Талант - в землю. Есть ли место стартапам в Agro&Food?

Да, еще как, - говорят мировые корпорации.

В закладки

Я пишу статью, сидя в главном зале ярмарки Startup:Land - крупной питч-сессии стартапов в секторе agro&food. Пока эксперты из Сколково, венчурных фондов и корпораций (ЭФКО, "Кубань", "Агро-Белогорье") смотрят питчи стартапов, я рассуждаю, какие перспективы есть у подобных проектов в российском и мировом масштабе. Оказалось, что возможностей у стартапов немало.

Крупные продовольственные компании во всем мире активно включаются в работу со стартапами. Кто-то растит «алмазы» внутри, кто-то ищет их через собственные акселерационные программы и конкурсы.

Ещё недавно крупные продуктовые бренды диктовали людям, что есть и пить. Теперь ситуация изменилась в корне. Теперь стартапы быстрее реагируют на тренды и предлагают потребителям гораздо больше возможностей выбора, чем крупный и иногда неповоротливый известный игрок. Пока крупные компании еще пытаются понять, как выглядит рынок и анализируют тенденции, стартапы уже выпускают новые продукты, быстро завоевывая любовь клиентов.

Крупные компании из Agro&Food активно используют все инструменты «открытых инноваций» (венчурные фонды, конкурсы, акселераторы, работа с университетами и т.д.). Мы собрали примеры программ для профильных стартапов, которые были запущены такими гигантами как Chipotle, Chobani, PepsicСo и другими.

Отметим, что первоначально ни одна из этих компаний не приобретает долю в стартапе. Все игроки утверждают, что подобного рода программы созданы в качестве помощи молодому бизнесу и с целью приносить пользу обществу.

Маск. Другой Маск.

Проект Aluminaries компании Chipotle предлагает стартапам менторство от знаменитого шеф-повара Ричарда Блейза и предпринимателя Кимбала Маска (да, это брат). Советы, контакты, экспертиза – многое становится доступным выпускникам проекта. Программа Chipotle по большей части является благотворительной, хотя представители компании и не скрывают больших надежд на отдачу от столь «долгих» инвестиций.

Компания Chipotle фокусирует своё внимание на компаниях, которые занимаются технологиями в области фермерства и сельского хозяйства, а также поиском инновационных решений в вопросе переработки отходов. В этом году набор уже закрыт, однако, российские стартапы смогут подать заявки в 2019 году.

Кузница конкурентов

Инкубатор производителя знаменитых йогуртов Chobani даёт каждому стартапу-участнику не только менторскую поддержку, но и весомый грант в размере $25,000.

Заявленная цель программы - производить больше натуральных и доступных продуктов питания для как можно большего количества людей. А помощь предпринимателям – это главная личная миссия генерального директора Хамди Улукая. Как говорит сам Хамди, «я всего лишь предприниматель и основатель компании, который хочет вернуть свой долг перед Обществом».

Через акселератор Chobani прошли, например, такие компании как Kettle, а также Fire and Chloe's Fruit, которые производят лёгкие массы на фруктовой основе (очень похожи на мороженое). А после программы обе компании собрали миллионы долларов от ряда венчурных инвесторов.

Не боится ли Chobani, что эти стартапы уведут у нее часть клиентов, спросите вы. Компания утверждает, что не производит такие продукты и потому видит большой потенциал к кооперации. Благотворительность? Не думаем, но время покажет.

Белый кит в голубом океане

Компания Pepsi предлагает по $20,000 и $100,000 победителям своей шестимесячной акселерационной программы. Кстати, это одна из немногих компаний, которая отбирает стартапы и в России (есть также отдельные программы в Северной Америке и в Европе).

По оценке Даниэль Граббс, управляющего директора PepsiCo Ventures Group, акселератор Pepsi помогает головной компании выяснить, на какие новые продукты реагируют потребители. Так Pepsi отобрала несколько стартапов: один изобрел новые способы приготовления овощей, другой продает березовый сок. А победителем их первого европейского акселератора стала британская компания Erbology, занимающаяся продажей снеков, порошков и масел на растительной основе.

А у нас?

На российском рынке тоже есть площадки, на которых производители продуктов питания и агрохолдинги работают со стартапами. Они запускают собственные программы (тот же Mabius), участвуют в конкурсах совместно с институтами развития (Сколково, РВК) или открывают собственные инновационные центры (как ЭФКО).

Опыт проведения специализированных ярмарок типа Startup:Land в России пока невелик. Однако будущее у формата явно есть: организаторы привлекли в два раза больше стартапов, чем планировали, а их уровень эксперты характеризуют как "довольно зрелый". Еще бы - мероприятие в Белгороде, а спикеры и стартапы приехали со всей страны, включая обе столицы.

Впереди еще второй день ярмарки, и мне пора: скоро расскажу стартапам, можно ли продвигать свой проект без бюджета.

Спойлер: да, но лучше нет:)

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Людмила Казунеткина", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 8, "likes": 0, "favorites": 9, "is_advertisement": false, "subsite_label": "tribuna", "id": 49026, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Fri, 16 Nov 2018 12:15:30 +0300" }
{ "id": 49026, "author_id": 215095, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/49026\/get","add":"\/comments\/49026\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/49026"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199116, "possessions": [] }

8 комментариев 8 комм.

Популярные

По порядку

Написать комментарий...
1

Конечно же место есть, но тут уже все зависит от источников монетизации этих стартапов.

Ответить
0

Безусловно. И, кажется, в агро и фуде выше доля стартапов, нацеленных не на венчурного инвестора, а сразу на внедрение внутри корпораций.

Ответить
1

Да, они очень в этом заинтересованы, сейчас активно среди крупных корпораций пропагандируется бизнес модель "бизнес в бизнесе".

Ответить
1

И она очень хорошо работает, когда команда сама может мобилизоваться и делать "без волшебных пинков". В противном случае это просто "не летит".

Ответить
1

Я один не выкидываю косточки и втыкаю их в горшок с цветами жены?

Ответить
0

И как, прорастают?))

Ответить
0

Стартапы, акселераторы, о мадонна... бизнес-инкубаторы все это хорошопрекрасно. Но уровень всего этого в нашей стране на уровне "палка-веревка".Вот что могут предложить акулы бизнеса маленьким разработчикам? Максимум "мы купим идею" и возможно, дадим ей какой -то жизненный виток. Инновации это хорошо, но готовы ли сами молодые умы работать над этим? Готовы ли работать в первую очередь в Инновационных центрах. Как показывает статистика не все. Пока уровень культуры стартапов, акселераторов у нас не сформировался, мало будет готовых вкладывать да и реализовывать. Можете закидать помидорками... Но все же проблема не в идеях, и не в инвестициях тем более, а в том, что люди не готовы принимать новое, пользоваться новыми технологиями в бизнесе, сельском хозяйстве, производстве. Это примерно также как объяснить, что выращенный в пробирке помидор, не так уж плох. На все нужно время и правильное позиционирование, больше инновационных центров, дающих реальные шансы молодым разработчикам создавать уникальное, и при этом чувствовать поддержку самой компании.

Ответить
1

Согласна более чем. И ещё думаю, что культура стартапов - то, что можно и нужно формировать. Она не родится сама «снизу», как показывает мировой опыт. Это работает, когда включаются крупные игроки. Открывают инновационные центры и акселераторы, взращивают там стартапы, проводят питч-сессии типа Startupland’а и в час по чайной ложке, но все-таки меняют расклад сил. От этого, конечно, не меняется все в один день, но мозги стартаперов начинают «разворачиваться» в правильную сторону.

Ответить
0
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления
{ "page_type": "default" }