vc.ru ищет PHP Middle разработчика
Будущее
EgorKotkin
3384

Больше не user friendly: как интернет-монополии убивают конкуренцию и превращают пользователей в товар

Если вы ещё не заметили — интернет уже не та либертарианская утопия, свободное конкурентное пространство и стартовая площадка с равными условями для каждого.

Такое время было, но прошло: расцвет эпохи гиков в интернете пришёлся на нулевые годы 21 века. Десятые годы стали эпохой транзита от изобретателей к маркетологам, предпринимателей к менеджерам, стартапов к корпорациям, конкуренции к монополизации.

В закладки
Слушать

Символическим концом этого транзита можно считать 2018 год, когда Google официально отказалась от своего знаменитого морального императива Don't be evil. Вместо него теперь на главную Google в пору вешать не менее знаменитое Greed is good.

На смену интернету романтического предпринимательства приходит интернет крупного капитала. Вместо старого-доброго единства «ты и я одной крови», гик и юзер, стартапер и пользователь, произошло расслоение на антагонистичные сущности: корпорации против пользователей. Причём, слово «пользователи» уже начнает казаться некоторым анахронизмом, потому что интернет уже перестал быть инструментом, которым люди пользуются.

Современный интернет всё больше опирается не на возможность быть полезным людям, а пользоваться ими. Польза для юзера уже не основная их задача, а инструмент, помогающий приманивать людей побольше и удерживать их подольше, чтобы пользоваться ими.

Интернет всё больше превращается в место, где основным товаром становятся не цифровые продукты и сервисы, произведённые умом, трудом и талантом разработчиков, а сами пользователи. Которые из пользователей превращаются в пользуемых.

«Трон: наследие»: битва пользователя против программы

Само по себе углубление симбиоза юзеров и сервисов, когда уже непонятно, кто кем пользуется, — закономерное следствие развития и усложнения интернета. Проблемой является односторонность нового формата отношений, когда корпорации уже адаптировались и превратили своих юзеров в товар, а юзеры всё ещё пребывают в иллюзии, что это они пользуются, например, «Фейсбуком», а не «Фейсбук» пользуется ими.

И вся эта иллюзия густо увита плющом лицемерия, чтобы сохранять её от разоблачения подольше. Уважение к пользователям сменилось пиаром. Те же «Гугл» и «Фейсбук» замешаны одновременно в скандалах, связанных с нарушениями прав человека в одних частях света (Китай и Мьянма, например) — и символических жестах, поддерживающих SJW-повестку в других — в основном у себя дома, в США. Первое — just a business. Второе — пиар. Потому что пиар на правах человека обходится куда дешевле, чем следование им.

Но даже если ограничиться самой природой отношений пользователей и платформ, вместо баланса интересов сторон там — полное доминирование корпораций с их платформами и экосистемами.

Google и «Яндекс» продают пользователям платные сервисы, но при этом не прекращают дата-майнить из них все соки. «Яндекс», например, тренирует распознавание картинок на содержимом личных фотоальбомов на «Диске».

Facebook даже не скрывает, что их бизнес — это пользователи, а не сервис, не предлагая платной версии без рекламы даже опционально. Бесплатность — красивое прикрытие для неприглядной реальности, в которой платный пользователь приносит лишь фиксированный доход, тогда как способы зарабатывать на «бесплатном» пользователе ограничены только изобретательностью их менеджеров.

Пользователи уже давно не гости на этом бесплатном празднике жизни в гостеприимном доме, а его главное блюдо.

Самый приличный подход (относительно других акул интернет-капитализма) у компаний типа Apple и Spotify, которые продолжают продавать железо и сервисы пользователям, а не покупать за железки и сервисы пользователей, чтобы перепродавать их всем остальным.

Но эта разница не так значительна в более широком контексте. Все эти корпорации — от Google до Apple, от Amazon до «Яндекса» участвуют в одном проекте по «экосистемизации» пользователей.

Экосистемизация — это горизонтальное расширение бизнесов до уровня мультиплатформ, которые задействованы в как можно большем количестве повседневных задач своих пользователей.

Это повышает ценность как цифрового профиля каждого индивидуального юзера за счёт многообразия видов собираемой о нём информации, так и повышает, в перспективе, «стоимость» его перехода на другую платформу.

Дело не только в переносе данных как таковых. Компании удерживают пользователей мягкой силой. Комфорт, создаваемый внутри экосистемы таков, что при попытке покинуть её — например, заменив iPhone на Android или Mac на Windows, пользователь сразу ощущает его потерю в мелких деталях вроде простоты различных синхронизаций. Таким образом, чтобы перейти в уютный комфорт другой экосистемы — ему надо или обновлять весь парк электроники разом — или оставаться «дома».

Отличаются только способы вовлечения пользователей в этот проект — бесплатно и с рекламой или за деньги и без — но направление одно. Экосистемизация — цифровой аналог крепостного права.

Крепостное право тоже начиналось как некое партнёрство между землевладельцем (платформой) и крестьянином (пользователем). Помещик давал крестьянину землю, крестьянин производил для помещика продукт, а взамен пользовался относительной деловой свободой — например, он мог раз в год «разорвать контракт» и перейти к другому помещику (Юрьев день).

Проблема этих отношений была в том, что отдельный крестьянин имел гораздо меньше влияния на помещика, чем отдельный помещик на крестьянина.

У крестьян просто не было выбора: вся земля принадлежала помещикам (речь обо всех крупных землевладельцах, включая церковь и царя). И это давало помещикам все возможности для того, чтобы по чуть-чуть сдвигать баланс интересов всё более и более в свою пользу, пока это не привело к закономерному итогу: полному закрепощению крестьян, поставившему их фактически в рабское положение.

То же самое происходит сейчас в интернете: интернет-корпорации не просто растут за счёт новых пользователей и бизнесов — они вытесняют с рынка существующие компании, заполняя собой всё пространство и выдавливая не только конкурентов, но и саму возможность конкуренции.

Наглядный пример, как это работает — Amazon, каждый новый сортировочный центр которого напалмом выжигает весь малый бизнес в округе. Причём, это не только побочный эффект их функционирования, но и целенаправленная политика: известны случаи, когда Amazon просто повторял линейку товаров представленных у их продавцов, и дублировал её по демпинговым ценам, фактически, отжимая у них бизнес-нишу.

Amazon может себе это позволить не только потому, что это маркетплейс, но и потому, что ему доступна закрытая информация о бизнес-процессах своих мерчантов. К вопросу о ценности информации и рисках бесконтрольного доступа к ним. Джефф Безос сейчас самый богатый человек в мире. То есть, либертарианская утопия раннего интернета на наших превращается в его кошмар наяву — мир, поделённый между монополиями.

Сама история успеха этих компаний и их лиц — от Гейтса до Цукерберга, от Джобса до Маска — тоже продукт пиара, современное мифотворчество с современными богами и титанами, поднявшими Землю на плечи исключительно своим умом, трудом и талантом. Эти мифы основаны на реальных событиях, а нужный эффект достигается игнорированием не укладывающихся в нарратив деталей, которые бы размывали эпичные образы. Так натуральнее.

Мифы эти служат маяком надежды для предпринимателей и разработчиков по всему миру. Тогда как в реальности бизнесы, история возникновения которых овеяна романтикой первопроходцев: выросли в гараже, начались в комнате общежития — и добились успеха, — в своём успехе доросли до таких размеров, что повторение их пути теперь становится в принципе невозможным.

В лучшем случае — один из гигантов вас заметит и купит. Теперь это новая парадигма успеха: не начать своё хозяйство, а уйти к помещику посолиднее.

Объявление на vc.ru

В этом смысле изобретение интернета напоминает историю колонизации Америки европейцами (с той лишь разницей, что в интернете до его открытия никто не жил): пространством неограниченных возможностей Новый свет был только до какой-то поры, пока империи его между собой окончательно не поделили.

Конечно, есть и другая сторона медали. Прогресс, улучшение пользовательского опыта (внутри экосистем и правда с каждым годом всё комфортнее и уютнее!). Тренировка на пользовательских файлах развивает нейросети. А рекламщики, узнавая своих потребителей всё ближе, делают рекламу более адресной — а значит, и менее раздражающей.

Идеальная реклама — та, что вообще не воспринимается как реклама, а кажется полезным советом, данным как раз вовремя. Так что и тут тотальный контроль платформ окутан мягким одеялом комфорта, обещающего уменьшение раздражения от рекламы.

Развитие платформ, сервисов, технологий, выравнивание и углубление коммуникаций между людьми на всей планете — это, возможно, главное достижение современного мира, обещающего не шаг, а рывок в развитии человеческой цивилизации.

Проблема в том, как эти блага в новом чудном, намного более комфортном, прозрачном и оцифрованном мир будут распределены.

Скорость, с которой разворачивается коммуникационная революция, имеет свою цену: новые ресурсы, возможности, технологии и способы заработка появляются настолько быстро, что абсолютное большинство человечества и значительная часть бизнесов не может к ней адаптироваться, не включаясь в бешеную гонку за первыми сливками с новых рынков.

Это позволяет открыть, захватить и поделить новые ниши до того, как туда придёт основная масса заинтересованных бизнесов и пользователей.

Чем дольше интернет-рынок развивается по законам дикого запада, игнорируемый антимонопольными регуляторами, тем дальше заходит консолидация и укрепление сильнейших игроков, увеличивая разрыв с потенциальными конкурентами.

Подобное расслоение происходит и на рынке труда, позволяя специалистам, раньше других освоивших новые скиллы вырываться в своей карьере вперёд до того, как в ней возникнет серьёзная конкуренция. Однако никакой специалист не сможет заполнить собой целый рынок труда, тогда как компании могут расти неограниченно, не просто обгоняя конкурентов, но и захватывая целые рынки, устраняя конкуренцию как таковую.

Таким образом, когда блага прогресса доходят до большинства людей, их львиная доля оказывается уже разобранной небольшим количеством игроков. Бесконтрольный рост мегакорпораций, консолидация и монолизация бизнесов и платформ рисуют картину нарастающего перевеса одной стороны, корпоративного меньшинства, новой интернет-аристократии, формирующейся у нас на глазах.

Бесконтрольный рост мегакорпораций, консолидация и монолизация бизнесов и платформ рисуют картину нарастающего перевеса одной стороны, корпоративного меньшинства, новой интернет-аристократии, формирующейся у нас на глазах.

Считанное число бизнес-гигантов будут контролировать большую часть интернета:

  • как рынка (то есть, его пользователей),
  • как бизнеса (задрав цену выхода на рынок для конкурентов до заоблачных высот),
  • как ресурса (в первую очередь, финансового, аккумулируя в своём распоряжении — как правило, в офшорах — гигантские денежные ресурсы).

Проблема в том, что все эти корпорации выросли на почве, обильно удобрённой деньгами налогоплательщиков. Та часть, о которой забывают мифотворцы титанов Кремниевой долины, — это государственные инвестиции в образование (Кремниевая долина корнями уходит в Стэнфорд) и денежный дождь госзаказа, начавшийся в годы Холодной войны и не иссякший до сих пор.

Рунет уходит корнями в Холодную войну так же, как и Долина. Либертарианская утопия рунета нулевых строилась на бетонной подушке советского образования. Особенность инвестиций в человеческий капитал, включая образование, — его отложенный эффект. Рунет (и вся русскоязычная часть Долины) — это самый яркий пример этого эффекта, поднятого плечах выпускников (а теперь — и выпускниках выпускников) советского физмата.

Пока в политике шла Холодная война, внутри и СССР, и США шли одинаковые процессы: массированные госинвестиции во всеобщее (почти) бесплатное образование и фундаментальную науку, осуществлявшиеся скучными бюрократами и строгими военными. И в СССР, и в США это делало государство. В Холодной войне одна сторона проиграла, другая победила. Однако в образовании и науке выиграли обе. Разница экономических систем сказалась только на том, кто смог воспользоваться плодами этих инвестиций: в США из них родился рынок интернета.Разница только в пиаре: чтобы не разрушать нарратив о бестолковом, бессмысленном и ненужном государстве как явлении с его гадскими налогами, советский опыт государственного управления представляется только с негативной стороны, а американский — просто игнорируются. Гейтс, Джобс, Цукерберг всё сделали сами. И университеты построили, и образование себе дали, и проекты все профинансировали.И ведь миф прижился. Советский опыт во многих глазах обесценил его политический провал с распадом СССР. Американский опыт был обесценен массированным пиаром мифов о демиургах Кремниевой долины.

В результате, что в США, что в постсоветских странах последние 30–40 лет один и тот же тренд: государство — фу, госрегулирование — фу, налоги — кража. И государства что в США, что в России послушно сворачиваются в клубок. В России, конечно, в большей степени, чем в США.

Но процессы и результаты снова как в капле воды: российского абитуриента одарили прелестями платного образования и утешительной лотереей в виде крохотной доли бюджетных мест. В США как раковая опухоль распухли и стоимость образования, и индустрия студенческих кредитов, совокупный объём которых в США уже обогнал остальные виды частных долгов, включая автокредиты и ипотеку.

При этом налоги для корпораций снижаются (или корпорации их «оптимизируют»), а сами корпорации укрупняются. Пожирание интернета монополиями в России идёт по очень похожему сценарию: быстро растущий рынок привлёк финансовый капитал, быстро скупающий, консолидирующий и концентрирующий на нём всё живое. С той лишь разницей, что в России за этим капиталом стоит Сбербанк, а в США — Уолл-Стрит.

Но эти нюансы в виде снова более заметного негативного государственного вмешательства в России никак не затмевают ту же, что и для США перспективу, в которой вместо горизонтального хаоса свободного рынка — строгий порядок вертикальных монополий.

Проблема не в государстве и не в капитале как таковых. Это лишь инструменты, возникшие в разное время для решения разных задач. Бизнесмен и бюрократ не взаимозаменяемы, чтобы можно было просто сдать функции и бизнеса, и правительства только одному из этих институтов.

Попытки это сделать приводят к перекосам в системе и эффекту маятника, следующего за ним: спасаясь от страшной антиутопии бездушного тоталитаризма и неэффективной бюрократии, политический курс и в России, и в США дал резкий крен вправо — в надежде, что их спасёт прагматичность и «эффективный менеджмент» капитализма.

Который, безусловно, в своей работе эффективен. Только эта работа — получение прибыли. И её сохранение — желательно в потаённых кущах налогового рая на каких-нибудь островах.

Государственная политика времён Холодной войны по обе стороны океана с конца 40-х до конца 70-х дала плоды. С конца 70-х в США и середины 90-х в России мы наблюдаем расцвет одного из главных — интернета и вообще цифровой коммуникации.

СССР рухнул, Америка изменилась. Люди, получившие возможность выучиться в советских и американских вузах, не зная прелестей платного образования и студенческих займов, остались и построили современный интернет. Но теперь плоды уже их труда концентрируются в руках корпораций. Которые видят образование как ещё один источник заработка, а свободный рынок и конкуренцию любят только тех пор, пока в ней не вырвутся вперёд.

Впрочем, свято место пусто не бывает: пока российское образование вымирает, а американское всё больше замещается импортом мозгов — на востоке подрастает Китай. Тоже, кстати, любопытный пример того, как китайское чудо объясняется переводом производств из Европы и США на колониальные расценки китайской рабочей силы, а огромные инвестиции государства в науку и образование почему-то проходят ниже радара.

А вот плоды их уже дают всходы: сейчас американским частным корпорациям конкуренцию на глобальном рынке могут составить только китайские государственные. Причём, Китай в этой конкуренции на восходящей линии, США на плоской, а Россию с ними даже сравнивать обидно.

И это вновь не о сравнении систем. Антагонизм капитализма и социализма во многом ковался в печах пропагандистской войны. Обеим странам нужно было доказывать своё превосходство — и они это делали, как могли.

Опыт Китая последних 30 лет, как и опыт Америки до конца 70-х показывает, что формулой успеха является государственно-частное партнёрство. Где государство инвестируют в инфраструктуру, науку и человеческий капитал.

Бизнес расцветает на этой почве, создаёт богатства — и, по идее, платит налоги, чтобы цикл продолжался.

Холодная война закончилась тем, что одна страна проиграла, а вторая — поверила в свою пропаганду. И обе, не замечая, что подъём цифровой индустрии девяностых-нулевых — это отложенный эффект государственной политики в образование и науку шестидесятых и семидесятых, эту политику забросили.

Разница государства и бизнеса не в «эффективности», а разных горизонтах планирования. Бизнесу нужно показывать в отчётности прибыль ежегодно. Государство может и должно вкладываться в проекты с отдачей, ожидаемой через десятилетия. Даже у самых больших корпораций мира нет таких горизонтов планирования.

Поэтому когда государство поверило, что частный бизнес вытянет образование и науку, заниматься этим стало в прежних масштабах некому. А бизнес просто увидел новый незанятый рынок, принявшись его с энтузиазмом монетизировать и извлекать прибыль.

О том, что это даст дальше по пути поколение спустя бизнес спрашивать бессмысленно: они даже вопроса не поймут. Для того, чтобы инвестировать в науку и образование на уровне СССР и США в прошлом и Китая сегодня у них нет ни мотивации, ни столько денег.

Инерции «государственного вмешательства» в образование и науку 50-летней давности хватило, чтобы доехать до 2020 года. Теперь на очереди отложенный эффект его сворачивания в последние 30 лет.

Приватизация и капитализация интернет-бизнеса грозит не только убить всё то, за что гики любят интернет: среду равных и неограниченных возможностей. Приватизация и капитализация интернет-бизнеса грозит выжечь саму почву, на которой он взошёл.

Испугавшись ужаса тотального государства, маятник истории качнулся в сторону дерегулированного капитализма. Ужасы государственного вмешательства, в итоге, оказались преувеличенными, а чудеса свободного рынка оказались с побочками, о которых людей не предупредили.

Однако выбор никогда не был ограничен двумя полярными вариантами — и не ограничен и сейчас. Сама парадигма «или одно — или полная противоположность» — всего лишь зомби-артефакт Холодной войны.

Люди боялись государства настолько, что бросились в объятия к своим ребятам из гаражей. А гаражные предприниматели возьми и вырасти. Вместо доброго гиковского "Don't be evil" Google нулевых людей встретила бездушная машина транснациональной корпорации, которую теперь совершенно не смутить никаким evil. Evil, хорошо сказавшийся на курсе акций, — это good. И без государства люди оказались перед ней совершенно беззащитными.

Пока конфетно-букетный период ещё не закончился, и возможность обиженным твитом или разгромной публикацией в медиа заставить транснациональные корпорации поменять курс в каких-либо мелочах ещё сохраняется.

Когда он закончится, у корпораций будут:

  • все главные платформы — контентные, сервисные, торговые, коммуникационные,
  • вероятно — контроль над коммуникационными каналами (закон о сетевом нейтралитете в США уже отменён),
  • все серверные мощности и хранимые данные (с распространением 5G большая часть личных архивов будет храниться в онлайне, доступная только пользователям и огромным корпорациям, но больше никому),
  • все данные всех пользователей интернета большей части планеты (может, за исключением Китая. Но там свои корпорации), включая непубличные — такие, как содержимое личных «облаков». Ещё одна прекрасная убаюкивающая метафора цифровой экосистемизации. «Облака»,
  • все деньги, заработанные их монопольным положением, заботливо складированные на офшорных счетах,
  • контроль над доступом пользователей к контролируемым им платформам и, как следствие, их свободой слова,
  • влияние на медиа, либо уже купленных из тех же карманов, которым принадлежит Кремниевая долина, либо отчаянно зависящих от крупного бизнеса как рекламодателей и источника трафика. Медиа уходят за аудиторией в соцсети, соцсети принадлежат корпорациям, корпорации превращаются в монополии — ну что может пойти не так.

Чтобы этого не допустить, маятник пора притормозить и качнуть обратно. Не на всю катушку, до СССР 70-х, и даже не Китая сегодня — США 60-х будет в самый раз. Интернет, в котором мы сегодня разговариваем, вырос именно оттуда.

Союз пользователей и интернет-бизнеса вырос на общем недоверии к государству. Теперь, когда компании выросли в корпорации, на месте прежнего альянса вырисовывается прямой антагонизм корпоративных интересов с пользовательскими.

И, чтобы не допустить превращения Google и ему подобных в настоящие корпорации зла, передела и цементирования интернет-рынка и цифрового закрепощения большинства пользователей, тем, кто играет на стороне пользователей, пора пересмотреть своё отношение к государству.

Государство не обязательно должно быть врагом человека. В демократиях государство может и должно выполнять коллективного адвоката.

Как, например, Евросоюз пытается защищать прайваси пользователей и регулировать монополии.В США регулирование отношений с пользователями отдано на откуп самим монополиям.

В России государство и капитал срослись до такой степени, что контроля одного за другим, они сообща пилят всё, до чего дотягивается пила.В Китае нет демократии и успехи в развитии науки, промышленности и высоких технологий идут внагрузку с цифровым тоталитаризмом.

Есть огромное количество вещей, которые государства делают, перестали делать или могут сделать, чтобы не дать прогрессу забуксовать колее консьюмеризма и биржевых показателей. Разбить монополии. Вернуть налоги из оффшоров. Инвестировать в образование и науку на уровне эпохи «космической гонки».

Чтобы это произошло — пользователи должны осознать свои интересы. Осознать, что тёплое чувство от экосистемизации и укрупнения корпораций — это молоко, которое только начало нагреваться вокруг лягушки.Что интересы корпораций уже не только не параллельно интересам их пользователей, а всё более антагонистичны.Что сами монополии себя не демонополизируют, захваченными рынками не поделятся, с уведённых прибылей налоги не заплатят — ресурсы, опыт и полномочия сделать это есть только у государства.

Что спохватиться об образовании и науке до того, как плоды предыдущего научно-технического рывка будут окончательно проедены, тоже по карману и по силам только государству.

Идея полностью довериться государству в прошлом не оправдалась. Идея полностью довериться бизнесу заходит в тупик на наших глазах. Чтобы слезть с этих безумных качелей, как можно большему числу людей, следует перестать слепо верить в монохромные идеологии социализма и капитализма и научиться видеться сильные и слабые стороны обоих подходов.

Нужно пользоваться и благами консьюмеризма, и защитой государства, не отказываясь от одного в пользу другого — но при этом не доверять ни большому капиталу, ни большому брату.

И хотя пока в нём большинству становится только удобнее и уютнее, нельзя допустить, чтобы транснациональные корпорации монополизировали самое важное изобретение цивилизации со времён письменности в обмен на улучшенный user experience и увеличенное место в облаке.

{ "author_name": "EgorKotkin", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u0440\u043f\u043e\u0440\u0430\u0446\u0438\u0438","\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430"], "comments": 89, "likes": 58, "favorites": 99, "is_advertisement": false, "subsite_label": "future", "id": 142472, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Wed, 15 Jul 2020 22:53:20 +0300", "is_special": false }
Объявление на vc.ru
0
89 комментариев
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
26

Два чая этому господину

Ответить
5

Он один в один повторил мою старую мысль, которую я еще на Роем начал  продвигать много лет назад:

Капитализм как цепная ядерная реакция, если она под контролем, то нет более эффективного источника экономической энергии, если контроль утерян - взрыв, катастрофа.

Веками элита использовала заветы старика Макеавелли, разделяла людей и властвовала.
Люди должны научиться делать тоже самое, разделить элиту на государство и компании, чтобы отстаивать свои права. Они должны смотреть на государство как на жулика, но и на корпорации смотреть как на не меньшего жулика.

Ответить
0

  Они должны смотреть на государство как на жулика, но и на корпорации смотреть как на не меньшего жулика

И при необходимости реквизировать орудия производства :-]

Ответить
0

А вот это уже в прошлом надо оставить, если что-то и реквизировать, то часть прибыли.

Ответить
1

Да, разумеется, я понимаю, что марксизм подустарел и сейчас уже слабо применИм в своём изначальном виде. Это скорее историческая параллель в плане масштаба трудов :)

Ответить
16

Корпорации сжирают всё вокруг себя не потому, что по природе злые, а потому, что могут. В развитых обществах существует система противовесов сил, благодаря которой ни одна группа влияния не могла стать доминирующей. Сейчас она дала сбой. Мир впервые видит интернет-монополии, поэтому пока просто не научился реагировать на них.

Когда Standard Oil монополизировала 95% нефтяного рынка США, правительство не поленилось издать специальный закон, принудительно разделяющий компанию на более мелкие, и ограничивающий их способность к поглощениям. То же самое ожидает и ФБ, и Гугл. Вопрос только - когда. Обратите внимание, Цукерберг уже зачастил на слушания конгресса. 

Пока в обществе нет запроса на уничтожение интернет-монополий. Всем понятно, что это предельно беспринципные акулы капитализма, продающие и покупающие всё и всех, но пока их деятельность как бы не касается общества напрямую. Standard Oil - это миллионы рабочих мест, это бюджеты штатов, и огромное внешнеполитическое влияние. Поэтому с ними никто церемониться не стал. А Гугл - это просто поисковик, просто реклама в интернете, просто скупка технологий. Пока существует такая иллюзия, их считают безобидными, и они продолжают вести деятельность. Опять утекли данные десятков миллионов людей? Ну и что, никто же не умер от этого!

Всё до разу. Обязательно произойдет инцидент, после которого они превратятся в корпорации зла. Точнее, все увидят, что они такими были всегда.

Ответить
4

О том и речь, что государство от своей роли противовеса во многом самоустранилось, по идее — чтобы дать дорогу свободному рынку, да только следующая за свободным рынком остановка на этом маршруте — централизация капитала и монополизация отраслей. Что, собственно, при регуляторной и фискальной импотенции как России, так и США, и происходит. 

Единственное, что этому можно противопоставить — это мобилизация пользователей и давление на государства не с целью извести клятых капиталистов, а восстановить баланс в Силе.

То есть, корпорации делают то, что и должны, выполняя свою социальную функцию — зарабатывать максимум денег.
Регулировать их, не давать им наносить вред обществу и разрастаться до угрожающих размеров — задача государства. Оно со своей задачей не справляется, прогибаясь под капитал и поддаваясь им на всех фронтах. 

Соответственно, рост монопольной опухоли — недосмотр правительств, и давить, чтобы это исправить, надо именно на них.

Ответить
1

Не могу разделить ваш оптимизм относительно возможной консолидации общества (пользователей) по вопросу распределения баланса сил в Сети. 99% юзеров - инстагейминговые ютуберы, не способные осознать даже саму угрозу. Возможно она пока не настолько отчётливо видна.
Как бы там ни было, если представить что нынешний интернет-рынок - это проезжающий мимо поезд, то я уверен, что несмотря на огромную скорость, с которой он движется, люди однозначно будут пытаться в него запрыгнуть.

Ответить
1

Верно. Только в сознании людей - до сих пор главная проблема, это государство. То что гугл следит за твоим местоположением, читает и хранит ВСЕ твои файлы, сообщение и прочее - ха, подумаешЬ, мелочь, их право...
Когда же госудаство просто запрашивает скажем имя фамилию пользователя - УУУ ВСЕ ФАШИСТЫ КАПИТАЛИСТЫ угнетают , Fight the Power!

Единицы понимают что государство, даже тоталитарное, это по сути последняя защита народа от рабства корпораций, единственный механизм который худо-бедно их права защищает. 

Ответить
2

Вы забываете тот факт, что умные учатся на чужих ошибках. Тот же Рокфеллер недостаточно плотно влился в государство, тогда как американские IT компании стали единым целым с демократической партии.
Также надо понимать еще то, что IT монополии не берут денег с людей, значит они не выглядят в их глазах злобными монополиями, значит нет запроса от общества на их ликвидацию и как следствие нет такой политической силы.

Ответить
1

Большинству людей свойственно пытаться угадать будущее опираясь на опыт прошлого, не учитывая то, что исторические талмуды доступны оппонентам в том числе.

Ответить
1

Увы, но нет. Есть большая разница - Standard Oil всегда имел репутацию корпорации и торговал нефтью, а не юзерами и информацией. Поэтому его нагнули без проблем.

А вот нагнуть Гугл, у которого контроль над данными (в том числе глубоко личными) 99% правительства не говоря уж о гражданах всех стран мира, кроме пожалуй Китая? Удачи хехе.

Ответить
11

Хороший текст

Ответить
6

«Мне сложно перенести список контактов с iOS на Android, поэтому нам срочно нужен аналог Коммунистической партии Китая» — краткое содержание статьи.

Ответить
1

Для таких как вы, автор и пишет, не нужно шарахаться из стороны в сторону, ни в дикий капитализм, ни в совок.
Скажите честно, вы согласны с тем, что вы можете свой номер перенести из одного сотового оператора в другой?
В этом духе и нужно ограничивать компании монополисты.

Ответить
1

Интересный пример.
А почему вообще возникла такая потребность сохранить за собой номер телефона? Не потому ли, что государство сперва обязало нас привязать к конкретному номеру свои аккаунты в соц.сетях, мессенджерах, e-mail, электронные кошельки, а в свете последних событий даже проездной в метро.
Т.е. создали проблему, а потом героически её преодолели (с).

И что-то мне подсказывает, что операторы, даже имея желание покончить с «мобильным рабством», не могли бы ничего сделать без участия Минкомсвязи и спецслужб.

Ответить
1

Ерунду пишете. Захотел перейти на оператора, где условия получше — и оповещай теперь все свои контакты о смене номера? Это и есть пример цифрового крепостничества. Естественно, компании этим пользовались. И здесь регуляция реально а) освободила людей от этой формы закрепощения; б) разогнала конкуренцию, мотивировав операторов бороться за клиентов чуть активнее. То есть, капитализму в форме свободного рынка и конкуренции государство помогло. Проиграл тогда монополизм.

К тому же у вас просто очерёдность событий нарушена. Перенос номера появился ещё при Медведеве, задолго «государство обязало» где-то делать это онлайн. ВК сделали это до Госуслуг, по-моему, и точно до московского метро. И вообще бизнесы активно выманивают номера телефонов у пользователей, потому что им это выгодно.

Ответить
0

Если вы чем-то пользуетесь долго, вы к этому привыкаете, это становится вашей собственностью (даже если это не так деюро), с которой расстаться трудно.
Представьте, что если бы вы переезжали в другую страну, вас заставляли бы сменить имя. А ведь раньше так и было, когда получение подданства подразумевало смену религии и крещение под новым именем.

Ответить
1

а ты хорошЪ ! пять баллов!

Ответить
5

Если продукт бесплатный, то продуктом являетесь вы

Ответить
2

да, и меня это устраивает

Ответить
0

Это в школах надо вдалбливать, или в детских садах еще.

Ответить
1

вот вы не хотите быть продуктом, а я не против. Почему я должен ради ваших амбиций отказываться от бесплатных сервисов? Почему я должен свою жизнь перекраивать под ваши представления о правильном?

Ответить
0

Все дело в прогрессе, тех, кто его замедляет нужно подчинять силой.
Если пришло время сносить рабовладельческий строй ради выхода на новый этап развития, то нет смысла спрашивать рабов, хотят ли они продолжать быть рабами.

Ответить
1

нужно подчинять силой

понятно, вы преступник. А с преступниками диалог не веду

Ответить
–1

Демократия подчиняет меньшинство силой, демократия преступна?
Я поэтому про школы и заговорил, чтобы большинство просвещать, которое уже заставит меньшинство мракобесов подчиниться.

Ответить
0

1. Любое насилие преступление. На насилие ответ один- Кольт 45-го калибра. Толпа это вообще не аргумент, нельзя ради личных хотелок толпы применять насилие даже к одному человеку, иначе это миллионы преступников и соучастников.
2. С чего вы решили, что вы в большинстве?
3. "нужно подчинять силой"- кто вы, чтобы решать, что нужно или не нужно? Вы всего лишь Денис по фамилии Демидов, ничего более.
4. Я уже сказал- цивилизованный разговор с вами окончен. Прошу больше не писать.

Ответить
1

1. Глупости, миллионы не могут быть преступниками, это факт. Миллионы становятся государством, пусть его законы вам могут и не нравиться.
2. Я не в большинстве, я же писал про школы, где надо воспитывать прогрессивных людей, понимающих, что бесплатно только в мышеловке бывает. Я как раз таки в меньшинстве, такие как вы в большинстве.
3. Я должен у вас спрашивать, какое мне мнение иметь?
4. Так и не пиши, а я буду, если считаю нужным, не в личку же тебе пишу, а чтобы другие могли почитать мысль.

Ответить
4

Очень много букв, умных скучных букв, не осилил.

Хотя тема интересная

Ответить
2

Если бы он максимально сжал текст до google и apple офигели в край, то словил бы максимум минусов, а так дурачки прошли мимо ничего не поняв, умные почитали, согласились или нет уже другой вопрос.
Я частично согласен, частично нет.
Не согласен с тем, что это плохо закончится, как вариант, монополии быстро окукливаются и теряют новые возможности, как это видно на примере майкрософта, казалось бы IT монополия, а уже проиграла многие новые рынки. 
Да и тот же google уже знатно буксует, многое не смог потянуть, да чего уж там, даже facebook пропустил всякие снапчаты и тиктоки.

Ответить
1

я не об этом. мысль автора понятна на 25 секунде чтения, зачем столько воды?

НАсчет того что происходит "в общем" - сопливые мечты о равноправии для всех, интернет - территория пользователей, и т.д. - пусть останутся просто мечтами

Юзер - товар, ВСЕГДА! Как на нем заработать - каждая компания решает сама.

Снапчат, тик-ток - те же яйца только сбоку, во главе - бабло (и это правильно!)

Единственный юзерфрендли проект - пикиведиа, да и те периодически бабло собирают ибо кушать хочется 

Ответить
1

Я же написал, отсечь ленивых дурачков, они же сразу минусов накидают за наезд на любимый эпл и гугл.
Если они накидают минусов, то статью никто не прочитает.

Ответить
0

Нужно было раскрыть уже в заголовке, недоработка автора

Ответить
2

Да это реинкарнация графомана льва Толстого.
Высокий слог, обороты, сравнения... 5/6 всего  текста

Ответить
2

Аффтар, букав много, но я так и не понял кого надо размонополизировать. Надо предъявить США за их корпорации? Или помочь корпорациям из США, раздробив конкурирующие с ними российские компании?

Ответить
3

Это статья без выводов и CTA. Просто информация к размышлению без идеологической окраски. Да, такие еще бывают. Иногда. Схоронил себе, пока не удалили.

Ответить
2

Какая-то контрпродуктивная сублимация с левым уклоном. Корпорации ведут себя в интернете так же, как они ведут себя в офлайне. Это просто данность, такова на данный момент человеческая природа, и ныть об этом можно бесконечно. Корпорации пилят удобные сервисы и зарабатывают на этом, люди юзают и рады. Крупные бизнесы поглощают мелкие. Так это устроено. Общий посыл статьи таков: я против всего плохого и за все хорошее. Но как это изменить - не понятно, ведь история знает примеры плохих попыток. Ну ок, для голодных студентов может и норм материал.

Ответить
1

Интересное чтиво. Автору спасибо.

Читал где-то статью забугорную относительно того как быть и что делать. Не вдаваясь подробности там все сводилось к следующему:

1. Есть богатые, средний класс и клиенты которые за все платят
2. В основе работы описанных вами систем / компаний лежит простой принцип - кол-во услуг / товаров / исполнителей / городов / регионов / стран и т.д. стремится к бесконечности и как следствие кол-во клиентов хотелось бы / должно / обязано также стремится к бесконечности
3. Средний класс (малый бизнес) при такой постановке вопроса как самостоятельная единица просто не нужен
4. Ключевое звено во всей этой истории это клиенты которые платят деньги
5. Клиенты покупают не просто товар или услугу. Они покупают некий комплекс мероприятий направленных на трансформацию товара либо услуги из точки А в точку Б

Выход из сложившейся ситуации предлагался следующий - объединение среднего класса на иных принципах в так называемые закрытые товарные группы (очаги сопротивления) общий принцип работы которых сводился к следующему - кол-во клиентов стремится все также к бесконечности но уже не в плане цифр а в том смысле что любой клиент которому интересен тот или иной товар или услуга должен получить этот товар или услугу качественно и по рыночным ценам а вот кол-во услуг / товаров / компаний / регионов и т.д. ограниченно заведомо известной динамической величиной которая зависит от того или иного вида деятельности. Это позволяет держать отношение кол-ва клиентов к кол-ву услуг / товаров / заказов положительной величиной больше заведомо оговоренной (для текущих систем это значение стремится к нулю). Внутренней конкуренции в рамках закрытой системы просто нет (ценовой в 99% случаев)  

Видел вариант реализации подобной системы в рамках услуг. С точки зрения клиента выглядит просто идеально. Желающих попасть в закрытый клуб валом. 

От себя лишь добавлю что любое стремление к укреплению либо объединению заложено в нас на генном уровне (мамонта можно быстрее вальнут толпой) и все мы знаем чем закончился рабовладельческий строй а также любое желание одних управлять другими

Ответить
4

Чтобы объединять средний класс — нужно его иметь. На самом деле, средний класс — это такой либеральный фетиш. В том смысле, что в него верят как в некое самостоятельное явление, существующее в дикой природе. Его надо только найти — и вокруг него тогда построится и государство, и экономика. При том, что в истории массовый средний класс существует только с конца Второй мировой.

Средний класс — это не источник, а результат удачно найденного баланса между государством и бизнесом. И баланс этот надо не только найти, но и сохранить. Общество, предоставленное само себе, естестственным образом стремится к крайнему расслоению на супербогатое меньшинство и всех «а вы ни в чём себе не отказывайте» остальных. Растущее имущественное неравенство, монополизация экономик — это всё признаки дисбаланса, в результате которого средний класс где-то уже тает на глазах.  

Вот этот баланс надо устанавливать, без него все разговоры что делать среднему классу будут неактуальны, потому что не будет больше никакого среднего класса)

Ответить
0

Это как сказания про суслика - мы его просто не видим а он где-то есть и иногда проявляет себя в той или иной форме. Хотя пока это проявляется в основном в виде аполитичного либерального быдла. Можно посмотреть на все еще и с другой стороны - если средний класс никому не нужен то зачем ему проявлять себя? Лучше быть богатым среди бедных чем бедным среди богатых

В данном конкретном случае меня больше занимала сама бизнес модель а не политические особенности строения мира (хотя статья была именно в этом ключе)

Ответить
2

Если вы не видите среднего класса, это не потому, что он прячется. Средний класс — это искусственное образование. Не в смысле, что это плохо. Демократия — тоже искусственное образование. А к тому, что для его появления требуются сознательные усилия государства и общества, главным образом — грамотное перераспределение богатства в обществе. В норме общество склонно к расслоению на богатых и бедных. Высокие налоги на сверхбогатых, направленные на вывод людей из бедности как раз и ведут к появлению среднего класса. Как только налоги снижаются, расслоение растёт, бедность растёт, средний класс растворяется в дымке. 

Ответить
0

"Средний класс — это искусственное образование"

Ну так я и не спорю с вами в этом вопросе и полностью согласен. Вопрос в другом - бизнес модель должна на чем-то или на ком-то базироваться. Богатые и сами без советов разберутся, бедным и так тяжело. С учетом того то мы живем в динамике то в сухом остатке остаются только те кто где-то на пол пути к успеху но пока еще не определился умный он или красивый.

Понятно что государство что-то там кому-то должно. Но меня больше интересует практическая сторона вопроса. Один из примеров таких моделей которые базируются на мифическом среднем классе и позволяют расширяться квадратно гнездовым способом в ширь а не тупо косить бабло ввысь я привел. Жизнеспособна ли эта модель? Как по мне для некоторых областей вполне.

Ответить
0

Баланс сам по себе не устанавливается внутри страны. Средний класс в США родил СССР, как бы это не странно звучало.
Чем больше глобализма, тем меньше шансов на средний класс. 

Ответить
1

Я придумал тему и кошу на ней бабло.
нравится - берите, не нравится - свободны.

на рынке всегда есть альтернативы, можно пойти туда

Если мне от вашего ухода будет больно - я подумаю что делать.
Если не будет - то и скатертью дорога

(вы прочли краткий пересказ книги "как захватить рынок, заработать бабла и немного понравиться пользователю)

Ответить
2

Все бы хорошо, но, к сожалению, "Чтобы это произошло — пользователи должны осознать свои интересы" - этого не будет, как не было никогда.
Даже государственные революции делались очень небольшой кучкой людей, которые преследовали исключительно свои личные интересы. Остальные пользователи делают что им скажут, просто потому что у них нет интересов. 

Когда стая гиков разъяренно кидалась на майлру например, лет 10 назад, что было? Да, мы (узкий круг людей, которых интересуют внутренности майлру, а не почтовый ящик для писем  с фотками бабушки) читали ужасные статьи про то, как в майлру все плохо, все ломается, данные утекают, почта не работает и принимали решение уйти в гугл. А остальная публика, которая как раз и была целевой аудиторией майла - ела кактус даже не икая. Два гика отговорили десяток старушек от майлру, на этом все кончилось. 

У большинства людей нет никаких особых интересов.  Ну не инстаграм, так тикток. Рутуб, кстати, вполне себе существует, не говоря об одноклассниках. И это позволяет первым лицам корпораций делать ту же самую революцию, только тихую. Не Ленин на броневике, а Маск на тесле, суть одна и та же - они решают свои проблемы за счет остальных не потому что  они такие плохие, а потому что остальные - инертная масса, послушно бредущая за трендами в ютубе. 

Проблем еще добавляет доступность благ. Если раньше надо было человека покормить физически - масло там, хлебушек, вот это вот всё, то сейчас достаточно отсыпать лайков с просмотрами и человек будет счастлив также, как его прадедушка, который на праздник поел мяса. А жрать над телефоном с вконтактиком он будет дошираки из биопластика, потому что у прадедушки других развлечений не было, приходилось развлекаться в реале. У нас есть - и реал нас беспокоит меньше. То есть уже не так нужен золоченый унитаз, как премиум аккаунт ютуба со скидкой. И корпорация (вернее ее хозяева) - этим с удовольствием пользуются. Также, как пользовались феодалы, мануфактуры и всякие прочие начальники илотов. 

Фактически, в отношениях между людьми толком ничего не изменилось за 5000 лет. Да, благодаря прогрессу, живем мы значительно дольше, а работаем намного меньше. Но это благодаря технике, а не тому, что что-то кардинально поменялось в социологии. Коротко говоря, раньше документы о твоей фактической зависимости лежали у сюзерена в дубовой тумбочке, сейчас твой профиль лежит у амазона в облаке.

Ответить
0

Разница между тем, что было в прошлом, и тем, что есть сейчас, огромная. 150 лет назад у 95 процентов жителей России не была шансов изменить свою судьбу: крестьянином родился - крестьянином умрешь. Сейчас свободы значительно больше. Зависимость крестьянина от помещика и меня от гугла - совсем не одно и то же.

