{ "author_name": "Maria Łacińska", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 14, "likes": 16, "favorites": 5, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "24906", "is_wide": "" }
Maria Łacińska
1 977

«Дотации расслабляют, расхолаживают и развращают любое предприятие»

Главные высказывания бывшего гендиректора ФГУП «Почта России» Дмитрия Страшнова в интервью изданию РБК.

Поделиться

В избранное

В избранном

О переходе из Tele2 в «Почту России»

Страшнов пришел в «Почту России» в 2013 году после четырех лет работы в «Tele2 Россия» в качестве генерального директора. Он рассказал, что понимал «имиджевые риски», начиная работу в госструктуре.

Когда ты приходишь в большую инертную систему с тяжелым прошлым, с негативным восприятием у населения и пытаешься проводить изменения, то сталкиваешься с агрессивной средой. Извне любые изменения будут казаться медленными и незначительными, они начинают быть заметными через какой-то период времени — 5–10 лет.​

Экс-главе «Почты России», по его словам, пришлось столкнуться с сопротивлением со стороны сотрудников предприятия, проработавших в нем 10-20 лет. По мнению Страшнова, «инертное сопротивление» возникает из-за болезненного восприятия изменений, проводимых новым руководством.

О немецком опыте

На начальном этапе работы Страшнова перед ним не стояла задача сделать из «Почты России» аналог почтового оператора Deutsche Post. Но, по его словам, в команду, работавшую над «Почтой России», вошли «люди из бизнеса», которые ориентировались на «лучшие мировые решения». В частности, на почту Германии.

Немцы проходили этапы реформ своей почты достаточно длительное время, 18 лет. Они проходили все этапы, которые также необходимо пройти «Почте России», — это акционирование, модернизация инфраструктуры, создание и реализация банковского проекта, приобретение стратегических активов (как, например, немецкая почта в свое время приобрела DHL), в том числе зарубежных.

О рыночных условиях

Страшнов полагает, что ​национальный почтовый оператор должен превратиться в «реальный бизнес». Только так «Почта России», как считает ее бывший гендиректор, может стать эффективной, прозрачной, самоокупаемой и конкурентной.

Да, на начальном этапе трансформация требует поддержки государства, принятия правильных законов. Дальше можно становиться уже глобальным игроком на мировом рынке. Сегодня рынок почтового бизнеса давно перестал быть локальным, нужно иметь очень сильные позиции и за рубежом.

Страшнов уверен, что государственные компании не могут существовать вне рыночных условий.

Сегодня «Почта России» находится в очень конкурентной среде, где огромное количество частных компаний, включая зарубежных игроков, которые на нашем рынке делают бизнес. Поэтому быть нерыночными мы не можем себе позволить.​

О государственных субсидиях

Страшнов вспоминает, что в 2014 году правительство объявило о нехватке дотаций на «Почту России». При этом экс-руководитель оператора отмечает, что предприятие после ухода от госфинансирования в 2015 году продолжило оказывать универсальные услуги связи населению страны.

По словам Страшнова, «Почта России» сейчас предоставляет значимые услуги по тарифам, которые не окупают себестоимость.

Нам пришлось пойти на непопулярные меры — повышение тарифов на подписку (а именно были отменены субсидии на подписную кампанию). Была колоссальная волна негатива в медиа с обвинениями меня чуть ли не в подрыве государственных устоев, но мы смогли объяснить свои действия, смогли перестроить отношения со всеми издательскими домами, с изданиями, которые нас в конечном итоге поддержали.​

Подобные меры Страшнов называет позитивным шагом, который позволил «Почте России» в 2015 году стать «фактически прибыльной компанией, продолжающей оказывать социально значимые услуги без государственных дотаций».

Если бы почтовый оператор сохранил субсидии, которые были до 2015 года, то по мнению Страшнова, «Почта России» могла построить дополнительные сортировочные центры.

При этом он уверен, что дотации и субсидии «расслабляют, расхолаживают и развращают любое предприятие».

Об акционировании

Страшнов обратил внимание, что акционирование «Почты России» было заложено в стратегии развития предприятия до 2018 года. Но закон так и не был принят. Бывший руководитель оператора не стал обсуждать причины подобных действий, но подчеркнул, что с технической точки зрения компания третий год готова к акционированию.

Еще в 2015 году мы вышли на необходимый уровень прозрачности с точки зрения регистрации имущественного комплекса, это основной технический параметр. В процессе акционирования происходит передача, государство продает имущественный комплекс в актив акционерного общества.

В 2015 году — более 75%, а на сегодняшний день — это более 95% объектов, которые находятся в управлении «Почты России» и зарегистрированы как собственность Российской Федерации.

При принятии решения об акционировании «Почта России» становится распорядителем и владельцем этой собственности.​

Сроки перехода «Почты России» к этапу акционирования в случае принятия закона Страшнов оценил в год-полтора.

Кроме того, он полагает, что государственное финансирование менее предпочтительно для оператора, чем возможность зарабатывать деньги самостоятельно в результате акционирования.

О сортировочных центрах

«Почта России», по словам Страшнова, допускает потенциальный риск возникновения коллапса как зимой 2013 года, но старается его минимизировать. Для этого предприятие запускает новые сортировочные центры.

Очередной пункт, как сообщил Страшнов, откроется в 2017 году в Казани.

И если в наших планах стоит, в рамках стратегии, построить семь сортировочных центров, то, конечно, их надо строить максимально быстро и одновременно. Только тогда это дает некую экономическую синергию и эффективность, которая позволяет проходить сезоны на горизонте 5–10 лет.

Мы же каждый год пытаемся построить по одному центру, вынимая средства из операционной прибыли. Это достаточно экстенсивный путь развития, но, к сожалению, пока единственно возможный для нас.

Об уголовном деле

Страшнов пояснил, что уголовное дело на него было открыто осенью 2016 года в связи с величиной оклада, которая оказалась завышенной, а не из-за премии в 95,4 млн рублей. Бывший руководитель «Почты России» также добавил, что не хочет связывать свой уход с этим.

То, что касается всей этой истории, которая продолжается на протяжении последнего полугода, не исключаю, что это может быть определенный элемент информационного давления на меня и на команду. Мы сотрудничаем со следствием, встречаемся, даем показания. Я думаю, что на все вопросы, которые у следствия возникают, мы даем исчерпывающие ответы.

Об Alibaba

​По словам бывшего гендиректора почтового оператора, есть зарубежные инвесторы, потенциально заинтересованные в приобретении доли «Почты России». Но серьезных переговоров стороны не вели, указывает Страшнов.

Потенциальных интересантов достаточно много, но приведу один из примеров. Всем хорошо известная китайская компания Alibaba Group с удовольствием бы купила маленькую долю «Почты России». Думаю, что «Почте России» это бы не повредило.

Об экспорте

Страшнов отметил, что на 99% Россия является страной-потребителем. Сейчас больше 80% приходящих на территорию России почтовых отправлений — из Китая.

Все-таки хотелось бы, чтобы товаропоток, который мы сегодня наблюдаем, был не только входящим, но и исходящим. Это уже вопрос развития электронной торговли внутри страны и увеличения собственного экспортного потенциала — конкурентности товаров, которые должны быть востребованы за рубежом.

О трех провалах

Страшнов рассказал, что из-за непринятия законов «О почтовой связи» и акционировании «Почты России» предприятию не удалось реализовать все задуманные проекты.

Наверное, все это время не хватало некоего «политического спонсорства», необходимого для трансформации «Почты России», публичной позиции государства.

Также среди своих неудач Страшнов назвал отсутствие встреч с Владимиром Путиным, на которых он мог бы обсудить вопрос акционировании предприятия.

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]