Приёмная Sergey Berezin
141

Сравнение инвестиций в краудлендинг и облигации в 5 частях. Часть 3, выводы по доходности

В предыдущих Части 1 и Части 2 обзора мы уже выяснили номинальные (декларируемые) уровни доходности для инструментов краудлендинга биржевых ВДО-облигаций на Московской бирже. Было рассмотрено около 10 крауд-платформ, включая единственную в РФ краудфакторинговую площадку Invoice.Cafe). Пора провести сравнение, и для лучшей наглядности представим результаты в виде таблицы.

В закладки
Таблица сравнения ряда ключевых параметров доходности

Вот как автор видит итоги сравнения доходности вышеназванных инструментов:

  • Краудлендинг как инструмент в среднем обещает на 6-7% более высокую доходность, чем биржевые высокодоходные облигации , но реальная доходность может быть иной ввиду дефолта хотя бы одного вашего заемщика (о рисках обоих инструментов поговорим в отдельном материале про надежность);
  • Весь НДФЛ с доходов краудлендинга можно вернуть через налоговый вычет в ФНС (в отличие от облигаций с НДФЛ 35%), но невозможность суммирования результатов доходных и убыточных сделок по итогам года ухудшает общий результат инвестирования в краудлендинг;
  • Комиссии краудлендинговых площадок могут быть излишне высоки и многократно превышать суммарные комиссии брокеров и Московской биржи;
  • Средства, вложенные на краудлендинговые площадки, оборачиваются в среднем порядка 30 дней (цикл «вложил-вывел»), в то время как цикл «покупка–продажа» для высокодоходных облигаций обычно составляет месяцы, кварталы, а то и полугодия (о минимизации риска за счет короткого срока владения поговорим в следующей Части 4).

Да, облигации можно продать и до погашения практически в любой день (если есть спрос), но спекулировать на их курсовой стоимости сложно и малоэффективно, т.к. стоимость меняется относительно медленно. Для биржевых спекуляций больше подходят акции и валюта ввиду своей высокой волатильности.

Выводы можете сделать сами.
Краудлендинг выглядит более доходным, но налогообложение не учитывает нюансы процесса инвестирования. Также, забегая вперед, скажем, что дефолты заемщиков здесь чаще.

Облигации более прозрачны как инструмент в сравнении с краудлендингом, но курсовая стоимость съедает значительную часть доходности, если покупать выше номинала.

Остается предупредить, что краудинвестиции и высокодоходные биржевые облигации являются инструментами с повышенным риском и не должны занимать значительное место в портфеле разумного инвестора.

Дисклеймер. Данная публикация является информационным материалом и не может рассматриваться как персональная консультация по размещению средств для целей инвестирования.

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Sergey Berezin", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 3, "likes": 0, "favorites": 8, "is_advertisement": false, "subsite_label": "claim", "id": 65048, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Fri, 19 Apr 2019 12:59:13 +0300" }
SMS-чат для клиентов
{ "id": 65048, "author_id": 267259, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/65048\/get","add":"\/comments\/65048\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/65048"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199124, "last_count_and_date": null }

3 комментария 3 комм.

Популярные

По порядку

1

Бред чистой воды кроме предпоследнего абзаца. Добавьте сюда дефолты и уровень доходности станут совсем иными. Не проф. инвестору, без инсайда, не владеющим реальной информацией, путь что в краудинвестинг, что в высокодоходные облигации - путь к убыткам. Но без лоха и жизнь плоха. Вот и выдумали понятие краудинвестинг:)

Ответить
0

ЦБ скоро введет 4 градации инвесторов. Про ВДО и краудлендинг точно можно сказать, что это не для уровня особо защищаемых неквалов. Остальные - знают, во что вкладывают и явно не на последние средства.

Ответить
0
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления
{ "page_type": "default" }