{ "author_name": "Konstantin Panphilov", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 13, "likes": 18, "favorites": 8, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "23544", "is_wide": "" }
Konstantin Panphilov
6 212

«Думаю, мы сможем стать вторым игроком в США после Uber, опередив Lyft»

По следам сделки с Gett основатели стартапа Juno Игорь Магазинник и Тальмон Марко дали интервью изданию dev.by.

Поделиться

В избранное

В избранном

26 апреля сервис по заказу такси Gett объявил о приобретении Juno, аналогичного стартапа основателей Viber с центром разработки в Минске.

Создатели сервиса рассказали, почему фигурирующие в СМИ суммы сделки не вполне точны, какие перемены ожидают белорусских разработчиков и когда конкурент Uber придёт в Минск.

Игорь Магазинник (слева) и Тальмон Марко

«Сделка не является денежной и её нельзя назвать "экзитом"»

Когда и почему вы решили заключить сделку с Gett? И почему именно с ними?

Тальмон Марко (Т. М.): Переговоры велись несколько месяцев. Почему именно Gett, а не кто-либо ещё? У них есть то, что нужно нам, а у нас — то, что нужно им: отличный продукт и репутация, которые помогут относительно быстро продвинуться «вглубь» США. Так что это была лучшая партия.

Есть мнение, что вы продали Juno слишком быстро и слишком дёшево.

Т. М.: Свобода слова и мнений — это одна из важнейших демократических свобод.

Juno, как и предыдущие наши проекты, — это не история про погоню за длинным долларом. В первую очередь мы принимаем те решения, которые пойдут на пользу бизнесу. Наш бизнес нуждался в этой сделке здесь и сейчас, чтобы расти намного быстрее, осваивать новые территории.

Игорь Магазинник (И. М.): К слову, то, что пишут в разных изданиях про условия сделки, не соответствует действительности.

Однако TechCrunch ссылается непосредственно на Дэйва Вайсера, основателя Gett, называя сумму в $200 млн.

И. М.: Cогласно контракту, мы не можем комментировать эти условия и называть цифры. Могу сказать только, что сделка не является денежной и её нельзя назвать «экзитом». Это скорее партнёрство. В результате образуется новый, более сильный игрок, который будет развивать и Juno, и Gett.

В этом и заключается смысл сделки: она позволяет нам быстро расти на очень капиталоёмком и сверхконкурентном рынке, не теряя времени.

Вы говорили, что намерены сделать нечто потенциально круче и больше, чем Viber. На момент совершения сделки едва ли можно сказать, что получилось «круче и больше». Вы не чувствуете разочарования?

Т. М.: Viber — это Viber, а Juno — это Juno. В обоих случаях есть чем гордиться, согласитесь. В истории с Juno мы получили свою долю на сверхконкурентном рынке Нью-Йорка в предельно короткие сроки.

И. М.: Это не конец, а начало. Просто следующий шаг в жизненном цикле компании, которая продолжит двигаться к намеченным на старте целям.

И каковы цели сейчас, после сделки?

Т. М.: Думаю, мы сможем стать вторым игроком в США после Uber, опередив Lyft. Нью-Йорк был тестовой площадкой, чтобы обкатать технологии и маркетинговые стратегии, работающие и не очень. Мы изучили матчасть, а теперь пришло время идти из города в город.

И. М.: В партнёрстве с Gett Juno сосредоточится на рынке США и, возможно, Северной Америки, тогда как Gett будет продолжать развитие на европейских рынках.

Минский офис: миллионеров пока не будет, но быстрый рост гарантирован

На старте вы выдавали белорусским сотрудникам опционы. Сколько членов команды станут миллионерами по итогу сделки?

И. М.: Опять-таки, это не тот вид сделки, которая сделает кого-то миллионером уже сейчас. Пока мы просто продолжаем движение к общей цели вместе с Gett.

Что ждёт минский офис: сокращения или рост?

И. М.: Минский офис однозначно выиграет в результате этой сделки: мы точно будем увеличивать команду.

А команда разделяет весь этот позитив? Как отреагировали на эти новости те, кто был не в курсе переговоров с Gett?

Т. М.: Реакция в целом позитивная. Почему наши люди каждый день приходят в офис в Минске или в других городах? Потому что они наслаждаются тем, что делают. В этом смысле ничего не меняется: мы продолжаем быть Juno и делать то, что нам нравится. Только теперь у нас на это больше ресурсов.

А на цели и задачи минского офиса сделка как-то повлияет?

И. М.: Никак. Если не считать того обстоятельства, что мы сможем снять с паузы многие задачи, на которые не хватало ресурсов.

«Хотим привести Gett в Беларусь»

Александр Лукашенко недавно сообщил, что рассчитывает привлечь в Минск международные ИТ-компании. Не хотите привести Gett?

И. М.: Мы действительно думаем об этом. Для начала хотим привезти представителей Gett в Беларусь и показать им здешние возможности для ИТ-компаний.

У нас два основных козыря: предыдущий успешный опыт с Viber и льготный режим ПВТ (Парке высоких технологий — vc.ru). Мне кажется, это позволит заинтересовать их возможностью открыть филиал в Минске. На этой неделе я встречаюсь с директором ПВТ Всеволодом Янчевским, хочу обсудить перспективы Juno и Gett в Беларуси.

Речь идёт об офисе разработки. А что насчёт Juno и Gett как сервиса? В Минске «убить Uber», возможно, не так сложно, как в международных масштабах: в последнее время у общественности довольно много претензий к этому сервису.

Т. М.: Я не знаю, будут ли у нас ресурсы, чтобы запустить Juno в Минске.

Алексей Минкевич (руководитель команды минского офиса Juno Lab — vc.ru) недавно написал в своём Facebook: «На самом деле, очень хочется запуститься в Минске. Сложно работать над продуктом, не имея возможности им пользоваться. Сейчас это нельзя по закону, но проекты, которые позволят платформам брать деньги с заказчика и передавать их исполнителю, уже в работе (тихое ура). Посмотрим». Нет ли здесь намёка на то, что были бы нужные законы, а ресурсы найдутся?

Т. М.: Пока можно сказать только одно: действительно тяжело разрабатывать продукт, который не можешь протестировать как обычный пользователь.

И. М.: Дэйв Вайсер был поражён, что мы делаем продукт, которым не можем пользоваться (не считая сотрудников в Нью-Йорке). Провёл параллель с Бетховеном, который писал музыку будучи глухим. Это действительно сопряжено с многочисленными трудностями. Да, мы могли бы запустить пилотный проект Juno в Минске, но это потребовало бы серьёзных ресурсов.

«Мы остаёмся развивать Juno»

Вы ушли из Viber спустя год после сделки с Rakuten. В нынешнем релизе туманно объявлено, что вы остаётесь, чтобы «возглавить развитие совместного сервиса в США и внести вклад в другие глобальные усилия». А можно поточнее: каковы планы на ближайшие два года?

И. М.: Мы и следующую неделю планируем с трудом. Два года — это как-то уж совсем амбициозно! Могу сказать одно: мы остаёмся и продолжим развивать Juno.

Т. М.: Не могу сказать, где мы будем через два года или через 10 лет.

Важнее то, где мы сегодня: в той точке, где можно сделать Juno лучше, больше, быстрее.

И. М.: Единственное, что изменится для нас с Тальмоном: нам больше не придётся тратить огромное количество времени на поиски финансирования. Это очень, очень капиталоёмкий бизнес. Наконец-то мы можем сконцентрироваться на работе.

После продажи Viber вы говорили, что могли бы позволить себе валяться на пляже и веселиться, но вам нравится строить компании. Пляжное время всё ещё не пришло?

Т. М.: После этой сделки я бы позволил небольшие каникулы на пляже — с лэптопом и телефоном. Может, даже на Минском море. Ведь в Минске потрясающее лето. Правда, остальные 363 дня так себе.

«Беларусь напоминает Израиль 10-15 лет назад»

Три из пяти крупнейших сервисов онлайн-такси в Нью-Йорке имеют израильские корни. Почему именно из Израиля появляются настолько успешные сервисы такого рода?

Т. М.: Via, Gett, Juno — ни одна из этих компаний не является по-настоящему израильской, если присмотреться. Посмотрите на Juno, она глобальная: не израильская, не американская, не белорусская — глобальная. У нас офисы в трёх странах, и каждый из них делает важную работу для общего дела.

И. М.: Израиль, как и Беларусь, небольшая страна с небольшим локальным рынком. В таких условиях хочется развивать глобальные проекты. Поэтому большинство израильтян мечтает построить бизнес международного масштаба, и большинство наших стартапов заточены именно на это.

Т. М.: В этом смысле сейчас интересно понаблюдать за Беларусью, она напоминает Израиль 10-15 лет назад.

Чем?

И. М.: Потенциалом: маленькая страна, большое количество блестящих инженерных мозгов с опытом работы в международных компаниях, с глубокой экспертизой — даже если речь идёт об аутсорсинге. Это благоприятная почва для того, чтобы появлялось всё больше и больше стартапов, замахивающихся на глобальные рынки.

«Изменения неизбежны»: к чему готовиться водителям и не только

Как приход технологий автопилота изменит будущее райдшеринговых компаний? Что вы скажете обеспокоенным водителям на этот счёт? Акции, которые им предлагала Juno, а теперь собирается предложить Gett, как-то компенсируют им предстоящую безработицу?

Т. М.: Технологии придут, сомнений нет. Однако нельзя сказать, что это перевернёт райдшеринговый бизнес с ног на голову. С точки зрения пассажира такси и сейчас являются «самоуправляемыми»: они ведь едут без участия клиента. Этот принцип сохранится и с автопилотом. Бизнес будет устроен очень похожим образом.

Что здесь можно сказать водителям? Не стоит рассматривать эту профессию как «дело всей своей жизни». Но я бы сказал это не только водителям. Сегодняшним 25-летним, скорей всего, придётся прожить «мультипрофессиональную» жизнь. Изменения неизбежны, и они произойдут повсеместно, затронут множество профессий. Может, в следующий раз нас будет интервьюировать самопишущий робот-журналист.

Фото: Андрей Давыдчик, dev.by

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]