Владимир Поповъ
1 266
Блоги

Почему Россия — не ИТ-держава №1 и как она ей станет

В ИТ сфере тружусь с 2008 года: 10 очень долгих (пока просто поверьте) лет. Увлекаюсь же — с 1998 года. И у меня есть что сказать на сей счёт. Цель статьи — вселить надежду в тех, на кого давят обстоятельства, чиновники, родственники и даже не чистый воздух городов.

Поделиться

В избранное

В избранном

Структура проста: сначала — сказ о том, как государство поступает с бизнесом. Потом — коротко о том, к чему это приводит. И в конце — возможности и решения с учётом мировых тенденций. Приятного нахождения мыслей средь строк!

Россия — не может быть всегда такой

Но прежде — три важных замечания:

  • Первое — в целом и общем надоела беспросветная критика России, когда ругается многое, но ничего не предлагается. Поэтому в сей статье хочется не просто поделиться опытом, но и предложить пути решения проблем.
  • Второе — любое видение субъективно, но всё же мне хотелось бы дать более-менее объективное видение с точки зрения специалиста, а субъективизм отодвинуть на второй план, поэтому будет много примеров и цифр: в основном — через отсылки к уже опубликованным материалам, ибо не вижу смысла в повторах.
  • Третье — не просто уверен, но 100% знаю, что на ближайшую четверть века у нашей Родины есть все шансы занять лидирующие позиции в новом рынке, только для этого нужна не просто смена парадигмы целого государства, а, что сложнее, многих из нас. Поэтому будут концептуально описаны тенденции и возможности, как их вижу сегодня.

Криптовалюты и ICO — гонка, которую мы проиграли

Знакомство моё с теорией частных денег состоялось в том же — кризисном и сложном — 1998 году. Через 13 лет двое знакомых сообщили, что всё уже «работает и пашет напропалую» в автоматическом режиме. Начал изучать, а в 2012 — даже майнить.

С тех пор много всего произошло: удалось поучаствовать в работе разных экспертных советов и групп, включая Государственную Думу РФ; получилось создать успешное объединение в сфере ИТ (последние два года, по понятным причинам, превалируют фирмы из блокчейн среды); провести ряд успешных бизнес и бесплатных курсов по теме криптовалют, майнинга и ICO и даже написать первую книгу по теме.

И всё это важно не ради красоты слова, а лишь с позиции того, что я — действительно люблю и уважаю сей рынок, на который не нападает разве что самый не трудолюбивый.

Именно по этой причине уверен в трёх вещах:

  • Россия могла стать ведущей blockchain-державой: вместо запретов 2014, а потом и 2017 года, долгого и нудного процесса формирования министерствами позиции по криптоактивам (от уголовного наказания в 2015-2016 гг., до полной дозволенности в 2017 с переходом к непонятным законопроектам 2018), а главное — бесконечной риторики Моисеева, Сидоренко и прочих «говорящих голов» сделать две простые вещи: ввести в ГК понятие криптовалюты, ICO, майнинга, смарт-контракта (после появления ETH) и жить счастливо. Япония, которая не сделала и половину от этого — сорвала куш. Швейцария, которая просто открыла двери белым ICO — взяла не меньше. Даже оффшоры, понявшие и принявшие ФАТФ, заработали не мало на обороте (Кайманы, Кипр, Мэн, Бермуды и другие), а мы, находясь под санкциями, лишь потеряли: а) оборотный капитал; б) трудовой капитал; в) стартапы, которые как раз и ушли в другие юрисдикции: по сути в России даже пресловутый ZrCoin получил деньги через займ от кипрской компании.
  • Российские ICO и блокчейн-стартапы не хуже и не лучше других, но при этом — наши программисты — на голову, а то и две-три выше многих своих коллег: поэтому на 2017 год в 2/3 проектов встречались фамилии из России, Белоруссии или Украины (тут приходится смотреть шире, ибо славятся программисты пост-советского периода, а значит — школа была ещё одна). Поэтому технически — мы тоже имели все шансы на успех.
  • Наконец, мне довелось поездить по разным странам и пообщаться с проектами из 80 регионов мира. Скажу честно и открыто: российский опыт — по юридическим, вопросам маркетинга, технической составляющей и ряду других сфер входит в ТОП-3 по миру, а по ряду узких вопросов — занимает и вовсе почётное первое место. Скажем, в 2015 году мы уже создали методику, которая потом стала известна как 4К, тогда как консалтинговые агенства за рубежом — просто не знали, как подойти к этому процессу.

В итоге имеем: хорошее техническое и тем более — гуманитарное комьюнити; реально сильные команды и энтузиастов в их числе; ряд успешных даже в жесточайших условиях бытия нынешнего проектов (Kickico, Golos, Waves и другие). Но при этом — никакой поддержки от государства. Парадокс.

Судите ещё раз сами:

  • Мы с запретом ЦБ от 2014 года, с непонятным письмом от ФНС от 2016 и ещё более мутным сообщением от Минфина в 2017, а также рядом калек от Роскомнадзора, Росфинмониторинга и других ведомств, просто увели весь крипто-бизнес в серую или оффшорную зону: кому от этого стало легче? Ни оборотного капитала, ни налогов, ни ввода денег в экономику за счёт обменных операций «криптоваюта — фиат» никто не получил.
  • Четыре лоббирующие группы: Минфин, скрывающий интересы силовых ведомств — ФСБ, СК, МВД и иже с ними; ЦБ; Гос. Дума; Банки во главе с Грефом создали массу советов, рабочих групп и других малопонятных формирований. В результате были представлены три законопроекта, основополагающий из которых не достиг и 10 страниц. То есть было потрачено огромное количество временных, человеческих и финансовых ресурсов, а работы сделано — фактически ноль. Тогда как «мягкое право» в данном случае было бы кстати и в ГК уже всё есть для того, чтобы рынок работал и развивался сам по себе.
  • И ещё: всеми этими полумерами убили главное — инвестиционный капитал. Кто хочет и готов ныне вложиться в российские проекты? Да почти никто: все боятся новой волны запретов, а значит — мы в период жесточайшей неликвидности убили фактически живой приток в стагнирующую, мягко скажем, экономику.

Что же делать?

Видеть всё в тёмном цвете — просто: нести свет — нет

На самом деле — даже сейчас ещё можно, было бы желание, всё исправить. Для этого не так многое и нужно:

  • Внедрить опыт Швейцарии и тех же оффшоров: дать максимальные льготы ICO-компаниям и гарантии стабильной работы. Не нужно никаких налогов и сборов: главное — настроить шлюз обмена на фиат и тогда финансовые потоки сами собой дадут и налоги, и сборы, и оборот.
  • Разрешить майнить всем и каждому: от Москвы, Питера и Ростова до Иркутска и Владивостока знаю людей, которые занимаются сим делом по серым схемам. При этом многие и рады бы трудиться по-белому, да нет чётких схем. А меж тем — это самый понятный и простой вид бизнеса, а, что важнее, также и хобби, который доступен каждому и в плане понимания, и точки входа. И опять же — это огромный поток ресурсов.
  • Перестать уже бояться терроризм и легализацию доходов и начать с ними бороться по-настоящему, а не рабочим ФЗ №115: дать бизнесу возможность развиваться, а с преступниками разговаривать не на языке денег, а на их собственном — языке принудительной ответственности (тавтология здесь кажущаяся). Для этого: отнести операции с криптоактивами к легальным и отменить уже это, убивающее экономику России, письмо ЦБ и все его клоны. Далее — разрешить предпринимателям токенизировать и блокчейнизировать всё и сразу: регулирование нужно вводить на выращенном, а не зарождающемся рынке. И главное — ввести повсеместные и бесплатные курсы для населения: защитить инвесторов запретами невозможно — посмотрите на кризис 2008 года, в результате которого и родились криптовалюты, — лучшее доказательство сего тезиса.

Сколько же именно потеряли?

  • По подсчётам РАКИБ — 1 500 000 000 долларов. Но всё же на деле — больше: если учесть перечисленные факторы, а также — рост самих криптовалют в цене, а также — рост рынка на сегодня. Чтобы стало понятнее — можете взглянуть на этот материал: экономика ICO давно сопоставима с экономикой целых стран.
  • Кроме того, мы потеряли и сами компании, которые зарегистрированы в других юрисдикциях, а это — косвенный, но отток мозгов из страны. А идут работать в эту сферу — далеко не глупые люди.

