Офтоп Artem Martynov
668

Google Ventures инвестирует в income sharing, чтобы убить эйчаров и вузы

Google Ventures инвестировал $30 млн в Lambda School – онлайн-школу из Сан Франциско, в которой обучают и помогают найти работу разработчикам, аналитикам, ux-дизайнерам. При этом студенты платят за обучение только если устроились на хорошую работу (от $50 тыс в год), а работодатели выбирают кандидатов не по резюме, а по презентациям выполненных кейсов. Модель оплаты за результат называется income sharing и она может убить сразу двух посредников: эйчаров и университеты.

В закладки
Аудио

Эйчары – формалисты? Дипломы – бесполезны?

Найти сотрудника на значимую должность по формальным признакам почти нереально. Специалистов с опытом работы на нужном рынке и успешными кейсами всегда можно пересчитать по пальцам. И такие люди уже работают в топовых компаниях со специально завышенными окладами – чтобы не схантили.

В идеальном мире человека с нужными знаниями должен давать вуз, где его 4 года чему-то учили. По факту диплом перестал иметь значение даже в США с их самыми сильными вузами: о дипломе даже перестали спрашивать при найме в Google, EY, Hilton и другие известные компании.

В итоге, чтобы нанимать толковых сотрудников, приходится использовать нестандартные критерии подбора, искать в неожиданных местах и иной раз брать не на ту позицию, куда искали.

Самых интересных кандидатов руководителю часто дает не эйчар, а пост на собственной странице в фейсбуке.

Что дальше

Lambda School используют полученное от Google Ventures финансирование, чтобы запустить новые направления подготовки, в том числе не относящиеся к IT – например, они собираются открыть курсы медсестер.

Курсы с оплатой по income sharing делают, например, App Academy и General Assembly. В России подготовку с оплатой по результату трудоустройства предлагает Product University, в которой готовят продакт-менеджеров, маркетологов и менеджеров по продажам.

Income sharing пока не имеет четкого правового регулирования ни в США, ни в России и пока непонятно, будет ли работать такая бизнес-модель.

Однако она дает возможность людям найти высокооплачиваемую работу практически без профильного опыта или быстро получить повышение должности и зарплаты.

В отличие от курсов с оплатой вперед, в таких программах серьезный отбор на входе и большой отсев в процессе. Например, на программу для продакт-менеджеров в Product University одобрили 270 из 670 заявок, а до конца 8-недельного курса дошло всего 72 человека.

Зато по результатам прохождения акселератора 17 выпускников наняли продакт менеджерами в известные компании в первый же месяц после окончания программы. Новые толковые сотрудники, которых эйчары никогда не нашли бы по резюме.

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Artem Martynov", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 4, "likes": 23, "favorites": 27, "is_advertisement": false, "subsite_label": "flood", "id": 55679, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Wed, 16 Jan 2019 18:32:16 +0300" }
{ "id": 55679, "author_id": 242568, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/55679\/get","add":"\/comments\/55679\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/55679"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199791 }

4 комментария 4 комм.

Популярные

По порядку

3

Ну, кстати, вполне себе рабочая модель - проверено на себе. После окончания получил несколько разнообразных и интересных предложений, которых нет на хедхантере. А если бы даже и было, по формальным признакам никак не проходил бы первые фильтры.

Ответить
0

Сильный заголовок.

Ответить
0

Сильная и продуктивная модель обучения. Интересно - что станет с системой высшего образования через 10-15 лет )

Ответить
0

Принимают только американцев в эту школу.
Все иностранцы должны заплатить 20 000$ до первого занятия.

Ответить
0
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления
{ "page_type": "default" }