hh.ru
606

Джоб–сайты против «черных лебедей»

hh.ru в прошлом году был первой российской компанией за долгое время, которая успешно провела IPO на Западе. В текущих экономических и коронавирусных реалиях есть большая вероятность, что это IPO останется, пожалуй, единственным ярким корпоративным событием российских компаний как минимум до конца 2020 года. Мы поговорили с Дмитрием Сергиенковым, директором по корпоративному развитию hh.ru, о глобальной ситуации в экономике и бизнесе, и о том, как она влияет на сайты по поиску работы и персонала.

В закладки

Дмитрий Сергиенков

Директор по корпоративному развитию hh.ru

Дмитрий, начнем с общей оценки ситуации в мире и России. Поток информации зашкаливает, люди и бизнес как минимум в растерянности, а многие в панике…

Я бы начал с общего экономического ракурса. Понятно, что есть более важный вопрос безопасности людей, но в вирусологии и эпидемиологии я не большой эксперт, а вот в вопросах экономики у меня есть определенная интуиция и опыт, поэтому могу поделиться.

Ни для кого не будет сюрпризом, что мы вошли в фазу достаточно серьезного экономического кризиса, который сейчас лучше прослеживается на глобальном уровне, особенно в странах, которые оказались в этой ситуации чуть ранее. Мы вошли в новый кризис, глубина которого в данный момент не всем очевидна и понятна, потому что с таким мы никогда не сталкивались.

Исторически кризисы преимущественно зарождались в финансово–валютной плоскости, когда наблюдались дисбалансы именно в финансовом мире, такие как перекредитованность населения и бизнесов, существенная переоценка реальной стоимости активов, несоответствия таких оценок и обязательств и прочее. Кризисы в финансовой и банковской среде быстро находили отражение в реальной экономике с последствиями в виде банкротств компаний и сокращений людей. Дефляционная спираль, приводящая как правило к снижению уровня благосостояния населения, развивалась стремительно, пока не находился баланс на каком–то новом уровне – его обычно называют «дном». К таким ситуациям можно отнести кризисы в 2000–м и 2008–м годах. Великую депрессию 30-х годов можно также отнести к этому же типу.

Другие кризисы, которые реже встречаются в современном мире, – производственные шоки, в результате которых происходит резкое сокращение ключевых факторов производства: либо человеческого капитала либо производственных мощностей. Такие шоки как правило обусловлены большими международными конфликтами, войнами или опустошительными стихийными бедствиями. Характерные примеры: Вторая мировая война, цунами в Фукусиме и т.п.

В чем отличия сегодняшней ситуации от прошлых кризисов?

То, что мы видим сейчас – уникальный кризис, который создает мощный шок на стороне спроса и на стороне предложения, а самое главное – делает это одновременно. На стороне спроса мы видим, что люди начинают меньше потреблять, и даже в тех секторах, в которых потребление продолжается, например, в продуктовом ритейле, в общих объемах оно сильно снижается. А шок производства заключается в том, что большое количество предприятий сейчас находятся в стадии полной или частичной заморозки. В России это пока видно меньше, но во всем мире эти процессы в полном разгаре – ограничивается международное сообщение и ставятся на паузу все решения, закрываются фундаментальные ресурсные объекты, такие как шахты в Южной Африке и в Перу, что достаточно быстро оказывает драматические влияние на предложение. Экономисты задаются вопросом, как долго это продлится, и как скоро экономика оправиться от такого шока.

Мы знаем примеры страшной пандемии «Испанки» в 1918 г., унесшей жизни 1% населения. С того момента, человечество сделало большой шаг в плане переоценки стоимости человеческой жизни. Сейчас, когда страны оказываются перед дилеммой, что важнее – человеческая жизнь или экономика, подавляющее большинство стран с разной степенью жесткости принимают решение не в пользу бизнеса. Это приводит к колоссальным последствиям в рыночных экономиках. В отличии от советской плановой экономики, которая двигалась по искусственно заданному жесткому алгоритму, рыночная экономика – сложная экосистема, в которой существует множество коммерческих, долговых и прочих взаимосвязей и когда ее «душат» карантином, последствия и разрывы в таких взаимосвязях могут быть огромные.

