{ "author_name": "Vladislava Rakhmanova", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430","\u0438\u0441\u0442\u043e\u0440\u0438\u0438_\u043e_\u043f\u0435\u0440\u0435\u0435\u0437\u0434\u0435"], "comments": 31, "likes": 33, "favorites": 18, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "23433", "is_wide": "" }
Vladislava Rakhmanova
8 355

«Индонезия — это новый Сан-Франциско»

Глава офиса международного стартапа Insider в Индонезии Надежда Родюкова о привлекательности страны для ИТ-компаний, корпоративной культуре и отношении к женщинам.

Поделиться

В избранное

В избранном

Обычно Индонезия ассоциируется с отдыхом: до кризиса тысячи россиян ездили на остров Бали. Здесь было модно «дауншифтить», зимовать с детьми, отдыхать от корпоративных войн. А вот как место релокации для карьерного развития Индонезию, кажется, никто не рассматривал. Это вам не Кремниевая долина. И не соседний Гонконг. Скажу по секрету, это лучше. И вот почему.

О бизнесе

Индонезия — четвертая в мире страна по численности населения: 237 миллионов человек. Здесь работают офисы почти всех крупных ИТ-компаний. А также развивается множество стартапов, в том числе с российскими корнями. Например, InfoWatch Натальи Касперской входит в число консультантов индонезийского правительства по вопросам обеспечения кибер-безопасности.

Индонезия интересна нам и многим другим компаниям в первую очередь как развивающийся рынок: здесь всё очень похоже на Россию в 90-е годы.​

Стремительно набирает силу средний класс (его численность, по прогнозам к 2019 году, составит 20% населения страны). Эти люди интересуются всем, что связано с современными устройствами, новыми технологиями — и готовы тратить на это деньги. Здесь ежегодно удваиваются объемы интернет-рынка, и на 20-50% растет число покупателей интернет-магазинов.

Местное законодательство заточено на поддержку местного бизнеса. Поэтому здесь много офисов иностранных компаний, которые по документам оформлены на местных жителей. В составе акционеров их должно быть не меньше двух человек. Этот вариант несет в себе риски потери компании, но фактически это единственный способ, который позволяет развернуть полноценную работу: нанимать сотрудников, продавать продукт на внутреннем рынке.

Много здесь и внутренних, локальных стартапов. Различные аналоги Etsy (платформа для продажи уникальных винтажных товаров и изделий ручной работы — vc.ru), интернет-магазины, которые продают коды для онлайн-игр. Сама эта стартап-культура проникает и смешивается с традиционной.

Это то, чего мне не хватало на прежнем месте работы в «М.Видео»: в какой-то момент всё уже налажено, всё работает, и не хватает личных вызовов. Начинаешь понимать, что ты мог бы больше, и от этого появляется неудовлетворенность.

Здесь мне иногда приходится работать по 12 часов в день, и в какое бы время я ни написала в общий корпоративный чат, там всегда будет кто-то, кто ответит и поможет. Вообще индонезийцы — крайне трудолюбивые и ответственные люди. Если прийти вечером в кафе, можно заметить, что 80% людей сидят с ноутбуками и работают.

О корпоративной культуре

Мой типичный день — это письма, созвоны с нашей международной командой в Skype, обсуждения с сотрудниками нашего небольшого офиса здесь. Но основное — встречи с потенциальными клиентами.

На встречах я снова и снова рассказываю главам компаний и директорам по маркетингу о преимуществах нашего продукта. И мне никто никогда не говорит «нет». Не потому, что я такой чудесный переговорщик. А потому, что это отличительная черта индонезийцев.

Вы можете договариваться с человеком битый час, приводить доводы и факты. С вами могут даже согласиться, но это не значит ровным счетом ничего. Что имел в виду ваш оппонент, покажет время. Если диалог не продолжился в течение двух недель, можете снова попытаться пригласить человека в ресторан или забыть об этом деле.

Культура ведения бизнеса здесь полностью основана на отношениях между людьми. Сначала нужно понравиться человеку, и только потом говорить о бизнесе. В России и Европе, мне кажется, на первом месте всё же деловые качества. Здесь — нет. В целом люди, находясь в деловых отношениях, всё равно стараются быть мягкими и деликатными, не обижать друг друга.

Например, у меня есть местный клиент, который в течение трех месяцев собирался с духом, чтобы сообщить, что у их компании проблемы с привлечением инвестиций, и они больше не смогут с нами работать. Не думаю, чтобы в России у кого-то разрыв деловых отношений вызывал такой стресс. Скорее вам просто скажут: «Прости, денег нет, оплатить ваши услуги за последние пару месяцев не можем». И всё.

С одной стороны, мне по-человечески приятно работать в такой атмосфере. Здесь очень просто проводить встречи с клиентами: люди ведут себя культурно, внимательно слушают всё, что ты говоришь, и не пытаются разрушить твой план беседы. В России я много раз сталкивалась с тем, что люди просто берут и выходят со встречи, демонстрируя этим, что не хотят терять свое время. Да что там, я и сама иногда так делала. В Индонезии такое представить невозможно.

С другой стороны, приходится сдерживать себя: с индонезийцами нельзя быть жесткой, нужно вести себя соответствующе мягко. Плюс такая деловая культура усложняет работу с возражениями: сложно понять до конца, почему не складывается сотрудничество. Потому что нужна какая-то доработка продукта, потому что у клиента были какие-то иные ожидания или потому, что у них просто какие-то внутренние проблемы в бизнесе, и им сейчас не до тебя.

О развлечениях

Джакарта — очень необычный город. Как и во многих других азиатских столицах, поначалу шокирует соседство: нищие на улицах, уличные кафешки с дешевой едой — и тут же роскошные отели и торговые центры. Всюду снуют мотоциклисты, правила дорожного движения не соблюдает, по-моему, никто. И на фоне шума большого города несколько раз в день раздается призыв муэдзина к молитве.

В самой Джакарте нет никаких проблем с развлечениями. Я живу и работаю в Южной Джакарте, в Кеманге. Здесь живет большинство иностранцев: китайцы, сингапурцы, американцы, британцы и французы. Вокруг есть торговые центры, кинотеатры, кафе. Постоянно проводятся фестивали, выставки. Тут практически негде гулять: нет ни парков, ни каких-то крупных зон отдыха. Поэтому все отдыхают в кафе, занимаются шопингом и ходят на какие-то мероприятия.

Джакарта славится культурой уличной еды. Все без исключения спокойно покупают еду из маленьких тележек на улице. Наиболее популярные блюда называются сото и сатэ. Первое — это суп, второе — маленькие шашлычки.

Обычная картина, когда около затрапезного вида тележки стоит женщина в белом костюме из какой-нибудь коллекции известного дизайнера в ожидании своей еды. Кстати, часто еду подают в специальной плотной бумаге вместо тарелки.

Традиционно индонезийцы едят руками и с пальмового листа. Сейчас, конечно, пользуются ложками и вилками. Однако нож в ресторане не подают, его надо просить отдельно. Обычно можно ожидать только вилку и ложку. По городу никто не передвигается пешком, все ездят либо на мопеде, либо на машине. Я обычно пользуюсь Uber, здесь это недорого.

Из Джакарты легко добраться куда угодно: Сингапур, Малайзия, Филиппины, Вьетнам. Но и внутри страны есть, что посмотреть: всё ещё дикие джунгли, райские пляжи, спрятанные в лесах высоченные водопады, яванские вулканы.

Индонезия — это 17 тысяч островов. Люди выезжают на острова на выходные, как русские — на дачу в Подмосковье. Добраться до Бали на самолете быстрее, чем на машине в Щелково в пятницу вечером. И конечно, большой плюс, что здесь круглый год тепло, можно купаться хоть каждый день.

Из минусов — пробки и смог в столице, а также сезон дождей. В это время по городу приходится передвигаться на скутере по колено в воде.

Об отношении к женщинам и к экспатам

До переезда сюда я была в Азии лишь однажды, и это было худшее путешествие в моей жизни. Поэтому когда компания предложила мне возглавить офис в Индонезии, я размышляла целых два месяца. Смущало многое. Как минимум то, что это мусульманская страна, хоть и не столь категоричная по части соблюдения традиций, как арабские государства.

На деле же оказалось, что здесь всё не так сильно отличается от привычной нам Европы. Женщин не ограничивают в передвижениях и от них не требуют закрывать лица. Можно носить обтягивающие брюки и кофту, но обязательно надевать платок на голову. Правда, при этом в метро, например, есть женские и мужские вагоны.

Есть «полиция нравов». Они иногда выходят на улицы, останавливают женщин на мотоциклах, например. Но в целом в Индонезии у женщин довольно-таки высокий общественный статус. Многие из них очень успешны в мелком бизнесе; а иногда женщины могут даже занимать высокие посты в крупных компаниях и в государственных органах. Работающих женщин здесь не меньше, чем в России.

Мне не приходилось сталкиваться с какой-либо дискриминацией по половому признаку. А вот цвет кожи неизменно вызывает удивление и восторг. На улице все на тебя глазеют. И даже просят сфотографироваться. Но мне пришлось пересмотреть свой гардероб. Стараюсь носить более закрытые вещи, не надевать кофты с декольте.

Здесь есть серьёзная проблема с нормальной одеждой. Например, с красивыми классическими платьями: их просто невозможно найти. Приходится закупаться в Гонконге или Малайзии. А ещё очень сложно с обувью. Индонезийцы в основном носят шлепанцы или какие-то мягкие тапочки. Или какие-то некачественные аляповатые изделия местных производителей. Купить обычные строгие туфли — целый квест.

Экспатов здесь уважают. К России относятся с интересом и без негатива. Когда я прихожу на встречи, каждый, кто узнает, что я из России, старается либо сказать пару фраз на русском, либо какой-то факт о России уточнить. Но в целом они очень мало знают о нас. Русское сообщество в Джакарте очень маленькое — всего несколько десятков человек.

На мой взгляд, Индонезия — одна из лучших стран для релокации на сегодня. За небольшие деньги можно обеспечить себе довольно комфортное существование. Все услуги дешевые. У большинства экспатов есть домработницы, один выход уборщицы стоит всего около 700 рублей. К слабым сторонам этой страны, пожалуй, можно отнести только медицину. Здесь до сих пор выписывают устаревшие медикаменты, которые во всем мире уже запрещены.

Скучаю ли я

Когда оставляешь всё, что у тебя есть: город, который любишь; лучших друзей; деловую репутацию, которая создавалась годами; профессиональные связи; знакомый рынок; в конце концов, привычную йога-студию и любимые места — первое время это напоминает затяжной прыжок с парашютом.

Но я нашла множество плюсов в своем переезде. Как минимум, я нигде больше не встречала так много открытых, дружелюбных и работящих людей. По-моему, жители Джакарты живут под девизом «Work hard, play hard».

#Колонка #истории_о_переезде

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]