{"id":13577,"url":"\/distributions\/13577\/click?bit=1&hash=e52de3cb96bc976bea78d5b7766560bb7dab3556d094a176b9efc522dc9ec6a3","title":"\u041a\u0443\u0434\u0430 \u0443\u0442\u0435\u043a\u0430\u0435\u0442 \u043c\u043e\u0439 \u0431\u044e\u0434\u0436\u0435\u0442 \u043d\u0430 \u0440\u0435\u043a\u043b\u0430\u043c\u0443?","buttonText":"\u041a \u043c\u043e\u0448\u0435\u043d\u043d\u0438\u043a\u0430\u043c","imageUuid":"f14d918a-59c9-5701-b718-30025e0ce469","isPaidAndBannersEnabled":false}

По одну сторону: как вместе прийти к социальной справедливости

На фоне последних двух лет наблюдается еще больший интерес к социальным и экологическим вопросам. В то же время, пока у кого-то есть ресурсы выступать за равноправие и спасение планеты, другие пытаются закрыть базовые потребности. К сожалению, в итоге мы получаем еще больше разногласий. Эту тему подняли эксперты на форуме Effie «Бренды со смыслом», который состоялся 16 октября. Мы внимательно наблюдали за всем происходящим и особенно выделили для себя сессию «От неравенства и поляризации к сплоченности и социальной справедливости – утопия или достижимая цель?». Особенный интерес у нас вызвали выступления Рубена Ениколопова (профессор, ректор Российской экономической школы), Нюты Федермессер (учредитель и руководитель фонда «Вера»), Александра Семина (основатель What If Semin?) и Регины Кузьминой (президент Unilever в России, Украине и Беларуси).

Острый кризис (вдохновлено выступлением Рубена Ениколопова, с элементами непрямого цитирования)

Мировое сообщество сейчас переживает острый кризис. Разрыв между богатыми и менее обеспеченными людьми, между развитыми и развивающимися странами существовал всегда. Но в последние 20-30 лет ситуация усугубилась, и с приходом пандемии это стало особенно очевидно. Обеспеченные люди и страны легче переживают это время и часто не понимают, с какими сложностями сталкиваются те, кто находится в других условиях, и насколько критично для некоторых людей потерять работу из-за бума технологий и цифровизации. В связи с этим еще больше наслаивается неравенство, которое подрывает доверие к другим людям, обществу и институтам, которые в этом работают.

Люди собираются в небольшие сообщества, чтобы найти единомышленников, а иногда чтобы противостоять некоему общему врагу, например другому сообществу.При таких обстоятельствах сложно говорить об устойчивом развитии. Кто-то, например, не верит в изменение климата и глобальное потепление, потому что не верит СМИ, правительству, представителям других сообществ, часто не доверяют даже ученым и экспертам. Это можно объяснить несколькими причинами:

  • Мы живем в мире большого числа полярных мнений, людям не всегда понятно, кому можно доверять.
  • В результате развития соцсетей каждый получил возможность называться экспертом - это также усложняет формирование собственной позиции по тем или иным вопросам.

  • Наблюдается радикальное падение уровня доверия к экспертам – и это сейчас одна из ключевых проблем устойчивого развития. Дело в том, что и эксперты выстраивают стену между собой и теми, кто с ними не согласен или не знаком с темой. Получается разговор свысока, когда людям говорят, что лучше их самих знают, какие у них проблемы и как их решить. Это вдобавок усугубляется тем, что людям говорят, что все от этого выиграют.

Лучше честно признавать, что ради достижения общей социальной справедливости придется пойти на некоторые жертвы и предлагать варианты компенсации тем, кто от этого решения проиграет.

На особых правах (вдохновлено выступлением Нюты Федермессер, с элементами непрямого цитирования)

Другая острая проблема – стремление людей разделяться на две враждующие половины. Невозможно говорить об инклюзии и об устойчивом развитии в обществе, которое постоянно делит себя на сегменты, причем по любому поводу: ваксеры и антиваксеры, подписали петицию или нет, смотрели это или не смотрели и так далее.

В обществе разговор, который выливается в спор и в деление людей на рукопожатных и нет, происходит каждодневно – и тут вдруг дискуссия про устойчивое развитие, инклюзию и социальную справедливость.

Жизнь так невероятно ускоряется, что все время вынуждает нас принимать решения. По мнению Нюты Федермессер, сейчас время не принимать решения, а много думать. Возможно, задавать вопросы и не отвечать на них. От того, что мы сейчас принуждаем друг друга быстро принимать решения, они оказываются ошибочными. Даже когда мы говорим про какие-то правильные вещи, думаем ли мы реально: что нужно тем людям, которые не обладают равными с нами правами за счет самых разных вещей? Можем ли мы говорить о том, что мы работаем на то, чтобы у них были равные с нами права? Нет, не думаем и не работаем.

Мы вынуждаем любого отличающегося от нас человека стать борцом. Он не может быть слабым, не может быть плаксивым, пожаловаться, он должен постоянно бороться за свои права. Но эти люди родились не бороться. Они родились, чтобы быть, чтобы жить, чтобы радоваться и улыбаться. Наша установка – «давай двигайся», «давай принимай решения» не позволяет этим людям жить.

Получается, что пока одни люди могут наслаждаться жизнью, другие находятся в состоянии постоянной борьбы. Так мы только лишний раз подчеркиваем разницу между различными сообществами.

То же самое происходит, например, когда заходит разговор о так называемой доступной среде. Ее наличие напоминает о том, что в целом публичное пространство некомфортно для людей с ограниченными возможностями и они не могут в полной мере пользоваться всеми благами цивилизации. Любая среда, в которой мы живём, любой бизнес, в котором мы работаем, все это должно быть доступно для всех в равной мере. Поэтому недостаточно жертвовать деньги на благотворительность – необходимо приспосабливать собственный бизнес к потребностям и нуждам самых разных людей.

Показателен пример благотворительного фонда «Ночлежка», который привел модератор дискуссии Гор Нахапетян. Фонд оказывает помощь бездомным людям. Они проводили акцию «Нетолерантное кафе». Волонтеры фонда раздавали лимонад гостям мероприятий, но не все могли получить его сразу. Каждые 10 минут людям отказывали по какому-либо признаку, например, из-за цвета волос или из-за определенной одежды. Так фонд старался показать, с чем ежедневно сталкиваются бездомные люди.

Нельзя бояться (вдохновлено выступлением Александра Семина, с элементами непрямого цитирования)

Подобные вопросы важно поднимать, но делать это нужно осторожно. Многие темы табуированы, и мы не говорим о вещах, которых вообще-то люди боятся, потому что нам не разрешают бояться. Однако общество часто отказывается принимать чужие страхи и сразу подвергает остракизму тех, кто живет, по их мнению, «неправильно». Например, если человек не готов говорить о проблемах детей с синдромом Дауна или помогать бездомным, его относят к категории «плохих людей». Публичным личностям еще сложнее, тем более сейчас, когда набирает обороты культура отмены. Одно неосторожное слово – и все общество против тебя, даже если еще совсем недавно его все использовали и даже не думали, что оно может кого-то оскорбить.

Наши фундаментальные страхи связаны только со страхом смерти. Положительный момент паллиативной помощи в том, что страх смерти мы заменили на страх умирания, а умирать, оказывается, можно по-другому. И то же самое предстоит сделать со всеми другими затабуированными темами, которые до невероятной степени обросли стереотипами. Но, к сожалению, мы наблюдаем это при работе с благотворительными фондами: как только мы хотим прийти к человеку без какой-то позиции с каким-то предложением, мы как будто бы сразу запрещаем ему бояться. Нам сразу кажется, что он живет как-то неправильно и что он должен думать и о детях с синдромом Дауна, и о бездомных из «Ночлежки». И что человек должен сразу перестать этого бояться.

Такое агрессивное навязывание «правильной» позиции не решит проблему и только углубит разлом, существующий в обществе. Наблюдая за тем, что мы делаем вместе с благотворительными фондами, что делается вообще, становится ясно, что человека невозможно изменить, если его не принять таким, какой он есть. Страх может даже помочь в этом вопросе. Когда человек чего-то боится, он мыслит нерационально, мифами. И все, что нужно сделать, – заменить один миф на другой.

Но мы почему-то к нему так не приходим, мы приходим к нему сразу с пресс-релизом: «Теперь ты должен не бояться бездомных». Поэтому и получается проект у «Ночлежки»: они сначала разрешают тебе отличаться и делить. Поэтому мы даем тебе нетолерантный автобус – поиграйся в это.

Одним словом, вместо того чтобы обвинять человека в его страхах, стоит с ним согласиться, прийти к нему на эту территорию и полюбить его в этом. Потому что человек в архаике – это лучшая аудитория для коммуникации. Ты уже не сможешь прийти к нему с принуждением. Не сможешь производить в нем чувство вины, потому что главное наше искушение в социалке – это сделать так, что после тебя человек виноват, что он живет. Как будто бы виноват, что у него не такое количество хромосом, что у него две ноги. Мы начинаем с этого чувства вины только потому, что считаем, что он уже как бы другой. Мы такие инклюзивные, а он как бы другой.

Давайте честно себе признаемся, когда будем начинать про это разговор, что по большому счету речь идёт просто о правах человека. Как только мы начинаем поднимать знамя инклюзивности, мы как будто бы сразу девальвируем суть этого понятия – права человека.

Против течения (вдохновлено выступлением Регины Кузьминой, с элементами непрямого цитирования)

По словам Регины Кузьминой, когда в Unilever провели исследование среди сотрудников, оказалось, что многие из них сами подвергались дискриминации: у кого-то коверкали имя, а кого-то отговаривали заниматься определенным делом, потому что «не тот склад ума». Обычно мы не так представляем себе социальную несправедливость, но она кроется и в таких, казалось бы, мелочах. При этом на первый взгляд и посторонним, и самим сотрудникам кажется, что компания работает по всем законам инклюзии.

Получается, что мы часто создаем некую тепличную инклюзию, когда все комфортно и справедливо внутри нашего маленького сообщества, например, рабочего коллектива или компании друзей. А в остальном общество просто плывет по течению, мало что меняя в глобальном понимании. Поэтому важно начинать с себя и с маленьких дел, которые постепенно будут складываться в масштабную картину. Бизнес от этого только выиграет: по даннымUnilever, бренды, которые занимают активную позицию при решении социальных вопросов, растут на 69% быстрее при прочих равных условиях. Но главной победой, безусловно, станет формирование нового, по-настоящему справедливого общества.

Что же получается?

Мы для себя подчеркнули несколько ключевых моментов в разговоре про устойчивое развитие, социальную справедливость и инклюзию:

  • Нужно вести открытый диалог, осознавая разнообразие общества и его различия.
  • Признавать честно, кому и что придется сделать, где чем-то пожертвовать или наоборот что-то получить. Какие могут быть пути решения вопроса для разных групп людей.
  • Давать время на «подумать» и себе, и обществу.
  • Принимать разные точки зрения, не насаждая свою как единственно верную.
  • Создавать среду, в равной степени доступную каждому члену общества.
  • Позволять бояться и уметь работать со страхами людей, постепенно их прорабатывая и давая время на осознание получаемой информации.
  • Думать о том, где в чем-то, возможно, ущемлялись и наши права человека, а где могли поступить так и мы.

P. S. Спасибо большое спикерам – прямо в самое сердечко!

0
3 комментария
Миша Магадан

Утопия - это прекрасно!

Ответить
Развернуть ветку
Елена Щербакова

в книгах

Ответить
Развернуть ветку
Viktoriya Teszova

"Каждые 10 минут людям отказывали по какому-либо признаку, например, из-за цвета волос или из-за определенной одежды. Так фонд старался показать, с чем ежедневно сталкиваются бездомные люди."
Забавно. Сейчас глобально во всем мире происходит одна большая дискриминацию по признаку здоровья. А обсуждения этой очевидной огромной проблемы не затрагивает..

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 3 комментария
null