Карьера
Сбер

Из продаж в джависты: мой путь в IT

Мир IT большой — в нём есть место и программистам, и тем, кто не написал ни одной строчки кода. Когда я попал в Школу 21, то работал менеджером по корпоративным продажам Huawei — и не был связан с созданием ПО. Теперь я — программист в Сбере. При этом продолжаю учиться и совсем скоро стану одним из первых выпускников Школы 21, то есть дойду до 21 уровня — максимального из возможных. Рассказываю, как решил сменить профессию — и сделал это.

Анатолий Лобанов
Java-разработчик  в Сбере

В Школу 21 я поступил в 2018 году, когда работал в Huawei. Многие знают компанию как производителя смартфонов, но это ещё и крупный телеком-игрок, который развивает технологии 5G, проводные и беспроводные сети и многое другое. Я продавал комплексные решения операторам связи. Работа нравилась, но не хватало возможности участвовать в создании продуктов, которые можно «пощупать».

В итоге я захотел заняться программированием и думал, с чего начать. Хорошие офлайн-курсы не подошли из-за неудобного места проведения занятий. В итоге купил курс по Java-разработке в крупной онлайн-школе, а потом ещё в одной. Быстро стало понятно, что такой формат не подходит: мы слушали видеолекции, выполняли задания и, если оставались вопросы, обращались к ментору. Но он был на связи всего два часа в день, поэтому пробелов оставалось слишком много.

Как-то университетские друзья прислали мне ссылку на пост в Instagram: Сбер открывает Школу 21 по французской модели обучения программированию.

Как я попал в первый поток Школы 21 — и взял отпуск, чтобы пройти отборочный этап

Когда объявили первый набор в Школу 21, я сразу подал заявку. Боялся, что такого шанса больше не будет: тогда мне было 29 лет, а на обучение приглашали людей до 30-ти включительно. Впрочем, уже в следующем году возрастные ограничения сняли. Спустя пару недель открылся доступ к двум заданиям — вступительным тестам. Один занимал 10 минут, другой — часа три. Писать код не требовалось — это были задачи на мышление.

Затем меня пригласили на офлайн-встречу в офис Сбера на Кутузовском проспекте. Там за две минуты надо было рассказать, почему ты идёшь учиться в Школу 21. Я объяснил, что хочу создавать что-то полезное, писать код руками и видеть продукты, которые благодаря этому коду появятся.

В итоге меня позвали на Бассейн — финальный отборочный этап, который длится месяц. Тогда мне пришлось сделать почти невозможное: взять на это время отпуск. К счастью, в компании к этому отнеслись с пониманием, и я на четыре недели ушёл учиться, толком не понимая, что меня ждёт.

Если сначала я сомневался, стоило ли вообще брать отпуск, то уже в первые дни Бассейна понял: совмещать его с работой было бы невозможно. По интенсивности с этим ничто не сравнится — ни школа, ни университет, ни тем более онлайн-курсы. Мы учились целыми днями практически без передышек. Сначала было очень тяжело, я постоянно допускал досадные ошибки из-за невнимательности. Неправильно зарегистрировался на проект — день потерян, неправильно сделал коммит — никто не сможет оценить выполненное задание. И так было у многих. Учителей на Бассейне нет, менторов тоже: участники общались друг с другом — и так находили решения.

Вообще на Бассейне не страшно — но сложно. Почти у всех рано или поздно наступает момент, когда ничего не получается и опускаются руки. Некоторые уходят, и это нормально — Бассейн как раз и нужен, чтобы понять, подходит тебе программирование или нет. Я решил, что если дойду до конца, меня уже никакие задачи не напугают — поэтому собрался и продолжил учиться.

Ближе к концу Бассейна задания давались легче, и я хорошо справлялся с экзаменами.

Как я дошёл до 20-го уровня, готовлюсь выпуститься из Школы 21 — и кому советую туда идти

После Бассейна было тревожно: я знал, что многие получили приглашения на обучение в Школе 21 уже через два-три дня — а мне ничего не приходило. Спустя две недели во время обеда с коллегой я всё же получил письмо о том, что меня взяли — и, конечно, был очень рад.

Учёба началась в ноябре 2018 года. По сравнению с Бассейном задания были сложнее, но сам процесс стал легче: дедлайны менее строгие, больше свободы при выборе задач. Весь год мы делали проекты на чистом C и слушали лекции приглашённых спикеров на самые разные темы: от кибербезопасности до нюансов создания продуктов. А параллельно я читал книги по Java. Кстати, именно на Java я решил программировать дальше: понял, что это моё.

Участники много общались и устраивали встречи — например, новогоднюю вечеринку. Тогда каждый приготовил какой-то номер: одни читали стихи, другие играли на гитаре. Я до сих пор общаюсь с 50-60 людьми с нашего потока и знаю, что почти все они строят карьеру в IT — при том, что это люди из разных профессий, большинство из которых до Школы 21 не занимались программированием.

Ближе к окончанию первого года учёбы я начал искать место для стажировки: составил резюме и рассылал его в компании. Сейчас Школа 21 сама знакомит участников с потенциальными работодателями, но тогда такого не было. Товарищ по Школе 21, попавший на стажировку в Сбер, узнал, что туда нужен стажёр на Java, и порекомендовал меня. Взяли. Стажировка продлилась четыре месяца: я учился выполнять задачи с такими же участниками Школы 21. Нам сказали, что продукт, над которым мы работаем, не тестовый: он пойдёт в пром, то есть им будут пользоваться клиенты банка — это воодушевляет.

Спустя несколько месяцев руководитель отдела собрал всех вместе: сказал, что мы отлично справляемся и предложил работать в штате. Уже полтора года я — сотрудник Сбера. Я очень сильно прокачался в разработке нативных Android приложений, могу поддерживать и писать и на легаси стеке (Java), и на новом стеке (Kotlin). И, конечно, я стал намного лучше разбираться в сопутствующих фреймворках для Android разработки. Как и хотел, пишу на Java, а параллельно продолжаю учиться в Школе 21.

Кстати, «21» в названии — количество уровней, по которым продвигаются участники Школы. Чем больше проектов делаешь и чем они сложнее — тем выше твой уровень. Сейчас мы с тремя другими участниками делаем бота, который в режиме реального времени собирает новости для инвесторов. Каждый из нас находится на 20-м уровне.

По моим подсчётам, через полгода достигнем 21-го — и станем первыми выпускниками Школы 21. Проходить до последнего уровня не обязательно — но тем, кто сможет это сделать, будет легче в работе. Отчасти потому, что мы учимся ставить перед собой цели и достигать их, а ещё — усложнять задачи. И это становится привычкой. К тому же это безумно интересно, как квест — наверное, мы даже устроим выпускной на четверых

Я советую идти в Школу 21 всем, кто чувствует тягу к программированию, но боится попробовать, например, потому что успешно работает в другой области. Принять решение о смене профессии помогает Бассейн: за четыре недели становится понятно, твоё это или нет. Также Школа 21 подходит совсем молодым людям, которые не хотят идти в университет и изучать непрофильные предметы — а мечтают сразу заняться программированием.

Администрация запускала опрос, чтобы узнать, собираются ли участники после выпуска поддерживать контакт со Школой 21 и теми, кто с ними учился. Большинство ответили «да». Формат может быть разный — это и хакатоны, и праздники (Новый Год, годовщина открытия Школы 21 и другие).

Я точно буду продолжать поддерживать связь со Школой 21. Мы все очень подружились. С кем-то у меня теперь общие профессиональные интересы, а с кем-то мы одинаково проводим досуг — например, любим одни и те же фильмы. Сейчас я понимаю, что в 2018 году сделал правильный выбор. Не уверен, что мне подвернулся бы другой шанс так кардинально изменить жизнь.

{ "author_name": "Сбер", "author_type": "editor", "tags": [], "comments": 5, "likes": -4, "favorites": 3, "is_advertisement": false, "subsite_label": "hr", "id": 236251, "is_wide": false, "is_ugc": false, "date": "Tue, 20 Apr 2021 13:45:08 +0300", "is_special": false }
0
5 комментариев
Популярные
По порядку
2

А Вы проводили аналитику по другим вакансиям кроме сбера? Где мог еще специалист вашего уровня работать  выше окладом?

Ответить
1

Скрытая реклама «ванильного» будущего в IT от сбера ?)

Ответить
1

настолько мерзкая реклама, что я даже посчитал, что сочетание "(Школ([а-я]) 21)" упоминается 18 раз, это типа нлп такое?)

Ответить
1

А Герман Оскарович вкурсе, что Сбер квадратно гнездовым методом кучу программистов готовит? Он же говорил. что программисты сегодня не нужны.

 Я советую идти в Школу 21 всем, кто чувствует тягу к программированию, но боится попробовать, например, потому что успешно работает в другой области. Принять решение о смене профессии помогает Бассейн: за четыре недели становится понятно, твоё это или нет.

Т.у. поставить человека в стрессовые условия ограниченного времени поможет ему разобраться в себе? А если кривая обучения у него другая и за 4 недели не справится? Дома уже нельзя самому себе задачу придумать и спокойно изучать и делать.

Ответить
0

никой конкретики...

Ответить

Комментарии

null