{"id":13583,"url":"\/distributions\/13583\/click?bit=1&hash=e33bc0d3a37a74826169363c867d3f9f74deaa73040cb6145c82841335993467","title":"\u041d\u0435\u0439\u0440\u043e\u0441\u0435\u0442\u044c \u042f\u043d\u0434\u0435\u043a\u0441\u0430 \u043f\u0435\u0440\u0435\u0432\u043e\u0434\u0438\u0442 \u0432\u0438\u0434\u0435\u043e \u0432 \u043f\u0440\u044f\u043c\u043e\u043c \u044d\u0444\u0438\u0440\u0435","buttonText":"\u041a\u0430\u043a?","imageUuid":"135b72ce-4b43-5240-a9ca-242ab0616d40","isPaidAndBannersEnabled":false}
IP view

Фоновая музыка: можно или нельзя?

Музыка уже не один век сопровождает нас и делает жизнь красочнее. Если раньше для приобщения к этому виду искусства людям приходилось иметь у себя дома музыкальный инструмент как минимум или посещать какие-либо специальные заведения (филармонии, органные залы, концертные площадки, таверны) как максимум, то теперь, с развитием современных технологий, наслаждаться любимыми мелодиями можно практически повсеместно с помощью карманного аудиоплеера или обычного смартфона.

Как гласит базовая экономическая мудрость, потребности человека безграничны, а ресурсы являются ограниченными. Очевидно, что научно-технический прогресс среди прочего всегда преследует главную цель — обеспечить обществу максимально комфортные условия существования. Только проблема заключается в том, что комфорт — достаточно оценочное понятие, границы которого с каждым новым достижением расширяются всё больше. Именно поэтому вчерашняя невыразимая радость от случайно услышанной где-либо знакомой музыкальной композиции сменяется сегодняшней неудовлетворенностью от того, что музыка не может создавать необходимую эмоциональную атмосферу везде, где нам заблагорассудится.

Настойчивое стремление социума к полному музыкальному оформлению всей окружающей его обстановки породило такое явление, как фоновая музыка, и в то же время заставило забыть о факте, что любое музыкальное произведение — результат творческого труда. А с изобретением радио и его масштабным распространением убеждённость большинства людей в правильности своего мировоззрения окрепла окончательно. В этой связи, наверное, довольно странно выглядело бы обсуждение ситуаций, касающихся законности проигрывания фоновой музыки на общедоступных городских площадях или правомерности прослушивания радиопередач в ресторанах. Но мы попробуем поговорить об этом и, возможно, просветим определенную часть населения, которая желает обладать актуальной информацией и не придерживается устоявшихся общественных стереотипов.

В настоящей статье Сообщество IP view подробно осветит тему публичного исполнения музыкальных произведений и традиционно ответит на часто встречающиеся вопросы.

Фоновая музыка. Под фоновой музыкой в настоящей статье мы будем понимать любое музыкальное озвучивание публичного пространства, выражающееся:

  • в живом исполнении различных произведений музыкальными группами;
  • в проигрывании тех или иных музыкальных произведений с помощью технического оборудования (стереосистем, аудиомагнитофонов, музыкальных центров, присоединенных к смартфону или плееру динамиков и т.д.);
  • в озвучивании помещений или иных общественных мест посредством радиоприемников с использованием динамиков.

Публичное исполнение — что это? Термин «исполнение» с правовой точки зрения имеет несколько значений. Применительно к сфере интеллектуальной собственности исполнение рассматривается в двух аспектах:

  • как способ использования произведений (публичное исполнение);
  • как объект смежных прав, на который признаются самостоятельные интеллектуальные права.

В настоящей статье мы будем употреблять названный термин в первом значении - в качестве способа использования произведений, объектов авторских прав.

Гражданский кодекс Российской Федерации (далее — ГК РФ) и имеющаяся судебная практика не дают исчерпывающего определения понятия «исполнение», поэтому сформулируем его самостоятельно.

Исполнение — представление произведения артистом или иным исполнителем как вживую (непосредственно перед аудиторией) путём пения, декламации, танца, игры на музыкальных инструментах, так и с помощью технических средств — посредством трансляции передач организаций эфирного и кабельного вещания.

Опираясь на приведенную дефиницию, необходимо уточнить, что исполнение может совершаться в двух разных формах:

1) вживую человеком с использованием собственных умений, навыков либо подручных средств (например, музыкальных инструментов, предметов одежды, специальной обуви);

2) посредством технических средств, осуществляющих трансляции, вещание (телевизора, радиоприемника и подобных).

Применительно к публичному исполнению как к способу использования произведения пп. 6 п. 2 ст. 1270 ГК РФ дополнительно указывает, что оно должно осуществляться «в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи, независимо от того, воспринимается произведение в месте его представления или показа либо в другом месте одновременно с представлением или показом произведения». Разберём приведенный признак по частям.

Категория «место, открытое для свободного посещения» определяется лучше всего через положения Постановления Правительства Российской Федерации от 21.03.1994 № 218 «О минимальных ставках авторского вознаграждения за некоторые виды использования произведений литературы и искусства» (далее — Постановление Правительства РФ от 21.03.1994 № 218). Так, в качестве плательщиков авторского вознаграждения за публичное исполнение произведений признаются юридические и физические лица, осуществляющие или организующие такое публичное исполнение:

  • театры (в том числе театры - студии, любительские самодеятельные театры);
  • концертные и цирковые объединения;
  • исполнительские коллективы;
  • филармонии;
  • цирки;
  • клубы;
  • дома и дворцы культуры;
  • дома офицеров;
  • военные ансамбли и оркестры;
  • дискотеки и танцевальные площадки;
  • парки;
  • сады;
  • стадионы;
  • спортивные и киноконцертные залы;
  • кинотеатры и видеосалоны;
  • бары, кафе, рестораны и другие предприятия общественного питания;
  • пансионаты, дома отдыха и санатории;
  • предприятия бытового обслуживания, пассажирского транспорта;
  • организации, воспроизводящие выпущенные в свет произведения литературы и искусства в передачах телерадиовещания.

(см. п. 20 раздела III Положения о минимальных ставках авторского вознаграждения за публичное исполнение, утвержденного Постановление Правительства РФ от 21.03.1994 № 218 — не подлежит применению по Решению Верховного Суда РФ, но может использоваться для разъяснения некоторых вопросов)

Пункт 21 раздела III вышеуказанного Положения также разъясняет, что «авторское вознаграждение за публичное исполнение произведений начисляется во всех случаях как при платном, так и при бесплатном для зрителей (слушателей) входе».

Таким образом, если охраняемые музыкальные произведения проигрываются где-либо из ранее перечисленных мест, открытых для свободного посещения, с помощью технических средств (стереосистем, радиоприёмников, телевизоров) или музыкантами вживую, то лицо, которое организовало такое публичное исполнение (например, подготовило и установило аудиооборудование, оплатило труд исполнителей), несет ответственность за свои действия и обязано договориться об условиях использования конкретных объектов авторских прав с правообладателями напрямую либо с посредническими организациями по управлению авторскими и смежными правами на коллективной основе (далее — ОКУП) независимо от того, является ли вход в такие места платным или бесплатным.

Говоря ещё более простым языком, законом запрещено включать с помощью технических средств или исполнять вживую музыку, а также слушать радио через динамики в общественных местах, если на то не получено разрешение от правообладателей конкретных музыкальных композиций. Как бы странно ни звучал данный тезис для многих, это сущая правда, которая подтверждается сложившейся практикой применения ГК РФ.

Альтернативный признак публичного исполнения состоит в том, что оно также может осуществляться «в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи». В очередной раз законодатель оперирует рядом оценочных терминов, смысл которых установить представляется непростой задачей.

Прежде всего, следует отметить, что в приведенной формулировке нет ясности относительно того, с чем нужно ассоциировать «присутствие»: будут ли считаться присутствующими, например, проходящие через парк к другому месту назначения случайные люди или же для присутствия необходимо совершение каких-либо активных действий (например, приобрести в магазине, в котором осуществляется публичное исполнение, товары). Кроме того, прилагательное «значительный» является приблизительным и подлежит установлению в каждом конкретном случае.

Особый интерес и одновременно непонимание вызывает в юридическом сообществе категория «лица, не принадлежащие к обычному кругу семьи». В недавно принятом Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от от 23.04.2019 № 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее Постановление Пленума ВС РФ от 23.04.2019 № 10) было уточнено:

При этом, решая вопрос о том, относятся ли лица к обычному кругу семьи, суду необходимо учитывать родственные отношения и личные связи, периоды общения, характер взаимоотношений и другие значимые обстоятельства.