Чтобы прочувствовать момент полностью — давайте изучим опыт ещё одной, смежной сферы, тем более что там государственное регулирование уже завершилось.

Электронные деньги — рынок, которого не стало

В 1998 году появилась одна из первых в мире (!) платёжных онлайн-систем — Web Money. В начале 2000х ещё ближайший конкурент, который, впрочем, до сделки со Сбербанком ничего не достиг и жил лишь за счёт Директа, — Яндекс.Деньги. Ещё позже — самая крупная терминальная сеть мира — Qiwi.

С 1998 по 2008 год отрасль электронных денег росла как на дрожжах: более того — даже в кризис, когда во многих сферах было заметное падение, ЭД набирали обороты. И так было вплоть до 2011-2012 годов: пока не был принят ФЗ №161 «О национальной платёжной системе».

Что случилось потом — уже писал и повторяться не буду (дополнительно: раз и два): рынок начал чахнуть. В итоге — у Qiwi прошли обыски и их запретил купивший ЯД Сбербанк: до сих пор акции компании не переживают прежнего роста. WebMoney — единственная компания, которая обошла закон, но взамен — получила колоссальное давление регулятора и тем самым было закрыто не мало обменников, ушли с рынка фактически дилеры, многие аттестаторы, а главное — обороты в WMR снизились и уступили обменным операциям формата «BИТcoin — Qiwi» .

Но главное: десятки мелких компаний — просто закрылись, продались за рубеж или же ушли в серую зону. Вновь — потери человеческого капитала и капитала финансового.

Но главное — не в этом, нет. Просто вдумайтесь в следующие факты:

  • Первое — закон №161 должен был защитить потребителей, но на деле — он лишь создал и без того не простой порядок возврата средств. Мне не раз приходилось участвовать в судебных заседаниях и всякий раз доказывать, что электронные деньги — не просто давно легальны в РФ, но для них придумали целый закон и операторы платёжных систем — интегрированы в единую банковскую систему. Большинство дел о похищении тех же ЯД или Киви люди простые проигрывают. А WM — вообще не ЭД и потому люди проигрывают ещё чаще. При этом работа правоохранительных органов и вовсе заставляет плакать: СК и МВД, имея все возможности к анализу данных по биллингу, IP-адресам и прочим техническим деталям — не может найти преступников даже в соседних регионах (Новосибирская область — Красноярский край — Иркутская область — Республика Бурятия, назову из практики собственной).
  • Не работает и связка ФЗ №115 «О противодействии...» и ФЗ №161: скажем, недавно произошёл казус — на мой аккаунт некто П. почти год назад перевёл пару сотен (!!) рублей. Как оказалось — по ошибке, но при этом средства сии были получены от продажи детских фото непристойного содержания (ст. 242 УК РФ). И всё — обыски, допросы и потери времени, сил, нервов. Хотя казалось бы: по всем статьям должны отвечать Яндекс.Деньги, которые обязаны не просто идентифицировать пользователей, но и вести учёт и анализ их операций, дабы не допускать подобного.
  • При всём при этом именно потребитель нынче — самое не защищённое существо: счёт его могут заблокировать в любой момент и по самым разным основаниям, а вывод средств — затянуться на месяцы; даже для совершения простейших операций операторы зачастую заставляют идентифицироваться; комиссии никто убирать и не думает: как платили вы в СБ РФ по 1% за транзакцию — так и платите, как брал Яндекс 0.5 так и берёт, за исключением маркетинговых акций, а про оплату в онлайн-терминалах и вовсе умолчу. В общем — выигрыш от принятия закона весьма и весьма сомнительный.

Таким образом, удовольствие от специальных законов — сомнительное. Но не думайте, что это — единственный пример. Вот вдогонку ещё несколько:

  • Закон о ККТ: казалось бы, всё во благо — всё для народа — убрать надоевший нал и перевести всех на безнал. На деле же — малый бизнес получил лишние обременения, формы упрощённого налогообложения — фактически теряют актуальность, а онлайн-торговля завязывается на кассовые аппараты вместо того, чтобы двигать прогресс. Недаром же мы сегодня имеем абсурдный эксперимент, когда Сбербанк развивает дронов-инкасаторов в эпоху повального перехода на цифровые деньги.
  • Закон о товарных агрегаторах: принимался ровно с тем же посылом, что и закон об электронных деньгах — чтобы монополизировать рынок. Только вот кому будет легче от того, что вновь останется пара-тройка игроков? Малому бизнесу, который лежит в базисе других, куда более развитых, экономик мира? Работникам этого самого малого бизнеса? Или казне, которая вновь потеряет и без того редкие финпотоки?
  • Закон об ICO: вновь сферу прицепили к банкам. Может быть мне одному кажется, но ведь именно банки — те организации, которые терпят крах уже несколько лет к ряду: лицензии отзываются всё больше и после Мастер Банка — даже не у самых мелких, а вполне себе солидных кредитных организаций, штат сотрудников — сокращается, а новых игроков что-то год от года больше не становится. Так зачем молодое и перспективное направление насаживать на вектор затухания? Не понимаю: отказываюсь понимать даже, особенно в условиях, когда стабфонд официально исчерпан, а по факту — растрачен в 2007-2009 году на рынке ипотечного кредитования США.

Что можно сделать?

  • Первое — перестать нивелировать влияние частного права и заменять диапозитивный метод (разрешено всё, кроме того, что прямо запрещено законом) на метод императивный (разрешено только то, что прямо разрешено законом). Иначе никогда не дадим главное для бизнеса самому бизнесу — свободу: предприниматель — это художник, а не исполнитель.
  • Второе — научиться считать: да, мы обеляем рынок и якобы получаем новые налоги и сборы. Но что на деле? На деле малый, средний и даже крупный бизнес придумывает новые схемы обхода: если интересно — почитайте схемы обхода того же ФЗ о ККТ (и не только по ссылке), когда люди «закрывали» магазины, переводили их в «чистый» онлайн, создавали псевдо-безнальные платежи и чего только ни вытворяли, лишь бы сэкономить.
  • Третье — понять главное: права корреспондируют обязанностям, обязанности и права не работают без ответственности, введение ответственности без гарантий со стороны государства — приводит лишь к большему противостоянию общества и власти.

Последний тезис следует рассмотреть подробней.

Москва — не Россия: Москва Сити — не (весь) бизнес России

Гарантии VS. налоги и сборы: война без победителей

Недавно вышло новое распоряжение в РФ: грузовики в частные руки не продавать. Посыл понятен — Правительство хочет, чтобы с рынка убрались те, кто работает в серую, тем самым — демпингуя цены.

Но вот беда — такой подход уже применялся и не раз и ещё ни разу не работал. Помните? Если нет — давайте вспомним несколько примеров, не связанных на первый взгляд с ИТ, но зато доказывающие общие тенденции, список открыт будет, из недалёкого прошлого:

  • Строительство: сделали СРО и... именно СРО стали кладезем бюрократии и коррупции, потому как создание саморегуляции сверху — нонсенс, апория даже, которая ни разу за историю не сработала. Чтобы стало яснее — цитата из цифр: «в 2017 году обанкротились или закрылись 1,2 тысячи строительных компаний, или 20% от их общего числа. Из оставшихся почти 28% работают в убыток; большая часть из них находится в предбанкротном состоянии. Между тем власти готовятся провести реформа долевого участия в строительстве жилья, которая, по мнению экспертов, увеличит стоимость квартир для потребителей на 35-50% и может разорить до 75% еще держащихся на плаву застройщиков», — то есть формально рынок поставили на рельсы саморегулирования, но вот по факту — власть определяет условия его развития и это создаёт неминуемый парадокс, который решить в условиях действующей экономической модели не удаётся. Кстати, если из объёма рынка убрать большие гос. проекты — мост, ЧМ 2018, Силу Сибири, то всё станет ещё хуже. Если интересна статистика, а точнее — ложь, ею порождаемая, то вам сюда.
  • Такси: в России транспорт занимает ведущее место среди всех отраслей. А такси — и вовсе постоянный заработок для самых широких слоёв населения. Но что дали меры министерств по «обелению» сферы? Ничего: появились агрегаторы, которые по схеме Убера распределяют заказы и берут себе комиссии. К ЧМ показатели, кстати, взлетели. То же Яндекс.Такси во многих регионах снижает цены при входе, а потом — начинает уже снижать доход водителей. Поэтому водители ищут альтернативу: как правило, это в Сибири — Maxim (который недавно в нашем регионе запретили решением суда). При этом очень не многие спешат стать ИП и платить налоги. Но никто из принимавших закон не хочет ответить на простой вопрос: «почему?». Быть может, проблема в том, что уровень доходов населения с 2008 года постоянно падает, а с 2014 и вовсе — уменьшается буквально не по месяцам, а дням?
  • Рыбаки: мало кто знает, что в России — более 10% населения страны участвуют в любительской рыбной ловле. Ещё меньшее количество людей помнят события, когда рыбаки перекрывали Волгу (!!!), бастуя против новых мер по отрасли. Сейчас рыбодобывающие предприятия своей жизнью в целом довольны, вот только факты отрасли говорят об обратном: скажем, на Байкале запретили улов эндемика — омуля. Но никто даже пальцем не повёл, чтобы построить для восстановления рыбзавод, коих хватало ещё во времена СССР: в детстве сам ловил здесь осетра, потому как сию рыбу разводили и в больших количествах, а сегодня на рынках этого деликатеса просто нет. И так — повсюду: часто приходится путешествовать по городам России и везде вижу, что зарубежная и отечественная рыба явно не сильно конкурируют по ценам, хотя у нас расчёт идёт в рублях, а там — в долларах и Евро. Более того, браконьеров меньше не стало: достаточно приехать в Киев и сходить на Бессарабский рынок, чтобы в этом убедиться — чёрная икра там продаётся просто мешками. И опять же — малый бизнес и бизнесмен-одиночка в этом случае ничего не получили, а вот государство — контролируемый рынок, с ресурсами, которые восстанавливать никто не хочет.

Можно перечислять ещё очень много: лесную промышленность — здесь монополизировано фактически всё, при этом восстановлением лесов никто не занимается; автопром — ибо спонсирование поступает не в малые частные предприятия, а набивший оскомину АвтоВаз, который за безумные деньги так и не смог за уже 18 лет создать достойного в разных сегментах... Список продолжите сами: я же перейду к обобщениям и альтернативам.

Впрочем, добавлю вот что: пока каждый из нас не поймёт, что сокрытие бизнесом себя от власти есть следствие противопоставление самой власти бизнесу, ничего не изменится. Почему люди в «Европах» платят до 51% налогов и терпят отрицательные депозиты? Да потому что знают, что за это они получают гарантии: красивые, чистые и качественные, безопасные дороги за налоги дорожные; защиту от негодяев на улицах, а не негодяев в защитниках за сборы в пользу гос. служащих; возможность защищать права в суде по кодексу, а не по прихоти судьи: и многое, много другое.

Все мы помним это яркое выступление профессора MИТ: вроде бы, оно даёт ответы на все те вопросы, что поставлены выше. Но на самом деле — это лишь вершина Эвереста сложностей.

Дело в том, что мы не просто хотим молоко без коровы: мы и молока-то не хотим!

Чтобы понять эту сентенцию, а с ней вместе увязать всё перечисленное с ИТ-рынком, следует разобраться со следующими вещами:

  • Россияне в большинстве подавляющем не ценят права и свободы, закреплённые в Конституции: именно поэтому на новые дома приходит сбор на капитальный ремонт, а Телеграм пытаются заблокировать. Мы не понимаем, что за этим стоят не просто табу, а грубейшие нарушения положений Основного Закона. Более того: политизированный Конституционный Суд всё чаще и больше выносит противоречивые постановления, но и этого мы уже не замечаем. Исправить подобное можно очен простым (в плане понимания и реализации), эффективным, но при этом сложнодостигаемым способом — правовой и финансовой грамотностью населения. Мой собственный опыт доказывает, что ежедневная работа с одной только группой — бизнесменами — по одному только направлению ИТ даёт безумную конверсию: из 10 человек от 2 до 5 за какой-то месяц внедряют те или иные решения в бизнес или начинают построение нового на этих основаниях. Главное — не вести преподавания в стиле БМ, а для этого — брать за основу, что основной доход — не оплата самого курса, а сопровождение и помощь в деле на платной основе уже после прохождения обучения.
  • Бизнес ропотно съедает все «новации» власти: но нам нужно понять, что это мы — содержим Правительство, Президента, Парламент и прочие П, а не наоборот. Только в этом случае предпринимательство станет чем-то не постыдным на нашей Родине. Нечто подобное заявлял О. Тиньков на экономическом форуме 2018. Но он не сказал, как этого достичь. На мой взгляд решений множество, например: не просто создавать объединения и ассоциации предпринимателей, но разработать единую систему оповещений о наездах, незаконных проверках и прочем. И при этом система должна не просто уведомлять других участников, но и просить у них посильной помощи: от правой до организационной и финансовой. Кроме того, именно малый и средний бизнес должны осознать, что внедрение blockchain-технологий — не просто модная тенденция, а возможность максимально открыть своё дело для всех, включая государство, а тем самым — обезопасить его от тех самых необоснованных наездов и прочих неудобных ситуаций. Наконец, следует сделать главное: перестать копировать Запад и создать собственный кодекс чести, учитывая и оцифровывая самый ценный ресурс бизнеса — репутацию.
  • И ещё — о культуре: много слышал о том, что в компаниях прививают культуру продаж, сервиса, корпоративного духа и прочего, но почти нигде не встречал культуру защиты бизнеса, да ещё такую, чтобы каждый считал эту функцию своей обязанности априори. Меж тем — это и есть прокачивание иммунной системы предприятия, на которое рано или поздно могут напасть некие силы из вне.

Подытожить всё сказанное хотелось бы через новый мини-раздел:

Четыре мифа о российском бизнесе

1. Российские бизнесмены ленивы, бесталанны и живут только за счёт взяток: ложь. Этот миф рождён коррупционерами, которым он, собственно, и выгоден. Больше — никому: я лично за 10 лет работы встретил сотни бизнесменов разных уровней, которые в совершенно не похожих сферах трудились (и трудятся) без каких-либо подкупов, подогревов и прочих П.

2. В России нет и не было достойного (ИТ) бизнеса международного уровня: ложь. Миф рождён лоббистами прогосударственных компаний, которые якобы и делают экономику России, а на самом деле — тратят деньги налогоплательщиков (достаточно вспомнить санкции или тот же 2008 год): те же WebMoney в мире были №1 по разным показателям в разное время, Яндекс — одна из немногих компаний, которая отвоёвывает рынок у вездесущего Гугл, vk — не просто клон Facebook, а младший брат со своими фишками и аудиторией, Qiwi — реально были №1 в терминалах по миру, Abby — тоже №1 в своей нише, Касперский и Dr.Web, Нетология — один из крупнейших онлайн-университетов нового формата полного цикла обучения в течение жизни и далее, далее, далее. Я уж даже не беру гениальных (именно как предпринимателей, а не людей) основателей ДоДо Пиццы, Тинькофф (крупнейшего по числу пользователей), Магнита и так далее.

3. Малый бизнес — не российская история: миф опять же рождён приверженцами «сильной власти», но давно не имеет никакого отношения к действительности. Достаточно поездить по российским городам: огромное количество кафе, детских комплексов, салонов красоты, разного рода ИТ-студий и прочего есть прямое свидетельство об обратном. Я не пользуюсь LinkDn (и зря!), но моя сеть контактов насчитывает более 2000 человек, каждый из которых что-то мастерит, строит, развивает, кого-то кормит, одевает, учит.

4. Люди в России не любят бизнесменов: миф из года в год насаживается разными структурами, включая силовые, налоговые и прочие, но давно потерял связь с фактами. Люди в стране нашей не любят лишь олигархов, которых можно назвать бизнесменами, ибо бизнес у них есть, но нельзя назвать предпринимателями, потому как предприимчивость их сродни обману во времена залоговых аукционов. Вот и всё: Галицкий — давно стал кумиром своего региона, как и тот же Тиньков в Кемеровской области. Интервью с Чичваркиным — это всегда взрыв на YouTube (даже Дудь посвятил ему две части, чего не до, не после не случалось). Поэтому всё нормально у нас с любовью и ненавистью: нужно просто меньше слушать провокаторов.

Нет, это не все мифы: можно ещё было бы поговорить о «драконовских» методах, противостоянии с работниками и прочем, но суть, думаю, уже уловили. Поэтому перейдём к заключительной части — перспективам.

Так какое оно — будущее бизнеса России?

Давно понял, что одной формы воздействия на общественное мнение — не достаточно. Поэтому год от года стараюсь расширять подходы и внедрять новые способы диалога с каждым из нас и со всеми вместе взятыми.

Недавно решил соединить искусство, бизнес, науку и презентацию в единое целое. Зачем? Чтобы поговорить о будущем, о будущем предпринимательства в первую очередь.

Три сферы для бизнеса будущего: фрагмент бизнес-моно-спектакля «Тени завтрашнего солнца»

В результате подготовки, которая включала в себя чтение десятков книг, сотен статей и заметок, просмотр множества документальных и даже художественных фильмов по теме, диалоги с самыми разными людьми — философами, писателями, политиками, бизнесменами, рабочими и длилась несколько лет, удалось выявить три возможные сферы предпринимательства с перспективной на 25 лет и более.

Креативность, адаптивность и духовность.

Три сферы для развития в будущем

Им корреспондируют три сферы социального развития, которые останутся в эпоху повальной автоматизации, когда балом править будет IoT, smart-контракты и blockchain, искусственный интеллект и big data.

Обучение, здоровье и любовь.

При этом последнее означает лишь степень иррациональности: именно этим человек отличается от машины и, возможно, ещё долго будет отличаться.

Но что же такое триада «креативность — адаптивность — духовность» с точки зрения именно бизнеса?

Во-первых, креативность есть не что иное, как смекалка: да, мы — народ России так и не освоили конвейерный способ производства толком. Это неплохо вышло у американцев и гипертрофированно у китайцев. У нас — раз на раз не приходится. Но когда всё будет и так поставлено на конвейер автоматизации — что останется делать людям? Правильно: искать не тривиальные решения в самых обыденных задачах. Подковка насекомых, как известно, — именно наша стезя: поэтому нет никаких сомнений, что производство индивидуальных продуктов, создание сферы креатива — вполне себе русское занятие.

Во-вторых, адаптивность — на нашем языке это звучит как «голь на выдумки хитра». Мы привыкли жить с минимально разрешённым выбором чего-либо, а многие сферы бизнеса будущего — критичные, где машина не сможет быстро обучаться и адаптироваться (нечто подобное уже демонстрировала Тесла с их линии сборки): начиная от вездесущего Космоса, который все рвутся покорять, заканчивая новационными сферами, скажем, такими как психология ИИ, потребуется именно умение мимикрировать в положительном русле и это, опять же, российский предприниматель умеет делать лучше всех в мире.

В-третьих, духовность: даже не знаю, стоит ли про это говорить, с учётом того, сколько за столетия об этом написано, сказано и снято? Отмечу лишь, что речь идёт не о продаже духовности, а скорее как раз о процессе обучения: нечто подобное можно найти в книге Ф. Лалу «Открывая организации будущего».

Итоги

У России есть всё, чтобы выстрелить в ближайшем будущем: ИТ — это часть сферы услуг, которая появилась после буржуазных революций и промышленных новаций. Выиграли больше всех от этого Штаты: от новой революции (автоматизации) больше всех выиграть можем мы, как весьма креативный, приспосабливаемый и культурный народ, у которого своё понимание бизнеса, политики и будущего тем более.

Всё написанное — не просто мой взгляд на мир: это наблюдения за людьми, компаниями и процессами. Сегодня мы стоим в эпохе большого и затяжного кризиса, который ещё проявит себя осенью 2018 — в 2019 году, ибо следствия 2008 года не исчерпаны, а дыры не залатаны.

Именно этот период считаю наиболее продуктивным для развития и начинаний.

До!

{ "author_name": "Владимир Поповъ", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 123, "likes": 15, "favorites": 8, "is_advertisement": false, "section_name": "blog", "id": "39533", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } } ]