{"id":13466,"url":"\/distributions\/13466\/click?bit=1&hash=891d339b00b86120568ea8e4296ded112a42876a976e2fd335004400f35cbd30","title":"\u0427\u0442\u043e \u0441\u043c\u043e\u0442\u0440\u044f\u0442, \u0447\u0438\u0442\u0430\u044e\u0442 \u0438 \u043a\u0443\u0434\u0430 \u0445\u043e\u0434\u044f\u0442 \u0432\u0430\u0448\u0438 \u043a\u043b\u0438\u0435\u043d\u0442\u044b?","buttonText":"\u0423\u0437\u043d\u0430\u0442\u044c","imageUuid":"24bb823c-c595-5fc8-be0f-fba9e89237c2","isPaidAndBannersEnabled":false}
Maxim Shpakovskiy

«Каждый, кто идет в стартап, в тайне мечтает сорвать большой куш»

Владимир Зимин, product owner перспективного стартапа в сфере здорового образа жизни. Продукт, над которым он работает, обещает быть интересным и полезным. С Владиславом Лобашевым, из команды дизайн-спринтов Focus агентства Aventica, Владимир говорит о том, как идея проектирования продуктов с заботой о людях может изменить вектор развития, как перестроиться от дизайна продукта в управление людьми и из управления людьми в управление продуктом, о работе с кросс-функциональной командой, о проектировании клиентского сервиса с помощью дивергентного мышления, о потребности в продуманном пути к здоровому образу жизни и о продукте, который хочется делать своими руками.

Расскажи немного о себе, о своем бэкграунде, чтобы понимать твой путь.

Сейчас у меня две роли. Я заканчиваю работу дизайн-директора в ПочтаТехе – это цифровая дочка Почты России. И решил попробовать себя в предпринимательстве. Участвую в небольшом стартапе как владелец продукта его клиентской части. Начинал я чуть больше десяти лет назад. Работал системным аналитиком на полставки у своего институтского преподавателя. Однажды он мне дал почитать книгу Алана Купера «Психбольница в руках пациентов». Я прочел, загорелся, мне очень понравилась идея проектирования продуктов с заботой о людях. Тогда этим занимались единицы, и идея построения продукта вокруг потребностей пользовательских ожиданий еще не так широко была распространена в России. На форзаце книги Купера была реклама UX-агентства UIDG и вступительное слово ее технического директора, Леши Копылова. После прочтения я твердо решил, что буду работать в этой компании. Уволился и устроился в это агентство на стажировку. И после стажировки я 5 с половиной лет там проработал. Начинал с проектировщика интерфейсов, а потом занимался всем подряд: проводил юзабилити-тестирования, проектировал интерфейсы и системы, в какой-то момент начал делать финальное оформление продукта. На своих проектах в агентстве я придумывал концепции, разные штуки, взаимодействовал с заказчиками, руководил подрядчиками, участвовал в продажах, в составлении договоров, в согласовании оплаты. Потом решил, что неплохо бы развиваться дальше. У меня было два направления для дальнейшего развития: либо продуктовый менеджмент, либо продуктовый дизайн. На тот момент продуктовый дизайн мне был интереснее, и я устроился на работу в Альфа-Банк. Там была небольшая команда продуктовых дизайнеров, еще существовала Альфа-Лаборатория. Полтора года я занимался кредитными и инвестиционными продуктами как продуктовый дизайнер, а потом дизайн-директор Ваня Васильев покинул банк и меня оставил за старшего. Получилось, будто я выиграл в лотерею. Когда я работал продуктовым дизайнером, мне было интересно интегрировать людей в команды, помогать коллегам решать проблемы, заниматься административкой. Я занимался не самыми популярными вещами, которые поддерживали команду, влияли на атмосферу, чтобы дела в команде шли не только весело, но и слаженно. Возможно, поэтому Ваня и предложил занять его место. Я руководил командой из 26 человек, куда входили дизайнеры, иллюстратор, разработчики дизайн-системы. То есть я взял и переквалифицировался в менеджеры. Потом ненадолго заскочил в Яндекс. После чего Володя Урбанский пригласил в Почту России делать дизайн в цифровом подразделении, в ПочтаТехе. И последние 2 с половиной года я этим занимаюсь. Я собрал команду из 20 человек, настроил процессы и сделал так, что дизайнер из придатка product ownerа, который двигает мышкой и фотошопит, превратился в полноценного члена команды, который участвует в принятии решений.

На мой взгляд, ПочтаТех – одна из самых интересных IT-компаний на рынке в данный момент, там есть куда приложить силы и аналитикам, и разработчикам, и дизайнерам. И покинул я эту компанию только потому, что мне сделали предложение, от которого было сложно отказаться: попробовать себя в стартапе – я там еще не бывал – взять на себя другую роль, роль product ownerа, и попробовать построить клиентский сервис. Мы делаем стартап про здоровый образ жизни, и не хотим ограничиваться только фитнесом. Хотим сводить клиентов с поставщиками самых разных услуг, начиная от фитнеса и видеозанятий, заканчивая продажей пищевых добавок и онлайн-консультаций с диетологами.

То есть сейчас эта история представляет из себя некий сервис?

Она пока из себя ничего не представляет, это стартап на этапе зарождения. Там небольшая команда, и мы работаем над первой версией, над MVP, чтобы посмотреть спрос на подобного рода услуги и понять, получится ли у нас выполнять роль сервисного маркетплейса, когда есть партнеры, которые предоставляют разные услуги, и есть клиенты, которым это все нужно. И нужно ли это приложение, которое в себе заключает весь путь клиента по приобретению привычек, вхождению в здоровый образ жизни.

Сейчас вы уже выкатываете MVP. У вас найден Product Market Fit?

Мы считаем, что найден, но теперь это надо проверить. У нас есть большой рынок, на котором множество небольших игроков, например, ребята, которые гремят на весь мир, типа Peloton, Tonal, ребята, которые занимаются фитнесом и здоровым образом жизни, ZoomClass, FitMost и другие полезные сервисы, которые в пандемию получили широкое распространение. Но при этом есть нехватка комплексных историй, которые бы рассказали людям, как не только начать заниматься фитнесом, но и начать жить здоровой жизнью. В интернете много информации, которая иногда бывает противоречивой. Мы хотим пропускать через себя эту информацию и рассказывать людям о том, как им чувствовать себя хорошо, что для этого делать и как по шажочкам вступать в этот мир здоровья. Я не так давно записался на такой сервис, где тебя сопровождает консультант и по шагам рассказывает, что нужно делать, чтобы достичь нужного тебе результата. И оказалось, что если есть человек, который эту информацию через себя пропустил, постепенно рассказывает тебе и поддерживает на пути к твоей цели, то это намного проще, чем искать информацию самому и ставить над собой эксперименты. Это может принести ощутимый результат, который самостоятельно получить сложнее. Мы хотим помогать достигать целей, чувствовать себя хорошо в зависимости от желаний и потребностей человека.

Чем сейчас занят твой ум глобально?

У меня перестроечный этап. 2 с половиной года я занимался people-менеджментом и чем больше людей соглашались со мной работать, тем дальше от продукта я становился. Моя задача была – влиять на людей, чтобы они нужным мне или компании образом влияли на свои продукты. Сейчас я вновь стал близок к продукту, вернулись давно забытые ощущения, впечатления, и я пытаюсь перестроиться от управления людьми в управление продуктом. И понять, что произошло за 2 с половиной года, что я упустил, пытаюсь нащупать свой стиль управления, пытаюсь понять, какие задачи должны стоять перед продуктовым менеджером и выстроить цельную картину, к которой мы должны прийти к концу следующего года, какими этапами мы хотели бы продукт развивать.

Вы создаете продукт и куда-то идете. Зачем вы туда идете и что вы хотите дать миру, себе, обществу?

Почему мы туда идем. Это проще всего. Тут две составляющие сейчас. Первое, потому что нам тут интересно. Основатель этой истории собрал людей, которым интересен ЗОЖ. Кто-то пропустил через себя какую-то трансформацию и загорелся этой идеей. Кто-то всю жизнь был близок к этой идее. Основатель постоянно был на «ты» с фитнесом, бегал марафоны, мейджоры, ездил специально в другие страны. И нужные ему люди нашлись на нужную идею в нужное время. И второе – это формирование рынка, фиттеха. У нас есть гипотеза, что там можно много чего наворотить. Потому что сейчас виден интерес к фитнесу, к здоровому образу жизни. Взять хотя бы тот же Peloton, который в США прогремел: ребята занимались тем, что для маленьких манхэттенских квартир придумывали маленькие манхэттенские тренажеры и сопровождали отличным софтом. Сейчас эта компания очень много стоит, и за последние полгода появилось порядка 15-ти подражателей из той же ниши, которые занимаются чем-то подобным. Конечно, рынок хаотичен, приложение усилий на этом рынке очень велико. Мы хотим попробовать свой кусочек этого рынка отщипнуть, и у нас может получиться, потому что мы хотим предложить более комплексный подход.

Что мы хотим дать миру. У нас еще формируется миссия и видение того, что мы действительно хотим дать миру и рынку. Пока кажется, мы хотим дать комплексный продукт, который помогает людям жить здорово, дает понять, чем им приятно и интересно заниматься в свободное время и помогает в эту историю мягко и без усилий над собой войти. Так как команда у нас молодая и собралась совсем недавно, у нас еще будет время, чтобы определить для себя масштабную цель.

Когда вы определитесь с целеполаганием и придете к цели, что это даст тебе самому?

Вернемся назад, к менеджменту. Последние годы я постоянно принимал какие-то интуитивные решения. Я понимал, что моя работа – это работа с людьми. Сначала я думал, что можно выезжать на харизме, на дипломатии, на приятельском отношении. Но чем больше времени проходило, тем больше я понимал, что для менеджмента нужны базовые навыки, теория. Я начал изучать менеджмент людей безотносительно дизайна, дизайн отдельно, менеджмент отдельно, и попытался эти вещи соотнести в голове самостоятельно. И у меня довольно неплохо получилось. Я собрал сильную команду, мы организовали процессы, которые помогают внутри Почты делать неплохие продукты.

А теперь снова к переходу в продуктовый менеджмент. Почему я на эту историю согласился – потому что появился продукт, который мне хочется сделать своими руками. И потому что мне хочется изучить менеджмент с другой стороны. Сейчас у меня был менеджмент монофункциональной команды, которая состоит из продуктовых дизайнеров. Я настроил производство результатов, администрирование, предпринимательство, научился интегрировать людей в продуктовые команды и сводить их с другими специалистами. Теперь я хочу посмотреть на то, как строятся кросс-функциональные команды, как заставить кросс-функциональную команду работать как единый организм. Раньше была моно-функциональная команда, у каждого участника которой были разные цели, которые зависели от продукта. Теперь один продукт и кросс-функциональная команда, которая будет состоять из разных специалистов, и менеджмент-продукт.

Мне интересна тема менеджмента, я хочу посмотреть на нее с разных сторон, чтобы понять, куда можно двигаться дальше. Плюс продукт, который хочется сделать своими руками и добиться какого-то результата. Каждый, кто идет в стартап, в тайне мечтает сорвать большой куш, и я не исключение. Я не буду сильно расстраиваться, если не получится, но для продукта мне хочется светлого будущего.

Почему ты живешь и работаешь в России?

С одной стороны, мне нравится в России. Несмотря на препятствия для малого и среднего бизнеса, которые регулярно возникают и со стороны государства, и со стороны внешних игроков других стран. Здесь есть очень много нереализованных возможностей. У нас огромная страна, куча людей, которые занимаются совершенно разными сферами и находят разные точки для приложения своего труда. В России можно заняться действительно интересными вещами. И цифровизация строительства, агросектора будет набирать, на мой взгляд, обороты в ближайшем будущем. И менталитет людей, и рынок, на котором эти люди работают, для меня понятен. Я знаю, с какими проблемами придется столкнуться, и представляю существующие ограничения. Я бы хотел сосредоточиться на предпринимательстве на знакомых условиях, чтобы были константы, на которые можно опираться. А потом уже брать какие-то другие переменные. Возможно, выйти на международный рынок и посмотреть, какие там условия и возможности. В США поддержка малого бизнеса в разы лучше, чем в России, и хотелось бы когда-нибудь эту историю исследовать. Но пока хочется наработать опыт в предпринимательстве. И более прозаичная причина: я привязан к семье, к родителям. Не так просто оторваться от своих корней.

Мне одновременно интересно и страшновато. Что я буду делать за рубежом, если не получится? С чего начинать? Это страх неизведанного. Хотя знакомых и друзей, которые начали там свое дело, становится с каждым годом все больше и всегда есть, у кого спросить. Поэтому страх постепенно ослабевает.

Многие не говорят о том, что страшно.

Мне кажется, все это испытывают. Можно рассуждать о высоких проблемах, мотивах, но при этом внутри все равно есть какие-то барьеры и страхи, то, что свойственно большинству людей, с которыми мы общаемся, но которые стараются этого не показывать. Когда ты знаешь, что твой коллега, какой-нибудь крутой дизайн-директор, сталкивается с тем же, с чем ты, тебе проще жить и понимать, что ты не один такой, вы можете поговорить и придумать решение, как с этим справиться.

Если вспомнить о правиле Парето, какие 20% действий дают в работе 80% результата с точки зрения КПД?

Когда я пришел в ПочтаТех, там была небольшая команда, которая между собой особо не взаимодействовала. И не было понимания, что такое продуктовый дизайн. 20% приходились на работу руками, когда нужно было показывать: «Смотрите, так мы делаем продукты и так вам будет хорошо», и на встречи. То есть 20% работы, которые приносили 80% результата, зависели от того, насколько эффективно ты как менеджер составляешь свое расписание, проводишь встречи, коммуницируешь с людьми и к каким договоренностям вы приходите.

На новом месте – это размышления о будущем продукта и формирование картины, к которой мы хотим прийти. Когда она появится, остальные 80% рабочего времени распишутся сами. У нас будет цель, и путь до нее можно будет просто размотать, как клубок ниток, и декомпозировать до сегодняшнего момента. 20% работы сейчас – это определение стратегии развития продукта, размышления, воплощение этой стратегии в виде схем, диаграмм, визуализация идей. Я вернулся к своей любимой ручной работе – к проектированию сервиса.

Расскажи о своем самом большом факапе.

Я, пожалуй, без конкретики. Я люблю заниматься самокопанием и анализировать свои ошибки. Их было очень много. В агентстве это сводилось к потерянным деньгам, мы в какой-то момент делали банк уже полтора месяца, и меня настигло понимание, что надо садиться и переделывать все с нуля, при этом так, чтобы это не легло на плечи клиента. Там были переработки, но мы переосмыслили работу, и все стало хорошо. Это факап, который научил меня сначала думать, потом делать.

Если говорить про последнее время, то все факапы были небольшими.

Есть самая нелюбимая часть менеджмента – это увольнение людей. Мне кажется, я никогда не делал это правильно. В Почте России приходилось дважды расставаться с людьми и в обоих случаях я очень сильно накосячил. Если убрать детали, в первом случае я решил делать все самостоятельно, без эйчара, и напортачил. Во втором случае я решил переложить большую часть работы по увольнению человека на эйчара, и это тоже был факапище. С ребятами мы расстались, но при этом я сделал все неправильно, некрасиво, особенно со стороны человека, с которым мы расставались.Сейчас я представляю, как грамотнее увольнять, если до этого дойдет. Я этого не планирую, но лучше быть подготовленным.

Сейчас ты product owner. Как у вас выстроена работа с идеями, с верификацией, приоритезацией идей? Как вы проходите путь набора идей до MVP, прототипа?

Честно говоря, мы действуем интуитивно и за счет того, что мы маленькие, мы можем обо всем договориться. Но как только наша команда и продукт начнут масштабироваться, то ребятам, которые отвечают за discovery в команде, нужно будет договариваться, составлять и приоритезировать бэклоги, при этом непротиворечивые. Сейчас мы ищем механизмы. У нас есть понимание, какой должна быть первая версия продукта на основании тех целей, которые мы с инвесторами для себя поставили. Мы понимаем, что нам может дать возможность взять следующий раунд инвестиций и что мы сами хотели бы видеть в продукте. У нас есть понимание, какой должна быть первая версия приложения, что она должна включать. И стараемся это понимание наполнить работающими механизмами, обговариваем, смотрим с точки зрения скорости реализации. Плюс у нас есть вещи, без которых нам никак не обойтись: механизм оплаты, авторизации, регистрации. Пока идет реализация идей, мы друг к другу притираемся и понимаем, в каком темпе, с какой скоростью мы умеем работать и какие у кого предпочтения. Это наверняка повлияет на то, как мы будем формировать бэклоги и приоритезировать их. При этом у нас есть огромный пул, мудборды, на которых мы собираем наших многочисленных конкурентов. Когда я только пришел, мне казалось, что эта ниша почти свободна. А потом оказалось, что тут яблоку негде упасть и каждую неделю появляется новый стартап, который какую-нибудь потребность закрывает. После того, как мы сделаем первую версию, нам нужно будет провести что-то типа дизайн-спринта для того, чтобы определить, в каком направлении двигаться дальше и какие идеи лягут в основу следующего периода. Мы используем дивергентное мышление для того, чтобы собрать максимальное количество идей, потом будем сужать этот поток.

Если бы у тебя сейчас была волшебная палочка, и ты бы мог ее применить в каком-нибудь узком месте, которое сейчас у тебя есть, где бы ты ее применил?

Наверное, для меня это про условия труда. Сейчас у нас все IT сосредоточено в Москве, Питере, появляются локальные IT-хабы в других городах, например, в Перми. И я уверен, что в Перми вокруг этих IT-компаний будет формироваться некая инфраструктура за счет того, что это крупные игроки, которым надо где-то жить, есть, развлекаться, и туда будут приходить разные бизнесы. Скорее всего, в Краснодаре будет примерно такая же история, там штаб-квартира Магнита. Я знаю компании, которые сосредоточены в городах поменьше. Например, в Старой Руссе есть компания Элдис, которая сама под себя меняет этот город, делает его лучше. В России за счет пространств, за счет разных географических, климатических зон есть потенциал для того, чтобы настроить внутри предпринимательский туризм. Пандемия показала, что можно работать из любого места в мире. В ближайшие пару-тройку лет, особенно если ограничения будут сохраняться, Россия может начать трансформироваться в офис, в котором любые специалисты, которые работают удаленно, смогут перемещаться. Я бы свою волшебную палочку употребил на то, чтобы подготовить условия для этого. Прикольно перемещаться между городами. У нас с супругой есть маленький ребенок и кошка, которых тоже нужно перевозить и устраивать на новом месте. Мы на пару месяцев переехали в Красную поляну под Сочи, и подготовить этот переезд было челленджем: найти детский сад ребенку, подходящие условия, коворкинг, где мы бы могли работать, наладить быт. Хорошо бы были сервисы, в которых ты мог бы выбрать город и тебе бы подсказывали, как организовать свой быт. Еще лучше, если бы эти сервисы брали на себя организацию. Это бы многое решило и позволило больше путешествовать. Моя волшебная палочка помогла бы сделать нечто такое инфраструктурное в масштабах России, что помогло бы людям больше путешествовать и работать не только дома, но и в других городах.

Это очередная часть серии интервью от Максима Шпаковского об инновациях и предпринимательстве. Предыдущие части читайте здесь.

Команда Focus с 2020 года помогла лучшим командам роста и инноваций провести 38 продуктовых дизайн-спринтов и сэкономить 114 месяцев работы их разработчикам в корпорациях Сбера, Яндекс.Деньги, ГазпромНефть, WorldClass, Лаборатория Касперского, Tele2, ВЭБ.РФ.

Протестировать гипотезу роста или запуска нового продукта можно за 2 недели по методологии команды Focus. Читайте подробнее на сайте: https://focus.ms

0
Комментарии
Читать все 0 комментариев
null