Легальная дефиниция понятия «семья» содержится в Федеральном законе от 24.10.1997 № 134-ФЗ «О прожиточном минимуме в Российской Федерации»:

Семья - лица, связанные родством и (или) свойством, совместно проживающие и ведущие совместное хозяйство.

Ключевыми признаками семьи как социального института, по мнению законодателя, выступают, во-первых, связь в форме родства или свойства, во-вторых, совместное проживание и, в-третьих, ведение совместного хозяйства.

Две представленные выше позиции в сущности не соответствуют друг другу: если закон определяет семью как некую общность людей, связанных между собой родством или свойством, то правоприменитель предлагает включать в семью ещё и длительно общающихся лиц, друзей, знакомых и т.д. Вряд ли каждый из нас охватывает категорией «семья» весь круг окружающих субъектов, с которыми взаимодействует, поэтому разъяснения Верховного Суда РФ на этот счёт кажутся как минимум странными.

Итак, кроме общественных мест, нельзя включать и исполнять вживую известные мелодии, а также слушать радио через динамики в местах, где присутствуют лица, которые не относятся к Вашей семье, с которыми Вы не проживаете вместе и не ведете совместный быт.

То есть если Вы закрылись в своей комнате один или находитесь в ней со своими родителями/супругом, то Вам разрешается послушать музыкальные композиции через колонки, включить на полную громкость радио, а также самим исполнить те или иные песни на музыкальных инструментах. Но стоит в данную комнату войти, например, Вашему другу — всё публичное исполнение музыкальных произведений сразу же будет признано неправомерным, а нарушителем, ответственным за публичное исполнение в неразрешенном месте, станете именно Вы как инициатор озвучивания комнаты. По такой логике также неприемлемо слушать музыку с родственниками, которые приехали к Вам из другого города в гости, ведь с ними Вы точно не ведёте совместного хозяйства и вместе не проживаете.

В конце упомянутого выше определения публичного исполнения, содержащегося в пп. 6 п. 2 ст. 1270 ГК РФ, имеется отсылка к восприятию музыкальных произведений публикой. По нашему мнению, понятие «публичное исполнение» противоречит значению, которое ему придается практикой: если из самого прилагательного «публичный» предполагается, что исполнение должно осуществляться исключительно в присутствии определенного количества людей, то фактически правоприменитель квалифицирует в качестве публичного любое исполнение, даже если оно осуществляется в пустом помещении ресторана (или в любом ином безлюдном общественном месте в конкретный промежуток времени), где в момент проигрывания музыки может находиться единственный человек, который только и делает, что умышленно занимается сбором доказательственной базы для дела. Мы считаем, что подобные ситуации являются типичными частными случаями злоупотребления правом и не должны квалифицироваться в качестве публичного исполнения. Вероятно, для внесения ясности в обозначенные проблемы требуется дополнительная конкретизация понятия «публичное исполнение».

Аккумулируя всё вышеизложенное, можно заключить, что под публичным исполнением музыкальных произведений понимается представление произведения артистом или иным исполнителем как вживую (непосредственно перед аудиторией) путём пения, декламации, танца, игры на музыкальных инструментах, так и с помощью технических средств (посредством радио, телевидения или иных подобных технических средств) в местах, открытых для свободного посещения (независимо от платности/бесплатности входа в такие места), либо в местах, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи (то есть все, кроме родственников, с которыми организатор публичного исполнения совместно проживает и ведёт хозяйство), независимо от того, воспринимается произведение в месте его представления или показа либо в другом месте одновременно с представлением или показом произведения.

Соотношение публичного исполнения с сообщением в эфир/по кабелю. На практике зачастую возникает путаница с соотношением публичного исполнения со схожим понятием «сообщение (в эфир, по кабелю)», легальная дефиниция которого выглядит следующим образом (пп. 7 п. 2 ст. 1270 ГК РФ):

Сообщение — любое действие, посредством которого произведение становится доступным для слухового и (или) зрительного восприятия независимо от его фактического восприятия публикой.

Когда к ответчикам, осуществляющим публичное исполнение музыкальных произведений в пределах принадлежащих им помещений, правообладателями или ОКУП предъявляются требования о компенсации за нарушение исключительных прав, предполагаемые нарушители нередко аргументируют свою позицию тем, что, включая радиоприёмник/стереосистему в принадлежащем им помещении, они осуществляли сообщение в эфир радиосигнала, распространение которого происходит на свободной и бесплатной основе, в связи с чем оснований для привлечения их к ответственности за нарушение исключительных прав не имеется.

На этот счет Верховный Суд дал разъяснения в уже упоминаемом Постановлении Пленума ВС РФ от 23.04.2019 № 10:

Необходимо отличать публичное исполнение произведения с помощью технических средств, в частности с помощью радио, телевидения, а также иных технических средств, от таких самостоятельных способов использования произведения, как сообщение его в эфир или сообщение его по кабелю.

Под сообщением в эфир или сообщением по кабелю, то есть под сообщением произведения для всеобщего сведения (включая показ или исполнение) по радио или телевидению, следует понимать как прямую трансляцию произведения из места его показа или исполнения, так и неоднократное сообщение произведения для всеобщего сведения. Сообщение произведения в эфир или по кабелю производится теле- или радиокомпанией в соответствии с условиями заключенного между ней и правообладателем или организацией по управлению правами лицензионного договора. При этом способы использования произведения, прямо не указанные в лицензионном договоре, не считаются предоставленными лицензиату.

Ошибка лиц, к которым предъявляются соответствующие иски о защите интеллектуальных прав, связана с неправильным толкованием норм законодательства и непониманием процесса передачи прав на использование произведений по лицензионным договорам. Правообладатели (часто через ОКУП как представителей) заключают с радиостанциями/телеканалами лицензионные договоры, в соответствии с которыми лицензиары передают лицензиатам права на использование определенных музыкальных произведений способом «сообщение в эфир» (способ использования произведений «публичное исполнение» по таким договорам не передаётся). Сам по себе приём радиосигнала и трансляций общедоступных телеканалов, действительно, является бесплатным и не требует от принимающей стороны осуществления каких-либо специальных действий. Однако сообщение в эфир имеет место, только когда лицо слушает радио или смотрит телевизор либо единолично, либо в присутствии родственников. Если к прослушиванию радио или к просмотру телевизионных каналов приобщаются иные лица, то сообщение в эфир автоматически становится публичным исполнением произведений, так как появляется признак «место, открытое для свободного посещения» или признак «место, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи», о чём уже подробно говорилось выше.

В свою очередь субъекты, организовавшие публичное исполнение в том или ином месте, при желании в дальнейшем использовать произведения на законной основе должны заключить с правообладателями соответствующих объектов авторских прав либо с представителями правообладателей (ОКУП) лицензионные договоры, согласно которым им как лицензиатам передавалось бы право на использование музыкальных произведений способом «публичное исполнение». Между тем, следует отметить, что обеспечить легальное озвучивание помещений с помощью радиоприёмников в принципе нельзя, поскольку в программы радиопередач музыкальные произведения включаются в произвольном порядке, предвидеть или угадать который рядовой слушатель не может. А так как в лицензионном договоре одним из существенных условий является предмет, в котором необходимо чётко идентифицировать те охраняемые объекты, права на использование которых передаются по договору, то заключение лицензионного договора, в котором отражались бы все произведения, которые будут звучать или потенциально могут прозвучать в радиоэфире в течение определенного времени, является нерешаемой задачей. Резюме: организовать правомерное озвучивание общественных мест с помощью радио невозможно, следовательно любое прослушивание радио посредством динамиков в публичном пространстве незаконно.

Тем не менее, несмотря на устоявшуюся практику по вопросу публичного исполнения музыкальных произведений, многие юристы небезосновательно критикуют превалирующую позицию за двойное лицензионное обложение, которое иногда можно даже приравнять к злоупотреблению правом. Изначально правообладатели или чаще всего их представители (ОКУП) взимают внушительные суммы вознаграждений за сообщение в эфир с радиостанций/телеканалов, а впоследствии они же приходят к пользователям радиоприёмников/телевизоров с требованиями о выплате вознаграждений уже за публичное исполнение тех же музыкальных произведений. Помимо этого, следует вспомнить, что вознаграждения в подобных ситуациях взимаются не только в пользу правообладателей произведений, но и в пользу правообладателей объектов смежных прав (фонограмм), что дополнительно увеличивает доходы преследующих за нарушение авторских прав. В контексте существования, например, норм об исчерпании интеллектуальных прав, в соответствии с которыми после введения в оборот самим правообладателем товаров, в которых выражены те или иные охраняемые объекты, дальнейшее распространение (перепродажа) таких товаров нарушением интеллектуальных прав являться не будет, видится странным, что, получая доход от использования конкретных музыкальных произведений радиостанциями и телеканалами способом «сообщение в эфир», правообладатели дополнительно облагают лицензионным вознаграждением использование (публичное исполнение) тех же произведений лицами, которые слушают радио или смотрят телевизор на законных основаниях. При этом Сообщество IP view прекрасно осознает разницу между перечисленными способами использования охраняемых объектов и не призывает распространять нормы об исчерпании прав на приведённые случаи взимания вознаграждений — мы лишь утверждаем, что общая логика законодателя, на наш взгляд, призывает не злоупотреблять предоставленными возможностями и не заниматься агрессивным преследованием пользователей соответствующих музыкальных произведений, что вполне соответствует альтернативным мнениям юристов, критикующих ОКУП за двойное лицензионное обложение.

Таким образом, публичное исполнение и сообщение в эфир — два независимых способа использования произведений, которые необходимо отличать друг от друга. Разграничение данных понятий содействует построению правовых позиций правообладателей и их представителей, занимающихся взиманием вознаграждений за публичное исполнение объектов авторских и (или) смежных прав. Между тем, некоторые представители юридического сообщества считают взыскивание денежных сумм отдельно за сообщение в эфир и отдельно за публичное исполнение неким актом злоупотребления и по сути двойным лицензионным обложением. Сообщество IP view считает, что критика преобладающей в практике позиции не лишена здравого смысла.

Чем мотивируется запрет на публичное исполнение музыкальных произведений вживую, прослушивание музыки или радио через динамики в общественных местах? Уже неоднократно упоминаемые ОКУП много лет отстаивают незыблемую точку зрения: «музыкальное оформление создает определенную атмосферу и способствует комфортному времяпрепровождению посетителей» (источник). Между тем, Сообщество IP view, опираясь на собственные наблюдения за общественным мнением, может уверенно констатировать: практически никто из людей не выбирает заведение питания, спортивный клуб, торгово-развлекательный комплекс, парикмахерскую или иные подобные публичные пространства исходя из фоновой музыки, которая озвучивает такие общественные места. При выборе ресторана среднестатистический человек отталкивается от параметров стоимости и ассортимента блюд, при выборе спортивного клуба — от ценовых показателей и наличия необходимых опций (снарядов, бассейна и пр.), при выборе торгово-развлекательных комплексов — от наличия необходимых магазинов и досуговых предпочтений, при выборе парикмахерских — от умений соответствующих мастеров. Следовательно, с позиции рядового потребителя вывод ОКУП о том, что музыкальное озвучивание помещений или иных общественных мест способствует дополнительному притоку посетителей в такие публичные пространства, видится необоснованным и надуманным.

Судебная практика. Подтвердим всё вышеизложенное выдержками из различных судебных актов. В деле А32-15880/2016 Российское авторское общество (далее — РАО) как ведущая ОКУП и представитель ряда правообладателей обратилось в суд с требованием о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на 11 музыкальных произведений, которые озвучивались в помещении кафе-бара «Чёрный кот», что подтверждалось аудиовизуальной записью и чеком. Суд первой инстанции удовлетворил иск ОКУП частично, взыскав с нарушителя (индивидуального предпринимателя, ответственного за публичное исполнение в названном кафе-баре) 110 тысяч рублей компенсации из расчёта 10 тысяч рублей за неправомерное использование 1 произведения (минимальный размер). Суды апелляционной и кассационной инстанции решение суда первой инстанции оставили в силе.

В решении по делу № А32-36724/2013 (в вышестоящих инстанциях не обжаловалось), принятом в порядке упрощённого производства, сообщалось о неправомерном бездоговорном публичном исполнении в помещении салона красоты «Sunshine» одного музыкального произведения. Итог: иск РАО удовлетворен полностью.

В другом деле № А45-13072/2013, в рамках которого рассматривался вопрос правомерности публичного исполнения музыкальных произведений в фитнес-клубе «Европа», Седьмой арбитражный апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции и отказал в удовлетворении требований ОКУП в связи с недоказанностью факта неправомерного публичного исполнения (представители истца не предъявили видеозаписи процесса публичного исполнения произведений — необходимое доказательство по такой категории дел).

Практике также известен казус, в котором правоприменитель исследовал обстоятельства живого публичного исполнения группой «Scooter» ряда песен в течение их концерта на Центральной площади Олимпийского парка «Медалз плаза», расположенной в городе Сочи (дело № А32-15871/2016). Суды первой и апелляционной инстанций сошлись во мнении, что музыканты исполнили на своём мероприятии несколько музыкальных произведений, полюбившихся публике, в нарушение действующего законодательства.

Кроме того, видится не менее интересным «дело о доступе к розеткам» (А40-102885/2015), дошедшее до кассационной инстанции: с иском здесь уже обратилась Всероссийская организация по интеллектуальной собственности (ВОИС), являющаяся еще одной ОКУП; в помещении магазина «METRO» был установлен факт бездоговорного публичного исполнения нескольких фонограмм музыкальных произведений. Суд по интеллектуальным правам подверг критике доказательства, представленные истцом: в частности, правоприменителя смутило, что сличение композиций, прозвучавших в приложенной к исковому заявлению видеозаписи, с оригиналами таких произведений было произведено не специалистом, как это обычно бывает, а с помощью популярного приложения «Shazam», правообладатели которого не дают гарантий точности и надежности ее использования. Отдельно было указано на то, что приложенная к исковому заявлению видеозапись не позволяет достоверно установить, кто именно осуществлял включение оборудования (техническое средство, с помощью которого можно публично исполнять произведения), осуществлялось ли такое включение для целей и от имени магазина «METRO» и было ли оно сопряжено с исполнением работником магазина своих трудовых функций. Применительно к последнему обстоятельству ответчик в свою защиту пояснил, что их торговые центры представляют собой склады, покупатели самостоятельно проверяют качество приобретаемых товаров (в том числе работоспособно ли оборудование по приему сигнала радио); для целей обеспечения возможности осмотра товара клиентам предоставлен доступ к сети (розеткам); в рамках данного дела публичное исполнение было случайно осуществлено одним из посетителей магазина, который включил радиоприёмник в розетку для проверки, что и было зафиксировано сотрудником ВОИС на камеру. Суд первой инстанции в связи с вышеизложенным, оставляя иск ВОИС без удовлетворения и освобождая магазин «METRO» от гражданско-правовой ответственности, пришел к следующему умозаключению: «На основании вышеизложенного, предоставление Ответчиком доступа к розеткам покупателям (физическим лицам) не может считаться публичным исполнением фонограмм по инициативе Ответчика».

Итак, мы рассмотрели разнообразную правоприменительную практику, которая проиллюстрировала как публичное исполнение «вживую», так и публичное исполнение посредством технических устройств. Проанализировав статистику удовлетворения требований ОКУП о бездоговорном неправомерном использовании музыкальных произведений и объектов смежных прав, можно констатировать, что механизм взимания вознаграждений в пользу правообладателей результатов интеллектуальной деятельности уже почти окончательно сформировался, поэтому сознательное идейное игнорирование норм действующего законодательства и практики его применения на данный момент представляется нецелесообразным и убыточным, хотя это не означает, что сложившиеся реалии авторского права превосходны и не нуждаются в разумных корректировках, продиктованных интересами общества.

Можно ли всё-таки использовать какую-либо музыку свободно? Безусловно, ни один из запретов не является абсолютным. Поэтому мы представляем Вашему вниманию ситуации, при которых публичное исполнение будет признаваться полностью легальным:

  • публичное исполнение неохраняемых музыкальных произведений, являющихся результатом народного творчества (например, различных частушек или русских народных песен) или перешедших в общественное достояние (например, русских романсов).

Требуется, однако, внести некоторые уточнения. Срок действия исключительных прав на произведения по российскому законодательству составляет жизнь автора + 70 лет после его смерти; по истечении названного срока любое произведение переходит в общественное достояние и может использоваться любыми лицами свободно и бесплатно. При использовании произведений народного творчества или произведений, перешедших в общественное достояние, необходимо помнить о возможном действии смежных прав на фонограммы таких произведений или смежных прав на исполнение таких произведений: само произведение уже может не пользоваться охраной авторского права, но при этом данное произведение кто-либо может исполнить и произвести запись исполнения музыкального произведения — на исполнения и на записи исполнения (фонограммы) признаются самостоятельные исключительные права. Пример: если Вы хотите публично исполнить с помощью динамиков в парке Тему Одетты из II действия балета «Лебединое озеро» Петра Ильича Чайковского, следует уточнить, какой оркестр для конкретной аудиозаписи исполнял данное произведение и какая звукозаписывающая компания обладает или обладала правами на фонограмму такого произведения. Между тем, самостоятельное публичное исполнение «вживую» приведенной в пример музыкальной композиции не будет обременено действием смежных прав.

  • ст. 1277 ГК РФ допускает свободное использование произведений способом «публичное исполнение» во время официальной или религиозной церемонии либо похорон в объеме, оправданном характером такой церемонии.
  • публичное исполнение музыкальных произведений, правообладатели которых официально разрешили свободно использовать свои результаты творческого труда, внеся их в общедоступный реестр свободных произведений и реализовав свое право на публичное заявление, предусмотренное п. 5 ст. 1233 ГК РФ (данный механизм является новым, о нем будет рассказано в одной из следующих статей).
  • правомерно озвучивать помещения можно, прибегнув к услугам специальных организаций, содействующих в музыкальном оформлении различных публичных пространств и устанавливающих так называемые централизованные автоматизированные системы вещания (примеры: ultivox.ru, digisky.ru, allradiosoft.ru, alfazvuk.ru).

К слову, услугами таких организаций пользуются небезызвестный McDonald's, Альфа-Банк, сеть магазинов FIX-PRICE.

Disclaimer. Сообщество IP view в настоящей и во всех других статьях подчеркивает: приводя в пример определенные сервисы, мы не рекламируем их и не обозначаем их преимущества перед другими существующими сервисами. В соответствии с правовой позицией Федеральной антимонопольной службы, выраженной в Письме от 4 июля 2016 г. № АД/45250/16, информация, размещенная в справочно-каталожных изданиях, содержащая одинаковый набор сведений об организациях, и сгруппированная по определенным рубрикам, носит справочно-информационный характер, поскольку направлена на извещение потребителей о существовании того или иного хозяйствующего субъекта, а также обозначение осуществляемого им вида деятельности; при размещении кратких информационных сведений в справочных изданиях такая задача, стоящая перед рекламой, как формирование и поддержание интереса к конкретному юридическому лицу и его товару, не выполняется; на такую информацию положения Федерального закона «О рекламе» не распространяются.

Заключение. Подводя итог всему вышесказанному, можно сделать следующие выводы. Понятие «публичное исполнение» является достаточно сложным для восприятия, в том числе ввиду наличия в его определении некоторых противоречивых оценочных признаков и внешнего сходства с сообщением в эфир. Трудности в установлении истинного значения рассматриваемого способа использования произведений иногда порождают злоупотребления со стороны агрессивных преследователей нарушителей авторских прав, главные из которых — организации по управлению авторскими и смежными правами на коллективной основе.

И если каких-то 10 лет назад мало кто задумывался о том, что включение радиоприемников в помещениях, открытых для свободного посещения, или «живая музыка» в ресторанах по вечерам с позиции законодательства является правонарушением, то в настоящее время благодаря сложившейся судебной практике большинство людей осведомлено о том, что музыкальное оформление публичных пространств есть не что иное, как публичное исполнение произведений, и осуществляться оно должно с соблюдением авторских прав.

Преобладающая точка зрения относительно квалификации бездоговорного использования фоновой музыки в качестве нарушения, тем не менее, иногда достаточно убедительно критикуется частью юридического сообщества по мотиву двойного лицензионного обложения или по другим причинам. Существование альтернативных позиций по данному вопросу, надо полагать, рано или поздно сможет привести к изменению ситуации и возможному расширению пределов свободного использования музыкальных композиций.

0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null