«Наша цель — создать удобную платформу по управлению личным капиталом» — Андрей Кладков (АтомИнвест)

Зачем «Росатому» инвестиционная платформа? Сколько рядовой инвестор может заработать на выдаче бизнесу кредитов? И насколько это рискованно? На эти и другие вопросы отвечает генеральный директор «АтомИнвест» (структура ГК «Росатом») Андрей Кладков.

В закладки
Андрей Кладков, генеральный директор «АтомИнвест» Алексей Зотов

— По большому счету, «АтомИнвест» для «Росатома» — непрофильный актив. Зачем запустили проект?

Госкорпорация «Росатом» — это более 2000 компаний в различных отраслях бизнеса. «АтомИнвест» также является бизнес проектом, цель которого в использовании новых бизнес моделей и безусловно извлечение из этого прибыли. Как часть госкорпорации мы видим нашу цель в формировании новой финансовой экосистемы, способствующей развитию бизнеса.

Ориентируясь на успешные западные модели краудинвестирования бизнеса, мы предоставляем альтернативный источник финансирования для малого и среднего бизнеса в России.

— На отечественном рынке уже работают Penenza, StartTrack, Поток, скоро выйдут Сбербанк и Ozon. Не поздно ли выходите в эту сферу?

Стремление крупных игроков, вроде Сбербанка и Ozon, выйти на рынок краудфинансов, доказывает перспективность этого направления. Это значит, что рынок есть, а растущая конкуренция сыграет только на руку инвесторам.

Стоит заметить, что для «АтомИнвест» краудлендинг — лишь один из инструментов на нашей инвестиционной платформе. Мы стремимся создать открытую инвестиционную экосистему и находимся в постоянном поиске наиболее выгодных для инвесторов сочетаний риска и прибыльности. Именно поэтому мы предоставляем сразу несколько продуктов, и их количество будет только расти.

Андрей Кладков Алексей Зотов

— Какие варианты вложений вы предлагаете и какая по ним доходность?

В настоящий момент на сайте «АтомИнвест» представлено три базовых продукта: займы на развитие бизнеса, займы на исполнение государственных контрактов и коммерческие облигации.

Если говорить о кредитах на развитие бизнеса, то здесь доходность до 25% годовых в рублях, не считая налоги.

Доходность по коммерческим облигациям ниже — до 20%. Здесь речь идет не про облигации крупных российских эмитентов, котирующихся на Московской бирже, а о ценных бумагах сравнительно небольших, но перспективных компаний. Это сравнительно новый инструмент на рынке и для инвесторов мы сделали целую серию материалов и регулярно делаем для них образовательные вебинары.

Займы на исполнение госконтрактов — это новый продукт, который мы запустили недавно, и тут доходность ниже, как и инвестиционные риски.

— На какой срок инвесторы могут вкладывать деньги?

Самые длинные сроки у коммерческих облигаций, когда номинальная часть займа возвращается через 2—5 лет. При этом регулярно инвестору будет выплачиваться купон, т.е. процент. Сроки по займам на развитие бизнеса стараемся уместить в 1 год. Самый ликвидный с точки зрения инвестиций вариант — займы на исполнение госконтрактов, когда вложение полностью возвращается инвестору в рамках 6—9 месяцев.

— Если говорить о кредитах, то, как правило, должна быть определенная доля дефолтов. В этом плане, какие риски у инвесторов?

В активной фазе платформа «АтомИнвест» работает с октября прошлого года и в настоящий момент у нас не было ни одного дефолта, хотя оборот уже подошел к $1 млн.

Самый низкий уровень дефолтов, согласно общероссийской статистике, у займов на исполнение госконтрактов, менее 1,5%.

По корпоративным облигациям, если смотреть с 2016 года, когда российский рынок более-менее оживился, по small cap компаниям, т.е. небольшим фирмам, уровень дефолта составил 0%. Правда, эмитентов и выпусков облигаций было не так много. По этой причине я бы скорее равнялся на рынок облигаций Италии, который весьма схож с нашим рынком. Там уровень дефолтов равен 7,5%.

Дефолтность по кредитам на развитие бизнеса оценить весьма сложно. На российском рынке краудлендинга не так много игроков, а объемы невысоки, из-за чего действующая статистика — не показатель. Если смотреть на западные площадки взаимного кредитования, то там уровень дефолта доходит до 5%. На этот показатель мы и ровняемся.

Андрей Кладков, Кирилл Безверхий Алексей Зотов

— Как вы оцениваете компании, которые впоследствии попадают на вашу платформу?

У нас три продукта и три разные системы оценки.

Говоря о коммерческих облигациях, по закону, если при регистрации выпуска указываешь неверную информацию, то это 159 статья Уголовного Кодекса и расценивается как мошенничество. По этой причине, как правило информацию компании дают корректную, а если и происходит дефолт, то по причине риска, реализовавшегося на уровне бизнеса. Чтобы не попасть на такой риск мы оцениваем бизнес-модель эмитента.

По займам на исполнение госконтрактов работаем с банками-партнерами. Они выдают гарантии на исполнение и также, как и инвесторы, несут риск дефолта заемщика. Ведь в случае неисполнения обязательств при выполнении государственного контракта, гарантия раскрывается и банк будет обязан компенсировать сумму контракта государственному заказчику. Наша скоринг-модель здесь учитывает большое количество факторов.

При отборе компаний для выдачи займов, мы проверяем правильность и корректность составления отчетности, тестируем бизнес-модель компании на устойчивость, стараемся искать фирмы с существенным приростом выручки год к году, с высокой оборачиваемостью и возвратом на вложенный капитал.

— Я заметил, что пока на платформе по всем продуктам не так много вариантов для выбора. Почему так?

Как я уже сказал, активно мы начали работать только с октября 2018 года. Мы пытаемся максимально осторожно выбирать компании. Кроме того, в нашем деле должен быть баланс инвесторов и заемщиков. Мы могли бы, например, впустить на площадку больше компаний, что увеличило бы количество предложений. Но база инвесторов только пополняется и это может осложнить поиск инвестиции для компаний.

— Сколько на «АтомИнвест» зарегистрировано инвесторов? Сколько выдали денег? И какие планы на этот год?

Пока зарегистрировано порядка 2 тыс. человек, из которых 400 прошли верификацию, т.е. заполнили паспортные данные, необходимые для подготовки документации при заключении инвестиционных соглашений. Из них активно инвестируют на платформе 5%. По объемам, если говорить о займах на развитие бизнеса, сейчас инвесторы уже выдали до $1 млн.

В планах достичь оборот в этом году в 1 млрд руб., без учета предстоящего сотрудничества с одним из крупных российских брокеров.

— О каком сотрудничестве идет речь?

Стратегически «АтомИнвест» — не просто еще одна краудлендинговая площадка. Мы пониманием, что инвестиции в представленные у нас сейчас активы — рискованны, при сравнении, например, с банковским депозитом. Поэтому, наша цель — создать удобную платформу по управлению личным капиталом, где были бы представлены не только агрессивные, но умеренные и консервативные стратегии инвестирования.

Для этого мы ведем переговоры с брокерами, чтобы пользователи «АтомИнвест», помимо действующих инструментов, могли инвестировать в акции, облигации, деривативы и другие инструменты.

Кирилл Безверхий Алексей Зотов

— С каким брокером планируете сотрудничать?

Пока не готов раскрывать информацию. Могу сказать, что новые продукты для пользователей «АтомИнвест» мы сможем анонсировать уже в апреле.

Человек сможет зайти на сайт, выбрать уровень риска при инвестировании, сумму, которую хочет вложить, срок вложения. И далее платформа сама предложит человеку оптимальный вариант распределения активов. Например, вы выбираете консервативный вариант вложения денег, и система сама предложит вам, допустим, 45% портфеля разместить в ОФЗ, 45% в дивидендные акции и 10% в займы на развитие бизнеса от «АтомИнвест».

В конечном счете мы сейчас находимся на стадии формирования полноценного набора инвестиционных инструментов и решений для частных инвесторов. И делаем это в контакте с инвесторами. У нас есть чат в Telegram, где в ежедневном формате мы общаемся с действующими и потенциальными клиентами «АтомИнвест».

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Кирилл Безверхий", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 7, "likes": 15, "favorites": 10, "is_advertisement": false, "subsite_label": "finance", "id": 60162, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Mon, 04 Mar 2019 11:43:39 +0300", "is_special": false }
Объявление на vc.ru
Торговля
Как мы вместе с «Магнитом» перевели 2200 работников на «удалёнку»
Рассказ о самом крупном внедрении на мобильной платформе «1С» в российской рознице.
0
{ "id": 60162, "author_id": 129576, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/60162\/get","add":"\/comments\/60162\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/60162"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199119, "last_count_and_date": null }
7 комментариев
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
0

А чем это отличается от классического варианта, депозит в банке, банк гарант, деньги депозита использует для кредита бизнесу.

Я серьёзно не понимаю, зачем впаривают платформу, у которой риски не возврата и кредитодователь не получает больше.

Прокладка конечно зарабатывает.

Я вообще в восторге от схем, когда человеку X дают кредит под обеспечения покупки крупного пакета акций компании, при этом обязательства по обслуживанию этого кредита хитро транспортируются в не материальной форме, затем, Акции выступают залогом, дивиденды уходят на обслуживания (дивиденды же не сразу, а в идеале нужно ещё и решение о выплатах) , затем... ну вообщем жителю Сочи, все равно не светит.

Ответить
1

Не очень понял описанную вами схему)
Но отличие от классического варианта с депозитом в банке, фундаментальное. Ведь депозиты, это скорее инструмент сохранения денежных средств, а не инвестирования. Максимум вы догоните инфляцию. Основное правило инвестирования это диверсификация, именно поэтому стоит использовать несколько инструментов с различным сочетанием риска/доходности.

Использование инвестиционных платформ это инвестиции с риском выше, чем в банке. Но и с доходом в несколько раз превосходящим депозит.

Что касается инвестиционных платформ, то анонсирование Сбербанком, Ozon и теперь Росатомом своих проектов скорее говорит о перспективах данного направления.

Ответить
0

Для этого придумали корпоративные облигации и рейтинг эмитентов.

Инструмент о котором говорите вы, это способ заработка прокладки, кредитодователь/инвестор просто мамонт.

Ответить
0

вот представляю как как небольшой молокозавод будет евробонды размещать. Александр, вы здоровый? тут чеки другие

Ответить
0

Молокозавод и евробонды - это новый анекдот на российском фондовом рынке

Ответить
0

Текущая доходность по Российским корпоративным облигациям которым присвоен рейтинг составляет около 10-14%. Для бумаг без рейтинга максимум 18%. Инвестиционные платформы дают возможность получать относительно высокую рублевую доходность. Да действительно компании на площадках могут быть менее финансово устойчивыми, чем эмитенты 1 уровня листинга. Но это компенсируется доходностью. Платформа является инструментом работы с такими компаниями.

Ответить
0

Как-то хило все изложено, сайт конторы совсем тухлый, конечно все то что говорит Кладков -это бла-бла-бла, вы покажите свои аудированные результаты, а потом и разговор о доверии к вам можно начать

Ответить
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cgxmr", "p2": "gnwc" } } } ] { "page_type": "default" }