Коротко и ясно: запустить в России «умные» лекции из Японии и попытаться заработать на любознательности москвичей Материал редакции

Организаторы PechaKucha в Москве Анна Гилёва и Дмитрий Абрамов рассказывают, как выступления по 6 минут 40 секунд помогают людям и в чём секрет интересной презентации.

В закладки
Аудио
Наталия Времячкина, Юрий Коротецкий

Формат коротких выступлений с 20 слайдами появился в Токио в 2003 году (в переводе с японского pecha-kucha — «болтовня», «бла-бла-бла»). Его придумали австрийские архитекторы-экспаты Астрид Кляйн и Марк Дитам.

Ограничивая время выступающих, они хотели избавиться от длинных и скучных презентаций и совещаний в своём архитектурном бюро. За 20 слайдов, на каждый из которых отводилось по 20 секунд, и спикер, и зритель не теряли фокус и концентрацию.

Идея оказалась популярной и вышла за пределы как Японии, так и сообщества архитекторов: энтузиасты в других городах стали организовывать выступления PechaKucha по бесплатной франшизе. Сейчас проект работает более чем в 1200 городах. В Москве он существует с 2009 года.

Там его развивают Анна Гилёва, Дмитрий Абрамов и Виталий Панков. За десять лет PechaKucha Night Moscow вырос из встреч в узком кругу до образовательных мероприятий на несколько сотен человек. При этом московские организаторы не планируют собирать тысячные залы, чтобы не потерять «камерную атмосферу».

Запуск в Москве

Как вы привезли PechaKucha в Москву?

Анна: Десять лет назад мы начинали втроём: я, Женя Казачков и Катрина Меньшикова. Женя прочитал о PechaKucha в журнале, кажется, «Большой город», в статье, где перечислялись разные интересные форматы для выступлений.

Мы обсудили и поняли, что идея этого проекта нам нравится. Связались с офисом PechaKucha в Токио, подписали handshake agreement на год (дословно — «соглашение о рукопожатии») и взялись за дело. За франшизу мы не платили, это не предусмотрено форматом.

Сейчас мы делаем PechaKucha втроём — с Димой Абрамовым и Виталием Панковым, остальные члены команды пять-шесть лет назад переключились на свои проекты.

Поначалу PechaKucha Night Moscow был для нас волонтёрским проектом. Мы занимались им в свободное время и не ставили перед ним бизнес-задач. Рассматривали проект как возможность регулярно собирать классных людей в одном месте.

PechaKucha Night Moscow как-то связан с главным офисом PechaKucha?

Дмитрий: Да, мы держим связь с Токио и ежегодно продлеваем соглашение. По условиям формата мы в Москве должны делать не менее четырёх публичных мероприятий в год. В программе не должно быть религиозных, экстремистских и политических тем. Формат нельзя превращать в рекламный или бизнес-проект, обслуживающий интересы какой-либо компании. И так устроено во всём мире.

В каждом городе, где проводится PechaKucha, есть одна официальная команда, которая получает право на организацию мероприятий под брендом PechaKucha Night. Из года в год она должна его подтверждать. Главный офис наблюдает за нашей работой через анонсы на главном сайте и публикации в соцсетях.

Есть тонкий момент: довольно часто нам пишут разные люди и компании и спрашивают, могут ли они провести PechaKucha в Москве. Мы не можем (и не хотим) запретить им использовать формат «20 слайдов по 20 секунд», потому что в нём нет никакой тайны, правила описаны в открытых источниках и любой человек может его использовать в некоммерческих целях.

Но проводить мероприятия в Москве, которые называются PechaKucha Night Moscow, имеет право одна команда — наша. Если мы перестанем справляться с оговорёнными правилами ведения формата или решим, что пора передать его другим людям, место организаторов освободится.

Наталия Времячкина, Юрий Коротецкий

А о чём PechaKucha вообще? В чём миссия проекта?

Анна: Когда PechaKucha в Токио вышел за пределы архитектурной тусовки, он стал публичной площадкой для высказываний. Самые разные люди заявляли о своём взгляде на мир, делились тем, что их волнует, или рассказывали о своей сфере исследований на PechaKucha.

Миссия PechaKucha — помочь человеку выйти из своей «коробочки», посмотреть, как и чем живут другие люди. Спикеры со сцены вдохновляют зрителей в зале, а зрители позволяют спикерам почувствовать важность и значимость того, чем они делятся. Это горизонтальный проект об обмене опытом, знаниями и идеями.

Нас часто сравнивают с TEDx, что вполне понятно. И там, и там — edutainment (education, обучение + entertainment, развлечение) в чистом виде.

Но наш формат демократичнее: чтобы выступить на PechaKucha спикеру не обязательно быть лауреатом премий и иметь громкие достижения в своем портфолио.

Мы верим, что огромному количеству людей без статусов и регалий есть, о чём рассказать. Наша задача — дать им площадку для высказываний и помочь подготовиться к выступлению (что бывает не так просто, как кажется со стороны). За десять лет мы подготовили более 400 спикеров.

Дмитрий: Да, страх публичных выступлений входит в топ человеческих страхов. С помощью PechaKucha мы пытаемся сделать этот опыт приятным, интересным и захватывающим как для спикера, так и для публики.

Некоторые участники, выступившие на PechaKucha перед большой аудиторией первый или второй раз в жизни, потом активно начинали выступать на конференциях, форумах.

Программист и руководитель преакселератора ФРИИ Илья Китанин после выступления у нас (до этого он почти не выступал, но очень хотел) стал активно делиться опытом и экспертизой на публичных площадках.

Похожая история случилась с Ильёй Соболем, основателем изобретательского бюро «Изобрюло».

Как думаете, почему ваш проект важен? Зачем к вам идут люди?

Дмитрий: Лучше спросить у людей — когда мы спрашиваем, обычно отвечают, что приходят на PechaKucha за вдохновением, «волшебным пенделем» и за расширением кругозора.

Важно понимать, что у нас с Аней большой опыт в организации неформального образования. Мы работали над большими мероприятиями для компаний Nike, Yota, Ahmad Tea, «Мегафон», Института «Стрелка».

Анна: Я несколько лет делала ток-шоу «Разговорчики» для клуба «Китайский лётчик Джао Да», руководила департаментом публичных программ в «Теориях и практиках», проектировала образовательные программы для Высшей школы экономики, ИГУМО и «Нетологии».

Дима работал координатором партнёрских проектов в «Теориях и практиках», руководителем специальных проектов в Институте «Стрелка» и директором по развитию онлайн-школы городских предпринимателей Vector.

В основном мы делаем офлайн-события, хорошо понимая, насколько важен контент и атмосфера на мероприятии. Когда люди всё время в устройствах, у них возрастает потребность в живой коммуникации. На PechaKucha этого достаточно — люди знакомятся, общаются. Иногда мы шутим, что нам можно ещё и брачное агентство открыть.

Спикеры и подготовка выступления

Как вы отбираете спикеров?

Анна: Нам регулярно приходят заявки от людей, которые пишут, мол, я про вас знаю и хочу выступить на PechaKucha. Мы задаём уточняющие вопросы, переписываемся и, если всех всё устраивает, начинаем готовить человека к выступлению. Это одна история.

Вторая история — когда мы смотрим по сторонам и понимаем, что вокруг есть много важных и актуальных тем, которые нам интересны. Тогда мы сами пишем и приглашаем спикеров.

Какие люди вам обычно пишут? О чём они предлагают рассказать?

Анна: Как правило, заявки, которые к нам приходят, не очень высокого качества, потому что часто нам предлагают темы, которые у нас были и уже не вызывают вау-эффекта. В какой-то момент у нас было много выступлений про уход из офиса и поиски себя в другой среде.

Или в 2019 году мы не можем считать оригинальной тему про важность медитации, потому что у нас на PechaKucha говорили об этом пять лет назад и для нашей аудитории это не откровение.

Дмитрий: Ещё мы регулярно сталкиваемся с тем, что люди пытаются продвинуть свои бизнес-интересы через PechaKucha. Они пишут с завидным упорством.

Таким мы сразу отказываем, равно как и пиарщикам, которые хотят протолкнуть своих руководителей или спикеров. По-настоящему хороших заявок приходит не так уж много, к сожалению.

Как вы определяете, подходит ли вам спикер со своей темой?

Анна: Во-первых, он должен искренне хотеть поделиться с аудиторией чем-то интересным. Желательно, чтобы это было сообщение про то, что болит, что его волнует, про инсайты и откровения. В этом смысле мы не любим прямые описания проектов — как в презентации для инвесторов или клиентов. Мы не про продажи, а про личный опыт.

Дмитрий: За десять лет существования московской PechaKucha мы поняли, что подготовить спикера к выступлению в этом формате сложнее, чем подготовить его к часовой лекции.

Во-первых, дело в жёстком ограничении по времени — те самые 6 минут 40 секунд. Во-вторых, слайды в презентации переключаются автоматически, спикер не может задержаться на каком-то из них или остановить презентацию. К этому ритму нужно привыкнуть, нужно репетировать.

Что сами спикеры говорят о таком формате? Вы обсуждаете это с ними?

Дмитрий: Конечно. Есть хороший пример — в 2014 году у нас на PechaKucha выступал блогер Сергей Король. Потом он написал в своём блоге довольно подробный материал о том, как готовился, выступал и какие у него ощущения от формата. Иногда мы отправляем публикацию людям, которые думают, что они сейчас сядут и за пару часов быстренько подготовятся.

Когда мы помогаем готовиться спикерам, вся команда PechaKucha стоит в копии переписки. Один готовит, а остальные следят за процессом и могут что-то советовать при необходимости.

Наш формат предполагает рефлексию. Иногда PechaKucha заставляет людей по-новому посмотреть на свою жизнь.

Большинство людей привыкло рассказывать о своих проектах и о себе каким-то естественным для них образом. Для короткого и ёмкого выступления на PechaKucha порой приходится искать новые слова, образы, отсекать лишнее и фокусироваться на самом важном. Это нелегко.

Сколько человек в среднем посещают PechaKucha?

Анна: В последние годы мы подбираем площадки, на которых помещается 300–400 человек. Кстати, даже в Москве довольно сложно найти места, которые вмещают такое количество людей и при этом остаются уютными. PechaKucha — не бизнес-форум и не конференция, нам важно сохранять тёплую и поддерживающую атмосферу.

Дмитрий: Да, её невозможно сохранить, если к тебе пришла толпа под 1000 человек. Мы стремимся, чтобы гости чувствовали себя комфортно и безопасно, могли общаться между собой.

Что вы делаете, чтобы сохранять нужную атмосферу на мероприятиях?

Анна: Мы сами ведём свои мероприятия, тепло и неформально представляем спикеров и общаемся с аудиторией. Если говорить о технической стороне, то мы сознательно ограничиваем количество регистраций. По опыту — до нас доходят 30–40% зарегистрировавшихся. Если мы хотим 300 человек на площадке, открываем регистрацию на 900 человек.

А если людей пришло больше, чем вы предполагали?

Дмитрий: За десять лет мы научились прогнозировать. Были случаи, когда к нам приходило более 700 человек, это уже толпа. Мы поняли, что это не совсем то, чего мы хотим от PechaKucha. Тогда мы стали выбирать площадки поменьше, а для тех, кто не успел зарегистрироваться, делаем онлайн-трансляции.

Кто ваша целевая аудитория?

Анна: Это преимущественно люди от 25 до 40 лет. Мы не делаем PechaKucha только для врачей или только для дизайнеров. Наша цель — смешать представителей разных профессий и показать, что мир шире их собственного информационного пузыря. Если кратко, наша аудитория — это люди, которым интересно узнавать что-то новое.

Как вы выбираете темы для PechaKucha?

Дмитрий: Если говорить про мероприятия, которые мы делаем без сотрудничества с партнёрами, мы выбираем темы, которые кажутся нам важными и нужными в текущий момент. Плюс смотрим, с какими темами к нам стучатся люди, горящие желанием выступить.

Анна: Когда делаем совместное мероприятие с партнёром или спонсором, мы берём тематическую рамку и фокусируемся на конкретной сфере.

Например, мы делали PechaKucha в рамках Московского урбанистического форума. Там спикеры рассказывали про городские проекты, создание сообществ, урбанистику. В зале было много людей, которые так или иначе ассоциировали себя с этим. И это, кстати, один из способов привлечения новой аудитории.

Интересный случай был с компанией «Инвитро», когда все выступления с разных сторон раскрывали тему дедлайна (у «Инвитро» тогда шла акция о важности ранней диагностики «Не жди дедлайн»).

Говорили о том, как наука стремится сделать человека бессмертным, о дедлайне в отношениях, о переосмыслении времени в ситуации смертельного диагноза, о тайм-менеджменте в повседневной жизни.

Что представляет подготовка выступления?

Анна: Сначала мы со спикером довольно подробно обсуждаем, о чём он хочет рассказать. Это нужно, чтобы понять, стоит ли его сообщение нашего времени и времени аудитории. Если понимаем, что содержание есть, формулируем тему для анонса.

Тема — это важно, у нас есть определённый подход к формулировкам. Мы советуем спикерам делать ироничные или интригующие названия выступлений: «Как важно иногда быть зомби», «О превосходстве животных над человеком» или «Как сидр, танцы и музыка по утрам делают планету чище».

После этого мы помогаем спикеру готовить тезисы. Всё своё выступление (и, соответственно, презентацию) спикер должен поделить на 20 «битов». Когда тезисы готовы, начинается подготовка презентации.

Дмитрий: Мы высылаем рекомендации, как готовить слайды. Банально — картинка в презентации должна быть хорошего качества. На слайдах должно быть как можно меньше текста. Иногда мы советуем заменить какой-нибудь заезженный мем на слайде, потому что он уже изрядно примелькался.

Как только все презентации спикеров готовы, мы сводим их в одну общую и добавляем таймер с обратным отсчётом, чтобы после каждого выступления включался таймер (тоже на 6 минут 40 секунд) — для ответов на вопросы аудитории.

Насколько часто проходит PechaKucha?

Анна: Последнее время — раз в месяц или раз в два месяца. В первой половине 2019 года мы собирали PechaKucha почти каждые две недели, но затем сделали большой перерыв, чтобы выдохнуть.

На Московском урбанистическом фестивале в июле мы провели четыре PechaKucha за два дня. Две обычные — «для взрослых», и две — нового формата, который мы придумали в этом году и решили назвать его PechaKucha Light. Идея в том, что спикеры и аудитория там — подростки и студенты.

Почему вы решили попробовать такой формат?

Дмитрий: Мы поняли, что взрослеем. И наша привычная аудитория — тоже. Поэтому решили поэкспериментировать с более молодыми людьми. Получилось очень круто.

У PechaKucha есть аналоги?

Дмитрий: Безусловно, РechaKucha вдохновила людей на создание новых форматов и проектов. Например, в 2012 году в Мексике появился формат Fuckup Nights. Он тоже довольно быстро распространяется по миру и сейчас проводится более чем в 200 городах.

Это мероприятие похоже на PechaKucha. В отличие от нас, Fuckup Nights направлены в сторону бизнеса и стартапов. Спикеры коротко и ёмко рассказывают свои истории об ошибках и провалах. Чтобы запустить этот формат в своём городе, нужно купить лицензию.

