[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]
{ "author_name": "Andrey Frolov", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430"], "comments": 24, "likes": 17, "favorites": 21, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "25794", "is_wide": "" }
Andrey Frolov
2 141

«Прибыльные инновации»: почему российским компаниям нужно следить за оформлением патентов

Директор Института финансового развития бизнеса Ильдар Шайхутдинов о правильной регистрации инноваций и оценке патентов, которая может спасти компанию.

Поделиться

В избранное

В избранном

Ильдар Шайхутдинов

Проблема отечественного бизнеса в том, что большинство управленцев не знают о возможности заработка на нематериальных активах. У 90% российских компаний, которые называют себя инновационными, не настроена система управления и охраны интеллектуальной собственности.

Затраты на усовершенствование или разработку нового продукта могут увеличить капитал компании, причём этот рост можно отследить через увеличение стоимости нематериальных активов. Но, к сожалению, обычно в российских компаниях положительные результаты научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР) не только не патентуются и не оформляются в виде ноу-хау, но и наоборот — увеличивают расходную часть, повышая себестоимость выпускаемой продукции.

Налоговый кодекс предусматривает существенные льготы по налогу на прибыль, НДС и НДФЛ при работе с НИОКР и интеллектуальной собственностью. Возникает вопрос: почему российский бизнес не использует такие возможности, ведь капитализация может снизить себестоимость, увеличить прибыль и повысить стоимость компании, а в некоторых случаях даже спасти бизнес?

Японский опыт

Объясняя значение нематериальных активов и работы с ними, можно использовать опыт Японии — сегодня это великая технологическая держава. Чтобы преодолеть послевоенный кризис и выйти на лидирующие позиции, стране понадобилось всего 30 лет.

Это произошло благодаря тому, что японское правительство в начале 1950-х годов реализовало политику трансфера технологий — патенты и другие новые разработки приобретались японскими экспертами по всему миру и ставились на баланс корпораций как нематериальные активы по стоимости их приобретения.

Позже правительство приняло решение о переоценке интеллектуальной собственности по рыночной стоимости, в основе которой заключалась будущая прибыль, которая может быть получена от использования приобретенных прав на объекты интеллектуальной собственности. Это существенно увеличило балансовые показатели, а динамика роста собственного капитала привлекла иностранных инвесторов.

В конце 1980-х в США также стали использовать принцип введения в экономический оборот нематериальных активов. Так появился термин goodwill (гудвил), который означает доброе имя и деловую репутацию компании.

Потенциал нематериальных активов

В России множество компаний обладают тем же гудвиллом, однако пользу из него не извлекают. Компании обладают ноу-хау или патентами, ценность некоторых оценивается миллионами, но их балансовая стоимость не превышает нескольких тысяч рублей — как правило это размер уплаченных госпошлин.

Ноу-хау и патенты в умелых руках приносят прибыль ее собственникам, в неумелых могут разрушить бизнес. Приведу пример из жизни одной достаточно успешной производственной компании с выручкой более 3 млрд рублей, которая работала в России и за рубежом (менеджмент попросил не называть ее название).

В 2014 году эта компания столкнулась с проблемой выпуска и реализации собственной продукции. Все началось с того, что годом ранее генеральный директор с «прибылью» за 10 тысяч рублей продал права на восемь российских и зарубежных патентов. Позже выяснилось, что покупатель патентов продал на них права третьей компании. По «случайному» обстоятельству ее владельцем являлся брат генерального директора. Налицо хищение прав на результаты интеллектуальной деятельности, что делать?

Гендиректор не согласовал отчуждение прав с акционерами и действовал в рамках правового поля. Сейчас бывший правообладатель находится на грани разорения и пытается восстановить справедливость в суде.

Ситуацию можно было избежать, если бы компания позаботилась о двух вещах.

  • Возможность отчуждать права на результаты интеллектуальной деятельности, сколько бы они не стоили, должна быть у совета директоров. Это надо прописать в уставе компании.
  • Необходимо учитывать интеллектуальную собственность в балансе по стоимости её создания, а не по стоимости уплаченных госпошлин (это около семи тысяч рублей). Стоимость создания включает зарплату и отчисления в соцфонды для сотрудников, участвующих в программе НИОКР, сырье, материалы, экспериментальные образцы, амортизация используемого оборудования при испытаниях, энергоресурсы и тому подобное.

Нематериальные активы способны увеличить кредитный рейтинг компании, увеличить прибыль за счет снижения ставок по кредитам. Но прямо сейчас мы сталкиваемся с множеством примеров, когда банки отказывают в кредите из-за низкой финансовой устойчивости компании.

Узнать уровень финансовой устойчивости компании можно через коэффициент автономии в бухгалтерском балансе. Сделать это просто: нужно разделить сумму раздела «Капиталы и резервы» бухгалтерского баланса на совокупные «Активы» баланса.

Чем меньше значение коэффициента, тем в большей степени организация зависима от заемных источников финансирования, тем менее устойчивое у нее финансовое положение. Если коэффициент больше 0,25, то это достаточно неплохо (хотя оптимальное значение должно быть выше 0,5). Если же коэффициент ниже, то нужно искать варианты увеличения роста собственного капитала. Один из самых эффективных способов — задействовать технологические и организационные нововведения.

Приведу ещё один пример. В ноябре 2013 года в компанию, которой я руковожу, обратилась молодая организация, обладающая патентами и ноу-хау на уникальное технологическое решение в области нефтедобычи. Она вела переговоры со стратегическим инвестором — крупным отечественным предприятием — о продаже 10% доли бизнеса.

Балансовые активы этой компании состояли только из взноса в уставный капитал на сумму 200 тысяч рублей. Как вы думаете, какова рыночная стоимость такого стартапа? Учитывая высокий потенциал технологических решений, подтвержденных положительными заключениями испытаний опытно-промышленных образцов крупнейших нефтедобывающих компаний, мы переоценили коммерческий потенциал патентов, отразив их рыночную стоимость в финансовой отчетности.

В результате этот стартап продал 10% своего бизнеса, основная ценность которого заключалась в патентах, за 30 млн рублей. Если бы мы не зафиксировали коммерческую ценность ее патентов в финансовой отчетности, результаты этой сделки были бы совершенно другими. Подразделение инвестора, отвечающее за финансовые риски проекта, никогда не согласовало бы трату 30 млн рублей на покупку 10% бизнеса компании, чьи активы составляют 200 тысяч рублей.

Из этого примера очевидно, что отечественные компании обладают огромным потенциалом роста, но, имея недооцененные нематериальные активы, уступают в капитализации иностранным предприятиям.

Что делать?

Есть три основные причины, по которым в России недооценены нематериальные активы.

Во-первых, это недостаточно детально проработанная правовая база. Законодатели прописали лишь саму возможность проведения оценки и переоценки, при этом отсутствует понятный алгоритм капитализации нематериальных активов.

Во-вторых, привычка собственников бизнеса недооценивать ситуацию, считая, что оценка активов имеет смысл только перед выходом на IPO.

В-третьих, это незнание правил учета нематериальных активов предприятия и трудоемкость процессов как при оценке объектов, так и при их постановке на учет.

Методы бухгалтерского учета малоприменимы для адекватной оценки интеллектуального капитала. Например, бухгалтерские методы оценки торгового знака рассматривают патенты и товарные знаки как активы, теряющие свою стоимость по мере использования, в то время как на деле происходит ровно наоборот — стоимость с каждым днем наращивается.

Патенты, лицензии, товарные знаки учитываются в бухгалтерской документации в соответствии со стоимостью их регистрации, а не реальной стоимостью. Кроме того, происходит ошибочное разделение инвестиций и затрат, например, расходы на усовершенствование технологии производства, обучение персонала и рекламу считаются затратами, в то время как по сути они являются долгосрочными инвестициями.

Преодолеть эти проблемы можно за счет внедрения системы управления и капитализации интеллектуальной собственности предприятия. Ее использование поможет:

  • ​генеральному директору — выстроить процесс оформления и эффективной охраны результатов интеллектуальной деятельности, обеспечить получение дохода от коммерциализации прав на интеллектуальную собственность, обеспечить рост капитализации.
  • финансовому директору — быстрее и проще управлять ростом собственного капитала компании, что напрямую влияет на уровень финансовой устойчивости бизнеса.
  • главному бухгалтреру — получить методические рекомендации по формированию, учету, оценке, инвентаризации, определению срока полезного использования и передаче прав на интеллектуальную стоимость.

Чтобы внедрить систему и поднять капитализацию, нужно хорошо разбираться в международном законодательстве, гражданском и налоговом кодексе, законах, регулирующих бухгалтерский учет. Даже если у вас есть отличный юрист и первоклассный бухгалтер, для этой работы им потребуется от 6 месяцев до 1,5 лет, при этом они не будут уверены во всех аспектах созданной системы.

Первые шаги к повышению капитализации стоит начинать отсюда:

  • Необходимо сформировать рабочую группу с патентными поверенными, финансовыми и налоговыми консультантами, аудиторами, оценщиками, грамотными бухгалтерами, технологами и инженерами. Внутри организации трудно собрать такую команду, для экономии времени и средств оптимальнее обратиться к внешним специалистам.
  • Далее необходимо провести аудит — инвентаризацию используемых и разрабатываемых технологий, товарных знаков и других объектов интеллектуальной собственности.
  • Следующий шаг — юридически оформить права на эти объекты интеллектуальной собственности. Сюда входит паспортизация и постановка на баланс в качестве капитальных вложений, обязательно с учетом особенностей налогового законодательства.
  • И после этого все дальнейшие затраты на модернизацию продукции могут уменьшать себестоимость путем капитализации расходов на создание, модернизацию и доработку технологии в стоимость будущих нематериальных активов.

Таким образом компания сможет увеличить прибыль за счет инноваций (а не наоборот), повысить свою стоимость и инвестиционную привлекательность, а также обоснованно возместить ущерб в случае хищения технологий сотрудниками или конкурентами.

Интеллектуальная собственность может составлять значительную часть капитализации современных российских компаний, но для этого управление интеллектуальной собственностью в организации должно стать частью корпоративной стратегии развития компании.

#Колонка

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления