Нас уволили из «Рокетбанка» в Казани, и мы доказываем, что это было незаконно

Наверняка кто-то из вас слышал о «Рокетбанке», банке, позиционирующем себя как деньгохранилище с человеческим лицом.

В закладки
Аудио

Но мало кто догадывается, что за этой маской человечности скрывается настоящий беспредел по отношению к сотрудникам компании, а именно к тем, кто занимается непосредственно доставкой карт этого банка, «доставлялам».

В недалеком и обозримом прошлом они смогли максимально некрасиво попрощаться (кого-то обманом убедить подписать бумагу о соглашении об увольнении, кого-то без обмана, но под довольно высоким психологическим давлением) с некоторыми сотрудниками Волгограда, Москвы, Самары. Очередь дошла и до Казани, но здесь у руля вышестоящих что-то пошло не так. Так началась наша история.

Примечание: статья была написана с единственной целью — придать делу огласку.

Наш коллектив исправно и качественно выполнял работу, чем мы были и сами довольны: убеждались в этом каждый месяц после подведения итогов, которые отражались в сводках и результатах ежемесячного тестирования. Но после смены руководства в 2019 году в банке последовала череда изменений.

Кто-то был категорически не согласен с новыми странными порядками и уходил сам, с другими же поступали так, как написано выше. В лицо говорили: «Не нравится — уходи». Хотя свою работу мы любили.

Под этим давлением двое сотрудников из нашего города, которые были чуть выше нас по званию, написали «по собственному» (хотелось бы уточнить: одна из них работала с самого появления «Рокетбанка» в Казани).

Никто не пытался найти им замену, пока они как положено отрабатывали на своих местах две последние рабочие недели: просто решили, что эти же обязанности можно возложить на самые нижние звенья. Так начальство пыталось сделать. Но. Доплачивать за дополнительную нагрузку никто не собирался, из-за чего и последовал наш отказ от такого рода «повышения».

К тому же нам изрядно поднадоел нескончаемый мат в письмах к сотрудникам от управляющей филиала, и один из наших коллег написал жалобу вышестоящим.

Через пару дней, посреди рабочего дня, в ущерб своим клиентам, руководство отключило наши учетные записи прямо во время самого нагруженного вечернего интервала (а нам искусно доказывали, что это у них был технический сбой в системе и даже сделали бумагу, что это правда; посоветуем внимательно прочитать комментарии на «Пикабу», куда мы также писали, там один из представителей признал, что это была осознанная блокировка). Карты не доставились, клиенты (возможно) негодовали.

Днём позднее мы как положено пришли на работу, где нас уже ждали ребята из других городов, которые приехали нас заменить. Звонок по Skype от руководителя. Он объявил, что сегодня у нас выходной день, от работы мы отстранены и завтра он приедет к нам для проверки на «соответствие должности».

Мы ушли домой: устная речь начальника была записана на диктофон, заявление о простое по вине работодателя мы направили ему на рабочую почту в тот же день. Нам его оплатили.

Однако нахождения на рабочем месте более никто не отменял, и на следующий день мы вернулись в офис в ожидании того, что будет дальше. В 10: 00 утра в кабинет вошли двое: наш руководитель и начальница отдела кадров. Стало понятно, что никто оставлять нас на рабочих местах не собирается, а делегация приехала с единственной целью — уволить. Во что бы то ни стало.

Они решили говорить с каждым по отдельности, однако мы на это не согласились и сказали, что разговор будет вестись только в присутствии остальных сотрудников. Они отказались, и, более того, руководитель решил нас припугнуть: подошёл к нашей коллеге, бросил ей телефон на колени и уже был готов её вывести из кабинета собственноручно, но сдержался и попросил удалиться по-хорошему.

Мною было сделано замечание: «При продолжении подобного безобразия мы будем вынуждены вызвать полицию». Как в детском саду дразнятся и берут на слабо дети, нам сказали: «А вызывай».

Дело было сделано. Во что они, конечно же, не поверили. Однако после того, как поступил звонок от участковой, которая сообщила, что будет через 15 минут, у руководства начали сдавать нервы: посыпались оскорбления, что мы «безмозглые» и поступаем как «зверинец».

Пришла участковая, которая в первую же очередь спросила, что тут произошло. Два «эффективных менеджера» сразу сообщили, что мы отстранены от работы. Участковая запросила у них приказ, документальное подтверждение этих слов, которого, конечно же, у них не было.

Затем сотрудница органов запросила у них удостоверение, что они действительно работники банка, но его у них тоже не оказалось. На этом моменте руководитель отдела кадров попросила участковую выйти с ней из кабинета, чтобы что-то обсудить.

Не знаем, какой разговор у них состоялся, но участковая уже зашла с явным презрением к нам (но, может быть, нам так показалось). Она приняла у всех объяснения, я написал также заявление об оскорблениях, скинул записи, где все это было прекрасно слышно, и она ушла. Мы также удалились на обеденный перерыв.

После обеда мы согласились побеседовать тет-а-тет. Нам предлагали уйти «по-хорошему», пытались внушить то, что нам на самом деле здесь очень плохо. В ответ мы предложили свои условия, так как обычно в сделках участвуют обе стороны. Переговоры ни к чему не привели.

25 марта они устроили настоящий спектакль: обвинили меня в том, что я пришел в состоянии алкогольного опьянения и заперли в кабинете против воли, при этом судорожно куда-то названивая.

Мой коллега, который узнал об этом, поспешно вернулся в кабинет, чтобы вызволить меня. Руководитель вытолкал его в коридор, где устроил потасовку, вследствие которой коллега получил сотрясение мозга, а меня за шкирку бросил на спинку дивана, из-за чего я получил ушиб копчика и порванную куртку. Все произошедшее было зафиксировано в медицинском учреждении.

Дальше на весь коллектив стали клепать акты (некоторые из них были составлены задним числом), читать и полноценно ознакомиться никому не давали. Только на подпись. Естественно, все это нами игнорировалось: ставить подпись на то, чего ты даже не видел?

И вот, 9 апреля 2019 года, прилетевшая из Москвы начальница отдела кадров привезла с собой бумаги: снова куча актов и, естественно, приказы на увольнение. Никто ничего не подписал, так как читать не разрешали.

Наняли юриста и подали иск в суд.

На первое заседание они отправили молодого человека, который в зале суда заявил, что он понятия не имеет, что происходит. Его просто отправили «проведать обстановку». Серьезный подход к делу? — Не, не слышали.

Заседание было отложено в связи с тем, что требовались доказательства «законности увольнения» от работодателя, ведь никаких документов ранее он не предоставил, хотя это предполагалось как само собой разумеющееся.

На второе заседание они явились подготовленными: распечатали какие-то карты, предоставили липовые докладные, акты и приказы. Судья изучал, а руководитель отдела кадров решила поведать историю «Рокетбанка» на заседании, вдруг ему станет интересно.

Судья старания не оценил и пригрозил, что выгонит из зала. Затем рассказ начал наш руководитель, который решил вынуть козырь: вспомнил о том, что один из коллег немного нечетко сфотографировал паспорт клиента, на что ему из отдела внутреннего контроля поступило сообщение в Telegram с фотографией этого самого паспорта.

Здесь прибалдел прокурор: «Как Telegram? Его работа на территории РФ ограничена». Он настоял о том, чтобы судья вынес частное определение по этому поводу. Дело снова отложили, так как суду требовались выписки из ПФР.

На третье заседание они принесли наши справки о зарплате, где при подсчете выходило, что за четыре месяца мы заработали чуть меньше нашей месячной зарплаты. На это нами было подано возражение, что справка действительности не соответствует. Судья его принял, и компенсация за вынужденный прогул была рассчитана по 2-НДФЛ и расчетным листам.

Четвертое, последнее заседание. Мы пригласили в качестве свидетеля нашу бывшую коллегу, которая могла подтвердить, что мы не такие уж и плохие ребята. Как только представители банка узнали об этом, сразу подали ходатайство, чтобы она не смогла ничего рассказать. Судья ходатайство принял.

Дальше начался процесс заседания, слушание дела, итог которого — наша победа. Да, они проиграли.

Нас восстановили на работе, но, конечно же, работать не давали: придумывались различные изощрённые способы издевательств, а чуть ошибка — объяснительная и акт.

На решение судьи они подали апелляционную жалобу.

Долго тянули, месяц после вынесения решения районного суда, несколько раз отправляли дополнения к жалобе, за счет чего продлевался срок. И наконец, 16 января 2020 года состоялось заседание Верховного суда республики.

И снова на заседание они отправили того, кто понятия не имеет, что происходит (в репортаже от 16 января 2020 года телеканала «Эфир» он фигурирует как юрист банка). Посмотреть его можно по этой ссылке.

Дело снова перенесли. Дата — 20 февраля 2020 года.

Мы бы хотели огласки этому делу, потому что вседозволенность некоторых российских структур и работодателей вышла на такой уровень, что уже кажется, будто это стало нормой и бороться даже не стоит начинать. Но это не норма. Это ненормально. Права работников есть, они существуют и прописаны в законах!

Также мы писали пост на «Пикабу», посмотреть который можно по этой ссылке.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Игорь Комаров", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 445, "likes": 444, "favorites": 72, "is_advertisement": false, "subsite_label": "claim", "id": 102908, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Thu, 23 Jan 2020 21:48:00 +0300", "is_special": false }
Создать объявление на vc.ru
Промо
Как творческие люди продвигают свои работы в TikTok
Интервью с тремя героями — о развитии каналов, отличиях TikTok от других соцсетей и монетизации.
0
{ "id": 102908, "author_id": 435325, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/102908\/get","add":"\/comments\/102908\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/102908"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199124, "last_count_and_date": null }
445 комментариев
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
0

Это капитализм детка. Не Советский Союз где право на труд было выше законов. Если в кармане у компании дыра, то она конечно не может содержать столько сотрудников сколько было у нее ранее.

Правда тут опытные HR специалисты вопрос решат в пару моментов, но там видимо на таких экономили ...  
 

Ответить
4

Право на труд в СССР ? может еще про право свободного передвижения вспомните ? 

Ответить
0

А что его не было ? Любой мог по стране мотаться ... Главное в две неделе на работу было устроиться ...

Ответить
5

А ещё трудодни вспомним в колхозах из которых тоже в принципе соскочить было нельзя 

Ответить
2

Курьеры, таксисты, продавцы, кассиры, охранники и прочий обслуживающий труд с минимальными гарантиями на человеческие условия труда, а также в следствие этого криминал — сегодня это перспектива в городе для всех тех, у кого нет прописки и денег, то есть для большинства. В СССР долгое время не выдавали паспорта сельским жителям, потому что в город переселялись по плану, когда для прибывших есть нормальные рабочие места. Приехал в город — получи паспорт. В колхозе он зачем? Надо смотреть не на сам факт отсутствия паспортов, а на систему распределения труда в целом. Сельские жители веками жили в общинах, не выезжая из сёл никуда дальше другого села, жизнь на селе в принципе другая, городскими мерками её мерить странно. Раздать паспорта — просто, а решать потом проблему безработицы в городах — как? Сейчас-то понятно, что это не проблема, а счастье для капитала: такой профицит рабочей силы позволяет держать высокий уровень безработицы, а значит низкие зарплаты работающим, и не обновлять основной капитал в виде оборудования. Посмотрите на Магнит Галицкого: это же ужас. Хотя с такими деньгами можно было бы автоматизировать эти магазины у дома до предела, таким образом снизив стоимость продуктов для конечного потребителя, повысив качество обслуживания и дав более высокооплачиваемые и интеллектуально-ёмкие рабочие места для тех, кто собственно автоматизирует. Но тогда бизнеса-то не станет, норма прибыли будет быстро стремиться к нулю, если оставаться в рамках национального рынка. Поэтому лучше бесконечно гонять этих «колхозников» по залу менять ценники и построить стадион.

