{ "author_name": "Vladislava Rakhmanova", "author_type": "self", "tags": ["\u0430\u0432\u0442\u043e"], "comments": 37, "likes": 21, "favorites": 8, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "25543", "is_wide": "" }
Vladislava Rakhmanova
8 610

Прогноз рыночной ситуации после слияния «Яндекс.Такси» и Uber

У водителей останется выбор, перспективы партнёров туманны, пассажиры не заметят разницы — обзор от основателя «Доступного города» Олега Чанчикова.

Поделиться

В избранное

В избранном

Олег Чанчиков

Помните простую задачу: у Пети было три яблока, а у Васи четыре. Сколько всего яблок было у мальчиков?

Никто не спрашивает, откуда ребята взяли яблоки, насколько это легально, сколько ещё осталось и что они собираются с ними делать. Потому что задача в учебнике математики для начальной школы статична. Есть ровно те условия, которые озвучены, и ничего больше: ни сторожа в саду, ни диареи, ни следующего раза, когда у Пети будет уже десять яблок и порванные штаны.

Быть статичным в бизнесе невозможно. Даже если ты естественная монополия (например, метро), то зависишь от цен на автомобили и велосипеды или от расположения остановок наземного транспорта, или от места расположения нового бизнес-квартала, или от чего-нибудь еще. Например, от развития каршерингов и такси.

Моя компания — партнёр трех крупнейших онлайн-агрегаторов такси («Яндекс.Такси», Gett, Uber). За последние две недели уже, кажется, все высказались о сделке «Яндекс.Такси» с Uber. Пришла моя очередь.

Могло ли этого не произойти

Нет, не могло. В большом «Яндексе» есть теория орбиталей, по которой живут технологичные рынки. Согласно этой теории, есть лидер рынка с долей около 60%, есть второй игрок с долей около 30% и все остальные игроки, которые суммарно обслуживают около 10% рынка.

По этой модели развивался рынок поиска в интернете в России, по ней же идут другие ИТ-отрасли. И онлайн-агрегаторы такси — не исключение.

С одной стороны, позиция Uber в России достаточно слабая: за три года работы компания не смогла стать крупным игроком где-либо за пределами столицы и нескольких городов-миллионников. Страновые риски же слишком высоки для того, чтобы их не учитывать и продолжать инвестировать в Россию.

Законопроект о том, что онлайн-агрегаторы такси обязаны хранить персональные данные пассажиров в России, — хороший маркер для оценки масштабов инвестиций в Россию, на которые готов Uber.

С другой стороны, уже полгода по рынку ходят слухи о том, что «Яндекс.Такси» хочет привлечь $150-200 млн инвестиций для развития бизнеса. Сделка с Uber помогла убить сразу трёх зайцев: убрать сильного конкурента, получить доступ на международный рынок и сделать шаг к инвестиционным возможностям Uber.

То есть, на мой взгляд, вопроса о возможности подобного слияния не стояло — оно должно было произойти. Вопрос — как и с кем. Ну, и в третьих: онлайн-агрегаторы существуют в России пять лет, и укрупнение — нормальный процесс. Вспомним хотя бы региональную экспансию МТС в начале 2000-х годов.

Могло ли случиться как-то иначе

Нет, не могло. «Яндекс.Такси» — дочерняя компания большого «Яндекса», который торгуется на NASDAQ, и это накладывает массу ограничений на вариативность поведения компании. Наверняка у неё не было шансов привлечь инвестиции у неназванных частных инвесторов.

То есть задачу привлечения денег «Яндекс» мог решить только через слияние с кем-то крупным и денежным либо через привлечение денег от венчуров. В первом варианте выбора практически нет: Gett, как ни крути, остается локальным игроком, работающим в нескольких странах, а крупные российские игроки слишком серы для сделки с публичной компанией.

Во втором варианте решается задача денег, но остается сильный конкурент и проблема выхода на зарубежные рынки. Для Uber вариантов было два: либо кого-то купить (ни «Яндекс», ни Gett, скорее всего, на это бы не пошли), либо кому-то продаться, тем более, что этот кейс компания уже отработала в Китае. Выходит, и для одной, и для другой компании слияние было оптимальным вариантом.

Что будет происходить на рынке такси дальше

Объединенная компания, безусловно, сконцентрируется на массовом рынке: огромный кусок пирога занимают традиционные таксопарки, не очень технологичные Fasten (RuTaxi, «Сатурн» и другие холдинговые структуры) и «Максим». Кажется, что в короткой перспективе основная борьба на рынке такси будет идти именно здесь.

Gett фактически оказался перед критическим выбором: либо уйти в какую-то нишу (собственно, что он и делает), либо пытаться конкурировать бюджетами «по-взрослому».

Что изменится для пассажиров

Ничего не изменится еще в течение лет пяти. Во-первых, давайте не забывать, что рынок такси значительно больше онлайн-агрегаторов, и они точно хотят откусить кусок пирога у традиционных такси и группы Fasten.

Во-вторых, давайте вспомним курс маркетинга: конкуренция бывает не только горизонтальной, но и вертикальной. Уже сейчас пользователям предлагают не идти пешком до метро, а поехать на такси всего за 99 рублей. Автолюбители и жители пригородов, уже в этом году настанет наша очередь выбирать: искать парковку в центре, ехать на электричке до метро или пользоваться такси.

В-третьих, появляются новые рынки. Например, каршеринг, который часто обходится дешевле такси. Это пример рынка, на который «Яндекс» уже зашел, начав агрегировать данные каршеринговых сервисов.

Что изменится для водителей такси

Пока существует Fasten и у водителя есть выбор, ничего страшного. Вряд ли кто-то из агрегаторов решится сделать условия для водителей еще хуже, чем в RuTaxi.

Будь я водителем, я бы боялся не того, что онлайн-агрегаторы убьют рынок такси (в смысле классических таксопарков), а того, что онлайн-агрегаторы убьют свою единственную альтернативу.

Что изменится для партнёров онлайн-агрегаторов

Признаться, этот вопрос волнует меня больше всего — на этом построен мой бизнес. И здесь перспективы сильно туманнее. На мой взгляд, в ближайшие полгода вряд ли что-то кардинально изменится. Процесс слияния займет у участников несколько месяцев, маловероятно, что за это время бизнес-модель успеет поменяться.

Однако интересно, что будет дальше. Наш рынок — это около 5-7% от общей стоимости заказов, проходящих через онлайн-агрегаторы. И чем больше агрегатор, тем лакомее выглядит кусок.

Законодательство в России таково, что приходится выбирать: ты работаешь полностью «вбелую», либо с водителями напрямую. Однако и законодательство меняется, и зубы точатся — в перспективе полутора лет мы, скорее всего, увидим, как роль партнёра сначала сведется к технической (принять платеж от агрегатора и распределить его водителям), а потом и вовсе станет ненужной.

Персонально для меня такой прогноз, конечно, не благоприятный. Но самое крутое для предпринимателя — строить бизнес, который кому-то нужен: клиентам, конкурентам или рынку. Следовательно, единственная верная стратегия — продолжать быть нужным.

#Авто

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]