Ответить
0

Зависимость крестьянина от помещика и меня от гугла - совсем не одно и то же.

Это вам гугл почту не сносил, на которую все домены, админки и банки зареганы )

Ответить
1

Вот эта вот логика «смотрите, мы больше не живём как крепостные, значит, progress achieved», конечно, лол. По такой логике крепостные тоже жили не в пещерах, значит, что им не нравилось тогда.

Значение имеет баланс силы и его динамика. В здоровом обществе баланс более-менее ровный, то есть, права каждого признаются равными и защищаются одинаково. 

В отношении крестьян и помещиков сразу был серьёзный перекос в сторону помещиков, потому что отдельному крестьянину земля была нужнее, чем отдельный крестьянин помещику. Сейчас похожая ситуация на рынке труда, если исключить тотальное меньшинство востребованных специальностей. 

И динамика: дисбаланс силы имеет естественное свойство расти, если его не остановить. Поэтому дисбаланс свободный крестьянин-помещик неизбежно привёл к полному закрепощению.

Сейчас дисбаланс корпорация—пользователь растёт с огромной скоростью.

Ответить
1

«Сейчас дисбаланс корпорация—пользователь растёт с огромной скоростью.»

Уточните, пожалуйста с какой именно, и в чем она измеряется 😊

Ответить
1

Можете посчитать это

1) В абсолютных числах, рост числа пользователей платформ. Чем больше у платформы юзеров, тем меньше её зависимость от каждого. 
2) В относительных числах, как растёт доля рынка, контролируемой одной компанией. 
3) Чисто в деньгах, потому что количество денег пропорционально количеству влияния. 
4) По внедрённости в жизнь человека. Экосистемизация. Раньше юзеры пользовались отдельными сервисами, но сейчас всё чаще подписываются скопом и начинают использовать новые идущие в комплекте или заменить другие итд.

Можете по аналогии предложить свои метрики. 

По каждой из них вы увидите, что разрыв ускоряется: компании прирастают пользователями, консолидируются, монополизируют рынки и накаплиавют всё больше кэша. Особенно сейчас, когда во всём мире экономика падает, доходы среднего юзера в лучшем случае не изменились, а у миллиардеров — резкий прирост богатства в сотни миллиардов за несколько месяцев. 

Ответить
0

Не знаю в чем измеряет автор, но дисбаланс легко заметить по качеству саппорта. Вы сможете дозвониться в гугл и объяснить им, что вас, ваш платный акк и 10 ваших приложух, которые приносят вам прибыль заблокировали неправомерно и надо бы все вернуть? Думаю ответ очевиден. Корпорации на гипотетического пользователя плевать еще больше чем помещику на крестьян. У помещика была теоретическая возможность получить огненного петуха хотя бы, а гуглу никто угрожать уже не сможет.

Ответить
0

Свободы больше. А желания что-то менять не прибавилось. Иначе, при нынешних возможностях и свободах, можно было бы уже давно хоть коммунизм построить, хоть социализм, хоть на марс улететь. Да что-то 95% жителей России (как впрочем и любых других государств) как сидели на жопе перед лучиной/газетой/тв/ютубом, так и сидят

Ответить
0

Не согласна. У нас людей развитых и думающих процентов 15-20, в Европе, по моим ощущениям - 50-60. Культурные изменения происходят медленно, но они происходят.

Ответить
0

Развитые и думающие - весьма расплывчатая категория. Да еще и по вашим ощущениям ) А по факту, например по отношению количества авторов статей к количеству комментаторов на тематических ресурсах - нихрена не изменилось. 10% максимум. Да, это тоже так себе категория, потому что вот я например очень развитый и очень умный, а статьи не пишу. 
Думать и развиваться - этого мало. Не то что мало - это вообще ничего. Делают не те кто думает, а те кто делает. Мозгов у них может быть как у воробья и действия могут быть так себе, но они хотя бы есть. А чем развитее и думательнее человек - тем он меньше делает, а больше думает. И изменения происходят не там, где книжки по изменению пишут, а там где изменяют. 

Ответить
0

Как-то у вас все в кучу: и авторы статей, и книжки по изменениям и это все как-то связано с социальным прогрессом - очень запутано. Без ясных мыслей совершать осмысленные действия, ведущие к изменениям сложно, вы правы 😊

Ответить
0

Авторы статей - это к тому, что отношение "думающих и развитых" к "недумающим и неразвитым" на протяжении человеческой истории не меняется.
Книжки - это к тому, что основные изменения делают не "развитые и думающие", а те, кому больше всего надо. И среди них не так много высокоразвитых, как кажется.

Ответить
0

Интересы — в смысле, «в интересах». Для каждого человека что-то в его интересах, что-то не в его интересах, даже если он этого не осознаёт или вообще не в курсе, что происходит. Монополизация, большие деньги и политика касаются каждого в интернете. Даже юзеров ТикТока. Особенно юзеров ТикТока. Их на днях испугали угрозой забанить ТикТок в США. Вот вам сразу как в одной новости отразилось много разного: Китай, Америка, история, политика и торговые войны.

К тому же, все эти весёлые ТикТоки и Инстаграмы — это результат рынка равных возможностей и свободной конкуренции. И именно ему, а значит, и будущим ТикТокам угрожает монополизация. И это не в интересах даже самых бессмысленных подростков будущего.

Собственно, вот эту осознанность, как события большого мира влияют на индивидуальные миры сегодня и в будущем, и нужно повышать. И она уже растёт, благодаря интернету. 

Ответить
0

Ну вот напугали блокировкой тиктока. Вот он закроется. Откроется Тиктак мэйд ин юса. Пользователь снесет одну софтину, поставит другую. Все, война закончилась.

Эта осознанность приходит ровно после того, как была нужна. Подросток как раз рад тому, что остался только тикток и не надо снимать два разных видео для двух разных инстаграмов.

И растет эта осознанность в вас и во мне (предположим). А в окружающих - не растет. Вы вглядитесь не в аудиторию виси, а на аудиторию первого канала и тнт. 

Это ж основная проблема русской интеллигенции - она всегда оторвана от народа ) Что декабристы, что эсеры - они думают, что все вокруг думают как они и понимают как они и хотят того же, чего они. А это не так, к сожалению.

Ответить
2

поздно

Ответить
2

Автору спасибо
Хорошая статья

Ответить
2

короче понятно, очередная левацкая хрень.

Ответить
0

Я бы сказал центристская. 

Ответить
1

Интернет для гиков был потерян, когда тотально распространились смартфоны, привлекая с собой 95% населения, со всеми вытекающими последствиями. 

Ответить
1

А я думал с появления AltaVista... Ой, нет, с бесплатных почтовых ящиков... Ой, нет, с браузера Mosaic...

Ответить
2

Фидонет убил Интернет

Ответить
1

То есть, либертарианская утопия раннего интернета на наших превращается в его кошмар наяву

вообще-то не превращается, потому что описанное вполне либертарианское- решает капитал/частная собственность. Сравнение с крепостным правом не в тему, потому что, во-первых, земля была жизненно необходимым для крестьянина, во-вторых, было насилие со стороны помещиков. В сегодняшнем мире вы можете в пять секунд отказаться от Фейсбука и не умрете от голода, не любите Амазон- посылаете нахер Безоса и покупаете в семейном магазине за углом. Дороже? Но подождите, вам подудеть о справедливости или за справедливость платить временем/деньгами? "Тяжело уйти с иглы Apple"? Так это ваша личная психологическая зависимость, а не помещик травящий вас гончими псами.
Вот есть 100 млн пользователей, которые плевать хотели на все это и спокойно пользуются Facebook и Google, а есть 100 тыс тех, кому это не нравится. Ок, не пользуйтесь, но почему 100 млн должны прогибаться под ваши интересы. Нас то все устраивает.

Ответить
0

Так и из крепостного права можно было убежать, на Дон и в Сибирь бежали миллионами, десятками миллионов.
а есть 100 тыс тех, кому это не нравится.

Надо отделять мух от котлет, тех кто хочет закрыть google и facebook c apple от тех, кто хочет, чтобы условный apple не чмырил условный spotify монопольной комиссией в пользу своего сервиса.
Нужно одергивать монополии в стремлении убивать молодых конкурентов, это в интересах самих пользователей google и facebook, чтобы эти сервисы не деградировали.

Ответить
1

4) Рептилоиды.

Ответить
1

 Крепостное право тоже начиналось как некое партнёрство между землевладельцем и крестьянином

Люди вообще любят партнёрства, – между рабовладельцем и рабом, между сутенёром и шлюхой, а уж партнёрство между царём и холопами и вовсе на все времена партнёрство.

Ответить
1

Как, например, Евросоюз пытается защищать прайваси пользователей и регулировать монополии.

Это классно- приводить в пример забюрократизированный технологически отсталый Евросоюз как конструктив для технологического прогресса. Угу, угу

Ответить
0

Вот тут с вами полностью согласен, ЕС не пытается защитить конкурентов facebook или apple, он пытается вставлять палки в колеса всему IT, выпуская вперед таких как Китай.

Ответить
–1

Вывод очень странный. Монополии образуются благодаря государству и вместо того, чтобы говорить об ограничении его функций автор предлагает найти «хорошее» государство, которое будет заботиться о пользователе и оградит его от злых компаний.

Ответить
3

Как я понял автора, он хочет, чтобы юзер не шарахался из стороны в сторону, от государство зло, до корпорации зло, пытался играть на их противоречиях равно поддерживая и тех и тех, освоил уже наконец заветы Макеавелли, как это делает элита.

Ответить
0

Чтобы это произошло — пользователи должны осознать свои интересы

не указывайте мне что я должен. Я вам ничего не должен

Ответить
1

Автор же ясно пишет, почему должен, чтобы не остановился прогресс. Движение прогресса вперед это обязанность любого разумного существа, иначе прилетит астероид и все обнулит, как сроки у Путина.

Ответить
0

Уточню, что я всё-таки о коллективной динамике. Гоняться за индивидами с криками «Осознай!» контрпродуктивно) Нет смысла доказывать что-то людям, которые уже заняли определённую позицию, когда есть огромное количество людей, которым не хватает всего может быть пары кусочков паззла в картине мира, чтобы увидеть её целиком.

+ за метеорит. Проблема побольше, чем монополизм — как мало люди осознают, насколько хрупка человеческая цивилизация и как много ей вероятных угроз. Но и тут, опять же, надо бороться с монополиями, потому что их интересы противоположны задачам нового Просвещения.

Ответить
0

Ошибаетесь, я много раз видел то, как люди меняют свое мнение, да, не в рамках одного горячего спора, но позже.
В споре всегда надо оставлять возможность для человека перейти на твою сторону или просто сблизиться. Я например давно для себя уяснил никому не ставить минусы и грубить, спорить лишь по существу и стараться искать истину, а не бросать гранату из удобного окопчика.
Что касается монополий, полностью с вами согласен, не согласен лишь в том, как именно с ними бороться.
Пример ЕС считаю контрпрогрессивным, так как они не помогают конкурентам монополий, а вставляют палки всей IT отрасли, помогая таким как Китай вырываться вперед. 

Ответить
0

Я считаю, споры бесполезны, поэтому не буду с вами спорить)

Ответить
1

Споры на vc хороши хотя бы тем, что выводят материал в топ либо как самый обсуждаемый, либо самый популярный, потом он может в рассылку и соц. сети vc попасть.
Люди любят за срачем следить.
Вы же хотите больший охват своим мыслям? Иначе в стол написали бы...

Ответить
0

В этом смысле полезно, да. Но споры и обсуждение — разные вещи. В споре участники каждый пытаются запихнуть свои мысли в голову собеседника. Новые мысли при этом не возникают, обычно, только разные увёртки, чтобы пропихнуть уже имеющиеся. В обсуждении же в ответ на высказывания других рождаются новые мысли.

Ответить
0

Новые мысли при этом не возникают

Это вы по себе судите? Уверены? 
Я часто по себе наблюдал, когда оппонент пусть и не забивал мне в мозг свою идею в чистом виде (наверное), но наталкивал на новые размышления.
Человеческая мысль не монолит, она даже нагрузку временем плохо держит, не говоря уже о идеях - вирусах.

Ответить
1

Споры — не самая для этого благоприятная среда. В спорах люди больше озабочены сохранением целостности своего мнения хотя бы в своих глазах. И споры иногда работают, но КПД этого несопоставимо с продуктивностью разговора, где люди заинтересованы не в своём мнении, а мнении собеседника. 

Другое дело, что найти таким собеседникам друг другу сложно. Спорить легко — бери почти любого и спорь. А обсуждение предполагает уже какую-то осознаваемую общность интересов.

Ответить
0

Спорить легко — бери почти любого и спорь.

Я именно об этом.
Не избегайте споров, если есть потребность донести обществу нестандартную мысль, коих много в вашей статье.

Ответить
0

Немного шизы еще никому не вредило: вопреки "страшной антиутопии бездушного тоталитаризма и неэффективной бюрократии" в СССР и США "шли одинаковые процессы: массированные госинвестиции во всеобщее (почти) бесплатное образование и фундаментальную науку" и успех рунета — "это самый яркий пример этого эффекта, поднятого плечах выпускников (а теперь — и выпускниках выпускников) советского физмата".

Ответить
1

А что тут шизонутого? Вы считаете, Яндексу помог Ельцин, а не советское образование миллионов?

Ответить
0

Помогло советское образование, которое автору видится как часть "антиутопии бездушного тоталитаризма и неэффективной бюрократии" СССР.

Ответить
0

Это ужасно((

Ответить
0

Подолью масла в огонь: корпорации не только хотят знать о нас все, они залазят к нам в мозг (нейромаркетинг) и смотрят на какой стимул возбудились нейроны в каком месте мозга.

Ещё немного, и мы будем как та крыса, которая сдохла, потому что только и делала, что жала на педаль, которая была соединена с электродом, вживлённым в центр удовольствия в мозгу. 😊

А статья отличная, спасибо!

Ответить
0

Тут дело я думаю вот в чем. Интернет-отрасль растёт быстро, и кажется, что рост бесконечен. Но это не так. Гиганты бронзовеют, им становится труднее гибко реагировать на изменения, потребности рынка будут меняться, и это даст шанс другим компаниям.

20 лет назад я зависела от единственного супермаркета рядом с моим домом, сейчас поблизости есть 3 гипермаркета, и несколько супермаркетов. Зависимости ни от одного нет, к тому же есть машина.

Ответить

Комментарии