Plugotarenko Sergey
3 154
Блоги

Есть ли в России шанс для Кремниевой долины: мнения разделились

«Может или нет», «Когда и где», «Если да, то что нужно сделать, чтобы в России возникла своя Долина (Кремниевая, Силиконовая или скорее Цифровая)» — такие вопросы я задал своей френдленте в Facebook. Их ответы и срез мнений вполне наглядно демонстрируют настроения в российской ИТ-индустрии, в некоторой степени — в стартап-среде и в целом в среде тех, кто занят цифровизацией нашей страны.

Поделиться

В избранное

В избранном

Начнём с географии. Я предложил подписчикам выбрать из списка наиболее подходящие города (области, регионы) нашей страны для строительства российской Долины.

В итоге никто не выбрал Иннополис (хотя многие его обсуждали), который, казалось бы, и является первой и единственной более-менее развитой технологической локацией для компаний и технологических стартапов, специально разработанный и построенный для них. Примерно та же участь в комментариях моих друзей постигла и подмосковный проект «Сколково». Почему так? Можно понять из комментариев в обсуждении, но об этом позже.

Участники дискуссии выделили: Калининград, Сочи, Владивосток.

Калининград — близко к Европе, особая экономическая зона, активное развитие региона, регулярное железнодорожное и авиасообщение с Москвой.

Сочи — развитая инфраструктура, доставшаяся «в наследство» после Олимпиады, которую нужно использовать, а также море, горы (географические условия тут, пожалуй, наиболее близки к тем, которые есть в распоряжении калифорнийской Долины).

Владивосток — близость к Азии и максимальная развитость или интеграция с новыми ИТ-лидерами (технологически развивающиеся семимильными шагами страны Азии и тамошние перспективные рынки потребления).

Не все смогли выделить определённый город, многие сходились во мнении, что Долину нужно строить там, где есть кадровая база и научная среда — сильные ИТ-вузы, технопарки. Что важно, и здесь мы как раз можем привести Иннополис в качестве примера, — вокруг потенциальной Долины должна быть инфраструктура — метро, магазины, торговые центры — всё для комфортной и полноценной жизни.

А нужно и возможно ли? Скорее нет, чем да — так оценили мои подписчики возможность и целесообразность возникновения или строительства российской Долины. И привели множество аргументов, с некоторыми трудно не согласиться.

В качестве аргументов в пользу того, что подобная мечта в условии российских реалий скорее и останется мечтой, а не станет былью, назвали:

  • Существование реальной калифорнийской Долины, методично развивавшейся десятки лет при участии государства и бизнеса, — феномен, которому мы можем только подражать, а подражать — плохо.
  • Сегодня нужно смотреть и стараться реплицировать (если вообще в этом есть толк) не столько западные образцы, сколько восточные.
  • Подобную Долину не нужно создавать искусственно, она должна родиться сама тогда, когда придёт время, если вообще придёт. Это решат самостоятельно её потенциальные резиденты.
  • Многие подобные проекты дискредитировали себя, хотя изначально внушали доверие, получали поддержку наших предпринимателей и государства.
  • Быть технологическим стартапером или молодым ИТ-предпринимателем в России невыгодно.

Отмечу, что те, кто считает возникновение российской Долины возможным, называют сроки реализации подобного проекта в среднем от двух до семи лет — именно за этот период в нашей стране должна достаточно развиться инфраструктура для развития цифрового бизнеса, предпринимательства, стартап-направления.

И я бы хотел верить, что это произойдёт как можно скорее. Как и хотел бы верить в то, что Россия в этой области может развиваться самобытно, не копировать другие примеры, а создавать новое. Не стараться догнать уходящий поезд, а попытаться заглянуть в послезавтра (а не завтра), каким-то гениальным образом увидеть там тренды и сделать на них ставку.

Чтобы через десять лет оказаться в числе тех, кто задаёт тренды в выбранных областях, а не лихорадочно старается от них не отстать (или, что ещё хуже, запретить их использование в стране).

Немного статистики. На РИФ 2018 в рамках открывающей панели мы традиционно презентовали главные показатели рунета. Аналитики нашей Ассоциации посчитали и главные показатели индустрии стартапов — делюсь:

  • Около 700 технологических стартапов существует в России на разных стадиях развития.
  • 79% всех российских стартапов находятся в Москве.
  • Согласно оценке Всемирного банка (World Bank’s Doing Business Index), Россия занимает 26 место в списке 190 стран по показателю лёгкости ведения бизнеса.
  • Объём венчурных инвестиций в 2017 году составил $125 млн.
  • 79% российских инвесторов в 2017 году работали с российскими стартапами (на 13% больше относительно 2016 года).
  • 13% российских инвесторов в 2017 году инвестировали исключительно в зарубежные проекты (на 40% меньше относительно 2016 года).
  • 58% вложений всех венчурных фондов было направлено в ИТ-проекты.

Выводы, к которым я прихожу по итогам неожиданно оживлённой дискуссии в Facebook и глядя на цифры наших аналитиков, — всё же умеренно оптимистичны. У России есть потенциал для активного развития предпринимательства и стартапов в ИТ, но мы не совсем к этому готовы. При этом очевидно, что искусственное строительство российской ИТ-долины сегодня — преждевременный шаг.

Необходимо подготовить почву для этого — и в этом процессе должны принимать участие как бизнес-структуры, так и органы власти.

И главное — мы должны как-то договориться (друг с другом, с властью, с международным сообществом), что Россия делает определённую осознанную ставку на высокие технологии: ИТ и «цифра» должны быть признаны новым национальным проектом и вызовом (как когда-то космос, атомная отрасль и фундаментальная наука в Советском Союзе).

{ "author_name": "Plugotarenko Sergey", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 115, "likes": 16, "favorites": 10, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "41662", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } } ]