Рубрика развивается при поддержке
Будущее
Farya Roslovets
316

Обсуждаем цифровые двойники и имитационное моделирование с основателем консалтинговой компании

Основатель NFP Сергей Ложкин рассказал мне, что такое имитационное моделирование, цифровые двойники, почему для Европы наши разработчики дешевые и крутые, и почему в России высокий уровень цифровизации.
Заходите, если хотите узнать, как это работает, кому нужны в России Digital Twin, сколько стоит проект и как этому научиться.

В закладки

Цифровой двойник – это точная виртуальная копия реального объекта или процесса. Их давно активно используют во всем в мире для экономии денег и повышения безопасности. Россия тоже наконец начинает двигаться в этом направлении и тем приятнее, что у нас есть крутые компании, котирующиеся даже на зарубежном рынке.

Полную версию интервью (час с небольшим) смотрите на моем YouTube-канале, там все очень живо и интересно, а в первом комментарии есть тайм-коды.

Цифровые двойники и имитационное моделирование с основателем NFP | «За моделированием будущее»

Здесь же в очень сжатом виде приведу некоторые моменты, творчески переработанные под печатный формат.

Фаря:
— Сколько времени в вашей компании существует направление «Имитационное моделирование» и почему решили этим заниматься?

Сергей:
— У нас в 2016 году работал сотрудник, который знал, что такое Anylogic. Он сказал, тема прикольная, давайте делать. И мы начали, вообще не зная, что это такое. Начали туда вкладываться, обучать людей, искать лиды. А потом этот человек уволился… А поскольку мы уже прокопали какой-то путь, решили продолжать.

— Ну смотри, появилась какая-то новая штука, которую нужно развивать, а ведь вы прекрасно понимали, что большая часть рынка – это «госуха» с соответствующим менталитетом и разваливающиеся заводы, которые как-то придется моделировать. Вы действительно поверили в эту технологию или просто решили заняться чем-то модным?

— Я бы не сказал, что это тогда было модным, там идея очень интересная. На мой взгляд, цифровые эксперименты на моделях ждут нас во всех сферах, туда надо идти в любом случае. Американцы, например, целые военные сражения моделируют, расставляют танки, самолеты, пехоту и смотрят результат боя.

Ну это в военной сфере. В гражданской Америка, Европа тоже моделируют очень давно. Китай стремиться к моделированию семимильными шагами. Например, немецкая компания SimPlan на Anylogic моделировала работу самолета Airbus, Мерседес активно использует, да любая крупная компания играется с моделями. У нас есть передовые компании, которые это делают. И коммерческие, и государственные, для которых, кстати, цифровая трансформация – одна из основных тем сейчас.

— Ну мы знаем, как это проходит…

— Мы-то знаем… но они какой-то результат должны будут дать. Невозможно об этом только говорить постоянно, скоро ведь спрашивать начну. Так что им надо что-то делать.

— Кто ваши клиенты?

— Это в основном крупные компании. Условно, ТОП-1000 – наши целевые клиенты. В основном это коммерческие компании и коммерческие с государственным участием. Среди клиентов есть системообразующие компании в энергетике, газодобыче, авиаперевозках.

— Что им интересно моделировать?

— Им интересно моделировать процессы, которые экспериментально стоят дорого. Ну, например, есть плавильная печь размером с дом, и любая ошибка изменения техпроцесса, который был выбит на камне еще в 60-х годах, может стоить очень дорого. Поэтому, несмотря на то что эффективность процесса можно повысить, на эксперименты не идут.

В этом случае можно создать «цифровой двойник», в котором учесть процессы в печи и всю обвязку – склады, краны и т.д. и промоделировать все это дело. Например, посмотреть, что будет, если мы не будем понижать температуру в печи.

— Так, а чем цифровой двойник отличается от имитационного моделирования?

— Имитационное моделирование – это процесс создания и работы с цифровым двойником, т.е. с виртуальной копией физического объекта или процесса. Это может быть бизнес-процесс, например, маршрутизации звонков, движение ЖД транспорта, автомобили, что-нибудь, связанное с логистикой и т.д.

Вообще цифровой двойник – это хайповая тема, и под него можно подогнать очень много чего. Это может быть модель какого-нибудь утюга, а можно внедрение 1С назвать цифровым двойником бухгалтерии. Мы это понятие сужаем до каких-либо физических процессов.

— Почему ты считаешь, что имитационное моделирование это хайповая тема? Я вот о цифровых двойниках практически не слышу. Более того, когда я искала на hh вакансии по Anylogic, который вы как раз используете, то их было мало, а больше половины были связаны с вами.

— Весной мы были в Мюнхене на конференции по имитационному моделированию, знакомились с компаниями, которые это делают, и я могу сказать, что Россия в этом плане отстает. Крупный рынок имитационного моделирования в штатах, там все моделируют. А в Европе, например, ты не можешь строить инфраструктурные объекты без моделирования, они даже моделировали завод Фольксваген, который у нас в Калуге.

Даже если взять Anylogic – российский софт для имитационного моделирования, который активно используют во всем мире, то в России объем использования этого продукта менее 10% по их словам. То есть у нас моделирование, по сути, только зарождается. И сейчас у нас все больше и больше осознанных запросов от клиентов.

— Когда вы приходите в компании со своими идеями, часто встречаете сопротивление?

— Да, часто. Особенно в компаниях, где люди «старой закалки» держатся за свои места и говорят, что «эта штука» не позволит им повысить эффективность. При том бывает даже, что менеджмент хочет, но нам же приходится работать на уровень ниже, с мастерами, диспетчерами, с их стороны тоже бывает сопротивление.

Но, сейчас заметен тренд на смену, и он все явнее и явнее ощущается. Уходят «старички», а кто новые приходят, они по-другому уже мыслят. Кроме того, как я говорил, сейчас всех чуть ли не сапогом впихивают в цифровую трансформацию, проводят обучение и даже на предприятиях в глубинке все чаще встречаются продвинутые ребята. Бывает, туда отправляют в командировку москвичей, и они там все развивают.

— Вы чувствуете кадровый голод?

— Зависит от ситуации, мы же проектная организация. Если прибегает много проектов, то голод чувствуется, потому что разработчика нужно готовить от нескольких месяцев. Сейчас я бы не сказал, что есть голод, у нас идет набор примерно одного человека в месяц в связи с тем, что количество проектов увеличивается, но огромной гонки в этом плане нет.

— Сколько вы платите?

— Джуниор может зарабатывать около 50к рублей. Вообще у нас достаточно стандартные ставки. Нормальные зарплаты начинаются от 80к и дальше в потолок. Если человека любят клиенты, и он хорошо совершенствуется, то он быстро может выйти на хорошую зарплату от 120к.

— То есть человек попрограммировал несколько лет, изучил джаву, пришел к вам и у него есть перспективы дойти до 200к.

— Да.

— (Многозначительный взгляд в камеру)

— Я обратила внимание, что на ютубе у вас часть видео на английском языке. Потом нахожу статью, что вы выходите на британский рынок. Почему?

— Мы действительно планируем выйти на британский рынок, у нас есть цель, чтобы половина выручки была зарубежной. Хочется работать по миру. Сейчас у нас единицы таких проектов, но хочется, чтобы это было на постоянной основе.

— Чувствуются перспективы и интерес к вам в Европе?

— Зависит от того, что мы предлагаем. Например, мы сейчас проводим обучение по имитационному моделированию и RPA для Европы и группы по 20–30 человек набираются, которые потом хотят с нами контактировать.

— Мне еще понравилось в статье, что там у них меньше проверок, лучше правовая и судебная системы, а затраты на разработчиков очень высокие. Я правильно понимаю, что разработчики будут сидеть здесь, а работать будут за рубеж?

— Да, ну это ж классика жанра.

— Просто я не в первый раз замечаю, что у нас появляются новые компании, которые делают хайповый бизнес, очень популярный за рубежом, но еще не набравший обороты в России. Соответственно, они начинают делать проекты для иностранного рынка и мне за наших разработчиков как-то даже обидно, что это, по сути, дешевая рабсила с мозгами, которую можно очень классно эксплуатировать и продавать крутые проекты за рубеж.

— Здесь не совсем согласен, что это эксплуатация, потому что такой разработчик получает очень хорошие премии. Да, он не будет получать, как человек, который живет в UK, но там и расходы на жизнь больше.

— То есть, по сути, вы просто берете ценой?

— Не стоит забывать, что мы не дешевле, чем индусы. Получается, что мы можем предложить только то, что индусы не умеют делать, где нужна действительно экспертиза, инженерия и всякие сложные вещи, которые мы делаем лучше.

— Сколько стоит ваша модель?

— От полумиллиона рублей и до бесконечности. Мы доходили до 10 миллионов.

— Сколько модель за 10 миллионов способна сэкономить вашему клиенту?

— Миллиарды. Инфраструктурные проекты очень дорогие.

— Как вы убеждаете клиентов, что им выгодно купить у вас модель?

— Самый простой для нас вариант – это когда компания в курсе, зачем нужно имитационное моделирование и просто занимает нас как исполнителей. Другой уровень, это когда мы можем сами предложить эффективность, это и есть консалтинг, по сути. В этом случае имитационное моделирование – это лишь один из инструментов, типа RPA, 1С или просто какого-нибудь технического регламента. За инструментом стоит идея, а за идеей – стратегия.

Так вот, когда мы общаемся на уровне идей, мы где-то можем продать, а где-то еще нет – не такие зрелые еще с этой точки зрения. И тут мы уходим в ту или иную индустрию, потому что невозможно быть экспертом во всем.

— Вы сами к ним приходите?

— Сейчас в основном к нам приходят.

Если вам понравилось, приглашаю к просмотру полной версии. Вы также узнаете, как создаются цифровые двойники и что они все-таки из себя представляют, как научиться их разрабатывать и при чем здесь машинное обучение и наука.

Пишите в комменты, что вы думаете об имитационном моделировании и словах Сергея.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Farya Roslovets", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 1, "likes": 2, "favorites": 16, "is_advertisement": false, "subsite_label": "future", "id": 100284, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Wed, 08 Jan 2020 08:23:43 +0300", "is_special": false }
Самый сильный бренд
страны*
*Третий год подряд по версии Brand Finance
0
{ "id": 100284, "author_id": 206753, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/100284\/get","add":"\/comments\/100284\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/100284"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199118, "last_count_and_date": null }
1 комментарий
Популярные
По порядку
0

Очень интересно, но очень непонятно)

Ответить
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cgxmr", "p2": "gnwc" } } } ] { "page_type": "default" }