Ещё один похожий формат — Science Slam. Он появился в Германии в 2010 году, сфокусирован на выступлениях молодых учёных в неформальной обстановке — в ночных клубах, в барах. На Science Slam спикеры простым языком рассказывают о своих научных исследованиях.

И, конечно, во всем мире есть формат коротких вдохновляющих выступлений TEDх, который появился в 2009 году на базе известной конференции TED (она проводится в США с 1984 года).

Деньги и бизнес

Когда вы начинали, у вас были инвесторы?

Анна: Не было и нет до сих пор. Первые два года мы умудрялись делать PechaKucha совсем без денег. У нас были бартерные отношения с площадками, кроме того, у нас были волонтёры, которые помогали с фото и видео.

Что значат «бартерные отношения» с площадками?

Дмитрий: Организовывая PechaKucha на определённой площадке, мы приводим ей нашу качественную аудиторию. Если это коворкинг, наши зрители могут стать их клиентами. Если музей — люди узнают о новых выставках, кто-то захочет их посетить. Если это бар, люди покупают напитки и еду, делают кассу. Хотя из баров мы давно выросли, там тесно и шумно.

И так получилось, что нам не нужно было кого-то долго убеждать, многие площадки сами просили провести у них PechaKucha.

В какой момент вы поняли, что бартер исчерпал себя, что вам нужны деньги?

Анна: Было несколько причин. Во-первых, когда работаешь с волонтёрами (фотографами, видеооператорами, дизайнерами), довольно мало рычагов влияния на качество и на сроки исполнения. Когда ты платишь деньги за работу — всё сильно проще. Мы хотели работать с профессионалами.

Во-вторых, у нас выросли требования к продакшену наших мероприятий: как оборудована площадка, какой звук, свет, стулья и так далее. Когда мы поняли, что регулярно тратим на это личные деньги, мы решили покрывать эти расходы с помощью партнёров и стали делать проекты с разными компаниями, брендами и институциями, с которыми видели точки соприкосновения.

С кем вам уже удалось посотрудничать?

Дмитрий: Довольно длинный список: Nike, Mail.Ru Group, «Инвитро», Московский международный салон образования, Yota, Moscow Urban Fest, «Ситимобил», Tess Tea. Сейчас мы существуем в режиме ИП, подписываем договор и оговариваем, какую услугу предоставляем партнёру, что, когда и за какие деньги делаем.

Можете раскрыть примерные расценки? Сколько стоит провести PechaKucha с партнёром?

Анна: Аренда площадки для мероприятия с партнёром в среднем обходится от 70 до 250 тысяч рублей. Когда мы работаем без партнёра, то площадка, как правило, рада нас принимать бесплатно. Съёмка мероприятия, в которую входят и фото, и видео, — от 20 до 40 тысяч рублей.

Если есть необходимость в дополнительных посадочных местах, берём в аренду стулья, получается ещё от 10 до 25 тысяч рублей. Если нас не устраивают свет и звук на площадке, арендуем и их — выходит до 50 тысяч рублей.

Самая энергоёмкая часть работы — подготовка спикеров к выступлению: помощь в формулировке темы, тезисов, содержания выступления целиком, помощь в подготовке слайдов для презентации. Когда мы работаем с партнёром, берём за эту работу около 100 тысяч рублей. На SMM и рекламу события в социальных сетях уходит в среднем 25 тысяч рублей.

В ситуациях, когда мы работаем без партнёра (и, соответственно, без бюджета), мы сильно сокращаем расходы и закрываем максимум задач своими силами.

В чём плюсы и минусы развития PechaKucha на российском рынке?

Дмитрий: Нужно разделять московский и региональный рынки. Привлечь партнёров, спонсоров, найти спикеров и площадки в Москве в разы проще, чем в других городах России.

В Москве всего больше: много площадок, которые тебе рады, огромное количество спикеров, много компаний, у которых есть маркетинговые бюджеты. Москва — очень подходящий город для этого формата. Здесь всегда есть новая аудитория.

В регионах многие боятся делать PechaKucha, причём довольно оправданно боятся. Есть большая вероятность, что организаторы не найдут там классных неформальных площадок, потому что во многих городах их попросту нет.

В Америке или в Европе даже маленький городок оборудован разными площадками, где будет вся необходимая техника. Тогда организаторам не нужно искать по всему городу единственный хороший проектор. Я сейчас немного утрирую, но в целом это довольно сильно влияет на запуск проекта: когда ты только начинаешь, не знаешь, с кем договориться и как всё устроить.

А плюсы развития таких проектов, как PechaKucha, в России есть?

Дмитрий: Да. В России, особенно в крупных городах, за последние десять лет, ровно за те десять лет, что существует PechaKucha в Москве, очень сильно вырос рынок образовательных и edutainment-проектов. Стало модным проводить лекции, семинары, конференции. Иногда на этом зарабатывают, иногда — решают другие задачи.

Анна: Здесь важен баланс между качеством проекта и потраченными на его поддержание деньгами. Например, PechaKucha нельзя делать бизнес-проектом в чистом виде, потому что в ней обязательно должна сохраняться душа. Без души ничего не выйдет.

Кроме того, для нас принципиально важно делать мероприятия бесплатными для аудитории и при этом максимально качественными по контенту.

Поэтому, если говорить о бизнес-задачах, они в первую очередь стоят не перед PechaKucha Night Moscow, а перед нашим агентством, которое естественным образом сформировалось за последние пару лет.

Мы не стремимся зарабатывать на каждой PechaKuchа, мы стремимся заработать деньги на других образовательных событиях для компаний (в основном — непубличных событиях) или на консалтинге, и это позволяет нам делать PechaKuchа Night на должном уровне даже в тех случаях, когда у нас нет партнёра.

Пока у нас нет необходимости придумывать название для агентства, потому что мы всё равно работаем Димой Абрамовым и Аней Гилёвой, которые придумывают и проводят мероприятия в сфере неформального образования. Компании приходят к нам, зная, что мы делаем и кем являемся.

Вы сказали, что образовательные проекты — это прибыльно. Можете раскрыть показатели PechaKucha: годовую прибыль и выручку, например?

Дмитрий: За 2019 год благодаря спонсорским интеграциям на PechaKucha Night Moscow мы выручили 2,5 млн рублей, из которых 500 тысяч рублей — прибыль.

Какие у PechaKucha Night Moscow планы на будущее?

Анна: Я бы сказала, что планы на будущее есть не только у PechaKucha Night Moscow, но и у всего агентства. Возможно, мы сумеем передать формат молодой команде, оставшись только кураторами PechaKucha в Москве, а сами переключимся на новые проекты.

Кроме того, у нас с Димой есть план написать книгу о продюсировании образовательных событий. В этом году мы выложили в открытый доступ наши чек-листы, которые помогают ивент-менеджеру в сфере edutainment. Мы хотели бы продолжить делиться опытом.

Дмитрий: В 2020 году мы, скорее всего, снова будем экспериментировать с PechaKucha Light, с поколением Z. Это классная аудитория, нам хочется, чтобы она тоже знала про формат и училась рассказывать с его помощью свои истории.

{ "author_name": "Виктория Рипа", "author_type": "editor", "tags": ["\u043f\u0435\u0447\u0430\u043a\u0443\u0447\u0430","\u043b\u0435\u043a\u0446\u0438\u0438"], "comments": 17, "likes": 19, "favorites": 78, "is_advertisement": false, "subsite_label": "offline", "id": 98716, "is_wide": true, "is_ugc": false, "date": "Thu, 26 Dec 2019 11:49:29 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 98716, "author_id": 281483, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/98716\/get","add":"\/comments\/98716\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/98716"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199132, "last_count_and_date": null }
17 комментариев
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
2

Хороший формат, но заголовок всё заставлял искать ответ на вопрос, как же заработать... при чистой прибыли в 500 тыс. руб. напрашивается ответ «никак». 
Впрочем, было бы интересно почитать и про других людей, делающих (или пытающихся делать) бизнес в нише просвещения и научпопа, типа организаторов форумов «Учёные против мифов», например. 

Ответить
5

Наши попытки объяснить редакции, что заголовок не соответствует реальности и содержимому материала, пока не увенчались успехом. И это очень грустно, конечно.

 
Что касается «почитать и про других людей, делающих (или пытающихся делать) бизнес в нише просвещения и научпопа» — можно погуглить про компании Level One, «Синхронизация» и лекторий «Прямая речь», например.

Ответить
0

Знакомые компании — да, интересно было бы увидеть на VC материалы про них. 

Ответить
0

А зачем проводить бесплатно, тем более в Москве? Зачем выжигать почву себе и всем остальным? Или такой продукт невозможно продать?

Ответить
0

Типа если хочешь называться официально ПечаКуча, то нельзя платно. Видимо, в целом история больше про хобби на энтузиазме.

Ответить
0

в целом история больше про хобби на энтузиазме

Ну да, а страдает весь рынок.

Ответить
0

Рынок чего? 

Ответить
0

А вы точно читали материал? 

Ответить
1

Выступал на ПечеКуче в Челябинске, давненько, правда, но хорошо тренирует навык презентации, вот да) 

Ответить
1

Я тоже выступал на «ПечеКуче» в Челябинске, кстати. Жаль, что ребята забросили формат (Лёня, Маша, привет!). Очень мощный был старт. 

Ответить
1

А можно немного подробнее расписать условия партнерства?

С одной стороны, формат не предполагает извлечение прибыли и позиционирование того или иного бренда, рекламные интеграции. С другой стороны, вы все же работаете с партнерами. 
Что получает партнер от своих инвестиций? Какова грань между соблюдением договеренностей по франшизе и не превращением всего в бизнес-проект? Какие интеграции бренда уместно использовать, а какие - чересчур?

Ответить
1

Это долгий разговор.

 
Если интересно, вот мы в гостях у Digital Newsroom рассказываем об этом в формате подкаста — https://vk.com/podcast-184755347_456239029 

Если коротко: 

1 — правила формата НЕ запрещают зарабатывать на нем и делать партнерства. Но нельзя превращать это в исключительно коммерческий проект.  

2 — грань определяется здравым смыслом и сообществом. Если нас начнет подводить наш здравый смысл, нам об этом скажут или коллеги, или токийский хэд-офис, или наши зрители. 

Ответить
0

Тема актуальная, так как мы всё больше ориентируемся на мгновенные коммуникации. Наверное, становимся умнее и долго разжёвывать 30-минутную презентацию становится неэффективно. Уловил мысль, применил, пошёл дальше.

А может вам делать открытые микрофоны, чтобы расширить воронку желающих выступить с качественным отработанным материалом?

Ответить
0

На каждом мероприятии мы со сцены несколько раз говорим, что с выступлением на PechaKucha может появиться любой желающий человек, который убедит нас в том, что у него есть интересный и релевантный формату материал + желание и возможность качественно готовиться к выступлению. В итоге получаем то, что получаем )) Рассказываем об этом в интервью выше. Не думаю, что открытые микрофоны изменят ситуацию с качеством входящих заявок.  

Ответить
0

Классное название, даже на русский переводить ненадо

Ответить
0

На официальном сайте Печа-куча последнее московское мероприятие датировано 14 июня 2019 года. Планируется ли обновление информации там? Или есть какой-то лендинг с расписанием? Или хотя бы e-mail рассылка?

...или надо копаться в соцсетях, пытаясь найти правильную страницу и расписание?

Ответить

Комментарий удален

Комментарий удален

{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cgxmr", "p2": "gnwc" } } } ] { "page_type": "default" }