Финансы
CEO BPC
1018

Почему не все стартапы могут стартануть на карманных деньгах фаундеров

Практический кейс захвата миллиардного рынка (энергетика, США). С примерами и иллюстрациями.

В закладки

Меня зовут Анатолий Лисовский, я предприниматель, живу в США. Когда несколько лет назад мой друг-технарь понял, что часть проблем “зелёной энергетики” можно решить интересным техническим трюком и запатентовал найденное решение, я решил, что золотой ключик уже в кармане и под этот патент организовал компанию в Калифорнии. Но оказалось, что не только размер рынка имеет значение, но и стартовые позиции, и выбранная нами ниша.

Я расскажу, в чём проблема “типичного пути стартапа” и почему и как именно на больших рынках не работают многие привычные практики IT VC. И, может быть, мы найдём, как выпустить нашего малыша пастись к его собратьям на тучных единорожьих полях. Уважаемые господа насчитали ему дохода на несколько миллиардов долларов только в первом подходе к рынку, поэтому я верю, что есть смысл продолжать откорм и тренировки.

Боль и решение

Во многих мануалах по единорогам постулируется основной драйвер хорошего проекта: найти хорошую, сильную боль пользователя и предложить для неё хорошее решение. Чтобы рассказать всю боль энергосетей в деталях нам понадобится целый том, но сегодня я его опущу, остановившись на очевидном: все возобновляемые источники энергии (ВИЭ) являются неуправляемыми. То есть они дают энергию тогда, когда могут, а не тогда, когда надо. А вот потребитель включает чайник тогда, когда хочет. Диссонанс! Что делают энергетики? Они ставят управляемые источники энергии и отгружают электричество с них, когда потребитель хочет чаю, а ВИЭ не способны его порадовать.

Аккумулируй это!

Вокруг этой боли есть целый ряд решений, начиная от классических ГАЭС и громко известной Tesla PowerWall, - и далее с маховиками, подъёмом-спуском каменных блоков, нагревом гравия в грунте, плавлением парафина и т.д. Посмотрев все, вы увидите один общий признак: они делают какую-то работу, используя электричество из сети, а потом генерируя его обратно в сеть, обращая эту работу. Плюс решения в том, что поставить такую установку можно в любой части сети. Минус - в КПД. А для энергосетей КПД - это цена электроэнергии для потребителя. Если мы не генерируем, то наш бизнес в том, чтобы купить ночью подешевле, а продать в час пик подороже. По пути мы имеем четыре компоненты для нашей финмодели:

  • Стоимость покупки/постройки нашей аккумулирующей электростанции

  • Операционные расходы и доходы, - почём ночью купили, почём днём продали, сколько энергии потеряли между этими событиями.

  • Стоимость эксплуатации, - зарплаты и т.п.
  • Амортизацию, если она изнашивается (привет вам, литий-полимерные аккумуляторы!)

Вот это мы и решили или сильно улучшить, или радикально устранить, - совсем, напрочь. Из всего множества решений мы пока сфокусированы на offshore windfarm power plants, - ветряках, стоящих в воде.

До 2035 года всех ветряков в США должно быть построено 240 ГВт, из них по реалиям рынка примерно 80 ГВт должны быть океанскими. Возможно, применение нашей технологии изменит эту пропорцию, но загадывать пока не будем. Важен порядок цифр. Мы планируем получать $40 нашей чистой прибыли с каждого построенного киловатта океанских ветряков или $40 миллионов с каждого гигаватта, то есть эти плановые 80 ГВт для нас выглядят как плановая прибыль $3’200’000’000 (три с небольшим миллиарда). Пока не будем поднимать копытце на остальные рынки, - на которые мы конечно же пойдём чуть позже, - остановимся на родном для нас американском.

Как же стать лучше всех? Очень просто - не генерировать на ветряках электричество для транспортировки и последующего преобразования в хранилище, а отбирать у них что-то такое, что можно сразу хранить и что можно при надобности пустить на производство электроэнергии.

В итоге мы будем делать почти ГЭС! Пусть ветряк прямо от лопастей крутит насос сразу качая воду в гидросистему, которая, заканчивается стоящим наверху водохранилищем. А по пути будет точка отбора этой воды для турбины. За счет хранилища – давление на турбине будет всегда постоянным и генерацию можно легко регулировать. При оптимальном ветре и небольших нагрузках уровень в хранилище будет расти, при пиковых нагрузках и небольшом ветре – падать. Главное, чтобы вода из хранилища совсем вся не вытекла.

