Николай Азовский
3

Первым инвестором Google был преподаватель вуза.

В закладки

Теперь он миллиардерGoogle мог бы не родиться без скромного стэнфордского профессора Дэвида Черитона. Он первым поверил в стартап Сергея Брина и Ларри Пейджа, и потому сейчас Черитон – один из богатейших людей мира. Вот как это было.Таких, как Дэвид Черитон, называют «бизнес-ангелами» — это люди, напрямую инвестирующие в инновационные компании на самых ранних стадиях развития, в обмен получая долю в компании.

Это очень рискованные вложения: финансирование предоставляется на длительный срок без каких-либо залогов и гарантий. Многие стартапы прогорают, неся «ангелам» безвозвратные потери.Но тем немногим, которым среди множества проектов-пустышек удается найти жемчужину, получают сверхприбыли. Черитон как раз из таких — он годами успешно вкладывает в инновационные компании.

А в 1998 году он сделал вложение, повторить которое мечтает каждый бизнес-ангел. Рассказываем, как Черитон дал первый капитал основателям Google.Черитон родился в Ванкувере в семье двух инженеров. Отец Дэвида рассказывал, что тот рос независимым и самодостаточным мальчиком, которого не слишком увлекало общение со сверстниками. Дэвид даже отказался от учебы в школе в предпоследний год обучения, посчитав его «отсталым» — и родители не стали возражать.Он хотел учиться игре на гитаре на музыкальныом факультете Университета Альберта, но не поступил. Зато потом у Черитона получилось попасть в Университет Британской Колумбии, где он изучал математику и стал бакалавром, а позднее — в Университет Ватерлоо, где получил степень магистра и доктора в области компьютерных наук.В 1981 году Дэвид оказался в Стэнфордском университете, где познакомился с Энди Бехтольшаймом — впоследствии знаменитым инженером и основателем компании Sun Microsystems. Именно

Черитон помогал ему в разработке ПО для мощного компьютера SUN Workstation.Дэвид не пошел вслед за Бехтольшаймом в бизнес и продолжил научные исследования в Стэнфорде. Но их пути снова пересеклись в середине 90-х, когда Энди покинул превратившуюся в технологического монстра Sun Microsystems и начал поиск партнера для нового стартапа. Вместе с Черитоном они создали компанию Granite Systems, которая специализировалась на разработке решений для сетей Ethernet. Уже через год они продали ее Cisco за $220 млн.

Лучшая инвестиция Черитона (и наверное, одна из лучших в истории вообще) была сделана в 1998 году. Тогда к нему обратились студенты Стэнфордского университета Сергей Брин и Ларри Пейдж — они учились не у Дэвида, но все же попросили его помочь советом по монетизации алгоритмов своего проекта — поисковой системы Googol. И нет, это не ошибка — тогда она называлась именно так.Черитон помог не только советом, но и свел стартаперов с Бехтольшаймом. В августе 1998-го они все встретились в доме Дэвида. Пейдж и Брин убедительно представили поисковую систему и идею монетизации переходов пользователей по рекламным ссылкам. Бехтольшайму потребовалось несколько минут, чтобы поверить в проект — по итогам встречи они с Черитоном выписали Брину и Пейджу чеки на $100 тысяч каждый. Это были первые инвестиции в проект Google.Причем Бехтольшайм допустил ошибку: выписал чек на компанию Google Incorporated, а не Googol. Юридически ее не существовало — чтобы обналичить чек, Брину и Пейджу пришлось регистрировать компанию под новым именем. Именно поэтому Google называется так.Для Черитона это не было слишком большим вложением — после продажи Granite его состояние подскочило до $20 млн. «Тогда было не так просто найти инвесторов. Я решил, что это не должно быть проблемой», — цитирует Черитона Forbes.Бехтольшайм же отмечал энергичность Брина и Пейджа и их подход, предполагающий эффективное использование инвестиций вместо траты их на раскрутку проекта. «Другие веб-сайты получали от инвесторов большие суммы и вкладывали их в рекламу. Здесь же мы видим противоположный подход. Можно создать качественный продукт, умело его представить, и люди сами начнут им пользоваться», — вспоминает Бехтольшайм в книге Уолтера Айзексона «Инноваторы.

Как несколько гениев, хакеров и гиков совершили цифровую революцию».На радостях Сергей и Ларри отправились праздновать успех в Burger King. «Мы подумали, что должны вознаградить себя чем-нибудь по-настоящему вкусным, хотя знали, что это нездоровая еда. К тому же она стоила недорого, так что мы сочли это сочетание качеств подходящим для того, чтобы отметить первые полученные на наш проект деньги», — приводятся слова Пейджа в книге Джанет Лоу «Google. Прошлое, настоящее и будущее».Благодаря первым $100 тысяч им удалось привлечь и других инвесторов из числа родственников, друзей и знакомых и в итоге собрать $1 миллион. Что было дальше, все знают — к 2020 году Google превратился в лидера мирового IT с умопомрачительной рыночной капитализацией свыше $1 трлн.А Черитону те вложения принесли более $1 млрд дохода и позволили войти в список богатейших людей планеты.Вместе с

Бехтольшаймом Черитон продолжал успешно запускать стартапы: в 2001 году они основали компанию-проектировщика сетевого оборудования Kealia, а через три года ее приобрела Sun Microsystems за $120 млн. Также Дэвид первым инвестировал в VMware — ныне крупнейшего разработчика программного обеспечения для виртуализации.Еще Черитон стал одним из основателей и главным ученым компании Arista Networks. Ее основная технология позволяет сократить временные задержки в работе серверов. С момента создания в 2004 году ее выручка выросла до $2,15 млрд по итогам 2019 года. В 2014 году она вышла на IPO и привлекла $226 млн.Сейчас одним из главных проектов Дэвида является

Apstra — основанная им компания-разработчик софта для дата-центров, где он занимает пост CEO. Всего Черитон вложил более $50 млн в более чем 20 технологический компаний . «Я верю, что если ты пытаешься создать действительно что-то полезное для этого мира, рынок в итоге тебя вознаградит», — говорил Черитон.На начало мая 2020-го Forbes оценивал состояние Черитона в $6,1 млрд, ученый занимает 293-е место в списке богатейших людей планеты. К излишествам, вроде роскошных яхт, которые любят многие миллиардеры, он испытывает полное равнодушие. «Однажды я прочитал, что яхта — это такой водоворот, засасывающий все ваши деньги», — цитирует Черитона Forbes.Он отказался от покупки больших поместий и уже более 30 лет живет в маленьком доме в Пало-Альто.

Нет у него и дорогих машин — он передвигается на старом микроавтобусе Volkswagen Vanagon 1986 года. Летает обычными рейсами, стрижется самостоятельно и даже чайные пакетики заваривает несколько раз. «Люди, у которых 13 ванн и все такое — с ними что-то не так», — говорил Дэвид Edmonton Journal.Вместо этого он предпочитает вкладываться в технологические стартапы собственных студентов и жертвовать деньги вузам: например, в 2016 году он выделил $12 млн Стэнфордскому университету и $7,5 млн — Университету Британской Колумбии.Хотя Черитон мог бы позволить себе не работать до конца жизни, он по-прежнему трудится на полной ставке в Стэнфордском университете, где преподает информатику и компьютерные технологии. Его именем названа крупнейшая школа компьютерных наук в Канаде при Университете Ватерлоо, которой он пожертвовал $25 млн. В числе достижений Дэвида — десятки научных статей и престижная награда SIGCOMM, которую он получил в 2003 году в знак признания его огромного вклада в сферу информационных сетей.

{ "author_name": "Николай Азовский", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 0, "likes": 0, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "subsite_label": "unknown", "id": 125006, "is_wide": true, "is_ugc": true, "date": "Tue, 05 May 2020 09:56:02 +0300", "is_special": false }
Образование
Учимся дома: подборка полезных онлайн-мероприятий на конец мая
Больше ИТ-мероприятий — на vc.ru/events. Укажите почту на странице, чтобы получать уведомления о новых мероприятиях.
Объявление на vc.ru
0
Комментариев нет
Популярные
По порядку

Прямой эфир