. Печатный станок был придуман именно чтобы книги получили совершенно недоступные раньше тиражи и содержащиеся в них сведения и идеи дошли до максимально возможного количества людей. Таким образом, литера стала чуть ли древнейшим образцом промышленного дизайна, предназначенным для распространения информации.

Типографская литера — это, собственно, брусок с рельефным изображением буквы, с помощью которого краску переносят на бумагу

Мы до сих пор используем термины, заимствованные из эпохи Гутенберга. Например, кегель — высота литеры и, соответственно, буквы, которая печатается с ее помощью.

Типографы Нового времени — наши прямые предшественники в профессии, которым наследуют не только специалисты-шрифтовики, но и вообще все современные дизайнеры. Благодаря богатой истории и очевидной преемственности, которую поддерживают типографы, мы до сих пор продолжаем учиться у них. Несмотря на то, что сами они действуют на довольно ограниченном поле.

2. Наскальные рисунки и рекламные плакаты раннего модерна

Строго говоря, образцом дизайна была и наскальная живопись, выступавшая средством коммуникации. С другими людьми или духами — не так важно, если предположить, что ни создатели, ни наблюдатели не сомневались в реальности невидимых существ и сил. Важно, что древнейшие изображения раскладываются на функциональные элементы, а каждый символ в них спроектирован так, чтобы донести мысль, понятную каждому (или почти каждому) члену племени.

Наскальные рисунки. Плато Эннеди, Республика Чад

К чему-то подобному в достаточно чистом виде живопись вернулась на одном из направлений развития на рубеже XIX–XX вв. Один из первых в мире официально признанных дизайнеров — французский художник Анри де Тулуз-Лотрек. Он рисовал и писал парижскую богему, в том числе, танцовщиц кабаре «Мулен Руж», для собственного эстетического удовольствия. Потом руководство клуба предложило ему заняться рекламой, что совпало с широким распространением шелкотрафаретной печати.

Эту афишу Анри Тулуз-Лотрек выполнил для гастролей «Труппы мадемуазель Эглантин» в 1896-1897 гг.

Критики Тулуз-Лотрека не любили, тем не менее, именно он вывел афишу и плакат в область признанного искусства. Но для дизайнера его работы интересны именно своей утилитарностью, а главное, изначальным предназначением к тиражированию.

3. Архитектура школы Баухаус

В 1918 году закончилась Первая мировая война, Европа лежала в руинах и переживала посттравматический синдром. Однако глубокий экзистенциальный кризис стал отправной точкой для поиска новых смыслов, в том числе и в изобразительном искусстве. При этом индустриальная машина за время войны успела разогнаться на полную мощность, а на ближайшие 15–20 лет ее удалось перенаправить на производство предметов мирного назначения.

В 1919 году возникла школа Баухаус, которая определила современное понятие дизайна. Уже на начальном этапе, продлившемся до 1933 года (угадайте почему), это учебное заведение и художественное объединение не только создавали архитектурные проекты и декоративные предметы, но и попытались серьезно осмыслить свою работу. Декларацией их принципов стал Манифест Баухауса, включивший описание целей, задач и подходов. В частности, они провозгласили единство формы и функции, максимальный рационализм, отказ от любого декорирования — внешний вид любой вещи, будь то строение, предмет искусства или объект промышленного дизайна, должен определяться функциональным назначением.

Этим же принципам соответствовал и советский конструктивизм. Но самое главное, мы до сих пор продолжаем жить в парадигме, сформулированной Баухаусом. Здания, спроектированные в 20-е годы XX века, вполне могли бы претендовать на победу в современных архитектурных конкурсах.

Здание школы Баухаус в Дессау, построенное по проекту Вальтера Гропиуса — ее основателя и первого директора — в 1925—1926 гг.

4. Послевоенные типографика и промышленный дизайн

После Второй мировой войны принципы Баухауса развивала швейцарская школа типографики, которой мы обязаны не только шрифтом Гельветика, но и модульными сетками, и практически всем инструментарием для проектирования интерфейсов и полиграфии. Пожалуй, до новой вершины те же идеи довел итальянский дизайнер Массимо Виньелли — автор навигации нью-йоркского метро и логотипа American Airlines.

Указатели  для метрополитена в Нью-Йорке Массимо Виньелли разработал в 1972 году

В середине 1950-х на работу в немецкий промышленный концерн Braun пришел дизайнер Дитер Рамс, создавший по заветам Баухауса потрясающие предметы. Свои учителем Рамса называл Стив Джобс, и это неудивительно: функциональная красота разработок Braun 1960-х была шагом, в том числе, и к эстетике айфона.

Дитер Рамс разрабатывал не только электронику. Например, в 1962 году он спроектировал этот безмен

Кроме того, именно Рамс сформулировал 10 принципов дизайна, познакомиться с которыми стоит не только специалистам.

5. Религиозное искусство и ниспровержение устоев

Сакральное искусство — древнейшее в мире — изначально несет в себе идею одухотворенности, которая, как ни странно, не противоречит функциональным принципам.

В основу канонической иконописи легла обратная перспектива. Это вовсе не означает, будто средневековым художникам не было известно, что предметы по мере удаления от зрителя уменьшаются в размерах. Однако, отказавшись от копирования реальности, иконописцы сознательно провоцировали зрителя на диалог. По задумке, он должен был почувствовать, что изнутри иконы на него тоже смотрят — осознать себя не только субъектом, но и объектом наблюдения для высшего существа.

Собор Сан-Себастьяна в Рио-де-Жанейро построили в 1979 году. Наверху можно увидеть «парящее распятие»

По тем же принципам иконописи построены и многие христианские церкви. Например, кафедральный собор Рио-де-Жанейро, визуально поделенный на квадратные секции. Однако архитектор вытягивает секции по мере удаления от зрителя, а наклонные стены усиливают эффект. Ощущение бесконечно высокого пространства потрясает и действительно пробуждает ощущение связи с богом или некими высшими силами — как вам больше нравится. В конечном итоге это провоцирует прихожанина и даже туриста на диалог с самим собой.

Обратившись к более мирской теме, я предлагаю вспомнить работы выдающегося плакатного дизайнера Игоря Гуровича. Ощущения духовного наполнения он добивается совершенно иначе — нарушая все правила, нормы, законы и догмы, он говорит со зрителем на инфантильном, но фантастически ярком и интуитивно понятном языке. Противоречащие здравому смыслу плакаты, тем не менее, решают поставленные задачи: социальные, коммуникационные, художественные.

Т. е. отказ от следования канону — чрезвычайно сильный инструмент, который однако требует мощного бэкграунда. Использовать его без глубокого понимания ниспровергаемых принципов не получится, потому и злоупотреблять им и не стоит.

Вместо заключения

В чем главная сложность профессии дизайнера? Я думаю, в том, что мы одновременно должны оставаться инженерами и художниками, несмотря на противоречия между ними. При этом создавая дизайн мы можем почувствовать себя демиургами, едва ли не полубогами. Но можно ли вдохнуть жизнь в предмет или интерфейс, поверить, что он живой, выпустить его в общество, где он сможет развиваться самостоятельно?

На меня большое впечатление произвела фраза Вальтера Гропиуса — директора Баухауса, спроектировавшего кампус для своих студентов (представьте: директор школы сам создает среду, в которой существуют его ученики!): «Архитектура начинается там, где заканчивается инженерия».

Парадокс — ведь если функция и форма едины, как учит нас именно Манифест Баухауса, разделить инженерию и архитектуру как вид искусства тоже не получится? Мне кажется, что Гропиус говорит именно о духовной составляющей. Думаю, наедине с собой можно не бояться пафоса и попробовать сделать небольшое упражнение — представить, сможем ли мы обмануть пользователя и заставить его поверить, будто у нашего продукта есть душа?

0
3 комментария
Популярные
По порядку

Да хватит уже этих гайдов, давайте выходить за рамки. А то все бунтари до мозга костей, а делаем по одной шпаргалке!

За статью спасибо, баухаус и Рамс молодцы, а в наскальных рисунках ни ui, ни ux. Их за порчу имущества съели скорее всего.

2

😆😆😆

0

Ну, в целом вообще старинные рукописи, фрески, гобелены могут стать отличным источником для вдохновения. Статья класс!

1
Читать все 3 комментария
Исследователи нашли в Google Play сканер QR-кодов с вирусом, крадущим данные банковских приложений Статьи редакции

Программа может получить доступ к информации клиентов «Сбера», «Тинькоффа», ВТБ и других банков.

VK обновила Boom: теперь сервис называется «VK Музыка» и объединяет все музыкальные продукты группы Статьи редакции

В приложении можно будет сравнить свой музыкальный вкус с другими пользователями.

«VK Музыка» VK
Использование YOLOv5 для задачи детекции

Ликбез по нейронным сетям

«Яндекс» добавил в «Браузер» автоматический закадровый перевод видео на французском, испанском и немецком Статьи редакции

Доступен на YouTube, Vimeo и других платформах.

Самые популярные книги в России 2021 года о бизнесе, инвестициях и маркетинге Статьи редакции

От Кийосаки до Ильяхова.

Как канадские любители снегоходов и квадроциклов открыли для себя Россию

«Важно найти свою нишу и быть готовым к тому, что ничего не получится».

Как мы сделали POS-систему для рынка Канады
Не только лишь смартфоны в нашем парке тестовых устройств Александра Красножен
Как с помощью WhatsApp увеличили выручку сервиса онлайн-бронирования на 133 млн рублей: кейс Агент.ру

Расскажем, как мы упростили путь покупателей и автоматизировали работу менеджеров с помощью чат-бота в WhatsApp и amoCRM для сервиса онлайн-продажи билетов. В результате увеличили прибыль компании на 33,5%.

Как российский корпоративный мерч путешествует по компаниям и выставкам по всей Европе, покоряет Эльбрус и Камчатку

Создавали мерч для представителей компании на мероприятиях, а получился «универсальный продукт», нашедший почитателей на всех континентах.

Операторы в России перестали продавать тарифы с безлимитным мобильным интернетом новым абонентам Статьи редакции

Неограниченный трафик сильно увеличивает нагрузку на сеть и не приносит прибыль компаниям, считают эксперты.

Участники трека AI Factory – вы лучшие!

Десятый, юбилейный, трек AI Factory проекта «Московский акселератор» успешно завершен!

null