[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Редакция vc.ru", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u043d\u0442\u0435\u0440\u0444\u0435\u0439\u0441\u044b","\u0434\u0438\u0437\u0430\u0439\u043d"], "comments": 5, "likes": 21, "favorites": 17, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "23203" }
Редакция vc.ru
5 319

Специалисты «Яндекса», Facebook, Prisma рассказали о проектах учеников школы «Мобилизация» 2016 года выпуска

Перспективы приложений для бега, рецептов и почты в виде карточек.

Поделиться

В избранное

В избранном

24 апреля заканчивается приём заявок в летние школы «Мобилизации» для разработчиков, дизайнеров и менеджеров. То, чему научились начинающие специалисты в прошлом году, теперь можно оценить самостоятельно: на сайте проекта «Мобилизация» стали доступны видео с презентаций финальных проектов. Мы попросили экспертов рынка, которые станут преподавателями в этом году, со всей строгостью оценить некоторые из них так, будто это не учебный проект, а готовый к выходу на рынок продукт.

После курса лекций участники «Мобилизации» объединились в группы по 4-6 человек, чтобы создать с нуля работающий прототип мобильного приложения и представить его на финальной презентации. На совместную работу над приложением было отведено пять недель. Успешный проект должен был отвечать сразу нескольким критериям, в том числе эффективно решать проблему пользователя.

Карточки в «Яндекс.Почте»

Комментирует Лиза Семяновская, руководитель «Яндекс.Транспорта» и других сервисов «Яндекса» для пешеходов

​Круто, что ребята прошли весь процесс создания продукта: нашли проблему у пользователей, изучили весь пользовательский сценарий от заказа до получения посылки. Судя по всему, использовали и качественные методы исследований — проводили интервью, изучали вручную контент писем, и количественные: делали опросы и работали с аналитикой «Яндекс.Почты». Получившийся продукт решает реальную проблему пользователя, это очень здорово.

Метрики успеха продукта понятные, но их слишком много — они и про использование, и про качество сразу. Я бы ограничилась одной-двумя ключевыми метриками, причём привязывала бы их к большому продукту «Почты» — как карточки должны влиять на KPI «Почты» в целом.

Я понимаю, что это, скорее всего, ограничение вводного задания, но жаль, что ребята сосредоточились именно на карточках внутри «Почты». Возможно, решать проблему покупки, отслеживания и получения заказа из интернет-магазина лучше не в почтовом клиенте, а каким-то другим способом.

Если бы ребята шире посмотрели на задачи, с которыми сталкиваются пользователи, которые заказывают товары в интернете, и выявили проблемы в большом сценарии — то есть на стадиях от выбора товара до получения покупки в руки, — то получилось бы найти более сильную боль, чем нечитаемые письма. Так можно было бы придумать продукт, который привлёк бы новую аудиторию, а не улучшал метрики для существующей аудитории «Яндекс.Почты».

«Яндекс.Пробежка»

Комментирует Алексей Моисеенков, сооснователь фотоприложения Prisma

Перед тем, как делать что-то классное, надо включить голову и корпоративное мышление (да-да, тут вам не стартап на дому). Ответьте на несколько вопросов:

  • Как такое приложение вписывается в стратегию «Яндекса» или сервиса «Яндекс.Музыка»? Возможно ли, что это приложение будет жить без огромного трафика «Яндекса»?
  • Кто ещё делал похожие сервисы? Почему о них ничего не слышно или, наоборот, слышно?
  • Какие вы видите проблемы в музыке для бега, и правда ли людям надо качать для музыки для бега отдельное приложение? И тем более не пользоваться их стандартной коллекцией?

Минусы и ошибки в защите очевидны. Не проведен анализ рынка, есть идея — класс, погнали делать. К примеру, Spotify выпустил похожую штуку, и она внутри приложения, что совершенно логично: привычные контролы — управление музыкой — всегда должно быть на ходу, а не только когда бегаешь; своя коллекция музыки — люди слушают свое во время бега подборки, авторские подборки для пользователя лучше радио.

А как iTunes решает эту проблему? Было сказано про поиск через ключевые слова в App Store. К сожалению, это не так. 60% поисков это уже брендовый поиск, 30% самые популярные ключевики, и только потом музыка для бега.

Как человек, который бегал полжизни, и не только от хулиганов, но ещё и профессионально, могу сказать: если бег серьезный, он вообще без музыки. Даже если вы просто бегаете по вечерам, анализ темпа за 60 секунд — странный прием, ведь есть светофоры или передышки, а ещё иногда люди делают ускорение (можно ли предсказать его с помощью радио?).