Довольно мрачная картина вырисовывается…

Степень и масштаб антикризисных мер во всем мире действительно беспрецедентны. Но есть и хорошие новости. Недавно в Америке был принят пакет поддержки более чем на два триллиона долларов, что это соответствует 10% ВВП крупнейшей экономики мира. Этот пакет был принят в течение всего одного месяца с момента подготовки до утверждения в Сенате и Конгрессе. Это огромное достижение, если сравнивать его, например, с кризисом 2008 года, когда пакет стимулов на 600 миллиардов долларов был одобрен через полгода после начала экономического спада. Урок выучен, страны действуют намного быстрее. В Европе чуть меньше делается в отношении фискальных мер прямой поддержки населения и бизнесов, зато монетарные механизмы там очень сильно задействованы. Это внушает определенный оптимизм, так как резкий экономический шок может быть несколько сглажен. Это не бесплатно для бюджетов этих стран, это реальный ущерб и долги, по которым нужно будет платить, но эффект будет «растянут» на более долгосрочный период, когда экономика будет находиться в менее хрупком состоянии.

Сейчас собирается первая статистика о том, какой эффект оказывается на экономику стран, пострадавших от коронавируса. Пока она, честно говоря, пугающая. К примеру, на прошлой неделе в Америке было подано более трех миллионов заявок по безработице. Предыдущий рекорд был лет 50 назад на уровне 700 тысяч. С другой стороны, в Китае, после того как закончилась изоляция, экономика начала достаточно быстро восстанавливаться, особенно это касается промышленной сферы. Такого быстрого квартального подъема не было никогда и надеемся, что во всем мире будет так же, или быстрее.

А как развивается ситуация в России?

В РФ, как обычно, все своеобразно. Глобальная рецессия всегда приводит к снижению спроса на энергоносители и нас неизменно затягивает в кризисы. Мало того, что в данной ситуации разгул коронавируса снизил ресурсное потребление, выход из соглашения ОПЕК+ также сыграл не последнюю роль. Не буду в это углубляться, но сам факт выхода из этого соглашения привел к тому, что стоимость нефти моментально обвалилась на 30%. И бюджет наш из профицитного быстро превратился в дефицитный. Есть накопленные средства: фонд национального благосостояния и валютные фонды Центрального банка, которые можно сейчас тратить на поддержку экономики. Они предназначались частично для ускорения темпов роста экономики, но понятно, что на данный момент ситуация сильно поменялась. Сейчас, смотря сколько тратят другие государства на кризис, даже не очевидно, что этих резервов будет достаточно в нынешней ситуации. Меры по карантину, конечно, правильные, но за этим обычно следует пакет поддержки бизнеса, до 20% от ВВП страны, финансируемый за счет выпуска новых долговых инструментов. У нас пока поддержка крайне слабая, меньше 1% ВВП, и у нас также нет возможности в том объеме и на таких выгодных условиях привлекать деньги в экономику и сглаживать шоки из-за ограничений, вызванных санкциями. Санкции – еще одна наша проблема в новом контексте вируса.

Мало сомнений, что мы будем находиться в рецессии, по оценкам от 4 до 8% по итогам года. Мне кажется, что будут дополнительные меры поддержки, т.к. нынешние меры – недостаточны. Бюджетный дефицит, скорее всего, будет увеличиваться, а резервы тратиться. Общий взгляд на экономику – умеренно негативный. Ощущение, что ситуация в краткосрочной перспективе скорее резко ухудшится, чем резко улучшится. Хотя, конечно, коронавирус – это тот фактор, который может все сильно поменять непредсказуемо.

Как это отражается на глобальных фондовых рынках?

Фондовые рынки — барометр ожиданий. Весь капитализм построен на том, что цена актива – функция двух вещей: его способность генерировать денежный поток в будущем и риск, ассоциируемый с получением этого денежного потока. В обоих этих направлениях произошел удар, все инвесторы переоценили эти показатели, что привело к обвалу рынков. Рынки ведут себя истерично в момент, когда существует большая неопределенность и с самого начала трудно понять все последствия.

Первая реакция – «Апокалипсис!», и я впервые видел, чтобы падали все рисковые активы и золото одновременно. Люди уходили в самые ликвидные активы, такие как доллар, на который вообще был колоссальный спрос в силу определенных конъюнктурных особенностей. Этот «забег в качестве» и уход от риска привели к историческому обвалу.

Это худший квартал для фондовых рынков США со времен Второй мировой. Рынок РФ тоже не является спокойной гаванью, он идет по той же траектории и обычно более глубоко. Индекс MSCI Russia упал под 40%, а рубль стал одной из самых волатильных валют в мире.

Акции hh.ru также сильно пострадали в кризис – почему так произошло?

Если говорить про наши акции, то они упали достаточно сильно. На своем пике они стоили по 25 долларов, потом была небольшая коррекция, даже еще недавно, 6 марта акция стоила 23 доллара. В тот же день был развал сделки ОПЕК+, а дальше стала развиваться стремительно ситуация с коронавирусом. Первые дни, пока все усугублялось, мы держались, так как у нас специфическая база intelligent–-инвесторов, которые не поддаются панике и имеют возможность получше осознать ситуацию. Мы видели, что акции hh.ru не идут вертикально вниз за остальным рынком. Но в момент, когда у наших инвесторов стали происходить так называемые fund redemptions, и их акционеры стали выводить деньги, у них появилась необходимость ликвидировать позиции, и мы начали падать даже хуже, чем рынок. Если сейчас смотреть, мы потеряли около 35% стоимости, но валюта упала на 20%, а, значит, валютный эффект объясняет большую часть падения. Значит, мы неплохо держимся, если смотреть в рублевой капитализации. Мы стоили 1,3 миллиарда долларов, сейчас – 800 миллионов долларов.

Насколько это справедливо?

Наверное, отчасти справедливо, но есть шанс доказать, что не настолько прямо. Обесценение валюты — это некое стихийное бедствие, с этим ничего не поделать. Мы не можем полностью хеджировать бизнес от валютных колебаний, мы ведем преимущественно все операции в рублях, в том числе не имеем валютных обязательств. Но цена акции деноминирована в долларах и любая девольвация оказывает на нее влияние, хотя не всегда находит полное отражение.

А если говорить с фундаментальной точки зрения? Насколько ситуация на рынке труда влияет на показатели hh.ru?

Существует тезис, что рекрутмент – цикличная индустрия, она чувствует себя хорошо, когда экономика на подъеме, и хуже рынка, когда все в нижней фазе экономического цикла. С этим трудно спорить, и даже если посмотреть на нас, решение заморозить найм и не нанимать новых сотрудников – достаточно популярное и естественное. Также в последнее время мы росли в основном благодаря малому и среднему бизнесу, что и давало нам инвестиционную привлекательность быстрорастущей компании. А сейчас МСБ как раз больше всех страдает и потребуется некоторое время на его восстановление. Конечно, общая ситуация в экономике и определенная пауза у рекрутменте оказывают влияние на фундментальные показатели нашей компании.

При этом есть немало с контраргументов, доказывающих что даже в такой ситуации наш бизнес достаточно прочный и стабильный: высокая рентабельность, подписная модель бизнеса и отрицательный оборотный капитал, крайне низкий CAPEX, гибкая структура расходов, которой мы можем управлять в зависимости от ситуации на рынке.

Это позволяет нам быстро адаптироваться в любой фазе цикла. Наш бизнес очень диверсифицирован, мы не зависим от отдельных отраслей, регионов или сегментов клиентов. Мы – некий барометр деловой активности всей страны, и это позволяет сглаживать наиболее пострадавшие элементы за счет других. Многие инвесторы осознают сейчас, что наш бизнес крайне устойчив и уверенно может проходить даже очень глубокие и продолжительные кризисы. Поэтому мы смотрим крайне позитивно на возможности восстановления как операционных показаталей, так и стоимости наших акций.

Рынок найма может измениться из–за того, что сейчас проходит непреднамеренный эксперимент по переводу некоторых отраслей бизнеса на работу вне офиса. Будет ли у hh.ru менять свою бизнес модель под новые реалии?

Перестроить бизнес полностью на что–то новое в беспрецедентных условиях непредсказуемости неправильно, нужно смотреть чуть дальше, чем просто на период всеобщего карантина. Понятно, что нужно адаптироваться, наблюдая за текущим спросом – курьеры, логисты, медперсонал, водители – сейчас в большой цене – мы уже сейчас предоставляем довольно возможностей для работы именно с этими категориями через различные партнерства и спецакции. Но переориентировать бизнес фундаментально планов нет. Базовая предпосылка, как мы видели в Азии: экономика восстанавливается и ее структура так быстро не меняется. Люди условно из «Магнита” наверняка вернутся в “Макдональдс».

Куда сейчас стоит вкладывать деньги обычным людям? Что бы ты посоветовал делать со сбережениями в связи с кризисом? Хранить в Сбербанке или в пресловутой трехлитровой банке?

То, что вы планируете делать с активами, должно соотноситься с вашими обязательствами. На что вы планируете тратить деньги? Например, если хотите дом в Греции, нужно обратить внимание на инструменты в евро.

Если говорить о типах активов (а степень неопределенности высока), то вкладываться в спекулятивные инструменты, такие как акции, в серьезном масштабе – не рекомендую. Я бы рекомендовал максимальную диверсификацию в плане валют, так как держать деньги полностью в рублях небезопасно. В рубле рисков к обесценению достаточно много, хотя все будет зависеть от политики траты резервов ЦБ. Я бы рекомендовал частично покупать валюту – доллары, также для диверсификации евро, фунт, франк, йена. Евро в чуть более слабой позиции – экономический урон в еврозоне будет более существенный, да и там есть откровенно слабые страны-члены, у которых вечные проблемы.

С точки зрения ипотеки – очень индивидуально. Обычно ставки по ипотеке в кризис идут вверх, если нет специальных государственных программ, которые сдерживают рост таких ставок. Недвижимость – достаточно неплохой инструмент сбережения в долгосрочной перспективе. Она не является защитой от инфляции и обесценения рубля, но больших шоков и потерь на рынке недвижимости, особенно если она ликвидна, на длинном горизонте обычно не ожидается. С другой стороны, сейчас все быстро меняется, может быть стоит просто ничего не делать пока и посмотреть.

Если же вы профессиональный инвестор, то в данный момент открывается достаточно много инвестиционных возможностей по более приемлемым ценам, чем то, что было еще месяц назад. Но здесь нужно быть уверенным, что вы готовы держать акции компании условно 10 лет. Покупать «плохие» компании, которые на ваш взгляд слишком перепроданы в моменте, с целью краткосрочного заработка на отскоке, не рекомендую. Слишком много неопределенности в моменте действительного отскока и разворотов рынка.

Есть ли свет в конце этого туннеля, в котором мы все оказались?

Ситуация довольно серьезная, экономические последствия карантинов только предстоит осознать. Россия не является «гаванью спокойствия», особенно на фоне дешевой нефти и растущего дефицита бюджета. hh.ru должен адаптироваться к новым реалиям на базе своих сильных сторон в первую очередь, мы в как никогда сильном конкурентном положении, у нас максимальная позиция с точки зрения доли рынка и эффективности сервиса. Поэтому при наличии адекватного антикризисного плана мы можем даже такой кризис пережить уверенно и использовать этот период в том числе и для усиления позиций, так как, предположу, другим, особенно независимым компаниям на рынке сейчас намного хуже.

Крупнейшая российская платформа онлайн-рекрутмента.
{ "author_name": "hh.ru", "author_type": "editor", "tags": [], "comments": 0, "likes": 1, "favorites": 2, "is_advertisement": false, "subsite_label": "headhunter", "id": 117997, "is_wide": true, "is_ugc": false, "date": "Mon, 06 Apr 2020 09:30:07 +0300", "is_special": false }
0
Комментариев нет
Популярные
По порядку

Прямой эфир