Никита Евдокимов
4 855

Детство в криминальном районе, работа с 12 лет и помощь стартапам

История украинского промышленного дизайнера и основателя студии ARTKB Александра Нестеренко.

Поделиться

В избранное

В избранном

Компания ARTKB разрабатывала дизайн и запускала производство вспышек для смартфонов iBlazr, готовила прототип устройства для Petcube и сотрудничала с другими известными украинскими стартапами.

А сам Нестеренко проделал путь от рядового инженера-конструктора до основателя успешного конструкторского бюро. Корреспондент издания MC Today Ярослав Друзюк пообщался с предпринимателем и записал его историю.

Александр Нестеренко, фото ARTKB

«Прелесть опыта в том, что он никуда не девается, он может только накапливаться», — улыбается Александр Нестеренко.

Руководитель ARTKB встречает нас в просторном офисе компании на Подоле (район Киева — vc.ru). У конструкторского бюро Нестеренко обширная сеть заказчиков и производство в Украине и Китае. На столе в переговорной — конфеты Roshen, одного из клиентов ARTKB.

Инженерное образование, опыт конструкторской работы с индивидуальными заказами, работа на предприятии, запуск собственного бизнеса — когда перечисляешь вехи карьеры Нестеренко, начинает казаться, что всю жизнь он готовился именно к тому, чем занимается сейчас — руководству известным конструкторским бюро.

«В любом случае, каждая разработка отображается на накопленном опыте», — отвечает Нестеренко. Но, разумеется, складывалось всё не настолько просто.

Детство в бедности на Троещине

Детство Нестеренко прошло в 1990-х годах на Троещине (район в Киеве — vc.ru). Он родился в семье инженера-конструктора. До развала СССР Нестеренко-старший работал в конструкторском бюро крупного завода, был начальником цеха.

Но в начале 1990-х годов ушел с работы — зарплату не платили. «Папа был лучшим специалистом в Украине в своей области. Ничего, кроме проектирования, он делать не умел, поэтому начал работать под заказ из дому», — вспоминает Нестеренко.

Потеря обоими родителями постоянных мест работы, нехватка денег, криминальный район, в конце концов: «Нищета и безденежье, — заключает Нестеренко. — В эти годы у нас не было денег не то что на одежду, но и на еду». Припоминает, что зимой как-то приходилось ходить в школу в маминых сапогах.

Работать пришлось с 12 лет: сначала страховым агентом, потом курьером. «Платили, по-моему, по 30 центов за адрес. За день можно было на 10 долларов набегать. Правда, кроссовки стаптывались за неделю», — смеется Нестеренко.

Немногим позже добавляет уже без улыбки: «Уже тогда я понял, что не хочу жить в бедности и возращаться к таким временам».

Для парня с Троещины в то время гораздо легче было бы уподобиться большинству молодежи и заняться «бизнесом» — в большинстве своем едва ли легальным. Возможности для этого были: когда у Нестеренко-старшего появились первые заказчики, это были люди, построившие бизнес в 90-е.

Встречал отец их прямо дома — рабочий кабинет таким образом превращался в комнату для переговоров. «Вопрос был не только в том, что тебе в конце концов могли не заплатить. На кону стояло гораздо больше, вплоть до здоровья», — рассказывает Нестеренко.

Отец Александра Нестеренко

И всё же сын решил пойти по стопам отца. Ещё в старших классах школы Нестеренко раздобыл учебный прибор для черчения — кульман — и попросил отца научить его проектированию. Тот ближе к началу 2000-х нашел постоянных клиентов и стал стабильно зарабатывать.

«На примере папы я видел, что умственный труд может приносить деньги. Я понимал, что хороший инженер может заниматься любимым делом и неплохо зарабатывать. Для мне это было значительно интереснее, чем другие способы заработка», — объясняет Нестеренко.

Как Нестеренко научился продавать

Начинал будущий инженер-конструктор с малого: относил туда-сюда чертежи. Потом ему доверили делать замеры и чертежи деталей. Со временем — простые заказы и проектирование пресс-форм.