В итоге мы получаем все преимущества ГЭС – управляемость, запас энергии, экологичность, но с помощью ветряков наполняем её в любом месте, где профиль берега позволит нам «приподнять» хранилище над уровнем моря. Работает на ветре, а управляется как нормальная электростанция. Вуаля! Рынок, налетай!

Отлично, решение есть, - выкатываем MVP, собираем лиды, пишем трекшн и вперёд к туземуну

Хорошо быть программистом, - сел, напрограммировал, продал. На самом деле немного не так, но в общих чертах так хотя бы выглядит. Можно даже макбук иметь не очень свежий. Тем более, есть куча симуляторов MVP, как минимум, для веба и мобильных ОС. Несколько сложнее с материальными предметами. Заметно сложнее с гидравликой. Если вы не в курсе, одна атмосфера — это столб воды примерно 10 метров высотой, а даже для этого детского перепада генератору для работы понадобится поток хотя бы около полу-кубометра (чуть больше пары стандартных ванн) в секунду. Для перепада в два метра (ну, чтобы в квартиру или офис поместиться) сопоставимый по энергии расход воды составит уже 3 кубометра (15 ванн) в секунду. В общем, такой MVP не особо повозишь в легковушке, мягко говоря.

Но в реальной жизни, - раз уж мы про КПД, - то ветряки меньше 35 КВт использовать не стоит, - он у них радикально падает. А стоят сейчас маленькие ветряки примерно по $7500 за киловатт. И гидроагрегат морского исполнения примерно по $3500 за киловатт. Мы потом, конечно, конструкцию сильно оптимизируем (мегаваттные идут уже по $2500, - в разы! дешевле), но пока-то она у нас дороже серийной, так что MVP обойдётся нам с работой примерно в $700’000. Не забываем, что стройку в береговой зоне нам независимо от наших высоких целей придётся легализовывать — это ещё полтора миллиона. Итого на сам MVP мы потратим чуть-чуть больше двух миллионов. И это ещё если мы участок не стали покупать, а нашли у энтузиастов-партнёров бесплатно. Если покупать, то ещё примерно $3.5 миллиона надо добавить, на круг выйдет неровная цифра $5’700’000.

Плюс всё это время команда стартаперов сидит -в-коворкинге- на стройке и летает по будущим клиентам. Это, кстати, примерно $500K в год на одну бригаду в одной машине роад-шоу. Допустим, мы отлично собираем лиды и года поездок нам хватит, чтобы во все пять офисов будущих клиентов всё, что нужно, развезти, со всеми поговорить и всё, что нужно подписать.

Погодите, погодите! Мы же в Америке, стране безграничных возможностей! Надо идти к инвесторам! И тут мы встречаем очень вежливых ребят из Security and Exchange Commission, которые уже заботливо написали для таких, как мы:

Rule 506(b) allows an issuer of its own securities to raise an unlimited amount of money from an unlimited number of Accredited Investors and up to 35 Sophisticated Investors.

However, the issuer cannot make any offers or sales of the securities by any means of general advertising or solicitation. To prove they didn’t solicit investors, issuers must be able to demonstrate a pre-existing relationship with an investor. The relationship must pre-date any offer to sell securities.

Указанный текст действует для private issuer, не имеющего аудита инвестиционных документов. Это требование можно обойти, если заказать комплект из:

  • Бизнес-плана

  • Инвест-меморандума

  • Аудированной отчётности

Нет, даже бизнес-план самим написать, скорее всего, не получится, он должен быть выполнен по требованиям аудитора. Такой комплект нам оценили в “от 300 тысяч, но готовьте примерно 700”. У вас может появиться мысль пойти к бизнес-ангелу и взять у него эти 700 тысяч, но на комплект документов он вам денег не даст, у вас же ещё нет MVP, первых лидов и измеряемого трекинга.

Человек, не похожий на американского инвестора

Но есть важное уточнение: SEC защищает прежде всего американцев. Возможно, не американец и пожалуется в SEC, но он не в приоритете. Поэтому очевидным кажется идти искать инвестора за границей. Но и тут нас ждёт репутация США. Что это за странный стартап, который ищет деньги за границей США, чтобы запуститься с США, когда “в самих США деньги и так всем бесплатно раздают”? Да и вообще страшно это - инвестировать в чужую страну, тем более в энергетику, подробностей которой никто в обычной жизни не встречает.

Деньги, даты и мораль

Как все знают, любой нормальный венчурный инвестор очень внимательно считает “иксы”. Хорошо, если это три икса за три года, но два икса за два года тоже неплохо. Вот три икса за один год - вообще хорошо, но такое трудно найти. Очень здорово, если стартап может несколько лет показывать х2 в год. Иксы эти - капитализация, оценка, по которой инвестор может выйти. Раз наше четвероногое однорогое надо кормить, - его нужно “завтра продать”. Когда и сколько золотых дублонов оно нам готово носить? Понятно, что весь рынок в первом приближении три с небольшим миллиарда, а вот в датах это когда и сколько? Давайте оценим.

GE на фото чуть выше радуется, что продал 5 ГВт.

US EIA планирует, что до 2025 выработка на ветряках будет увеличена на 300 млрд. KWh что эквивалентно 84 ГВт эффективной или 240 ГВт установленной мощности ветряков (у них коэффициент использования мощности КИУМ около 35%). Мы пессимисты и полагаем, что процентов 40 от этой мощности будут океанскими, то есть где-то гигаватт так девяносто установленной мощности.

US BOEM сообщает, что уже пущены в работу 2 ГВт из более чем 10 ГВт готовых на сегодняшний день и 86 ГВт востребованных и готовящихся к застройке. 86 гигаватт меньше, чем 90, поэтому мы будем осторожны и пока будем говорить про 80 гигаватт.

Как уже процитировано выше во врезке, мы планируем получать $40 нашей чистой прибыли с каждого построенного киловатта океанских ветряков или $40 миллионов с каждого гигаватта, лицензируя нашу технологию производителям ветряков. Распродавать эти 80 гигаватт мы будем с опозданием от графика, допустим, 15 лет, это по пять гигаватт или 200 миллионов нашей прибыли до уплаты налогов в год. Запомним эту цифру и тот факт, что нераспределённая прибыль должна уходить на дивиденды.

Итак, мы хотим продавать лицензии операторам класса Siemens, GE, Vestas. Зачем они им? Они предлагают будущим операторам электростанций своё оборудование, аргументируя преимущество своих решений, в том числе, и финансовыми показателями использования именно их оборудования. Преимущество использования нашей технологии не только в умозрительном удобстве для оператора электростанции или человечества, а и в предметно измеряемых деньгах. Мы посчитали возможные изменения дохода оператора электростанции для нескольких рынков и получили следующие сравнительные цифры:

Base yr. Income - доход от продажи электроэнергии с классического ветроэлектрогенератора в год. Здесь и далее в год с киловатта установленной мощности.

Sub-plant yr income - дополнительный доход от внедрения нашей подстанции, если считать её отдельным бизнес-мероприятием (для сравнения).

Income rise ratio - рост годового дохода от продажи электроэнергии в процентах к базовому варианту с использованием классического ветроэлектрогенератора.

Base yrROI - грубый ROI классического ветроэлектрогенератора от продажи электроэнергии. Не очень корректно, так как бывают другие выплаты, но это показательная цифра.

Sub-plantyrROI - то же самое для нашей гидроподстанции, если считать её отдельным бизнес-мероприятием (для сравнения).

В энергетике «в среднем» принято ориентироваться на срок окупаемости около десяти лет. Для всех изученных нами рынков у нашей подстанции срок окупаемости 1-3 года, что и относительно отрасли в целом довольно неплохо, и относительно классических ветроэлектрогенераторов с их плановыми 10-15 годами с учётом субсидирования через REC (renewable energy credit) тоже конкурентно.

Клиентам должно нравиться. Осталось как-то сделать так, чтобы они могли такое оборудование купить. И тут самая большая проблема, - MVP же мы так и не построили. Не построили MVP, - нам нечего показать нашим клиентам, - производителям оборудования. А они очень крупные и уважаемые, они на слово не верят, им если не документацию, то хоть одну работающую электростанцию нужно показать, дать осмотреть, отчёты почитать.

Казалось бы, рынок есть и большой. Покупатели платежеспособны и имеют боль, измеряемую в заметных и привлекательных цифрах. Как сделать продукт на продажу? Что мы могли бы предложить инвестору? Выше мы насчитали миллионов примерно шесть долларов самых минимальных расходов и примерно 200 миллионов в год нашей прибыли. Допустим, мы за эти 6 миллионов продадим пакет 15% доли и потом будем платить 15% прибыли дивидендами: инвестору даже без продажи своего пакета (о, столь любимый всеми exit!) в год будет полагаться по 30 миллионов. Правда, год так на 4-5-й, пока стройка начнётся и закончится, MVP запустится. Но тем не менее, ура, мы наконец-то дошли до иксов! Пять иксов в год на протяжении 15 лет! Правда, не сложными процентами, к сожалению, зато долго и дивидендами. Но инвестор же оценивает выход, нужно посчитать и exit. Пять иксов через пять лет не получится, а если десять иксов через десять лет, - это сколько будет? 60 миллионов на exit при 200 в год? Да легко! А двадцать иксов через десять лет? 120 из 200 - легко! И даже тридцать иксов через десять лет это 180 миллионов из 200 в год. В один, каждый год, примерно с шестого...

Кстати, тридцать иксов за шесть лет это уже показатель, при котором на вас начнут смотреть с недоверием.

Можно даже нарисовать столь любимую любым стартапером картинку туземуна и понять, где х2/год встретится с балансом (на восьмой год от старта):

Вот такие иксы показывает наш непарнорогий. В теории. А на практике мы не можем даже начать разговор про деньги, так как нет денег на само начало разговора.

Обещанная мораль: того факта, что вы видите большую боль и можете предложить для неё хорошее решение, - совершенно недостаточно для рождения единорога. И даже зная, что где-то есть деньги для его родов, вы можете не иметь в руках доступной возможности их взять, - проблема может быть в самом этом “взять”. Даже если ваш малыш выглядит бодрее и красивее своих сородичей.

Пишите, спрашивайте: ceo.bpcrp@gmail.com

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "CEO BPC", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 24, "likes": 5, "favorites": 32, "is_advertisement": false, "subsite_label": "finance", "id": 93125, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Mon, 18 Nov 2019 16:30:51 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 93125, "author_id": 397254, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/93125\/get","add":"\/comments\/93125\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/93125"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199119, "last_count_and_date": null }
24 комментария
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
1

Да, многие отлаженные процессы будут изменены, как в производстве так и в обслуживании станций. Возможно подобный проект стоит предлагать производителям ветряков или тем кто принимает решение о строительстве этих ветряков (а может и тем и тем), а может и гидроэнергетиков. И с ними уже искать инвестиции под MVP. Они вам дадут экспертизу, ваш вес возрастет в глазах инвесторов. Но в вашем случае, мне кажется MVP, будет как полноценная электростанция. 
В таком случае вы должны минимизировать риски через моделирование системы и экспертизой производителей-эксплуататоров.  

Ответить
0

И это мы тоже прорабатываем, конечно, но повернуть такого монстра как GE, к примеру, - это годы переговоров. У них уже есть устоявшийся бизнес-процесс. Провернуть его, - это уровень совета акционеров. 

Ответить
0

Очень крутой текст! Я не могу технически оценить решение, но если все действительно так как вы описали, то это очень круто. 

Что касается проектов/продуктов, которые многие кодеры могут позволить профинансировать из своего кармана, то тут очень верно подмечено. Сам сейчас таким занимаюсь и просто кайфую от того, как же все стало проще с появлением IaaS сервисов (AWS, на пример).

Относительно того, что вам объективно сложно будет поднять инвестиции при ваших минимальных 6 миллионах на MVP, которые как мне кажется нужно как минимум умножать на 3, я думаю тут просто нужен свой подход. Просто из-за того, что есть прекрасные примеры SpaceX и Theranos, которые смогли. 

Плюс ко всему, нельзя ли найти помощь у какого-то государства? Скандинавия, как мне кажется, могла бы рискнуть. 

Ответить
1

Извините, но можно Теранос и Юницкого рядом с нами не упоминать? Спасибо за понимание!

Ответить
0

ок, но как это меняет тот факт что они денег на дорогущий МВП нашли? 

Ответить
0

И сели. Это не наш путь :-)

Ответить
0

извините, но 
1) никто никуда не сел
2) это никак не связанно с тем фактом, что они смогли привлечь инвестиции

Ответить
0

Holmes was in court this week for a hearing related to her criminal trial with co-defendant Ramesh “Sunny” Balwani. In that case, Holmes and Balwani are charged with nine counts of wire fraud and two counts of conspiracy to commit wire fraud. They each face up to 20 years in prison if convicted.

Нет, up to 20 years in prison is not our way totally, anyway.

Ответить
0

это все замечательно, но я все-же напишу еще разок. Никто никуда еще не сел.

Ответить
0

Правильно ли я понимаю, что помимо создания резервуара на берегу и всей потребной гидравлики, вам нужны необычные ветряки, которые вместо ротора генератора вращают ротор насоса?
Подробная статья по ВИЭ, редко такое встречается тут:)

Ответить
0

Да, всю силовую электрику мы из гондолы предлагаем выкинуть, что сделает башню и гондолу дешевле и надёжнее. И генераторам с их обвязкой стоять в здании на берегу комфортнее.

Ответить
0

То есть вы предлагаете тянуть механику от ветряка на сушу? Или как будет передаваться вращение на ротор насоса?

Ответить
1

Насос в основании башни, оттуда тихий и скучный водовод. Но мы уже сваливаемся к обсуждению нашей технологии вместо обсуждения "фаундеры всегда могут запилить MVP на коленке вечерами, поэтому до первых продаж и трекшна никакие инвестиции никому точно не нужны и быть нужны не могут".
—-
Это и есть наше ноухау, - то, что большой водовод без резких движений воды неплохо собственно саму воду может перемещать. Вспомните, как вы в озеро или реку опускаете ногу. Помните? Вы ногу опускаете, - она вытесняет воду, - и по всему озеру уровень воды на какие-то там микроны поднялся, но никто при этом воду не переносил, - она сама приходит в равновесие. И вот тут возникает тот нюанс, что принципиально отличает нас от ГАЭС, к примеру, - нам важно, чтобы не возникало гидродинамического сопротивления. Поэтому насос качает воду в большой водовод, в котором поддерживается целевое для него давление. А в другой части водовода эта вода под давлением отбирается. Ноу-хау в том, как сделать этот водовод.
Федеральные объекты ветроэнергетики стоят от тридцати и далее километров от берега, такое расстояние тянуть механикой, - это всю энергию растерять по пути.

Ответить
0

Спасибо ещё раз за объяснение

Ответить
0

Напишите в почту, - непублично, отдельно от статьи выше, можем презентацию "для партнёров" дать, раз интересны детали.

Ответить
0

Нет, я не партнер. Просто раньше был очень тесно связан с большой электроэнергетикой. За предложение спасибо

Ответить
0

Как эта модель впишется в энергорынки? Вы анализировали, к примеру, на реальной модели offshore windfarms в ERCOT? Просто посмотреть а будет ли профит приносить эта идея.

Ответить
0

Для Техаса не считали, для Луизианы рядом цифры в таблице на одной из иллюстраций приведены.

Ответить
0

Вот тут поподробнее. Немного не понятен алгоритм расчета. Как учитывались колебания цены в точке поставки. Может в точках поставки нет смысла в этой мощности.

Ответить
0

Есть суточные open data цены, - мы взяли за год, в каждых сутках взяли самые дорогие 4 часа и самые дешёвые 4 часа. 4 часа нижайших цен мы виртуально "покупаем у ветряка", в пиковые 4 часа продаём дополнительную энергию от водохранилища (гидроагрегатов в два раза больше эффективного номинала ветряков).
В случае Луизианы подстанция на этом алгоритме будет иметь ROI 103% в год от своей стоимости только на разнице цен внутри суток.

Ответить
0

Спасибо за развернутый ответ! Вот это другое дело) 

Ответить
0

А если с меньших начать? С малого, скажем так. 
GE не единственный производитель турбин ведь

Ответить
0

Мелкий детский комплект и посчитан на минимально работоспособных элементах. Мегаваттники сами по себе будут стоить в миллионах.

Ответить
0

В статье не всё написано, что мы предпринимаем, есть ещё специфические для отрасли энергетики трюки. Так что к следующей весне наш единорожек должен стать визуально статнее и взрослее, привлекательнее для разговора. Но как мы это сделаем, - пока не раскрываем.

Ответить
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cgxmr", "p2": "gnwc" } } } ] { "page_type": "default" }