Ответить
2

Из Ваших слов выходит что люди это ресурс государства.

А не государство ресурс людей.
Какое право имеет начальник исполкома решать стоит мне переезжать в город или нет ? 
Должен я работать в колхозе или могу сидеть изобретать что-то или стать монахом и постигать религию ? 
Вы мыслите как человек который при выборе свобода или деньги выберет деньги.
Часть комментария про магнит и суперинтеллектуальные рабочие места в Магните пустая профанация ибо мы видим по рынку что никто особо лучше чем Магнит ничего сделать не смог даже в мировом масштабе. Критиковать всегда легко а вот аргументированно у вас не получилось. Кроме как попытаться задеть жителей сел  их второсортностью.
Как же в других странах решали проблему безработицы в процессе урбанизации ? 

Ответить
3

"Из Ваших слов выходит что люди это ресурс государства."

Это не из слов выходит. Это не теория. Это констатация факта.

Ответить
0

В СССР да в РФ уже поменьше. А в Швейцарии нет 

Это не то к чему нужно стремиться

Ответить
0

"Это не то к чему нужно стремиться"

А государство нас и не спрашивает, к чему нужно стремиться. У государства на этот счет свои внутренние соображения.

Ответить
0

Ну как бы на госслужбе те же самые люди которые и живут в этом гос-ве.

Вот пока большинство поддерживают ущемление "колхозников" чему удивляться то ? 

Ответить
0

 Из Ваших слов выходит что люди это ресурс государства.

Их моих слов выходит, что, пока в городе нет достаточно работы, нельзя туда переселять людей — перенаселение не даёт блага ни городским, ни сельским. Нужно устраивать для деревни условия, не хуже, чем в городе за счёт научно-технического прогресса. Что и делалось в СССР. То, что не смогли/не успели — другой вопрос.

Вот как раз сейчас мы — ресурс государства (управляемого крупным капиталом). Нашими налогами санируют следующий обанкортившийся мегабанк и дадут налоговые льготы Газпрому. Если вы при этом скажете, что у нас идёт научно-технический прогресс, я попрошу показать где.

 Какое право имеет начальник исполкома решать стоит мне переезжать в город или нет?

Смотрите выше. Сначала создайте материальную основу, затем право. Право без возможности реализации — пустышка.

 Часть комментария про магнит и суперинтеллектуальные рабочие места в Магните пустая профанация ибо мы видим по рынку что никто особо лучше чем Магнит ничего сделать не смог даже в мировом масштабе.

Открою вам секрет: остальные компании в России и в мире работают по такой же схеме, следуя объективным факторам экономики, основанной на частном присвоении прибыли. Исключением могут быть только компании, которые вкладывают в основной капитал и потом имеют огромный рынок сбыта, не ограниченный национальными границами. Таких стран немного :)

 Как же в других странах решали проблему безработицы в процессе урбанизации?

Посмотрите на Москву после 1991 и увидите.

Ответить
0

"Посмотрите на Москву после 1991 и увидите."

Москва - это очевидная ресурсная пирамида. Пирамида жива и работает, пока есть возможность привлекать ресурсы извне.

Ответить
0

"Поэтому лучше бесконечно гонять этих «колхозников» по залу менять ценники и построить стадион."

С учетом того, что Галицкий дал денег на один стадион, а государство - на несколько. Почему государство приобрело контроль над магнитом? - Потому что для менеджеров государственного уровня это понятный бизнес. 

Ответить
0

Вы что сказать-то хотели?

Ответить
0

Да не Галицкий сам уже слился из Магнита ему надоело уже посмотри он капитализацию почти в два раза уронил пока на футбол отвлекся.

Ответить
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cgxmr", "p2": "gnwc" } } } ] { "page_type": "default" }