Понравилась реализация: управление и простота. Её бы внутрь обычного приложения в режим бега.

Комментирует Дмитрий Степанов, директор по рекламе и маркетингу «Яндекса»

Сильными сторонами проекта я бы назвал качество проработки интерфейсов и подробность разбора пользовательского пути. Я не услышал данных о рынке — ни в части бизнеса (сколько здесь денег, как они структурированы), ни в части поведения аудитории (сколько людей бегает, как они бегают, как они сегодня обеспечивают себя музыкальным сопровождением, как они его выбирают, что им в этом способе нравится или не нравится).

Также неясно, за счет чего предполагается переключать аудиторию с тех решений, которым она пользуется сегодня. Не хватает плана проверки гипотезы, последовательности дешевых экспериментов.

«Я+1»

Комментирует Олег Якубенков, продакт-аналитик Facebook

Ребята четко определили аудиторию и проблему. Они сформулировали свою цель — помочь максимальному количеству людей с ограниченными способностями через соединение их с волонтерами. На этом уровне всё хорошо, а вот дальше начались сложности.

Неожиданно проблемой становятся «сбои» из-за отсутствия автоматизации в благотворительных фондах. Почему именно автоматизация, а не финансирование или количество волонтеров, работающих в этих организациях, или что-то еще? Верно ли, что автоматизация быстрее всего приблизит команду к сформулированной цели?

Затем ребята резко переходят к конкретной форме продукта — мобильному приложению. Но, опять же, почему именно приложение? Почему не группа в Facebook? Разве отсутствие приложения — ключевая причина, почему люди с ограниченными способностями не находят волонтеров? Команда слишком сфокусировалась на создании того, что придумала, хотя куда более важный вопрос — правда ли это самый эффективный и быстрый способ достичь цели.

Я бы посоветовал им потратить месяц на то, чтобы, используя подручные средства (группа в Facebook, Google Docs или ручная работа), попытаться добиться максимального результата в рамках своей цели (помочь максимальному количеству инвалидов). В процессе они увидели бы, что ограничивает их, что не дает помочь в 10 раз большему количеству людей — автоматизация, недостаток волонтеров или, возможно, другие факторы. И уже только после этого, приоритезировав найденные узкие места, думать над решениями.

Команды часто увлекаются разработкой и забывают, что они делают, какова их цель, ради чего они собрались. В данном случае ребята хотели помогать инвалидам — именно этим им и надо было заняться, а не создавать приложение. Если бы они поняли, что приложение позволит им повысить эффективность их работы, то тогда бы пришла пора его создавать.

«Яндекс.Рецепты»

Комментирует Илья Красинский, основатель и генеральный директор Appcraft.

Для анализа данных мало, презентация милая, но про бизнес практически ничего не сказано.

Сильные стороны:

  • Доставка еды из магазина, формирование привычной корзины заказа для регулярного потребления (но эта гипотеза ещё не проверена).
  • Выбраны удачные сегменты аудитории (например, мамы с детьми) и под них проработаны сценарии использования. Как я понимаю, именно они будут ядром ЦА — им удобна доставка дома, они готовят для семьи и мужа, но устали готовить примерно одно и то же. Однако не хватает данных статистики по запросам для анализа (кто ищет рецепты и почему, какие есть паттерны).

Слабые стороны:

  • Мало показана первая сессия и то, как будет решена проблема большого выбора и длинного хвоста предпочтений пользователей. Всё это снижает конверсии.
  • Экономика: даже при среднем чеке 1000—3000 рублей и 10% комиссии за еду, 10—30 рублей с заказа — очень мало. Чтобы зарабатывать 1 млн рублей, нам нужно 33,3 тысяч —100 тысяч заказов в месяц. Если 10% из тех, кто выбрал рецепт, делает заказ, получаем 330 тысяч—1 миллион выбранных рецептов и людей. Это не приговор, но нужно хакать Customer Journey Map и упрощать первую сессию, не откладывая кнопку «Заказать» далеко в интерфейсе, однако, судя по роадмэпу, это вопрос отложен на потом.
  • Основной вопрос: почему будет не 1,1 повторный заказ еды, и почему ретеншена даже в 30% на второй месяц (будет скорее всего сильно меньше) хватит для значимого числа повторных заказов.

  • Тема с экономикой и доставкой пока плохо проработана. Неочевидно, почему ключевая метрика С2 (конверсия во вторую покупку) будет больше 50-60%.

#Интерфейсы

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления