Maria Łacińska
8 507

Airbnb для родителей и бебиситтеров

Как редактор и издатель Meduza создали сервис Kidsout, который позволяет оставить детей под присмотром на несколько часов.

Поделиться

В избранное

В избранном

В 2015 году супруги и сотрудники медиапроекта Meduza — руководитель раздела «Игры» Екатерина Кронгауз и издатель Илья Красильщик — запустили сервис Kidsout. Он позволяет родителям найти бебиситтера — человека, который может посидеть несколько часов с ребенком.

Главное отличие от няни состоит в том, что девушки и молодые люди, которые работают ситтерами, не связывают свою основную деятельность с детьми. Для них это источник дополнительного дохода.

Сейчас, помимо сервиса по поиску бебиситтеров, у Kidsout также есть школа и подразделение для организации детских площадок.

Екатерина Кронгауз рассказала vc.ru, какие ошибки команда проекта допустила в начале, почему собирается отказаться от подписки и как удается менять отношение к работе с детьми.

Екатерина Кронгауз с сыновьями Левой и Яшей

Идея проекта возникла у Кронгауз и Красильщика в 2013 году, когда у них родился второй ребенок. В то время Екатерина возглавляла сайт издания «Большой город», а Илья работал главным редактором журнала «Афиша».

После рождения первого сына — Левы — супругам удавалось путешествовать, ходить в гости и кино, но второй мальчик — Яша — оказался более беспокойным и требовал много времени и внимания родителей.

Кронгауз не хотела нанимать няню или обращаться к бабушкам и дедушкам. Супруги решили, что им нужен бебиситтер, но найти специалиста не смогли — выяснилось, что в Москве эта услуга не пользуется популярностью.

Спустя некоторое время благодаря знакомому им удалось найти девушку, которая стала присматривать за детьми, когда Красильщику и Кронгауз необходимо было отлучиться.

«Мы с ней несколько раз укладывали детей спать. На третий раз оставили её с ними одну, и это было классно», — говорит Кронгауз.

Закрытое сообщество

Супруги поняли, что среди их знакомых тоже есть семьи, которые не нуждаются в няне, но им периодически требуется человек, способный посидеть несколько часов с детьми. Красильщик и Кронгауз сформулировали идею Airbnb для бебиситтеров.

И студенты, и родители хотят пойти в кино и на маникюр. Только у одних на это нет времени, а у других — денег. Мы решили, что это одни и те же люди, только с разницей в десять лет.

Екатерина Кронгауз

Осенью 2013 года Кронгауз запустила закрытое Facebook-сообщество: она пригласила в него молодых людей, которые могут сидеть с детьми. Красильщик и Кронгауз тщательно отбирали потенциальных бебиситтеров — общались с ними, изучали профили в соцсетях, помогали подобрать удачное фото и составить анкету.

«Нам казалось, что это должны быть симпатичные люди, и хотелось, чтобы дети получали фан вне зависимости от того, сколько им лет — три месяца или три года», — поясняет Кронгауз.

Ей удалось найти около десяти бебиситтеров. Затем супруги рассказали о своей идее знакомым родителям и пригласили их в сообщество. Тех, которые решили воспользоваться услугой, Кронгауз и Красильщик попросили оставлять отзывы.

Первоначально в группе состояло 50 родителей. После запуска интернет-сервиса основатели Kidsout закрыли сообщество, в котором к тому времени состояло пять тысяч пользователей.

Школа для ситтеров

В феврале 2014 года супруги открыли школу для бебиситтеров — сначала на московской площадке DI Telegraph, затем в культурном центре ЗИЛ. Сейчас она работает в пространстве The Loft.

Участники одной из школ Kidsout

К Kidsout присоединился психолог и специалист по обучающим программам Андрей Матвеев. У него был опыт в образовательных проектах, и он стал ведущим школы. Также Kidsout занялась журналистка Мария Федорова-Бахтина и сестра Кронгауз — Анна, которая сейчас издает проект N+1.

Обучающий курс длится два дня. Участникам школы рассказывают о работе с детьми, а также о том, чем занимаются бебиситтеры. Кронгауз отмечает, что у молодых людей должно быть понимание, почему они занимаются таким делом.

Бебиситтер — не профессия. Большинство из этих молодых людей не собираются связывать свою рабочую жизнь с детьми. У них самые разные интересы, и им нравится такой способ заработка.

Бебиситтеры при этом могут быть действующими балеринами, физиками, увлекаться искусством.

Екатерина Кронгауз

Также в школе помогают правильно составлять анкету, в которой указываются не только имя и возраст, но и отношение к животным и аллергия на них. Кронгауз говорит, что главная задача обучения — вытащить наружу «суперсилу» того или иного человека.

«У каждого есть свои суперспособности. Кто-то может водить детей на экскурсии в музей и рассказывать им про картины, а кто-то — возиться и играть в то, что ни один родитель не выдержит», — поясняет она.

Отдельный блок обучения — знакомство с ребенком и его родителями.

Всем должно быть комфортно. Бебиситтеру точно так же страшно идти в незнакомый дом, как и родителям его звать. Если вам беспокойно, то несколько раз побудьте вместе с ним, уложите детей и пойдите гулять.

Екатерина Кронгауз

Отношение к знакомству ребенка с бебиситтером впоследствии стало важной частью сервиса Kidsout — у пользователей есть опция бесплатной первой встречи.

Школа рассматривает и вопрос поведения с ребенком наедине: как простые действия — помыть руки, приходя в дом, так и более сложные — не обнимать и не брать на руки детей, пока они сами не проявляют симпатию. «Если тебя ребенок обнимает, то нормально его обнять в ответ, но не стоит самому лезть к чужим детям», — говорит Кронгауз.

Кроме того, преподаватели курса учат участников оставлять отзывы о посещении той или иной семьи. Кронгауз поясняет, что Kidsout рекомендует не только бебиситтеров родителями, но и наоборот. По ее словам, есть родители, которые не платят за услуги или приходят позже обозначенного времени.

Бебиситтеры должны сообщать эту информацию друг другу, говорит Кронгауз. Она подчеркивает, что молодой человек или девушка должны говорить о своем рабочем опыте, но не давать оценки детям.

Обучение проводится под наблюдением психолога.

Родители могут попросить любой набор документов у бебиситтеров. У нас хранятся паспортные данные молодых людей и девушек.

Чтобы работать с нашим сервисом, нужен аккаунт в социальных сетях. Это значит, что родители видят публичную информацию. В наше время соцсети говорят о людях гораздо больше, чем паспорт.

Хотя, конечно, какие-то родители требуют наличия московской прописки. Например, мне это ни о чем не говорит, я больше пойму о человеке из его Facebook.

Екатерина Кронгауз

Первые участники школы узнали о ней благодаря публикациям в городских изданиях «Афиша» и The Village и известности самих Кронгауз и Красильщика, которые рассказали о проекте на своих страницах в соцсетях.

В каждой школе участвует не больше 25 человек в возрасте от 18 до 30 лет. Обучение проходит платно. По словам Кронгауз, это делается не столько ради денег, сколько ради фильтрации участников: в школе остаются только серьезно настроенные молодые люди и девушки, которые готовы инвестировать в саморазвитие.

Соосновательница Kidsout добавляет, что бебиситтер сможет отбить траты на курс за два заказа.

Школа проходит несколько раз в месяц. Помимо Москвы проект теперь проходит в Санкт-Петербурге и Тюмени. Стоимость участия первое время составляла 1,6 тысяч рублей. К 2018 году цена выросла до 5000 рублей для жителей Москвы и Санкт-Петербурга. Участие в тюменской школе стоит 3000 рублей.

Один-два человека с курса не доходят до конца обучения. В этом случае организаторы возвращают деньги за участие и советуют не работать с детьми. Прошедших школу добавляют в базу Kidsout.

Проблемы с запуском

Основатели Kidsout запустили сайт только в феврале 2015 года. За это время, по словам Кронгауз, команда проекта почти полностью поменялась. В частности, из бизнеса вышли Анна Кронгауз и Мария Федорова-Бахтина.

Дети Кронгауз и Красильщика со своим первым бебиситтером Kidsout Дмитрием Пастернаком

Одна из проблем длительного запуска крылась в разработке. Первым техническим директором была знакомая Кронгауз и Красильщика, которая в скором времени покинула проект. Потом появился другой сотрудник, который развернул серверы и нанял помощника, но несмотря на это, за четыре месяца ничего не реализовал.

«Мы тратили бешеные деньги непонятно на что. Пришлось расстаться и с этим техническим директором», — говорит Кронгауз.

Год, потраченный на разработку сайта, соосновательница Kidsout называет «экспериментом», на который ушел 1 млн рублей. «Мы ошиблись во всех решениях, в которых можно было ошибиться», — рассказывает она. Чтобы найти деньги, Красильщику и Кронгауз пришлось продать свой автомобиль.

Всего на запуск супруги потратили 2 млн рублей. Позже к бизнесу присоединились Дина Зайнулина и Ирина Андреева. Они вложили небольшое количество личных средств.

Спустя некоторое время техническим директором Kidsout стал Егор Хмелев, который работает в проекте до сих пор. У сервиса также появился бэкенд-веб-разработчик.

Нужно было как можно скорее запускать продукт, а не пытаться сделать его идеальным. Когда сотрудники работают без денег, важно быстро встать на ноги. Дополнительные функции можно добавить потом.

Екатерина Кронгауз

От сайта к мобильным приложениям

Первая версия сайта была доступна по приглашениям. Их выслали родителям, которые состояли в группе в Facebook, и знакомым, проживающим в Москве. Всего пользовательская база на момент запуска составляла 200 человек.

Позже основатели сервиса попробовали разные маркетинговые механизмы, но пришли к выводу, что Kidsout эффективно привлекает новых пользователей через соцсети и с помощью сарафанного радио.

Доступ к базе бебисситтеров Kidsout предоставляется по подписке. Её цена вначале составляла 299 рублей в месяц, а сейчас — 399 рублей. По данным Кронгауз, у сервиса 1800 подписчиков.

Родители платят бебиситтерам, которые сами выставляют цену на свои услуги: кто-то берет в час 200 рублей, а кто-то — 800 рублей. Это позволяет родителям найти оптимальное предложение.

Кронгауз обращает внимание, что бебиситтеры, которые еще не отработали большое количество часов, берут меньше денег, но при этом справляются с задачей не хуже тех, которые отработали тысячу часов.

Соосновательница сервиса подчеркивает, что бебиситтеры — не сотрудники Kidsout. Сервис представляет собой доску объявлений, которая позволяет родителям найти того, с кем оставить ребенка, а молодым людям получить дополнительный заработок. Подобным образом работают сервисы вроде Uber.

В сентябре 2015 года Kidsout открыл доступ всем пользователям из Москвы и Санкт-Петербурга. Тогда же в Петербурге появилась школа для бебиситтеров и офис компании.

В мае 2016 года Красильщик объявил о перезапуске Kidsout. В сервисе появились доски объявлений, чаты и система оценок не только для ситтеров, но и для родителей.

Теперь, чтобы найти бебиситтера, родителям требуется оставить на сайте объявление с датой и временем, а также указать возраст и (если есть) особенности ребенка или детей.

На запрос откликаются бебиситтеры, которым подходят установленные параметры. Родитель может задать им дополнительные вопросы, а потом выбрать подходящего и подтвердить заказ.

Кроме того, у компании появились мобильная версия сайта и приложения для iOS и Android-устройств. Чтобы их разработать, создатели собирали средства с помощью краудфандинговой платформы Boomstarter.

Им требовалось 500 тысяч рублей. Приложения заработали осенью 2016 года, но сейчас они недоступны в App Store и Google Play. Новые версии сервисов появятся в конце апреля 2018 года.

«Мы удалили приложения, потому что у нас были проблемы с тем, что Apple не любит, когда деньги идут не через нее. Компания не разрешает подписываться на сервисы не через App Store, в противном случае получалось бы вдвое дороже для пользователей», — пояснила Кронгауз.

Выход в другие города

В 2017 году Kidsout стал доступен жителям Тюмени. По словам Кронгауз, в городе работает экспериментальная франшиза. Соосновательница Kidsout называет условия сотрудничества «мягкими», но не раскрывает подробности.

Сервисом в Тюмени занимается Анжелика Копыльцова, но руководители основного проекта контролируют все процессы и помогают в сложных ситуациях.

Kidsout планирует запускаться в других регионах, но до этого момента хочет довести до идеального состояния качество и надежность, поясняет соосновательница Kidsout.

Работа с детьми — это не парикмахерская. Если что-то произойдёт с брендом Kidsout в Тюмени, то это ударит по нашему бизнесу. Это очень тонкая вещь. Нам надо четко прописать все гайдлайны.

Мы должны расти с той же скоростью, с которой мы можем растить качество. То, что у нас такие лояльные и симпатичные бебиситтеры и довольные родители — это вопрос медленного роста.

Каждый день я отвечаю на три письма. Пишут из Краснодара, Красноярска, Сочи, Новосибирска, Киева. Я всем отвечаю, чтобы написали мне через несколько месяцев. Но девушка из Тюмени настолько была настойчива, что мы не смогли от нее отвязаться.

Екатерина Кронгауз

В июле 2016 года Кронгауз рассказывала РБК, что Kidsout планирует запустить сервис в Израиле. Для сервиса уже нашли местных студентов, но проект не состоялся. Соосновательница проекта пояснила, что сорвались обе команды, которые хотели развивать Kidsout.

«Оказалось, что там довольно муторное законодательство, и сами мы не были готовы разбираться с ним. Наши партнеры тоже», — говорит она.

Конфликты и риски

Над Kidsout на постоянной основе работают 15 человек: администраторы и служба поддержки. Недавно сооснователи бизнеса наняли директора для сервиса, потому что уже не могли управляться с ним самостоятельно. Кронгауз говорит, что Kidsout тяжело совмещать с работой в Meduza.

В службе поддержки работают посменно два сотрудника — они помогают родителям и бебиситтерам в конфликтах или сложных ситуациях.

Я живу в Риге, но когда приезжаю в Москву, то открываю в смартфоне папку, в которой находятся всевозможные сервисы: уборка, доставка продуктов MoscowFresh, каршеринг и такси. Я пользуюсь разными сервисами и часто обращаюсь в службу поддержки из профессионального интереса.

Екатерина Кронгауз

По словам Кронгауз, некоторые родители не платят ситтерам. В этом случае Kidsout закрывает им возможность пользоваться сервисом и возмещает деньги исполнителю.

«Есть родители, на которых попадались все, но почему-то бебиситтеры стеснялись и боялись об этом нам сообщить. Мы узнали только тогда, когда десять человек через них прошли», — рассказывает соосновательница Kidsout.

В случае, если родители отсутствуют дольше, чем заявляли в объявлении, бебиситтер остается с детьми. Потраченное время ему обязаны компенсировать клиенты. Одно из жестких правил Kidsout — не оставлять детей одних ни при каких обстоятельствах.

Если некорректно себя ведет бебиситтер, то сервис дарит родителям подписку или часы для другого заказа. Исполнителя-нарушителя блокируют. Такая же участь может постигнуть родителей-мошенников или хамов.

Кронгауз говорит, что на компенсации ежемесячно уходит «небольшая сумма», которая не превышает 50 тысяч рублей.

Один из рисков для бизнеса — ситуация, в которой родители напрямую договариваются с бебиситтерами, то есть вне Kidsout. Первое время основатели проекта воспринимали это болезненно, но сейчас, по словам Кронгауз, стали проще относиться к таким действиям пользователей.

Мы понимаем, что если бебиситтер закрывает полностью нужды родителей, то он может работать напрямую без нашего участия. Мы готовы к тому, что пользователи уходят от нас. Но чаще всего у бебиситтера есть свое расписание, и он не может полностью удовлетворить интересы одного родителя.

У меня был случай, когда я хотела пойти на концерт, а так получилось, что все три бебиситтера, которые периодически приходят, идут на тот же концерт. Окей, я найду четвертого через сервис.

Екатерина Кронгауз

Инвестиции и выручка

В 2017 году выручка Kidsout от подписки составила более 8,4 млн рублей. Основатели проекта направляют все заработанные средства на развитие сервиса. «С этим надо завязывать и выплатить всем нашим соучредителям немного денег, чтобы почувствовать себя лучше», — добавляет Кронгауз.

По данным «Тинькофф журнала», ежемесячно компания тратит 500 тысяч рублей на зарплаты сотрудникам (как штатным, так и внештатным), 20 тысяч рублей на SMS-уведомления, которые поступают ситтерам и родителям, 55 тысяч рублей на хостинг и поддержку сервисов, три тысячи рублей на налоги.

Сейчас долей в Kidsout, по словам соосновательницы проекта, владеют семь человек: Екатерина Кронгауз, Илья Красильщик, Андрей Московский, Егор Хмелев, Александр Глушков, Дина Зайнулина и Ирина Андреева. При этом согласно базе данных «Контур.Фокус», Кронгауз — единственный учредитель бизнеса ООО «Детки в порядке».

У всех учредителей есть основная работа. По этой причине Кронгауз не считает себя и своих партнеров стартаперами. «Совмещать дело с основной работой очень трудно, хорошо, что мы доросли до момента, когда можем набрать людей. Стартап — это то, чем люди должны заниматься постоянно», — говорит она.

Соосновательница проекта рассказывает, что в 2013-2014 году Kidsout попытался привлечь инвестора. Команда проекта подготовила презентацию и заплатила консультанту, который должен был проработать финансовую модель Kidsout.

«Мы три раза платили за финансовую модель. В нашей ситуации — это абсолютно бессмысленная вещь. Это словно тыкать пальцем в небо, потому что нет рынка. Мы общались с разными потенциальными инвесторами, но, видимо, не очень умели этого делать. Или не хотели. Я рада, что у нас не было инвестора», — говорит Кронгауз.

В ближайшее время Kidsout планирует отказаться от подписки в пользу фиксированной комиссии. Основатели пока не определились с её размером и тестируют разные варианты.

Комиссия будет списываться с помощью системы проведения безопасной сделки от «Яндекс.Денег».

По словам Кронгауз, школа бебиситтеров окупается и приносит основателям «десяток-другой» тысяч в месяц. В разговоре с «Тинькофф журналом» она сообщила, что ежемесячная чистая прибыль — 20 тысяч рублей.

В начале марта 2018 года проект объявил о поиске директора для этого бизнес-направления.

Важно, что мы продаем новую философию работы с детьми. Сейчас она уже не очень новая, но четыре года назад была таковой. Очень мало людей, которые умеют работать с детьми так, чтобы людям вроде меня это было приятно: без лишней тревоги, опеки, не забирая ответственность у детей и не балуя их. Всё в рамках, но не в тревожных.

Екатерина Кронгауз

Помимо школы и подписок на сервис, Kidsout с 2016 года зарабатывает с помощью организации детских площадок. Пользователи могут заказать услугу для свадеб или конференций. В заявке необходимо указать количество и возраст детей, а также требуемое число бебиситтеров и аниматоров.

Стоимость услуги зависит от количества часов, размера площадки, количества и возраста детей, а также от числа игрушек. В месяц компания может заработать от 25 до 200 тысяч рублей.

Отдельный проект — школа нянь, которую несколько раз провели в 2017 году. Стоимость участия в ней составляла девять тысяч рублей. С осени 2018 года Kidsout собирается организовывать обучение для нянь на постоянной основе.

По словам Кронгауз, в планах основателей Kidsout сделать каждое направление бизнеса самостоятельной единицей.

#истории #kidsout

{ "author_name": "Maria Łacińska", "author_type": "self", "tags": ["\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438","kidsout"], "comments": 56, "likes": 41, "favorites": 12, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "33413", "is_wide": "1" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } } ]