[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Vladislava Rakhmanova", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430"], "comments": 200, "likes": 95, "favorites": 29, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "25647" }
Vladislava Rakhmanova
42 318

«Почему я не верю в Uber»: разбор экономики доходов водителей

Колонка руководителя аутсорс-компании по разработке ИТ-продуктов FutureComes Александра Ржевского.

Поделиться

В избранное

В избранном

Александр Ржевский

Я ИТ-предприниматель и люблю инновации. Мне нравится приложение Uber, и я активно им пользуюсь. Но, Каланик, прости — я не верю в твоё детище как в фундаментальный бизнес из-за его экономической неэффективности для водителей. Ведь они — как минимум половина фундамента компании.

Регулярно опрашивая водителей, я столкнулся с тем, что некоторые из них считают Uber своей основной работой. И эту статью я написал для них. Все показатели и статистика действительны для Санкт-Петербурга. Однако не думаю, что они сильно разнятся в других городах и даже странах.

Глава первая. Полезная для всех, не только для водителей Uber

Например, вы знаете, во сколько обходится один километр поездок на вашем автомобиле? Обычно, когда я спрашиваю об этом людей, они рассчитывают так: «Расход 8 литров на 100 км, выходит примерно 3 рубля за километр и еще 1 рубль на всякие расходники». Но если вдаваться в детали, это не так.

Возьмем, к примеру, распространённый городской автомобиль гольф-класса — Kia Rio. Такая машина расходует 8–11 литров на 100 км и стоит около 750 тысяч рублей. Предположим, что вы владеете ей три года и за это время проехали на ней 100 тысяч километров. У автомобиля уже высокая степень износа и заканчивается основная гарантия.

За эти три года вы потратите примерно 36 тысяч рублей на ОСАГО, 150 тысяч рублей на каско, 48 тысяч рублей на все ТО и 52 тысячи рублей на всевозможные расходники (щетки, колодки, резину и так далее). 342 тысячи рублей уйдёт на бензин, а 84 тысячи рублей — на мойку, при условии, что вы будете мыть машину хотя бы раз в 500 км примерно за 420 рублей.

Казалось бы, всё учтено. Однако мы не брали в расчёт то, сколько автомобиль теряет в цене спустя три года и 100 тысяч км пробега. А теряет он довольно много — 270 тысяч рублей по самым скромным подсчетам, которые можно проследить в этой таблице. В итоге один километр обходится нам в 9,82 рублей.

Глава вторая. Доход в UberX

Судя по информации с официального сайта, поездка по тарифу UberX в Санкт-Петербурге обойдется в 39 рублей за подачу, в 12 рублей за каждый километр и 3 рубля за каждую минуту. Звучит неплохо, но не будем забывать, что с водителей Uber возьмет 20% комиссии и ещё примерно 5% заберёт посредник, поскольку водитель как физлицо не может подключиться к Uber самостоятельно. Опустим налоги и платные дороги — не будем копать так глубоко.

Казалось бы, за 100 тысяч километров можно совершить довольно много поездок. Если взять среднюю продолжительность одной поездки в 20 минут, а длину — в 12 км, то получится, что за три года можно выполнить 8333 заказа. В деньгах это 2 025 000 рублей, что звучит неплохо.

С учетом комиссий выходит меньше — 1 518 750 рублей. А с учётом расхода в 9,82 рублей за километр вы потратите 982 тысячи рублей. И, вроде как, останется 536 750 рублей. На самом деле, не так много: это сумма за три года практически ежедневного труда (при расчёте в 120–150 км каждый рабочий день без учета отдыха и сервиса машины). Выходит доход в 14 909 рублей в месяц. Довольно скверно. Но это ещё не всё.

Глава третья. Мечты разбиваются о скалы

Дело в том, что пробег может быть как эффективным — непосредственно при выполнении поездки, — так и паразитным, —  например, в пути за клиентом, который нередко оказывается втрое дольше самой поездки. Помимо прочего, сюда же входит посещение сервиса, заправок, заезды на обед и путь домой (водитель может закончить работу на севере города, а возвращаться домой в южный район).

Таким образом, в лучшем случае водитель «оправдает» только половину от всего пробега — то есть проедет не более 50 тысяч «полезных» километров из всех 100 тысяч, даже если будет пользоваться автомобилем только для выполнения заказов Uber.

Поэтому истинные результаты трёхлетней работы в Uber таковы: 759 375 рублей дохода и 982 тысячи рублей расхода — то есть убыток составит 222 625 рублей. Так, водитель работал три года, ничего не заработал и доплатил за амортизацию более 200 тысяч рублей. При этом он получает 10–20 тысяч рублей каждую неделю — сумму, которая на первый взгляд существенно больше соответствующих трат на бензин.

Глава четвертая. А что если расчёты неверны

Можно найти много аргументов против моего исследования, которые будут начинаться со слов «А что если...». Но, к сожалению, на большинство из них у меня найдётся контраргумент:

  • «А если я не буду оформлять каско?». Возможно. Но с учётом каждодневной работы на автомобиле вы рискуете потерять гораздо больше. Это неоправданный риск.
  • «А если я куплю автомобиль в самой дешёвой комплектации?». Возможно. Но, соответственно, и продадите его дешевле. В итоге потеряете примерно столько же.
  • «А если я работаю в нескольких системах (Gett, «Яндекс.Такси», такси «Везёт» и прочих)?». Да, но тогда возникают проблемы маршрутизации заказов, сложности взаиморасчета, перегруженного графика. И, скорее всего, такая работа повлечёт ещё больший пробег и износ, что тоже выльется в потери.
  • «А если мне начислят бонусы?». Представьте, какого они должны быть размера, чтобы кардинально изменить ситуацию. Да, Uber дотирует деятельность во многих городах, но это не может длиться вечно.
  • «А если...?». Да не может быть никаких «если». Даже при условии, если бы вместо минуса в 222 625 рублей у вас был бы плюс в 500 тысяч рублей, — это всего 14 тысяч рублей в месяц. Это несоизмеримо низкий доход.

Глава пятая. Шах и мат

Чтобы как-то подтвердить свою гипотезу, я нашел агента, который подключает водителей к Uber. На условиях анонимности он предоставил мне таблицу доходов его водителей за произвольную неделю. И сопроводил её комментарием, что лидеры заработков проезжают более 300 км каждый день — то есть работают на износ. Привожу копию этой таблицы здесь. Если вкратце: никто не станет олигархом.

Фрагмент таблицы доходов водителей Uber

Глава шестая. Шах и мат — 2

Если автомобиль куплен в кредит, то вместо 220 тысяч рублей за три года водитель доплатит гораздо больше. А за свою работу, как и прежде, ничего не получит.

Послесловие

И всё-таки, можно ли заработать в Uber? Если вы очень ушлый, умеете ловко подбирать заказы и время работы, совмещаете с другой деятельностью, экономите на мойке и расходных материалах, то, возможно, что-то у вас и получится. Однако если вы настолько целеустремлённый, для вас имело бы смысл заняться чем-то более прибыльным.

#Колонка

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления