[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Никита Евдокимов", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 109, "likes": 31, "favorites": 19, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "21583" }
Никита Евдокимов
22 431

«План Б»: как американские ИТ-предприниматели и финансисты готовятся к апокалипсису

Издание The New Yorker опубликовало материал о приготовлениях американских ИТ-предпринимателей и руководителей хедж-фондов к возможным чрезвычайным ситуациям: вспышкам гражданского насилия или природными катастрофам. Многие опасаются, что из-за распространения искусственного интеллекта рядовые американцы потеряют работу и решат поквитаться с жителями Кремниевой долины. В этом случае предприниматели рассчитывают скрыться в Новой Зеландии или личных бункерах. Редакция vc.ru публикует адаптированный перевод материала.

Стив Хафман

Сооснователь и руководитель Reddit Стив Хафман сделал операцию по коррекции зрения в ноябре 2015 года. По его словам, он сделал это не ради удобства, но чтобы увеличить свои шансы на выживание в случае чрезвычайной ситуации. «Если случится конец света, или у нас будут другие проблемы, линзы или очки станут помехой: без них я был бы обречен», — сообщил он в интервью автору The New Yorker Эвану Осносу.

Хафмана волнует не характер происшествия — это может быть стихийное бедствие, пандемия или ядерный конфликт — а последствия: временный крах правительства и государственных структур. «У меня есть пара мотоциклов, куча оружия и боеприпасов, а также запасы еды. Это поможет мне отсидеться дома некоторое время», — уверен он.

За последнее время образ человека, который интересуется выживанием в сложных и экстремальных условиях, изменился: если раньше это были чудики в шапочках из фольги, то теперь это руководители ИТ-компаний и управляющие партнеры хедж-фондов из Нью-Йорка и Кремниевой долины.

— Эван Оснос

Когда президентская гонка в США обнажила многие проблемы общества, бывший продукт-менеджер Facebook Антонио Мартинез приобрел часть острова в глухой местности на северо-западе страны. Он установил генераторы, солнечные панели и создал арсенал. «Когда в обществе разрушаются основы, оно обращается в хаос», — рассуждает он.

Когда Мартинез рассказал о своем проекте знакомым из Сан-Франциско, они стали описывать свои приготовления на случай массовых беспорядков. «Мне кажется, что люди, которые стоят у рычагов управления обществом понимают, что сейчас мы скользим по очень тонкому культурному льду», — продолжает он.

В закрытых сообществах Facebook богатые «выживальщики» делятся советами о том, как выбрать противогаз, или бункер, или место, которое меньше всего пострадает от изменения климата. «Один из членов такого сообщества, глава инвестиционной фирмы, сказал мне, что у него всегда наготове заправленный вертолет и подземный бункер с системой фильтрации воздуха. Его окружение считает, что он перегибает палку, но у многих есть оружие, мотоциклы и золото — на всякий случай», — пишет Оснос.

Тим Чанг

По словам управляющего директора Mayfield Fund Тима Чанга, многие финансисты из Кремниевой долины обсуждают планы «на черный день» во время общих ужинов. «Оказывается, многие люди покупают биткоины и другие криптовалюты, пытаются получить второе гражданство, если оно требуется для приобретения недвижимости. У меня всегда наготове сумки с одеждой, чтобы мы с женой и дочерью могли сразу же улететь в убежище, если произойдет гражданская война или землетрясение в Калифорнии», — рассказывает он.

Стив Хафман считает, что общественный порядок основывается на очень хрупком консенсусе. «Мне кажется, что до определенной степени все мы принимаем многие вещи на веру — что правительство работает, что наша валюта обладает ценностью, что возможен мирный путь передачи власти. Все это существует только потому, что мы в это верим. Система обладает определенным запасом прочности, но каковы его пределы?», — рассуждает он.

Создавая сообщество Reddit, Хоффман увидел, как технологии меняют взаимоотношения людей — к лучшему и худшему. Например, социальные медиа усиливают страх, который возникает в обществе. «Благодаря интернету люди стали ближе. Но в группах паника распространяется быстрее», — уверен он.

По словам Хоффмана, он почувствовал тревогу задолго до того, как произошел мировой финансовый кризис 2008 года: «Люди стали перешептываться о низких ставках по ипотечным кредитам, о студенческих займах. Они говорили: "Все это слишком хорошо, чтобы быть правдой, где-то тут подвох". Возможно они воспринимали реальность иначе, но люди очень хорошо улавливают настроение в обществе».

Если мы говорим о коллапсе, который произойдет из-за того, что люди в чем-то разочаруются, то первые трещины в фундаменте общества появятся именно в социальных медиа

Как готовятся к апокалипсису в Кремниевой долине

«Как же так произошло, вера в грядущий апокалипсис распространилась в Кремниевой долине — в месте, где люди уверены в своей способности менять мир к лучшему?», — удивляется автор The New Yorker.

«Технологический прогресс опирается на возможность представлять разное будущее. Так рождаются и утопии, и дистопии», — рассуждает глава венчурной фирмы из Сан-Франциско Рой Бахат. Пример утопии — вера людей в программы развития крионики, что они могут заморозить свое тело и воскреснуть в будущем, когда ученые победят смерть или вылечат неизлечимые болезни. Обратная сторона — вера в апокалипсис.

За последние несколько лет тема выживания в экстремальных условиях не раз поднималась на американском телевидении. В 2012 году телеканал National Geographic начал транслировать программу «В ожидании конца света», где обычные люди рассказывают о своих приготовлениях к чрезвычайным ситуациям.

«К концу первого сезона шоу стало самым рейтинговым в истории телеканала. Исследование National Geographic выявило, что 40% американцев верят в то, что лучше тратить деньги на заготовку припасов и строительство бомбоубежища, чем вкладывать в пенсионную программу», — пишет Эван Оснос.

На форумах «выживальщиков» можно все чаще увидеть темы вроде «Как пережить народное волнение — руководство для молодых мам» и «Как правильно приготовить сосну, чтобы выжить».

В то время, когда Хоффман обратил внимание на первые признаки грядущего кризиса, cооснователь сервиса Twitch Джастин Кан обратил внимание, что в его окружении также растут панические настроения. «Некоторые друзья были убеждены, что крах человечества неизбежен, поэтому нужно создавать припасы. Я тоже пытался, но меня хватило только на пару мешков риса и пять банок консервированных томатов. Если бы тогда действительно что-то произошло, мы были бы уже мертвы».

Джастин Кан

По словам одного из первых сотрудников Facebook и бывшего руководителя Reddit Йишана Вонга, ИТ-предприниматели не обязательно верят в то, что конец света или глобальные катастрофы неизбежны. «У них математический склад ума и они хотят перестраховаться на тот случай, если это действительно произойдет. У них есть деньги и ресурсы. Логично, что они поступают именно так», — рассуждает он.

Чтобы скрыть приготовления к апокалипсису, многие богатые американцы прибегают к своему тайному языку. Сооснователь LinkedIn Рид Хоффман рассказал, как он узнал о втором значении слова «Новая Зеландия». «Когда я упомянул, что собираюсь посетить эту страну, один друг спросил: "О, ты тоже решил перестраховаться?"». Оказалось, что многие покупают там недвижимость на случай разных катаклизмов».

Когда ты говоришь: «Я ищу дом в Новой Зеландии», некоторые люди сразу понимающе кивают: «Ни слова больше. Кстати, у меня есть один друг, он продает заброшенную ракетную шахту. Говорят, ее можно переоборудовать в бомбоубежище и жить там». Сейчас фраза «Новая Зеландия» — это что-то вроде масонского приветствия.

— Рид Хоффман

По словам Хоффмана, более половины миллиардеров из Кремниевой долины приобрели недвижимость в США и за пределами страны на случай чрезвычайных ситуаций. «Для них это что-то вроде одеяла, под котором можно спрятаться от опасности. Многие боятся, что в будущем из-за искусственного интеллекта очень много людей потеряют работу, разозлятся и пойдут брать штурмом Кремниевую долину», — рассуждает он.

Макс Левчин

По мнению основателя PayPal Макса Левчина, многим основателям и руководителям крупных ИТ-компаний не хватает духа взять на себя ответственность за возможные социальные последствия от распространения их технологий, поэтому они думают о том, как сбежать.

«Если на вечеринке я слышу такие разговоры, то задаю людям такой вопрос: "Если вы боитесь, что толпа людей поднимет вас на вилы, то сколько денег вы пожертвовали своему местному приюту для бездомных?". Единственное, чего на самом деле стоит бояться — это имущественного неравенства. Сейчас самое время, чтобы инвестировать в решение общественных проблем, а не в побег от общества», — рассказывает Левчин.

Настроения в Нью-Йорке

В нью-йоркских финансовых кругах тоже озабочены проблемой социальных волнений. «Некоторые уверены, что дело идет к революции — совсем как в России в 1917 году», — рассказывает инвестор и филантроп Роберт Даггер.

По его словам, существует два способа, чтобы справиться с этим страхом. Наиболее эффективный — решать проблемы. «Именно поэтому многие жертвуют деньги на благотворительность. Но эти же люди продумывают планы побега на случай чрезвычайной ситуации».

Даггер вспоминает один торжественный ужин, который проводился через некоторое время после терактов 11 сентября и «краха доткомов». Тогда группа миллионеров и миллиардеров обсуждала, что они будут делать, если в стране начнутся общественные беспорядки. «Большинство сказали, что заберут семью, сядут в самолет и улетят за рубеж или на ранчо на другом конце страны».

Но там был один скептик. Он поинтересовался: «А семью пилота вы тоже заберете с собой? Семьи садовников, поваров? Если начнется революция, то сколько еще людей вам придется эвакуировать?». Спор продолжился, но в итоге все согласились, что им не удастся убежать.

— Роберт Даггер

По мнению экономиста и главы Института нового экономического мышления Роберта Джонсона, поведение элит может быть симптомом глубокого кризиса. В 2015 году, выступая на заседании Международного экономического форума в Давосе, он отметил, что противоречия, которые возникают в результате имущественного неравенства обострились настолько, что самые богатые люди в мире стали задумываться о собственной безопасности.

По его мнению, богатым людям следует поощрять справедливую и открытую политику. Например, согласиться на радикальное увеличение налога на наследство. «В США 25 управляющих хедж-фондов зарабатывают больше, чем все вместе взятые воспитатели в детских садах. Не думаю, что им самим нравится такая ситуация», — рассуждает он.

В декабре 2016 года Национальное бюро экономических исследований опубликовало результаты исследования, проведенного экономистами Томасом Пикетти, Эммануэлем Сейзом и Габриэлем Цукманом. «Они выяснили, что с 1970-х годов половина взрослого населения США не ощущает последствия роста экономики страны. 117 миллионов человек зарабатывают столько же, сколько они зарабатывали в 1980 году, в то время как доходы 1% самых богатых жителей страны утроились. Разницу в доходах в США можно сравнить с разницей доходов в Демократической республике Конго», — пишет автор The New Yorker Эван Оснос.

«Почему люди, богатству и мощи которых завидуют другие, так боятся? Что может сказать о нашей системе? То, что самые проницательные люди, у которых сосредоточено больше всего ресурсов, благодаря которым они зарабатывают деньги, сейчас больше всех готовятся к тому, чтобы выпрыгнуть с парашютом из падающего самолета», — уверен Джонсон.

Убежище премиум-класса

В ноябре 2016 года автор The New Yorker отправился в Канзас, где руководитель компании Survival Condo Project Ларри Холл переоборудовал заброшенную ракетную шахту в элитное бомбоубежище.

«На входе меня встретил камуфлированный охранник с автоматом. Он провел меня внутрь комплекса. В 60-е года в шахте базировалась ракета с ядерной боеголовкой, но затем сооружение было списано», — рассказывает Оснос.

Строительство Survival Condo

В 2008 году Холл выкупил его за $300 тысяч и потратил еще $20 миллионов на переоборудование объекта. На 15 подземных этажах расположились 12 жилых апартаментов, бассейн, кабинет врача, хранилище, лаборатория для выращивания овощей, скалодром, арсенал, учебный класс, кинотеатр и спортзал. «Шахту строили против Красной угрозы. Сегодня она поможет дать отпор новым вызовам. Даже если вооруженная толпа подойдет вплотную, их отпугнет охрана и снайперы», — рассказывает он.

Идея проекта возникла у него 10 лет назад, когда он узнал о том, что федеральное правительство возродило программу эвакуации высших должностных лиц в случае катастрофы национального масштаба, которая была свернута после окончания Холодной войны. «Я подумал: "Минуточку, похоже они знают о чем-то таком, о чем не знают все остальные"», — рассказывает Холл.

«В случае угрозы правительство собиралось эвакуировать некоторых должностных лиц в укрепленные локации, однако за прошедшие годы оснащение бункеров устарело и Буш приказал провести модернизацию и учения. Они проводятся до сих пор», — пишет автор The New Yorker.

Комплекс Холла способен выдержать прямое попадание ядерной бомбы и вмещает 75 человек, которые могут прожить до пяти лет за счет внутренних резервов. «Стоимость апартаментов начинается с $1,5 миллионов за половину этажа. Целый этаж стоит $3 миллиона. Все помещения уже распроданы», — пишет Оснос.

В стоимость квартиры входит эвакуация на случай чрезвычайной ситуации: если человек живет в радиусе 400 километров, за ним и его семьей будет отправлен вооруженный эскорт на бронированных грузовиках. «Остальные резиденты могут приземлиться на частных самолетах в аэропорту Салина, расположенном в 30 милях от бункера, где их также будет ждать охрана», — рассказывает Холл.

«Внутри апартаменты похожи на горнолыжное шале, только без окон», — пишет Эван Оснос. Для экономии пространства он использовал дизайнерские решения, которые применяются на круизных лайнерах. Также он добавил больше света (чтобы избежать депрессии), придумал график дежурств и установил видео-панели, которые имитируют окна.

«Одна наша клиентка живет в Нью-Йорке. Она хотела, чтобы в ее апартаментах был вид на Центральный парк — дневной и ночной, с возможностью выбора времени года. А еще аудиосопровождение — звуки города и гудки автомобилей», — рассказывает Холл.

Квартиру в комплексе приобрел владелец строительной компании из Флориды Тайлер Аллен. По его словам, еще 10 лет назад друзья смеялись над его паническим настроением, но после того, как в США произошли массовые беспорядки, они стали воспринимать его всерьез.

В случае угрозы президент и его семья эвакуируются в убежище в Кэмп Дэвид. Никто не смотрит на них косо, но если у тебя есть деньги и возможности поступить также, тебя начинают считать безумцем в шапочке из фольги.

— Тайлер Аллен

Сейчас Холл строит еще один подземный комплекс премиум-класса, который сможет вместить в три раза больше жителей. Параллельно его компания работает над созданием частных бункеров для клиентов из Айдахо и Техаса, а также консультирует две ИТ-компании, которые хотят построить защищенные дата-центры и убежища для ключевых сотрудников. Также он привлек инвестиции на покупку еще четырех списанных шахт.

Новая Зеландия

По словам автора The New Yorker, за первую неделю после победы Дональда Трампа на президентских выборах США, более 13 тысяч американцев подали заявление в иммиграционную службу Новой Зеландии на получение гражданства. «Это в 17 раз больше, чем обычно. Газета The New Zeland Herald назвала этот феномен "Апокалипсис Трампа"», — отмечает он.

За первые 10 месяцев 2016 года граждане США приобрели в Новой Зеландии участки общей площадью 36,2 тысяч квадратных километров. «Это в четыре раза больше, чем было приобретено за аналогичный период 2015 года», — пишет Оснос.

«Мне кажется, люди думают, что если в мире произойдет какая-то глобальная катастрофа, то Новая Зеландия — это лучшее место для эвакуации. Это страна первого мира, которая может позаботиться о себе. Здесь есть все необходимое — энергия, вода, еда. Да, уровень жизни упадет, но жизнь на этом не закончится», — рассуждает американец и председатель совета директоров новозеладнской телевещательной компании MediaWorks Джек Мэтьюс.

Разница между Новой Зеландией и США заключается в том, что здесь живут люди, которые продолжают разговаривать друг с другом, даже если в чем-то не согласны. Это очень маленькая страна, тут нет анонимности. Фактически, людям приходится быть дружелюбными.

— Джек Мэтьюс

В начале декабря 2016 года автор The New Yorker отправился в Новую Зеландию. «Население всей страны вдвое меньше Нью-Йорка, и на одного человека здесь приходится семь овец. Однако Новая Зеландия входит в топ-10 стран по уровню развития демократии, экологии и безопасности. Страна заняла первое место в недавнем рейтинге Мирового банка по благоприятности ведения бизнеса», — пишет Оснос.

После прибытия он встретился с риэлтором Грэхемом Уоллом, который специализируется на поиске элитной недвижимости. Одним из его клиентов является миллиардер и венчурный инвестор Питер Тиль. «Меня удивляет, что американцы выбирают Новую Зеландию в том числе из-за ее удаленности. Мы здесь наоборот говорим о "тирании дистанции", а оказывается, для кого-то это — плюс», — рассказывает он.

По словам автора The New Yorker, когда он прибыл в Новую Зеландию, то ожидал увидеть много домов с подземными бункерами. «Не думаю, что здесь вам нужно убежище — все равно вы находитесь в нескольких тысячах километров от Белого дома. У американцев другие запросы — им нужны вертолетные площадки».

Однако многие местные жители недовольны наплывом американцев. «Участники "Движения против зарубежного контроля Аотеароа" — так звучит название страны на языке маори, хотят добиться запрета продажи земельных участков иностранцам. Часто они заходят на форумы "выживальщиков", оставляя комментарии вроде: "Янки, зарубите себе на носу: Аотеароа — это не ваш курорт, где можно переждать апокалипсис"», — пишет Оснос.

По словам одного управляющего американского хедж-фонда, который пожелал сохранить анонимность, в ближайшее десятилетие США столкнутся с политическими волнениями, расовой напряженностью, быстрым старением населения и поляризацией общества.

«Уже сейчас США разделились на несколько зон — это Нью-Йорк, Калифорния и вся остальная страна. Если Вашингтон отменит программы социальной защиты и государственное медицинское обслуживание престарелых, то пострадает экономика. Что будет делать страна — печатать еще больше денег, чтобы доллар обесценился? Это произойдет не в следующем году, но в пределах следующих 50 лет», — рассказал он во время встречи с автором The New Yorker.

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Голосовой помощник выкупил
компанию-создателя
Подписаться на push-уведомления