Впрочем, довольно скоро Нестеренко и сам смог научить чему-то отца. Один из заказчиков расплатился компьютером, и работа на третьем «пентиуме» существенно ускорила процесс проектирования.

«Со временем я перевел отца с кульмана на компьютер, вернул ему таким образом должок», — рассказывает Нестеренко.

Параллельно работая с отцом, Нестеренко закончил механико-машиностроительный факультет КПИ. Вскоре выпускник женился и съехал от родителей. После появления первенца он решил бросить работу с индивидуальными заказчиками ради стабильного рабочего места.

Портфолио с выполненными заказами (пресс-формы для системы голосования в Верховной Раде, сотрудничество с Nord и «Дарницей») помогли Нестеренко устроиться на завод по производству вентиляционных систем Vents.

«Хорошая современная компания, огромный цех, ещё и в пяти минутах езды от моего дома», — вспоминает Нестеренко первую запись в трудовой книжке.

Оказалось, что на заводе он не просто самый молодой, но и самый опытный конструктор по оснастке — с сотней спроектированных пресс-форм, которые работали на предприятиях по всей Украине. Вызов появился только после перехода на другую позицию — управление производственными процессами на новом заводе компании.

«Новое предприятие, новое оборудование, новые люди — это был очень классный опыт, который я до сих пор использую. Именно на этом объекте ко мне пришло понимание, что такое серийное производство», — признает Нестеренко.

После этого инженер решил попробовать себя в совершенно других профессиях — в отечественной торговой фирме и украинском представительстве крупной европейской компании.

«В плане организации компании, бизнес-процессов и продаж я получил неоценимый опыт. Более того, я научился общаться с людьми и продавать», — рассказывает Нестеренко.

Получить опыт работы в других сферах и иерархических структурах он советует всем начинающим бизнесменам: «Это убережёт вас от многих рисков».

Первые шаги Нестеренко в роли основателя

Начать своё дело Нестеренко решился сразу же после финансового кризиса 2008 года. Он уверяет — к тому времени получил все необходимые знания для старта бизнеса. Волнения при этом не испытывал.

Мне было предельно ясно, что нужно делать. Если за три года до того я занимался фрилансом и не понимал, куда двигаться, то после опыта работы в других компаниях всё стало на свои места.

По словам Нестеренко, ARTKB в действующем виде создавался именно тогда. Основатель компании сам придумал название (ART — искусство, КВ — конструкторское бюро), а также разработал сайт.

Нестеренко чётко обозначил нишу — промышленный дизайн. После кризиса в стране наметился определенный рост, у крупных предприятий появились планы по выходу на зарубежный рынок. Отсюда — спрос на продукты с красивыми корпусами. Среди первых больших клиентов ARTKB оказались Roshen и Ecosoft.

«Саша помогает рынку. Он может сфокусировать предпринимателя одной фразой — может задать направление для развития целой компании всего лишь одним вопросом», — комментирует основатель компании Delfast Даниил Тонкопий.

ARTKB. Старый офис

Тонкопий рассказывает о своей истории сотрудничества с Нестеренко. Много лет назад он пришел в ARTKB с идеей радиомаячка для вещей, которые высылают данные об этой вещи на смартфон.

«Тогда я был зеленым новичком, ничего не понимающим в хардвере. Саша с коллегами проконсультировали меня, подробно рассказали, как и из чего это будет состоять, какие шаги мне надо пройти и с чем я столкнусь», — продолжает Даниил. Руководитель компании Delfast уверен — подобное могут делать только опытные предприниматели и наставники.

Сотрудничество со стартапами

2000-е годы — это перманентный кризис, который прерывался редкими просветлениями на рынке, говорит Нестеренко. После очередной волны кризиса многие большие предприятия свернули направление разработки, решив сосредоточиться на имеющихся продуктах.

Главными инноваторами на рынке оказались мелкие стартапы — те, кто буквально были вынуждены идти на риск.

«В 2012 году к нам пришел парень, открыл ноутбук, начал что-то рассказывать. Оказывается, это питчинг был. Мы же не знали еще тогда, что такое питчинг, что такое стартап», — улыбается Нестеренко, вспоминая первую встречу с основателем и исполнительным директором компании Concepter Владиславом Тисленко.

Производство iBlazr

«Когда начинал заниматься проектом (вспышек для смартфонов — vc.ru) iBlazr, ещё не было ниши стартапов», — рассказывает Тисленко. Вспоминает, что к ARTKB он пришел с рендером продукта, без представления, как его реализовать.

Финальным продуктом он стал после того, как Нестеренко помог создать новый дизайн. Добавляет — в полной мере оценить заслугу ARTKB сумел только тогда, когда в Concepter сами начали заниматься производством.

«У Влада уже было несколько команд, которые отвечали за разные аспекты разработки. Мы же должны были по концепту спроектировать все конструкции корпусов и прототипы, а потом организовать серийную сборку продукта в Китае», — рассказывает Нестеренко.

В конце концов устройство iBlazr оказалось первым украинским продуктом, который попал на полки официальных магазинов Apple. Нестеренко признает — приятно видеть, как люди покупают и пользуются продуктом, к которому он приложил руку.

«Я могу ехать по городу, а в машине напротив будет болтаться освежитель воздуха, который я сделал. Но iBlazr был большой гордостью — отечественный продукт, который вышел далеко за пределы Украины», — не скрывает эмоций основатель ARTKB.

«К слову, в последний раз именно тогда я что-то проектировал — это был корпус первого iBlazr», — вспоминает Нестеренко. Сейчас у руководителя бюро другие задачи — организация процессов, переговоры, посещения предприятий.

Нестеренко признает — инженерный опыт работы дал ему необходимую экспертизу. Но в то же время настаивает: основатель не должен злоупотреблять микроменджментом. «Он должен тратить время только на одно — развитие бизнеса», — говорит Нестеренко.

«Подход должен быть экономический, а не патриотический»

Новый проект Нестеренко — звукоизоляционная гарнитура Hushme. Это история и о приватности разговоров, и о шумовом загрязнении в офисах, коворкингах и других рабочих пространствах, объясняет Александр. «Идея Hushme появилась после реального кейса, когда девушка постеснялась продолжить разговор в Skype, потому что в это время на нее смотрело все кафе», — рассказывает Нестеренко.

Нестеренко и Hushme

Hushme призван решить проблемы с незащищенностью и неудобствами современной коммуникации. Это гарнитура нашейного типа, которая позволяет защищать звонки пользователя. На Kickstarter продукт собрал больше $70 тысяч, а позитивные отзывы о нем писали BBC и CNET. Разработка уже на финальной стадии. Сегодня запускается производство Hushme, утверждает Нестеренко.

Еще одна его инициатива — акселерация украинских продуктовых стартапов. Ранее инициатива Carrot (первый украинский акселератор hardware-стартапов) помогла десяткам украинских проектов. Но теперь Carrot интегрирован в структуру ARTKB.

«Еще на старте проекта меня спрашивали, зачем под Carrot нужно было придумывать новый бренд. У меня было представление, что ARTKB — это коммерческие проекты, а Carrot — некоммерческие. Но в итоге пришли к тому, что это действительно не имеет смысла», — объясняет Нестеренко. В ближайшее время он планируют перезапустить проект с уклоном в образовательный аспект.

«Я всегда настаиваю — подход должен быть экономический, а не патриотический», — отвечает Нестеренко, когда разговор заходит о производстве продуктов в Украине. По его словам, организовывать производство нужно с умом, а не «щоб було». «Нужно, чтобы это было более выгодно, чем в том же Китае. И это можно сделать», — утверждает основатель ARTKB.

#офлайн #украина

{ "author_name": "Никита Евдокимов", "author_type": "self", "tags": ["\u043e\u0444\u043b\u0430\u0439\u043d","\u0443\u043a\u0440\u0430\u0438\u043d\u0430"], "comments": 47, "likes": 29, "favorites": 10, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "43174", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]