{"id":13666,"url":"\/distributions\/13666\/click?bit=1&hash=ff326b72491eac28d0268f29d362002582aac8f74e9d7acf1b49ee0ac1a42b1a","title":"5 \u0448\u0430\u0433\u043e\u0432 \u2014 \u0438 \u0432\u044b \u0443\u0436\u0435 \u043f\u0440\u043e\u0434\u0430\u0451\u0442\u0435 \u043d\u0430 \u00ab\u042f\u043d\u0434\u0435\u043a\u0441 \u041c\u0430\u0440\u043a\u0435\u0442\u0435\u00bb","buttonText":"\u0423\u0437\u043d\u0430\u0442\u044c","imageUuid":"5ba79695-2be9-5bb9-b913-6f12da0c8995","isPaidAndBannersEnabled":false}

Константин Анисимов: «я просто покупаю хостинги»

В гостях ПрактикаDays Константин Анисимов, владелец одного из крупнейших хостеров в России RUSONYX.

Константин Анисимов, владелец RUSONYX. Хостинг и его будущее. О бизнесе и предпринимательстве

ПрактикаDays – это ежедневные эфиры с предпринимателями и топ-менеджерами абсолютно разных компаний – от домашних стартапов до международных корпораций.

В эфирах говорим о ритейле, екоме, технологиях и предпринимательстве. Самое главное, чего мы хотим, - смотреть шире на свой бизнес, видеть тренды и вместе создавать будущее.

Подписывайтесь на ютуб-канал ПрактикаDays: https://goo-gl.ru/6wOO

Спасибо за поддержку компаниям Insider https://useinsider.com/ru/ и Сберлогистика https://sblogistica.ru/

Расскажи о своем бизнесе, как он появился, и что представляет из себя сейчас.

RUSONYX начинался как хостер почти 20 лет назад, все эти годы занимался хостингом, но сейчас мы предоставляем и услуги облачной инфраструктуры. Я уже очень давно занимаюсь хостингом и постоянно слышу, что вот-вот хостинг умрет, но он по-прежнему жив и развивается. Это как и предсказания о ритейле, который должен прекратить существование из-за е-кома. Мы предоставляем место на серверах для сайтов, чтобы они были доступны в Интернете. Какие технологии задействовать ─ более простые хостинговые или сложные облачные ─ зависит от провайдера, в том числе от требований клиента и его бюджета.

Наше позиционирование сейчас ─ мы е-коммерс-компания для е-коммерс-рынка. Хостинг всегда был е-комом, потому что никогда не продавался на полках магазина (в отличие от софта), даже на этапе своего зарождения (около 25 лет назад); у нас платежные системы немного отставали, но во всем мире была электронная оплата хостинг-услуг.

У вас порядка 25 тысяч клиентов. Это много или мало по меркам российского рынка?

Это не много и не мало, но нужно смотреть средний чек. Есть компании, у которых клиентская база составляет около миллиона человек, но у них, как правило, очень низкий средний чек. У нас достаточно высокий ─ почти 1000 рублей в месяц, что относит наш бизнес к категории крепкого среднего бизнеса по своим оборотам. Что касается инфраструктуры, тут все очень просто: когда все только начиналось, у каждого хостера был свой ЦОД, сейчас это не всегда так. Около 10 лет назад мы переехали в профессиональный ЦОД, сейчас используем лучший ДЦ в России - DataPro, за пять лет использования downtime был практически нулевым.

Получается, вы банальные перепродавцы: взяли в DataPro и продали в розницу?

Нет, мы берем только стойки. Все остальное наше, в том числе оборудование. Мы покупаем серверы, это не самосбор, как это делают все, в том числе «Яндекс». Используем только промышленные серверы Dell, со своей автоматизацией, забиваем стойки, проводим Интернет (у нас три upstream-провайдера, защита от DDoS). Таким образом, мы сами строим инфраструктуру, когда предоставляем услугу, а ЦОД ─ это как очень специализированная недвижимость.

Сколько у вас стоек или серверов?

У нас 25 стоек и около 300 серверов (с приобретением других провайдеров уже сильно больше), стойки мы не перепродаем, и стараемся не продавать ничего, кроме виртуальных серверов, даже выделенные серверы не продаем.

Ты был топ-менеджером в Parallels. Расскажи, как ты оказался в собственном, достаточно крупном, по меркам вашего рынка, бизнесе?

С хостинговой индустрией я столкнулся в 2009 году, когда пришел в Parallels. RUSONYX был тогда ее частью, в 2014 году Биргер Стен предложил мне управление RUSONYX. Задача стояла следующая: подготовить компанию к продаже и продать ее, потому что Parallels начинала на тот момент распродажу своих активов. В середине 2014 года, когда я пришел, я сразу влюбился в этот бизнес: у тебя большое количество клиентов, работа с которыми осуществляется исключительно посредством маркетинга.

Подписка, предоплата, тысячи клиентов – великолепный, очень устойчивый бизнес. Это то, за чем охотятся сейчас стартаперы из Кремниевой долины. Когда я все настроил, то пришел к акционерам и попросил продать бизнес мне, я благодарен Сергею Белоусову, который помог с финансированием этой сделки. Сейчас я не единственный владелец RUSONYX, мой партнер ─ японский инвестиционный фонд UMG.

Насколько легко тебе дался переход из топ-менеджерства в предпринимательство?

Первые два года я просто кайфовал: мне понравилась свобода принятия решений. До этого я работал в крупных компаниях, а здесь был небольшой бизнес, в целом мне было легко, хотя пришлось научиться многое делать самому. Сейчас это ощущение только укрепилось - мне очень нравиться быть предпринимателем.

Мне всегда казалось, что работа хостинг-провайдера ─ определенная халява: у тебя есть настроенная IT-инфраструктура, на которую надо просто сажать новых клиентов. Как устроен твой бизнес?

Когда я пришел, то компания несла убытки (порядка 35%), поэтому говорить о халяве не приходилось. Косты в хостинге растут не линейно: сначала нужно научиться окупать базовый кост (это вложения в инфраструктуру и операционные ежемесячные затраты: центр обработки данных, лицензии на программное обеспечение, люди, Интернет). А дальше ─ чем больше ты приведешь клиентов, тем больше будет эффективность бизнеса. Даже если потребуется дальнейшее развитие, у тебя есть ядро, куда ты просто подключаешь дополнительные серверы.

При этом, технологии сильно усложняются: раньше, чтобы начать хостинг, достаточно было 1000 долларов, с облаками все гораздо серьезнее: для создания облачного ядра потребуется уже порядка 50 млн рублей. Эти затраты нужно научиться окупать. Сверхприбыли уже давно нет ни в хостинге, ни в облаках. Наша прибыльность последние пять лет держится на уровне 20-25%, и это считается очень хорошим уровнем в хостинг-индустрии. У остальных ─ порядка нуля, или в убытках.

Когда ты пришел в компанию, она была убыточной. Как быстро и за счет чего удалось выйти в плюс?

Быстро, но пришлось сфокусироваться. При этом бизнес я понял только спустя три года, как стал им заниматься, хотя все это время я достаточно успешно его вел. Я делал многие вещи очень рефлекторно. Более 80% денег приходили всего от одной услуги ─ VPS с обслуживанием, поэтому мы просто сократили все остальное: убрали Windows-хостинг, java-облако, бизнес-почту. Это сработало буквально через пару месяцев, и мы стали расти ─ за пять лет более чем в четыре раза.

Может, твое непонимание бизнеса и стало ключевым фактором успеха?

Большинство действий были правильными, но случались и ошибки.

Раньше я не любил хостеров из-за того, что они ставили одну мощность, затем ее же продавали несколько раз, получая сверхприбыль. Изменился ли этот рынок сейчас?

На профессиональном сленге это называется oversale: ты продаешь больше ресурсов, чем у тебя есть на самом деле. Это достаточно стандартная ситуация для всех хостеров и облачных компаний. Нужно следить не за тем, сколько ты перепродаешь, а за нагрузкой на сервере. Наш бизнес заключается в том, что мы делаем инфраструктуру более эффективной, заставляя ее работать на 60-70% от ее мощности, оставляя 30% запаса. Тогда как стандартный сервер в компании работает на 7-15% от своей мощности. В этой разнице и наше преимущество, и наш заработок.

С какими самыми серьезными проблемами приходилось сталкиваться за всю историю компании?

В 2014 году нас дидосили непрерывно в течение месяца, тогда у нас еще не было защиты. Мы потеряли порядка 20% клиентской базы. Потом мы системно решили вопрос с защитой и все быстро наверстали, и я понял, что это очень устойчивый бизнес.

Насколько безоблачна твоя жизнь как предпринимателя: деньги приходят ─ живи и радуйся?

На самом деле не так. В первую очередь надо думать о продукте. Т.к. у нас фокус на e-comm, то у нас сильно другое все. Это надо очень серьезно готовить, думать. Самое простое – сделать тарифы как у всех на рынке, но подешевле, как большинство хостеров и поступают. Но это не работает, а точнее плохо заканчивается.

Ну а дальше дело техники как продавать. Этим конечно я тоже очень сильно занят.

Скажем так – 50% времени я думаю о продукте и все, что вокруг этого. И 50% времени о продажах и финансах.

Как ты контролируешь финансы?

Ежедневно я получаю отчет о поступлениях и расходах на наши счета, а также остатке на счетах. В конце месяца получаю отчет, который сравнивает нас с аналогичным месяцем предыдущего года. Раз в квартал мы подводим итоги, рассматривая детально отчеты о выручке.

Если говорить о пандемии, затронула она как-то ваш бизнес?

Практически ничего не изменилось. В апреле был всплеск, потому что бизнесы лихорадочно перестраивали свои бизнесы ─ это вело к увеличению мощностей на облаке. Затем был flat, потом спад ─ отвалились туристические компании и рестораны. Когда карантинные меры ослабли, пошел рост. Многие бизнесы поняли, что дальнейшее развитие нужно строить через е-коммовские каналы и наращивают мощности.

Мне кажется, что бизнесы уходят в облака? Не наступят ли в течение ближайших пяти лет темные времена для твоего бизнеса?

Я это все предвидел, просчитывал, но недооценил силу бренда. Прежде всего «Яндекс». За свои полтора года «Яндекс» два раза упал с потерей данных, что просто нонсенс для провайдера, но, тем не менее, клиенты продолжают идти на бренд. Мы сделали соответствующие выводы, стратегии борьбы с такими конкурентами существуют ─ их немного, но они есть. Нужно понимать, что у нас совсем другие услуги, не с точки зрения техники. У нас тоже есть облако, и оно очень функционально, но у нас совсем другая услуга, с точки зрения потребителя: мы хорошо понимаем, что нужно среднему е-кому, и помогаем ему в повышении эффективности.

Зачем нужны вы, если есть «Яндекс. Облако», ведь потребность у всех одна ─ off-time?

На вопрос, почему клиенты не идут к «Яндексу», нам отвечали, что у них невозможно дозвониться в поддержку, а это просто непременимо к е-кому.

То есть вы можете предложить больше костов на обслуживание и поддержку небольших и средних клиентов?

Да, мы лучше обслуживаем и можем предложить хорошее сбалансированное решение для наших клиентов. Это нормальная стратегия для борьбы с любым массовым сервисом на любых рынках.

Сейчас фокус на среднем бизнесе и на сервисе, но в перспективе то же «Яндекс. Облако» докрутит мощности и будет работать без падений. Что тогда?

Мы смотрим на западные рынки, которые развиваются гораздо быстрее нашего. Мы видим там успешные кейсы, которые можем использовать. Так что в своем успешном будущем мы уверены.

Расскажи о вашей стратегии поглощения конкурентов и более мелких компаний, ведь вы активно растете за счет этого год к году?

Последние два года мы занимались поглощениями: два очень крупных на нашем рынке и одно совсем мелкое. Я хочу увеличить свою выручку на 1 млн рублей: мне нужно либо купить компанию с выручкой в эту сумму, либо вложиться в маркетинг, чтобы ко мне пришла желаемая выручка. Чтобы купить компанию с выручкой в 100 млн рублей, необходимо примерно столько же потратить.

Вопрос в следующем: если я вложу в маркетинг 100 млн рублей, даст ли мне это желаемую выручку в 100 млн рублей на следующий год? Важно понять, что будет эффективнее и вкладывать средства соответственно. Мы сделали два крупных поглощения, потому что цена была очень привлекательна, сделки были выгодными для нас.

То есть, покупая компанию, вы переводите ее клиентов незаметно на свою инфраструктуру и сразу получаете реальный прирост выручки?

Эффект консолидации, безусловно, есть: мы используем унифицированную собственную платформу, убираем биллинговые системы, которые использовались, сокращаем расходы, делаем физическую инфраструктуру более эффективной. За счет этого получаем консолидационный эффект не просто в виде выручки, а еще и увеличиваем общую прибыльность бизнеса.

Получается, что гораздо надежнее пользоваться услугами крупных провайдеров вроде «Яндекс. Облако», потому что риск падения меньше, ведь это отражается на акциях и репутации бренда?

Мы видели два падения крупных хостеров на почве акционерных конфликтов за последние пол года. Акционеры не могли договориться, а страдали клиенты, потому что сервис отключался на несколько недель. Сейчас все просто изучить: на сайте налог.ру можно отследить финансовое состояние компании и мы крайне рекомендуем это делать.

Как, с твоей точки зрения, лучше устроить свою IT-инфраструктуру в части создания бэкапов и резервных копий?

Бизнес очень сильно ускорился: раньше можно было создавать резервную копию раз в полгода, а сейчас для некоторых бизнесов необходимо бэкапиться раз в час. Лучше все это хранить на сторонней площадке, используя сервис облачного бэкапа, чтобы полное падение data-центра не сказалось на доступности бэкапа. Мы подобные услуги тоже конечно предоставляем. Более того, у нас есть ─ L2 соединение с «Яндекс. Облако», чтобы была возможность разнести структуры: основная работает на RUSONYX, а резервная на «Яндексе», или наоборот.

Я ничего не понимаю в майнинге, но, имея большие мощности, грех не попробовать себя в этой деятельности. Что ты об этом думаешь?

Если кратко, то ты либо провайдер, либо майнер. Я не хочу в этом участвовать по этическим соображениям, потому что криптовалюта обслуживает в первую очередь криминальный бизнес.

То есть у тебя все клиенты проверенные и все сайты чистые?

Да, практически так и есть. У нас достаточно дорогая услуга, серверы с обслуживанием, и это покупает определенный контингент, который понимает, за что он платит. Мы можем разорвать контракт с клиентом в двух случаях: по решению суда или в случае абьюзов Роскомнадзора. Мы не абьюзоустойчивый хостинг: если придет требование Роскомнадзора, мы его обязательно выполним.

Ты нацелен на один свой бизнес RUSONYX, или рассматриваешь какие-то другие проекты и идеи?

Все идеи, которые я рассматриваю, лежат в области развития RUSONYX. Мне нравится этот бизнес, я хочу заниматься им максимально долго. У меня есть другие проекты, но основной фокус ─ это все-таки RUSONYX.

Правильный предприниматель, с твоей точки зрения, он какой?

Это должен быть счастливый человек, который любит свое дело, то, чем он занимается. Ради денег не стоит затевать бизнес. В первую очередь работает идея.

Какие главные качества должны быть развиты у предпринимателя, чтобы он мог успешно работать и обеспечивать себя и свою семью?

Для меня это полная загадка. Иногда люди с дислексией становятся выдающимися предпринимателями. Для меня лично, очень важно уметь мотивировать людей и делегировать ответственность.

Расскажи тогда о своих талантах, которые позволили тебе достичь текущих результатов.

В 2016 году я потерял порядка 50 млн рублей на инвестициях в сельскохозяйственный бизнес, поэтому я не считаю себя талантливым предпринимателем. С другой стороны, предприниматель должен верить в свою звезду, в этом смысле я больше верю в идею и свою команду.

Подобные неудачи порой сводят к нулю желание рисковать и пробовать что-то новое. Является ли необходимостью для предпринимателя готовность рисковать снова и снова?

Могу сказать, что сложности меня сделали более прагматичным. Скажем так. Я стал лучше понимать цифры, больше на них смотреть.

Бизнесу это только помогает. Ко всем кризисам, которые мы за эти годы встретили на рынке или в нашей экономике мы оказались хорошо подготовленными.

0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null