{ "author_name": "Maria Łacińska", "author_type": "self", "tags": ["\u043c\u043d\u0435\u043d\u0438\u044f","\u0434\u0443\u0440\u043e\u0432\u0440\u043e\u0437\u0435\u043d\u0431\u0435\u0440\u0433","\u0434\u0443\u0440\u043e\u0432"], "comments": 93, "likes": 39, "favorites": 22, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "26535", "is_wide": "" }
Maria Łacińska
19 921

Какие ошибки допустил Павел Дуров в своей реакции на заявления Антона Розенберга

PR- и HR-специалисты, юрист и предприниматели о конфликте между основателем «ВКонтакте» и Telegram и его бывшим сотрудником.

Поделиться

В избранное

В избранном

18 сентября 2017 года бывший сотрудник «ВКонтакте» Антон Розенберг опубликовал на площадке Medium текст о своей работе в соцсети и компании «Телеграф», связанной, по его словам, с мессенджером Telegram. Разработчик также описал свои взаимоотношения с братьями Павлом и Николаем Дуровыми и рассказал, что был отключён от рабочих систем Telegram и уволен после личного конфликта с Николаем.

Розенберг подал в суд на «Телеграф», потребовав компенсацию зарплаты за период «прогулов» и возмещения морального ущерба на общую сумму в 1-1,5 млн рублей, а также восстановления на рабочем месте. В ответ ООО «Телеграф» подало иск против Розенберга на сумму 100 млн рублей, обвинив его в том, что он разгласил конфиденциальные данные, передав суду распечатки рабочих переписок в иске против «Телеграфа» и указав в своем профиле на Facebook, что работает в Telegram.

Оба заседания должны были состояться 19 сентября в открытом режиме, но позже стало известно, что рассмотрение иска компании «Телеграф» к Розенбергу пройдет в закрытом формате. Рассмотрение дел в суде не состоялось, так как на заседания не явились представители «Телеграф».

Пиарщик Рокфеллера Айви Ли давно сформулировал классное правило, которое звучит как always tell the truth (всегда говори правду — vc.ru).

Открещиваться от бывшего сотрудника было ошибкой — отрицание фактов никогда не привлечет людей на твою сторону, неправда всегда вскрывается, поэтому я выступаю за честный расклад во всех ситуациях.

Для пользователей конфликт между Дуровым и Розенбергом пройдет скорее всего незамеченным, а вот то, что большая идея, которую Павел транслировал из всех утюгов и чайников, похоже, оказалась фальшивой, может быть самым неприятным последствием.

Зачастую люди идут работать к легендарным основателям не из-за денег или опыта, а из-за их идей. Сейчас все увидели, что аскетизм, который проповедовал Павел, — всего лишь поза. Можно ли верить в искренность других его идей? Появляются сомнения. Это может оттолкнуть молодых разработчиков от команды Дурова.

Лучшим решением исправить ситуацию может быть честное, по мнению аудитории, отношение к Розенбергу, то есть выплата ему компенсации. А работу он себе и так быстро найдет.

Аюна Анджукаева
руководитель пресс-службы ФРИИ

Telegram — это не банк и не клиника, чтобы иметь кристально чистую репутацию. Хотя с репутацией банков я погорячилась. Тусовке нравятся Дуров и скандалы вокруг него, поэтому сказать, что эта история нанесет какой-то существенный ущерб, нельзя.

Во всей этой драме есть странная деталь. Обычно комментарии Павла Дурова крайне сдержаны и виральны. Например, вспомним его ответ Mail.Ru Group. А здесь был крайне странный текст ни о чем.

Мария Лапук
сооснователь PR-агентства Vinci Agency

Разделяю недоумение Антона [Розенберга] относительно иска в его адрес. Исходя из имеющихся документов, складывается впечатление, что позиция истца слабенькая и готовилась наспех.

Наличие обобщенного пункта в трудовом договоре и даже NDA не обязывают сотрудника молчать. Для введения режима коммерческой тайны нужно предпринять ряд обязательных действий, среди которых:

— введение положения о коммерческой тайне и ознакомление сотрудников под роспись;

— определение перечня информации, составляющей коммерческую тайну, и ознакомление сотрудников под роспись;

— допуск сотрудника к информации, составляющей коммерческую тайну (опять под роспись);

— наличие грифа «коммерческая тайна» на носителе информации.

Отсутствие хотя бы нескольких условий не позволяет говорить о разглашении коммерческой тайны. Есть дело, когда положение о коммерческой тайне было, но не велся учет лиц, получивших доступ, и не был проставлен соответствующий гриф. Сотрудник выиграл суд.

Непонятно, почему приобщение ряда доказательств в судебном процессе по восстановлению на работе истец посчитал распространением конфиденциальной информации среди неограниченного круга лиц.

Наконец, зачем доказывать «распространение не соответствующей действительности информации о месте работе» в Facebook, если это вообще не имеет отношения к режиму коммерческой тайны.

Мои прогнозы относительно иска в текущем варианте исключительно скептические. Однако у Дуровых есть другой вариант. После такой обширной записи на Medium можно идти путем Олега Юрьевича Тинькова и защищать свои честь, достоинство и деловую репутацию.

Павел Мищенко
сооснователь компании Runetlex

Не мое дело разбираться, кто прав и не прав в истории с братьями Дуровыми и Розенбергом, но вот как правильно «развестись» с ключевым сотрудником, рассказать могу.

1. Если сотрудник был ключевым и работал долго, не жадничайте. Поверьте, любой рабочий конфликт решается деньгами. От трех до 12 окладов (в зависимости от состояния вашей компании и его роли) за уход и обязательство молчать, и нет проблемы.

Да, я знаю, что в этом конфликте суммы глобально другие — 60 млн рублей и 30 млн рублей, но и роль другая, и речь о другом. А мы сейчас о типовом конфликте в типовой компании.

2. Перед тем как выплачивать эти оклады, еще потратьтесь на юриста, который «зачистит» все в правовом поле, чтобы все документы сотрудником были подписаны и они были правомочны.

3. Не тяните. Как только конфликт вызрел, решайте. Решайте без эмоций. Поэтому лучше сделать так: вы встречаетесь с человеком и говорите «по душам». Я понимаю, что сложно сказать про увольнение, поэтому при вас это говорит юрист. Именно юрист или очень опытный сотрудник HR-отдела. Повторюсь, что при вас. Только тогда у человека не возникает ощущения, что вы трус и кто-то сказал это за вашей спиной.

4. Правильно рассказываете об уходе всем сотрудника в компании. Самостоятельно и первым. Это важно для атмосферы в компании. Подчеркиваете, что раньше сотрудник был ценным, а сейчас уже нет, и это жизнь. И желаете ему удачи. Так люди не будут переживать, что когда-то с ними поступят так же.

5. Правильно донесите информацию до инвесторов. Ровно так же — раньше [сотрудник] был ключевым, сейчас нет, [он] очень дорогой, очень сложный, мы движемся вперед.

6. Не создавайте незаменимых. Подход «а у нас есть гений, и вся технология держится на нем» крайне опасен для бизнеса. Даже если он брат и никуда не уйдет, а вдруг (не дай бог), завтра кирпич ему на голову свалится? Поэтому процесс формирования постоянного кадрового резерва крайне важен.

7. Заведите хорошего юриста и PR-специалиста. И когда начнется конфликт, слушайтесь их и не лезьте сами. Иначе беда.

8. Не занимайтесь сексом на работе, пожалуйста. Не занимайтесь сексом. Даже в голове. Не бывает такой любви, которая стоит миллиардных компаний. Потенциально любящих вас людей в мире намного больше, чем миллиардных бизнесов, которые вы сможете создать.

Мораль. Любой ключевой сотрудник — умный сотрудник. Любой умный сотрудник может уронить стоимость и привлекательность любого интеллектуального бизнеса. Речь о бизнесе, построенном на людях, а не на ресурсах. Например, «Газпром» таким не убить.

Поймите, загнанный в угол и обиженный человек может сжечь вашу империю. В нем говорит боль, обида и желание защитить себя.

Помните, что правильно расставаться — важный навык основателя бизнеса. Не менее важный, чем уметь правильно нанимать людей.

(оригинал в Facebook)

Алена Владимирская
основатель проекта «Антирабство» и рекрутингового агентства Pruffi

1. На судах будет жара. Там будет много журналистов. Медийно Антон [Розенберг] поступил абсолютно верно, вынеся историю на публику. Воевать с Дуровым на ниве формальных соглашений — безумие, там все очень хорошо прикрыто.

2. Комментарии провальные с точки зрения PR. Вся тусовка и даже дальше в курсе, кто где сидит и кто где бенефициар. Опровергать в тусовку то, что известно достоверно, пусть и слегка искаженно формально — безумие.

Это не спор в комментариях, как произносить слово «звонит». Представьте, что в комментарии про упавшую связь «Билайна» пришел «Билайн» и сказал, что ничего не падало, потому что прилегло, и не на полчаса, а на 28 минут.

Доведение ситуации с сотрудником до такой стадии — провал. Надо полностью упустить фактор человеческих отношений и эмоций. Павел Дуров всегда плохо это понимал. Не просекает, как формалист. Не нашлось никого, кто дал бы ему другой взгляд. Это плохо. Это вообще очень грустно, когда человек становится заложником своего сознания и делает его заложником всех остальных.

3. Весной 2013 года, когда случилась история с выкупом доли «ВКонтакте» фондом UCP, была похожая ситуация. Странное поведение, неадекватные комментарии, все в курсе, что к чему с ГАИ, но публично идет отрицание. Тогда было стыдно, но стерпели, да и замяли.

Что общего? И в том и в другом случае «отрыв от реальности» пошел на фоне череды неурядиц или незапланированных вещей.

Сдается мне, что события последних месяцев вокруг Telegram (цирк с Роскомнадзором, неуверенные комментарии про Иран, история с Антоном) проходят на фоне какого-то серьезного подковерного процесса в Telegram. Возможно, продажи. Я не знаю, но на пустом месте такое не возникает.

Про продажу Telegram, оказывается, есть прямо в тексте мирового соглашения, предложенного Антоном Розенбергом. Дескать, при приеме на работу прямо говорилось на собеседовании, что есть такая перспектива.

Ну, либо [у Дурова] кукушечка улетела и берега потеряны, но это тоже должно произойти по какой-то причине.

4. Марлезонский балет будет продолжаться после двух судов в Петербурге, куда съедется куча журналистов.

5. На продукт это никак не повлияет, Telegram, как и «ВКонтакте» в свое время, — уже не проект Дурова в полной мере. Он сейчас больше похож на Трэвиса Каланика из Uber, с той лишь разницей, что мы не знаем инвесторов Telegram.

(оригинал в Facebook)

Федор Скуратов
основатель компании Combot

У вас нормальная температура? А у вашего партнера? Для гармонии собственной жизни, все равно, говорим мы о семье или о работе, я рекомендую регулярно проверять и свое, и его состояние. Публичный скандал в команде Дурова и публикация Розенберга — серьезный материал для анализа и личных выводов.

У нас у всех в жизни что-то такое было и, может, еще предстоит. У меня был развод с первым мужем и было расставание с одним из партнеров на рабочем проекте. Каждый раз это проходило без потери человеческого лица. Cognitive — крупный холдинг, в котором работает 1284 человека. Приходится всё время делать замеры состояний.

Прочтя вчера откровения Розенберга, у меня сложилось несколько промежуточных заключений, которые я выставляю на ваш суд.

1. Не бывает милых расставаний. Чем больше вы пытаетесь детерминировать возможное будущее расставание (брачный договор, акционерное соглашение и другое), тем глубже и эмоциональнее внутренние претензии партнеров. Но юридическая определенность, предусмотренная в начале отношений, поможет вам при расставании избежать публичной безобразности. Больно-то будет по-любому.

2. Как у всякого провального мероприятия здесь нет выигравших. В истории с Дуровым проиграли все, и команда, которую сейчас полощут по всем углам, и Розенберг, который непонятно куда теперь устроится на работу. Бессмысленная, некрасивая битва ни за что.

3. Когда я слышу «наша фирма, фонд, отель и так далее — семья», моя рука тянется к пистолету. Это значит, что люди объединились не вокруг конкретного дела по профессиональным признакам, а в некоторый мутный эмоциональный ком, где кто-то кого-то обязательно поимеет.

Я за профессиональный союз спецов. Дружеская тема и тусовка внутри технологического процесса — основа проблем команды Дурова. При этом с двух сторон претензии эмоциональные, женские. «Он псих»,— несется со стороны Павла. «Предатели»,— повторяет Антон.

4. Это всегда несчастье. И время не вылечит, если не оставить это позади. Если люди живут прошлым, у них нет настоящего. И ни 30 млн рублей Антону, ни 100 млн рублей Павлу ничего для них не решат.

(оригинал в Facebook)

Ольга Ускова
основатель компании Cognitive Technologies

#Мнения #ДуровРозенберг #дуров

{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } } ]