Лера Михайлова
18 430

«Почему каждый раз, когда я за что-то плачу, с меня берут деньги? У меня это в голове никогда не укладывалось»

Главное из интервью основателя финтех-стартапа Revolut Николая Сторонского Елизавете Осетинской.

Поделиться

В избранное

В избранном

19 апреля 2018 года на канале Елизаветы Осетинской «Русские норм» на YouTube вышло интервью с основателем банковского сервиса Revolut Николаем Сторонским. Предприниматель рассказал о запуске своего дела, своём видении мира в будущем и борьбе стран за человеческий ресурс.

Revolut — это приложение для платежей без комиссии, которое позволяет открыть мультивалютную дебетовую карту онлайн, а также предлагает другие банковские услуги.

О запуске Revolut в России

Мы планируем запуститься в России в четвёртом квартале. Мы предоставляем вам сервис, который позволяет иметь банковский счёт в любой стране: к счёту прилагаются другие банковские сервисы, которые либо бесплатны, либо в 10 раз дешевле, чем в обычных банках.

Например, абсолютно бесплатные денежные переводы, конвертация валют по банковскому курсу, платежи, кредиты и страховки — на 50% дешевле, чем в банках.

Когда вы хотите открыть через нас счёт, мы собираем о вас данные из разных баз, просим ваше фото и фото паспорта, а наш софт автоматически сравнивает ваше лицо с фото в документе. Также смотрим на другие параметры: например, насколько вы активны в интернете.

Есть модель, которая определяет риски клиента: если у вас низкие риски по модели, то мы вам автоматически открываем счёт, если высокие — вы попадаете в очередь, после чего сотрудники вручную смотрят на ваши данные и решают, открыть или не открывать счёт.

О первых инвесторах

Сейчас у нас около 2 млн пользователей, Revolut стал прибыльным после 2,5 лет работы. Инвестиций мы привлекли где-то около $86 млн, из них потратили, наверное, $40 млн — перед тем, как выйти на прибыльность.

Наша компания стоит около $2 млрд, но продавать её мы точно не будем. Возможно, возьмём инвестиции на этих условиях. Сторонние инвесторы владеют около 40-45% компании.

Я сам был своим первым инвестором, довёл компанию до первых клиентов, тогда в команде было человек 10-12. И после этого мы пошли в рынок, поднимать деньги от профессиональных инвесторов.

О кризисе 2008 года

Когда мне предложили уехать в Лондон работать в знаменитый инвестбанк — в 2006 году Lehman Brothers был эквивалентом Goldman Sachs, — мне было 20 лет. Тогда я работал и параллельно заканчивал МФТИ и РЭШ.

Потом случился кризис 2008 года. В воскресенье я увидел новость о том, что Lehman Brothers обанкротился, и подумал, идти ли в понедельник на работу. Пришёл на работу, пропуск работал, всё работало. Там уже человек 300-400 сидели без каких-либо доступов к компьютерам, к трейдинговым системам.

Так мы и сидели следующие 2-3 недели, ничего не делали. И все 400 человек играли в одну и ту же игру, к которой был доступ: вертолётики сбивали.

Мне было 20 лет, я на это всё с интересом смотрел. Я всегда знал, что могу найти любую работу, которую захочу.

О плохом и дешёвом

Я помню, когда акции Lehman Brothers начали падать. Сначала торговались по $100, потом по $80, потом по $20, потом по $5. Был такой момент, когда они просто в ноль пошли — это глюк системы был такой на Bloomberg, но я уже тогда понял, что всё плохо.

Мой босс, боссы босса, брокеры говорили, что мы не можем обанкротиться, и вложили много собственных денег в акции, и много потеряли.

Подход должен быть другой: если что-то падает, ты никогда не покупаешь, наоборот, ты играешь на понижение. Покупать то, что дешево — это неправильно, надо продавать. То, что дешево — плохо.

Об отказе от престижной работы и запуске своего дела

Я уже достиг всего в банке, что мне дальше оставалось там делать? Да, на меня все смотрели как на слабоумного: почему я ухожу от того, что успешно делаю. Но я достиг своего потолка, поэтому я всё бросил и начал делать.

Я практически всегда в голове могу посчитать почти любые цифры. Если я знаю, что я потратил $200, я знаю курс и знаю по какому курсу банк взял с меня деньги. И сразу могу посчитать, что я потерял $10-12 на транзакции.

И каждый раз я плачу и считаю, сколько я потерял. Это несправедливо. Почему каждый раз, когда я за что-то плачу, с меня должны деньги брать? У меня это в голове никогда не укладывалось.

При этом я знаю, как работают банки: там много менеджеров и людей, которые ничего не делают. 80% из них уволишь — ничего не поменяется.

Об идее создания Revolut

Я обратился к топ-консультанту в сфере платёжных систем: позвонил ему, объяснил, какой продукт хочу сделать. Он сказал, что это невозможно, и положил трубку.

Я позвонил снова и договорился о встрече: чтобы он приехал к нам в офис и объяснил каждую деталь работы платёжных систем, чтобы у меня в голове полная картина сложилась. Я всё это записал, мы с командой две недели над этим думали и нашли решение.

Позвонил консультанту, рассказал своё решение — он с удивлением ответил, что оно может сработать. Он, профессионал, работал в индустрии 20 лет, не смог предложить нам решение проблемы, а мы смогли сами придумать.

О правилах найма

У нас на тот момент была команда из шести человек, включая Влада Яценко (сооснователь Revolut — vc.ru) и ещё четырёх программистов. У нас non-tech-людей не было.

В принципе, мы стараемся в основном нанимать людей технических специальностей. Я верю в то, что мы — люди технических специальностей — строим продукт, а остальные его продвигают.

О любви к работе

Моя работа — моё хобби. У меня в жизни никогда не было двух или трёх хобби, всегда было только одно. Когда я работал в трейдинге, всё было точно так же, я очень любил это дело.

Одна из характеристик людей, которых мы нанимаем — это любовь к тому, что они делают. Человек, который любит свою работу, тратит на неё семь дней в неделю, тот, кто не любит — три дня в неделю.

Это как процент в банке: я вложил и в первого, и во второго по $100, но один приносит мне 3,5% в неделю, а другой — 7%. И через год между ними будет разница не в 40% доходности, а, к примеру, 1000% доходности.

О рабочем графике

Я работаю около 85-90 часов в неделю. Это как профессиональный спорт: к старту приходят миллионы людей, на каждом новом этапе люди отсеиваются, поэтому чтобы быть на финише, нужно много работать, попадать в тренды, иметь мозги.

О том, почему банки проиграют борьбу за рынок

Через 10-15 лет на рынке будет несколько больших похожих на нас игроков: приложения с банковскими счетами, к которым привязаны всевозможные банковские продукты, в том числе страховки, кредиты, ипотеки, трейдинг, криптовалюты.

А банки не выдержат конкуренции. Как и на рынке такси: когда пришёл Uber, многие из компаний закрылись или потеряли прибыль.

В банках есть хорошие люди, но нет талантливых людей. У них нет хороших дизайнеров и программистов, они не понимают, как делать PR — это просто большие корпорации с кучей операционистов, которые закомплексованы бюрократической структурой.

Все топы, которые сидят в банках, абсолютно не понимают, что происходит. Я со многими из них разговаривал, и многие из них как будто находятся в 19 веке, они не понимают, куда надо двигаться, как построить современную техкомпанию.

О ценности личных данных в соцсетях

Я сам просто не пользуюсь соцсетями. Для бизнеса и для людей изучать данные из соцсетей — это хорошо, мы можем многое узнать о человеке, не прося его приходить в отделение.

В будущем, наверное, у вас будет свой ID, при помощи которого вы сможете давать доступ к части информации о себе или ко всей информации. И заходя на этот профиль, на сайт, вы всегда сможете узнать, кто из провайдеров какую часть данных получил. И всегда сможете включить или выключить доступ. Я не удивлюсь, если провайдеры вам будут деньги за это платить.

Об идеальном устройстве мира в будущем

Для меня идеальный мир был бы таким: люди смогут выбирать себе правительство, государства будут конкурировать за людей. Сейчас, например, живя в России, я не могу выбрать возможность быть подданным Австралии. Я думаю, через 10-20 лет это будет возможно.

Сейчас что-то подобное делает Эстония: вводит электронные паспорта и визы, снижает налоги.

{ "author_name": "Лера Михайлова", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 72, "likes": 61, "favorites": 62, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "36706", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "create", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } } ]