[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Дмитрий Кошельник", "author_type": "self", "tags": ["apple","motorola","lenovo","\u043a\u0430\u0440\u043b_\u0430\u0439\u043a\u0430\u043d","\u0441\u043e\u0442\u043e\u0432\u0430\u044f_\u0441\u0432\u044f\u0437\u044c","\u043f\u0435\u0439\u0434\u0436\u0435\u0440\u044b","\u043f\u043e\u043b_\u0433\u0430\u043b\u0432\u0438\u043d","motorola_solutions","motorola_mobility","\u043a\u0430\u043a\u044d\u0442\u043e\u0431\u044b\u043b\u043e"], "comments": 8, "likes": 33, "favorites": 17, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "17622" }
Дмитрий Кошельник
22 450

История Motorola: почему развалилась компания, выпустившая первый пейджер и коммерческий сотовый телефон

Обозреватель vc.ru изучил историю компании Motorola, которая начинала как лидер в сфере электронной техники и телекоммуникаций, внедрила много новшеств, но из-за просчетов руководства потеряла позиции и была разделена на Motorola Solutions и Motorola Mobility.

Компания Motorola уже практически прекратила свое самостоятельное существование: одна ее часть сейчас входит в Lenovo, а другая, специализирующаяся на телекоммуникациях, активно распродает свои подразделения. Тем не менее влияние Motorola на развитие индустрии сложно переоценить. Компания ввела массу инноваций, начиная с автомобильных радиоприемников и заканчивая мобильной связью. Первоначальным успехом Motorola во многом обязана основателю и многолетнему главе компании Полу Галвину.

Ранние годы Пола Галвина. Создание Galvin Manufacturing

Будущий основатель компании родился в 1895 году в городе Гарвард. Пол с детства разными способами пытался заработать, в том числе торговал бутербродами и мороженым. Встречается информация, что Галвин делал это на вокзале и без соответствующей лицензии, так что ему приходилось скрываться от уполномоченных органов. Правда, в итоге начальник станции смирился с предприимчивым мальчишкой, и Пол продолжил заниматься своим бизнесом.

В 1914 году Галвин служил в армии артиллеристом. Есть информация, что он участвовал в Первой мировой войне в составе сил США. После возвращения Галвин окончил технологический факультет в Иллинойсе, причем во время учебы состоял в студенческом братстве Phi Kappa Theta. По одной из версий, обучение предшествовало военной службе.

В 1920 году Пол нашел работу на чикагском заводе, выпускавшем аккумуляторы. Большинство исследователей считают, что Полу было неинтересно работать по найму — его больше привлекала мысль создать собственный бизнес. Уже через год он вместе со школьным другом создал компанию, производящую аккумуляторы и батарейки. Фирма просуществовала всего два года, после чего была закрыта правительством из-за неуплаты налогов на крупную сумму.

После первой неудачи Галвин не сдался и через три года с тем же другом принялся строить такой же бизнес. Компания и в этот раз закрылась: она просто не могла выдержать конкуренцию на развивающемся рынке электроэнергии. Бизнес продержался не дольше двух лет.

Но и это Галвина не остановило: он отправился на аукцион, где распродавалось имущество его фирмы, и за $750 выкупил оборудование для производства сетевых источников питания. Вдобавок у Пола осталась разработка его друга — выпрямитель тока, позволяющий радиоприемнику работать от электрической сети.

Пол Галвин (слева) и Джозеф Галвин

В 1928 году Галвин основал компанию Galvin Manufacturing, к которой присоединился его младший брат Джозеф, вложивший в бизнес $565. В компанию пригласили работать пять человек. Так было положено начало компании Motorola. Время для основания было выбрано довольно неудачно: в 1929 году началась Великая депрессия, и Пол вновь оказался перед риском разорения.

Тогда предприниматель обратил внимание на рынок автомобильных радиоприемников. Они появились недавно, и слушать их во время движения было практически невозможно из-за помех. Тот, кто смог бы устранить этот дефект, вероятно, получил бы и весь рынок.

Есть легенда, что выйти на этот рынок предложил не Галвин, а один из его инженеров. Глава компании на это ответил, что радио для автомобиля вряд ли разрешат, ведь лишние звуки будут мешать водителю. Но потом ему попалось объявление о продаже обычного радиоприемника, переделанного под автомобильный, за $250 — это была чуть ли не треть стоимости самой машины. Пол понял, что его сотрудник был прав, и сразу велел начать разработку.

Первый радиоприемник под брендом Motorola был готов уже в 1930 году. О происхождении названия компании есть несколько версий. По одной из них, Галвин объединил слова motion и Victrola — это была марка популярного приемника. По другой, вместо motion он использовал motor. Есть и третий вариант — сочетание слова motor и суфикса ola, который в то время было принято использовать для звукового оборудования.

Получившийся радиоприемник стоил всего $110, чем уже выгодно отличался от конкурентов. Галвин собирался представить разработку на съезде предпринимателей из своей отрасли. Сроки поджимали, и команде приходилось работать в экстренном режиме, без возможности все перепроверить. Дорабатывали механизм уже по дороге, но Галвину повезло: инженеры поработали на славу. Демонстрация, похоже, прошла успешно, и компания получила первые заказы.

Не все шло гладко: встречается история, что один из первых обладателей радио Motorola едва успел скрыться за углом, как оно воспламенилось в салоне его машины. Проблемы изучались и устранялись.

Галвин создавал собственную сеть продавцов и параллельно вкладывал деньги в рекламу: размещал объявления в газетах, платил за билборды. Приблизительно в этот период компания произвела революцию в сфере радио, просто улучшая уже существующие технологии — например, первой внедрила кнопки для настройки радиоприемника.

Тем временем Галвина заинтересовало производство полицейских раций, и он сформировал в компании соответствующий отдел. Разработки были готовы уже к концу 1930-х годов. Тогда Галвин, путешествуя по Европе, понял, что надвигается мировая война. Пока другие смотрели в будущее с тревогой, Пол, как и полагается предпринимателю, искал новые способы заработать.

Избранная им ниша идеально подходила для военных разработок. Рации тогда были неудобными, а Галвин предложил правительству проект полевой портативной двухсторонней рации — гораздо более легкой, чем ее предшественницы.

Одной моделью компания не ограничилась. В 1940 году была представлена SCR-536, получившая неформальное название Handie-Talkie, — первая рация, которую можно было носить в одной руке. Она выглядела как большая телефонная трубка и весила 2,3 килограмма. Ради компактности пришлось пожертвовать качеством и дальностью сигнала, поэтому вооруженные силы США сначала не очень заинтересовались SCR-536 — но позже изменили свое мнение.

SCR-536

В том же 1940 году появилась SCR-300, ставшая известной как Walkie-Talkie. Это была наплечная рация весом в 17,3 килограмма — зато с большей дальностью и лучшим сигналом, чем у SCR-536. Американское правительство активно заказывало разработку, и Galvin Manufacturing укрепила свое финансовое положение.

SCR-536 начали использовать в армии в 1941 году, а SCR-300 — в 1943-м. Из-за того что позже обе рации будут называться Walkie-Talkie, появилась путаница в датах их выпуска: можно встретить информацию, что SCR-536 появилась в 1943 году.

Галвин понимал: зарабатывая на войне, нельзя забывать и о других рынках. Ради военных нужд правительство США приостановило выпуск гражданских автомобилей. Чтобы радиоприемники для машин не лежали на складе, нанося компании убытки, по указанию руководства их переделали в обычные и выпустили в продажу.

В 1947 году компания была переименована в Motorola по названию своей самой популярной линейки, и в этом же году в управлении появились новые люди, в числе которых сын Галвина — Роберт. Долгое время управление над Motorola переходило «по наследству» от одного руководителя к другому. Это относилось не только к генеральным директорам, но и к главам подразделений. Увольнение важного сотрудника проходило практически безболезненно, ведь на смену ему приходил равный по уровню специалист.

Один из примеров такой передачи власти — приход Роберта Галвина. В компанию он пришел в 16 лет, когда искал работу на лето. Как и любой рядовой сотрудник Motorola, он начал карьеру в отделе кадров и прошел все необходимые процедуры. За 16 лет он от кладовщика с минимальной ставкой и полным рабочим днем вырос до президента компании — и по мере продвижения изучил всю структуру ее работы.

Пол Галвин с сыном Робертом

В статусе главы компании Роберт Галвин начал внедрять свои правила. По его мнению, руководить должен был не один человек, а совет из троих сотрудников, которые могли бы смотреть на ситуацию с разных сторон. Такая структура была во всех эшелонах управления. Это позволяло быстро заменить ушедшего работника и не бояться продвигать способных людей. Такой подход часто критиковали, но Галвин был им доволен.

В конце 1940-х годов появился первый телевизор Motorola, названный Golden View. Тогда в США можно было купить телевизор примерно за $300. Галвин же поставил своим инженерам ультиматум — сделать качественное устройство не дороже $180. Те возмущались, что проект будет глубоко убыточным, но все-таки выполнили задачу. Это позволило Motorola за пару месяцев выйти на четвертое место по продажам телевизоров в стране.

Рынок автомобильных радиоприемников Галвин не оставил без внимания: он приобрел убыточного производителя Detrola, у которого были контракты с Ford. По договору после поглощения они оставались в силе, что открывало перед Motorola потрясающие перспективы. Компания получила возможность установить свои радиоприемники на 50% автомобилей Ford и Chrysler. В середине 1950-х удалось договориться еще и с American Motors: компания обязывалась устанавливать приемники Motorola во все свои автомобили.

Из-за новых направлений работы руководить компанией становилось все тяжелее, и Галвин был вынужден разделить ее на подразделения: каждое из них получило своих разработчиков, маркетологов и производство. Этот подход стал отличным примером децентрализованного управления. Еще одним начинанием Галвина стало создание фонда Motorola Foundation, который оказывал поддержку крупнейшим американским университетам.

В 1955 году компания вышла на рынок транзисторов. Пол сомневался, что это стоит делать, но сын его убедил. Компания не бросилась в новую нишу сразу — в ней просто появился соответствующий отдел разработки. После первых успехов и клиентов подразделение было расширено, и открылся завод в Аризоне.

В 1955 году дизайнер из Чикаго Мортон Голдшолл создал знаменитый логотип Motorola в форме большой буквы М.

Роберт Галвин во главе Motorola. Инновационные разработки компании

В 1956 году Пол Галвин покинул пост главы компании, назначив на эту должность своего сына Роберта. Годовой доход компании тогда составлял $225 млн.

В этом же году Motorola представила разработку, ставшую известной на весь мир, — пейджер (кстати, название происходит от слова «паж» или «слуга»). Его активно приобретали для больниц, чтобы сделать эффективнее работу медперсонала. Часто встречаются сведения, что принцип работы пейджера изобрела не Motorola и полиция Детройта применяла его еще в 1921 году.

В 1958 году компания нашла новую нишу. Развивающаяся космическая отрасль США тогда нуждалась в качественном радиооборудовании. Motorola, уже зашедшая на рынок транзисторов, воспользовалась шансом и получила контракты с NASA. Во время знаменитой высадки на Луну благодаря разработкам Motorola миллионы зрителей на Земле услышали голос Нила Армстронга. Тогда же, в 1958 году, был представлен транзисторный приемник Montrac.

В 1960 году на рынок был выпущен первый в мире беспроводной транзисторный телевизор Motorola Astronaut TV. Благодаря 19-дюймовому экрану и портативности он стал хитом продаж. Уже через три года компания выпустила один из первых прямоугольных кинескопов.

В этот же период производство Motorola вышло за пределы США: был построен завод компании в Мексике. Motorola работала уже в восьми странах, в том числе в Японии, откуда планировалось начать захват азиатских рынков. В 1961 году компания открыла японский офис, а в 1968 году запустила направление Motorola Semiconductor Japan, которое производило полупроводники и интегральные схемы для местного рынка.

Дальнейшие взаимоотношения с японскими фирмами складывались по-разному. В основном Motorola ориентировалась на создание совместных компаний. Кроме того, японцы охотно приобретали популярные разработки бренда: например, в 1982 году Nippon Telegraph заказала Motorola партию пейджеров на $9 млн.

В 1988 году благодаря японским технологиям Motorola запустила полностью автоматизированный завод по производству пейджеров. На нем было около 27 машин и 12 человек, которые контролировали их деятельность.

Но вернемся в 1960-е годы. В 1962 году компания выпустила транзисторную портативную радиостанцию HT-200. Главными ее преимуществами стали сравнительно небольшой вес (примерно 932 грамма) и крепкая конструкция. Параллельно шли исследования в других сферах, готовилось оборудование для NASA и проводились разработки новых продуктов. В 1966 году был представлен самый маленький в мире портативный телевизионный приемник Tiny Tim TV. Для обеспечения его работы требовалось четыре пальчиковых батарейки.

В 1972 году была представлена мобильная система передачи данных MODAT — она позволяла отправлять и получать данные от водителя автомобиля к компьютеру и наоборот. Систему широко использовали полицейские, компании перевозок и другие инстанции, которым было важно оперативно передавать информацию водителям. Тогда же Motorola начала внедрять первую цифровую технологию шифрования голоса Digital Voice Protection (DVP) — она быстро нашла применение в спецслужбах США.

В 1973 и 1974 годах Motorola выпустила сразу два революционных устройства: первый сотовый телефон и свой первый процессор. Телефон Motorola DynaTAC тогда существовал еще в виде прототипа, и главным достижением компании считался произведенный с его помощью телефонный разговор.

Первой моделью, получившей одобрение соответствующих органов и пущенной в серийное производство, стала DynaTAC 8000X. Весила она около 800 граммов, а аккумулятора хватало на 30−45 минут разговора, после чего нужно было провести 10-часовую зарядку.

Модель DynaTAC 8000X

Чем больше инженеры разбирались в возможностях новой технологии, тем больше понимали, какие перспективы она открывает. Продажи модели стартовали в 1983 году, стоила она около $4 тысяч. Из-за своих размеров телефон получил прозвище «кирпич».

Вернемся к первому процессору компании, Motorola 6800. Его тактовая частота составляла 2 МГц, а в системе команд было 78 операций. Он был выпущен как конкурент разработкам Intel и стал довольно популярен. Некоторые источники называют Motorola 6800 первым процессором с индексным регистром.

Большую, чем Motorola 6800, известность получил вышедший в 1979 году Motorola 68 000. Он вполне успешно конкурировал с товарами Intel, его использовали в Macintosh и во многих компьютерах других фирм. Правда, популярность у Apple сыграла с процессорами Motorola злую шутку. В войне персональных компьютеров победила, как известно, компания IBM, которая предпочитала Intel. В итоге это направление Motorola значительно сократило свою долю на рынке.

Компания не ограничивалась техническими инновациями: в 1974 году была запущена программа обучения сотрудников и привлечения их к совместной разработке с коллегами разных уровней. Методику контроля качества и тщательное отношение к разработке Motorola переняла на японском рынке.

Motorola в 1980–1990-е годы

В 1981 году было объявлено, что Motorola собирается достичь показателя 99,99966% выпуска продукции без дефектов — или приблизительно 3,4 дефекта на миллион устройств. Из этого выросла концепция «Шесть сигм», созданная одним из руководителей Motorola Биллом Смитом. В концепции пять взаимосвязанных шагов: определение, изменение, анализ, совершенствование и контроль.

Для реализации методики была создана специальная группа со специфическим распределением ролей. Лидер группы должен был запускать процессы, предоставлять необходимые ресурсы и контролировать работы. Специалист под именем «Черный пояс» руководил проектной группой, инструктировал ее и обучал. В саму проектную группу входили обученные методике специалисты разных отраслей, которые оказывали всестороннее содействие.

Эффективность «Шести сигм» привела к тому, что в 1990-е годы ее стали активно внедрять крупнейшие корпорации. Успех методики доказывает сама Motorola, где с 1981 по 1986 год брак снизился на 90%. В дальнейшем этот процент продолжал расти, причем производительность не страдала.

В Motorola было принято решение сократить линейку потребительских брендов и вместо этого заняться беспроводной связью и компьютерами. Например, было продано подразделение Quasar, которое выпускало в том числе и телевизоры.

В 1982 году Motorola сделала крупнейшее на тот момент приобретение — за $253 млн купила Four-Phase Systems, производителя компьютеров и терминалов, который также создавал софт для своих разработок. Компания тогда пребывала не в лучшем состоянии: встречается информация, что большая часть ее продукции была устаревшей. Но Motorola была скорее заинтересована в большой клиентской базе Four-Phase Systems в сфере делопроизводства и распределенной обработки данных. Для вхождения на этот рынок немногим раньше была куплена Codex Corporation, которая занималась системами передачи данных.

Соединив эти приобретения и добавив свои возможности в производстве полупроводников, руководство Motorola надеялось создать мобильную систему для обработки данных. Правда, похоже, что план так и не удался: известно, что Four-Phase Systems с 1985 по 1989 год потеряла около $200 млн.

В 1989 году был представлен первый компактный сотовый телефон Motorola MicroTAC 9800X с деталью, без которой сложно представить современные мобильные телефоны, — дисплеем. В нем была только одна строка, куда вмещалось восемь символов, но и это было революцией. Цена устройства составляла почти $3,5 тысячи.

Модель MicroTAC 9800X

MicroTAC уже вмещался в карман и был, по сути, первой раскладушкой, хотя у него попросту имелся флип. Первой настоящей раскладушкой можно считать телефон Motorola StarTAC, вышедший в 1996 году. В любом случае на этом рынке компания лидировала большую часть 1990-х годов.

Аудитория компании сокращалась из-за появления сильных конкурентов: еще в начале 1990-х годов на роль главного инноватора стала претендовать Nokia. Впрочем, Motorola не останавливалась на достигнутом, пусть временами и допускала серьезные ошибки. В конце 1980-х ее специалисты решили предложить что-то совершенно новое — всемирный спутниковый оператор. Планировалось запустить на орбиту 77 спутников, которые благодаря близкому расположению к Земле должны были обеспечить сравнительно небольшой для этой категории размер телефона и отсутствие проблем со связью.

В 1991 году специально для проекта была создана компания Iridium LLC, в которую Motorola инвестировала около $400 млн в обмен на 25% компании. Остальные деньги собирали всем миром: по подсчетам, для успешного запуска нужно было более $5 млрд. Согласно контракту запуском спутников, разработкой технологий и сервисным обслуживанием занималась Motorola. Перед глобальным стартом в 1998 году началась крупная рекламная кампания, которая обошлась чуть ли не в $200 млн.

Пока в компании шла разработка, собирали инвестиции и выбирали руководство, сотовые операторы наращивали аудиторию. Генеральный директор Iridium Эдвард Стайано, до того 25 лет проработавший в Motorola, продолжал разглагольствовать о покорении рынка, обещая 500 тысяч абонентов до конца первого года работы.

Старт был дан первого ноября 1998 года. Ему предшествовала красивая церемония с участием Альберта Гора, на тот момент вице-президента США. Гор побеседовал по телефону с помощью Iridium, и все настроились на глобальное покорение рынка.

Ожидания не сбылись: за шесть месяцев количество абонентов вместо рекорда поставило антирекорд — всего 10 тысяч человек, и это при том, что о разработке знало полмира. На глубоко убыточной компании висело несколько кредитов, а к тому же был допущен целый ряд недоработок: например, в зданиях и движущихся автомобилях связь была ужасной или вообще отсутствовала.

Позиционирование разработки как подспорья для бизнесменов, топ-менеджеров и путешественников себя не оправдало. Когда проект только зарождался, это направление выглядело приоритетным, потому что целевые клиенты часто оказывались в зонах, где сотовой связи не было или она работала плохо.

Вот только за время разработки и запуска спутников ситуация переменилась. Качество сотовой связи стало гораздо выше, и она уже покорила Европу и США, постепенно заходя в менее развитые страны. У Iridium же связь была плохой, а большие несовершенные телефоны распугивали потенциальных абонентов. Кроме того, услуга была довольно дорогой.

Вместо 77 спутников было запущено 66, а общая аудитория достигла максимум 50 тысяч человек (некоторые источники говорят о 20−30 тысячах). В конце 1999 года компания объявила себя банкротом. Motorola обеспечивала ее существование до 2000 года, когда планировалось окончательное закрытие проекта. До этого не дошло: была создана новая компания Iridium Satellite LLC, которая выкупила все, что осталось от предшественницы, и начала работать с Пентагоном.

Не все в 1990-е годы выглядело так печально — на самом деле Motorola в это время процветала. Она контролировала 85% мировых продаж пейджеров, выпуская их в разных версиях и моделях. Рост продаж продолжался и благодаря выходу на рынок Восточной Европы, где пейджеры были новым популярным явлением. Компания заходила на рынок стран Азии, где уже имела неплохие позиции, и открыла два завода в Китае.

В 1997 году Motorola возглавил Кристофер Галвин, сын Роберта. Его отец ушел из компании еще в 1986 году, после чего ее возглавляли сначала Джордж Фишер, а после Гэри Тукер. При них компания была в хорошем состоянии, так что особых нареканий к их работе не было, хотя та же Iridium — их общее детище. Да и при Тукере компания стала терять инновационность и долю на рынке сотовых телефонов.

Учитывая особенную структуру управления Motorola, троица Фишер, Тукер и Галвин работала совместно, пока во главе не остался один Кристофер Галвин. Как и его отец, Галвин проработал в компании длительное время. Он специализировался на маркетинге и рекламе, что было неплохо: считалось, что компании нужно активнее работать в этой сфере.

Именно при Кристофере компания провалилась с Iridium (хотя и нельзя назвать его единственным виновником) и потеряла лидерство на рынке мобильных телефонов. Усложнил ситуацию назревший кризис доткомов, но Motorola смогла его пережить. Для этого пришлось пройти через реструктуризацию и закрытие неприбыльных направлений, а также сократить штат. Вообще, реструктуризация в конце 1990-х и начале 2000-х годов была в Motorola частым явлением.

Компания продолжала ориентироваться на децентрализацию, но теперь она вместо пользы начала усложнять ситуацию. Руководители Motorola видели, что отдали лидерство Nokia, но плохо понимали, что с этим делать. Третьим участником гонки была компания Samsung, которая не гнушалась копирования и покоряла азиатский рынок.

После убыточного 2001 года на Галвина набросился совет директоров. Он пообещал, что ситуация улучшится, когда закончатся запланированные изменения, но в 2002 году ситуация не изменилась. У Motorola в то время были оригинальные разработки, но моделей телефонов, которые их воплощали, было слишком мало. Директор по маркетингу Джефри Фрост считал, что без расширения линейки сложно будет добиться значимых результатов. Он предложил совету директоров и Галвину концепцию, построенную на выпуске узконишевых продуктов.

Галвин зарекомендовал себя как человек, стремившийся вернуть компанию к истокам. В его понимании это означало сосредоточиться на разговорной функции и качестве связи, ведь именно для этого и был придуман телефон.

Тем временем в Nokia еще в конце 1990-х годов поняли, что сотовые телефоны становятся важной частью жизни людей и в них должно быть больше разнообразных функций. Финская компания поддерживала внедрение новых технологий, расширяла линейку и обгоняла Motorola стратегически, хотя по дизайну некоторые ее модели и уступали конкуренту.

Галвин cогласился на план Фроста, и в секретной атмосфере началась разработка телефона RAZR V3, который задумывался просто как имиджевая модель.

Модель RAZR V3

Встречаются сведения, что на внутренних просмотрах модель критиковали и в 2003 году едва не сняли с разработки. Но гораздо популярнее версия о том, что телефон cобирал позитивные отклики руководителей и они не вмешивались в разработку.

В 2004 году генеральным директором Motorola стал Эдвард Зандер, ранее возглавлявший Sun Microsystems, и он активно поддерживал выпуск новой модели. Фрост, понимавший, что RAZR будет дорогим телефоном, разработал стратегию его продвижения.

Компания выпустила RAZR на рынок по цене $550. По поводу стоимости модели были опасения, но RAZR неожиданно для всех стал сверхпопулярным. Как водится, этот успех каждый из участников приписал себе: Кристофер Галвин и его сторонники отметили, что это они дали ход разработке, а Зандер гордился, что начал так удачно.

Из удачного запуска этого телефона не было сделано особых выводов, хотя RAZR стала флагманской линейкой компании. Дороговизна телефона, казалось бы, мешала продажам, и почти сразу после выпуска менеджмент задумался о том, чтобы его удешевить. Фрост был против и сначала отстаивал свою позицию: если телефон будет доступен всем, то он станет не нужен.

Несмотря на привлекательный внешний вид и рекордно тонкий корпус, функционально RAZR V3 не был революционным продуктом. К концу 2005 года компания стала снижать стоимость телефона, который стоил уже $300, но при этом его продолжали охотно покупать. Часть руководства компании надеялась с помощью RAZR и похожих телефонов сокрушить Nokia и наращивала производство. В угоду этой разработке было закрыто несколько инновационных проектов.

Одновременно с этим Motorola разрабатывала неплохие модели: E398 считался отличным музыкальным телефоном. Топ-менеджмент компании вновь просчитался, и вместо запуска своей линейки на основе E398 решил создать ее в союзе с Apple.

Стив Джобс в это время обратил внимание на бурный рост рынка телефонов и понял, что музыкальные плееры отойдут на задний план. Он запланировал разработку телефона в союзе с другой крупной компанией. Растущая Motorola как раз выпустила RAZR V3, поэтому глава Apple выбрал союзником именно ее.

Вместе они создали тот же E398, куда специалисты из Apple добавили собственное программное обеспечение и iTunes. Motorola не получила эксклюзивных прав на внедрение iTunes, зато столкнулась с целым рядом ограничений. Несложно догадаться, что ROKR E1 провалилась, а сотрудничество между брендами закончилось. Motorola после этого попыталась развить линейку самостоятельно, но вышла неудача, а Apple принялась за революционный iPhone.

Motorola ROKR

Из-за всех перечисленных проблем компания постоянно оказывалась в роли догоняющего. Функционально модели телефона часто отставали от конкурентов. Поражение Motorola cтало неизбежным в 2007 году, когда у прямых конкурентов вышло несколько успешных моделей и начались масштабные продажи первого iPhone. Убытки за девять месяцев 2007 года составляли $149 млн.

Опять началась масштабная реорганизация. В 2007 году в число акционеров вошел мастер враждебных поглощений Карл Айкан. Он развязал с Зандером корпоративную войну, которую тот не смог выиграть и в 2008 году ушел в отставку. Параллельно Айкан продвигал идею разделить компанию и продать убыточное мобильное подразделение.

Компания продолжила рушиться, попутно подтверждая наличие кризиса идей. Она выпустила еще несколько телефонов, вызвавших у аудитории какой-то интерес, но это не помогло: в 2008 году убытки компании составили рекордные $4,16 млрд. Через год этот показатель уменьшился до $51 млн, во многом благодаря другим подразделениям компании.

После длительных споров в 2011 году произошло разделение компании. Motorola Mobility была приобретена Google за $12,5 млрд, а три года спустя ее за $2,9 млрд выкупила Lenovo. Вторая часть — Motorola Solutions — занимается телекоммуникациями и время от времени продает свои подразделения другим компаниям. В 2015 году ее прибыль составила $610 млн, что в два раза меньше, чем в 2014 году.

Так закончилась история Motorola. Компания, подарившая миру не одно изобретение, проиграла конкуренцию из-за непонимания рынка и меняющихся потребностей аудитории. Даже успех модели RAZR v3 стал временным явлением, из которого руководство попыталось выжать максимум. В итоге Motorola вытеснили с рынка конкуренты, среди которых был и недавний союзник — Apple. Оставшаяся от компании Motorola Solutions пытается вернуть былое величие, но без особых успехов.

#Apple #motorola #lenovo #карл_айкан #сотовая_связь #пейджеры #Пол_Галвин #Motorola_Solutions #Motorola_Mobility #КакЭтоБыло

Статьи по теме
«Палач компаний»: как Карл Айкан сделал состояние в $16 млрд на враждебных поглощениях
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления