{"id":13847,"url":"\/distributions\/13847\/click?bit=1&hash=ccbcf186ae6c3a0383fc6d98c83371a774b20605a9943111d78c0086348a61e1","title":"\u042d\u0442\u043e\u0442 \u043f\u043b\u0430\u0442\u0451\u0436\u043d\u044b\u0439 \u0441\u0435\u0440\u0432\u0438\u0441 \u0432\u0441\u0442\u0440\u043e\u0438\u0442\u0441\u044f \u0432 \u043b\u044e\u0431\u0443\u044e \u043f\u0440\u043e\u0433\u0440\u0430\u043c\u043c\u0443 \u043b\u043e\u044f\u043b\u044c\u043d\u043e\u0441\u0442\u0438","buttonText":"\u041a\u0430\u043a \u044d\u0442\u043e?","imageUuid":"f2ed9ee2-eea1-5d53-8b9b-f03732a710b1","isPaidAndBannersEnabled":false}

В погоне за «новым Цукербергом» венчурные инвесторы вкладывают много денег — но вредят этим и компаниям, и рынку Статьи редакции

Даже стартапы с плохим менеджментом могут вырваться вперед конкурентов с помощью инвестиций. Венчурная фирма Benchmark, к примеру, позволяла WeWork совершать одну ошибку за другой в надежде, что ставка окупится, — но компания едва не разорилась.

Пересказ материала The New Yorker.

«Инвесторы гнались за фантазией»

В 2008 году Джереми Ньюнер и Райан Кунерти открыли коворкинг-пространство в Калифорнии. Арендовали просторное помещение, оборудовали его столами, сетевыми фильтрами, быстрым Wi-Fi, кофемашиной — и назвали компанию NextSpace.

Вскоре основатели открыли еще несколько офисов в Сан-Франциско, Лос-Анджелесе и Сан-Хосе — и принялись искать инвесторов.

В 2012 году Ньюнер отправился в Техас, на конференцию работников коворкинг-индустрии: поучаствовать в круглом столе и привлечь внимание венчурных фирм.

На конференции выступал Адам Ньюман — основатель WeWork. Он рассказал, что создает «первую в мире физическую соцсеть», что «в компании главное — "мы" и сотрудничество» и что «вместе можно построить сообщество, которое изменит мир».

С основания WeWork на тот момент прошло два года, но компания уже сдавала почти 28 тысяч м². Судя по всему, она еще и теряла миллионы долларов каждый месяц, но продолжала расширяться с невероятной скоростью. Обещания Ньюмана инвесторам казались Ньюнеру слишком оптимистичными, практически нелепыми.

Первый вопрос, который я слышал от инвесторов: «Как вы будете конкурировать с WeWork? Почему нам надо вложиться в вас, а не в них?»

WeWork утверждала, что станет крупнейшим в мире арендодателем — что я мог противопоставить этому? Сказать инвесторам, что WeWork, кажется, надувает их, и им лучше обратить внимание на мою небольшую выручку? Никто не хочет слышать такое.

Джереми Ньюнер, основатель сети коворкингов NextSpace

Через некоторое время WeWork открыла помещение в Сан-Франциско, по соседству с офисами NextSpace — аренда там стоила дешевле. А когда NextSpace открыла новый, пятый офис в Калифорнии, там же появилось новое помещение WeWork — и снова с более дешевыми тарифами.

Похожие истории случались и с другими коворкингами — рядом с ними открывалось помещение WeWork и уводило клиентов более низкими ценами. Иногда WeWork обещала арендаторам бонус за расторжение договора с другим коворкингом, а иногда находила список клиентов на сайте компании-конкурента и писала им с предложением бесплатной аренды на три месяца.

Никто не мог получать прибыль при таких тарифах. Но они продолжали снижать цены, чтобы оставаться дешевле всех остальных. Словно у них на счету было бесконечно много денег. И никто не мог с ними тягаться.

Ребекка Брайан Пен, основательница коворкинга Covo

К концу 2014 года венчурные инвесторы вложили в WeWork более $500 млн. Несмотря на то что теперь компания теряла $6 млн в месяц, она росла как никогда быстро.

Тем временем Брюс Данлеви, инвестор eBay, Twitter и Instagram, присоединился к совету директоров WeWork. В разговоре со своим коллегой Данлеви признался, что не уверен, как именно WeWork начнет приносить прибыль, но решил «дать [Адаму Ньюману] денег, а он разберется». Benchmark, компания Данлеви, вложила в WeWork $17 млн.

Инвесторы говорили основателю NextSpace, что не хотят тратить время на мелкие инвестиции в его компанию. Это казалось Ньюнеру бредом: его компания была стабильной, но инвесторы гнались за фантазией.

За шесть лет Ньюнер открыл девять коворкингов NextSpace, но выгорел, и в 2014-м офисы компании стали закрываться один за другим.

Нам всего-то надо было $5 млн в год, и мы бы заработали денег для всех. Суммы, достаточные, чтобы комфортно жить, купить дом и заплатить за образование детей. Но стабильный доход был никому не нужен — все хотели найти нового Цукерберга.

Джереми Ньюнер

В прошлом — ответственные инвесторы, сейчас — алчные спонсоры

В зарождении венчурного капитализма инвесторы относились к своей профессии как к призванию. Их задачей было стимулировать инновации: находить интересные идеи, финансировать их и давать советы начинающим и амбициозным предпринимателям.

Например, Том Перкинс и его фирма Kleiner Perkins — первый инвестор в компанию Genentech, которая помогла разработать синтетический инсулин.

Том Перкинс

Перкинс не только потребовал места в совете директоров, но и проводил один день в неделю в офисе Genentech, внимательно изучая отчеты о расходах и стращая неопытных менеджеров. В последующие годы Kleiner Perkins помогла подняться Amazon, Google, Sun Microsystems и Compaq.

Сейчас же индустрия венчурных инвестиций не только значительно развилась, но и стала алчнее и циничнее. Хотя инвесторы зачастую видят себя как охотников за новыми бизнес-идеями, они обычно гонятся за теми же трендами, что и все в Кремниевой долине. Они больше не стремятся помогать в управлении компанией.

Я видел, как индустрия превратилась в жадную толпу. Сегодняшние инвесторы не заинтересованы ни в чем, кроме оптимизации собственной прибыли и погони за стадом. Поэтому они тратят миллиарды долларов, которые могли бы вложить в инновации, помогающие людям.

Стив Бленк, предприниматель и преподаватель Стэнфордской инженерной школы

Критики индустрии утверждают, что инвесторы вкладывают огромные деньги в сомнительные стартапы:

  • Theranos, получившая $700 млн, оказалась мошеннической.
  • Juicero, соковыжималка с Wi-Fi, — инвестиции в проект составили более $100 млн, но компания закрылась спустя четыре года (покупатели публиковали видео, на которых видно, что руками они выжимают сок так же, как и соковыжималка).

Показательна история с Wag! — два года назад компания, подобие Uber для выгуливания собак, хотела привлечь $75 млн инвестиций, но инвесторы сказали, что поддержат компанию, только если она согласится на $300 млн. Wag! планировала использовать эти деньги для выхода на международный рынок, но плохой менеджмент не дал развиться бизнесу.

В традиционной модели капитализма успеха достигает самая эффективная и способная к развитию компания. В настоящей же модели успеха достигает та, в которую инвестировали больше всего.

Профессор Калифорнийского университета Мартин Кенни утверждает, что такие стартапы «уничтожают экономическую ценность», то есть конкуренцию, и создают «бесполезные для общества новые продукты».

Однако у инвесторов зачастую нет выбора, кроме как вложить в бизнес очень много денег. Чтобы стартап стал «единорогом», он должен оставить конкурентов далеко позади.

В течение года с момента основания Uber появилось три сотни его копий. Единственный способ защитить бизнес — быстрый рост с помощью инвестиций в сотни миллионов долларов.

Джефф Хаусенболд, управляющий партнер SoftBank

Если когда-то инвесторы вроде Тома Перкинса гордились вовлеченностью в работу компании, то нынешние венчурные капиталисты все чаще поощряют свободную эксцентричность предпринимателей. Яркий пример — Масаёси Сон из SoftBank, который пообещал WeWork $4,4 млрд после 20-минутного разговора.

Масаёси намеренно раздувает эти молодые компании. Подходит к предпринимателю и говорит: «Возьми у меня $1 млрд прямо сейчас, или я отдам его твоему конкуренту, а ты потеряешь бизнес».

Венчурные инвестиции превратились в лотерею. Масаёси, быть может, и не мыслитель, но у него есть сильная сторона — он покупает больше лотерейных билетов, чем все остальные.

Бывший топ-менеджер SoftBank

«Пока стоимость компании растет, Ньюмана лучше не расстраивать»

К 2014 году основатель WeWork Адам Ньюман получал столько предложений от инвесторов, что выдвинул ультиматум: он будет работать только с теми, кто согласен обеспечить ему большинство голосов в совете директоров компании.

Брюс Данлеви, инвестор Benchmark и член совета директоров, ставший ментором Ньюмана, думал, что такая неограниченная власть — плохая идея, и решил отговорить его от такого требования.

Никто в совете директоров WeWork не поддержал Данлеви. Тогда ему оставалось либо уйти из совета директоров, либо высказать свои претензии публично. Но Данлеви согласился дать Ньюману большинство голосов, а также одобрил дополнительные инвестиции в размере нескольких сотен миллионов долларов.

Уйти было бы самым глупым решением на свете. Benchmark вложился в WeWork, когда компания стоила $80 млн, а сейчас, когда она стоит $15 млрд — просто уйти? Или, еще хуже, начать жаловаться?

Можно последовать принципам и уйти из совета директоров. Или проголосовать против и остаться не у дел, но это ничего не изменит. Не в таком мире мы живем.

Коллега Данлеви в Benchmark

Внутри WeWork существовали проблемы, которые должны были вызвать тревогу как Данлеви, так и других членов совета директоров. Обвинения в сексизме, слухи об употреблении наркотиков и сумасшедших вечеринках в офисе — лишь верхушка айсберга.

Совет одобрил решение Ньюмана взять $13 млн из фонда WeWork и вложить их в компанию, которая делает бассейны с искусственными волнами. Совет также позволил Ньюману купить корпоративный самолет за $60 млн, на котором он с семьей летал на курорты для серферов.

Бывший топ-менеджер WeWork сказал, что к 2018 году их работа в основном заключалась в том, чтобы следить, как бы Адам не сделал ничего откровенно незаконного. Совет директоров знал, что Ньюман — ключ к новым инвестициям, а пока стоимость компании растет, его лучше не расстраивать.

Однако, когда в СМИ все чаще стали появляться новости о странных происшествиях в WeWork, все больше участников совета переставали публично защищать Ньюмана.

Когда в начале 2019 The Wall Street Journal опубликовал статью о том, что Ньюман лично покупал недвижимость и сдавал ее WeWork, топ-менеджеры уговаривали директоров вступиться за Ньюмана. Они отказались.

Им было стыдно. Очевидное противоречие между тем, чтобы поддерживать качественный менеджмент, и тем, чтобы напрямую сказать: «Вы знаете, мне наплевать, потому что мои инвестиции окупаются с каждым днем. Неважно, что делает Адам, пока у меня есть возможность в любой момент вывести свои деньги».

Менеджер WeWork

Многие инвесторы считали, что могут отмолчаться, пока WeWork не выйдет на биржу. Как только IPO одобрят, акционеры и чиновники из Комиссии по ценным бумагам и биржам обуздают Ньюмана. А члены совета директоров тем временем продадут акции, получат свои сотни миллионов долларов и забудут о компании.

Летом 2019 года началась подготовка к IPO: компания насчитывала 528 коворкингов в 29 странах мира. WeWork получила в общей сложности $12,8 млрд инвестиций, но теряла $219 тысяч в час.

Совет директоров, как правило, активно участвует в подготовке к выходу компании на биржу. Но не в WeWork. Человек, близкий к совету, сообщил The New Yorker: они думали — придут банкиры, возглавят и оптимизируют процесс, но оказалось, что они видели только деньги, и потому говорили Ньюману все что он хотел услышать.

Адам Ньюман

Представители Morgan Stanley сообщили предпринимателю: по их мнению, WeWork может выйти на биржу с оценкой в $104 млрд. Банкиры из Goldman Sachs оценили бизнес скромнее — в $96 млрд, но в презентации сравнили Ньюмана с матерью Терезой и Стивом Джобсом.

В основе IPO лежит одобренная советом директоров форма S-1 — документ с финансовыми данными компании для Комиссии по ценным бумагам и биржам и общественности. В S-1 для WeWork Ньюман добавил несколько пунктов:

  1. После выхода на биржу Ньюман будет обладать однозначными полномочиями увольнять или игнорировать решение любого директора или сотрудника.
  2. Дополнительные акции на сумму до $1,8 млрд.
  3. В случае «постоянной нетрудоспособности или смерти» Ньюмана его жена Ребека должна утвердить преемника гендиректора.
  4. В какой-то момент Ребека попросила добавить пункт о том, что компания обязуется спасать млекопитающих и океаны, но позже отказалась от этой идеи.

Летом 2019 года совет директоров и страховые комиссии JPMorgan Chase, Goldman Sachs, Bank of America, Citigroup и Barclays S-1 одобрили форму S-1. Её положительно оценили сотни юристов, бухгалтеров, профессионалов в области коммуникаций и прочих консультантов WeWork.

Мы предпочли невежество и жадность, а не признались себе, что это явно полнейшее безумие.

И знаете что? Если бы это сработало и мы разбогатели, все в ИТ-секторе и на Уолл-стрит говорили бы, что Адам гений и WeWork — пример того, как должен работать капитализм в Америке.

Бывший топ-менеджер WeWork

Почему нынешние инвестиционные сделки больше похожи на картельные

Когда венчурный инвестор входит в совет директоров компании, он берет на себя юридическое обязательство защищать интересы всех акционеров в равной степени. Он по закону не имеет права заботиться только о своей собственной прибыли.

Если в открытой акционерной компании происходит что-то плохое: утечка данных, выброс отходов, #metoo , десятки юристов подают иски от имени миноритарных акционеров. Они утверждают, что совет знал или должен был знать о проблеме и намеренно закрывал на нее глаза.

Однако среди компаний, которые не торгуют акциями и совет которых обычно состоит из основателя и венчурных инвесторов, такие иски встречаются намного реже.

Так как сегодня большинство крупных инвестиционных сделок заключаются несколькими крупными фирмами, в индустрии складывается «картельная» атмосфера. Поэтому, столкнувшись с недопустимым поведением, инвесторы молчат.

Если ты входишь в совет директоров, который наделил властью какого-то сумасшедшего предпринимателя, ты или не обращаешь внимания на плохой менеджмент, или, если произошло не совсем законное что-то, как в Uber — последствий не будет, если есть хорошая прибыль.

Помнят победителей, а не проигравших. Через десятилетие никто не вспомнит, что там такого случилось в WeWork. Вспомнят только тех, кто заработал на компании.

Стив Краусс, венчурная фирма Bessemer Venture Partners

Несмотря на то что многие предприниматели Кремниевой долины — от Марка Цукерберга до Трэвиса Каланика — в глазах общественности превратились в злодеев, инвесторы, которые давали им деньги и власть, избежали осуждения.

О WeWork написаны тысячи статей, но ни один из членов совета директоров не рассказал открыто об опыте работы с компанией. Ни один не объяснил, почему никто не пытался ни ограничить власть Ньюмана, ни повлиять на него, ни один не выступил с критикой своих коллег.

Реакция на форму S-1: инвесторы засомневались в WeWork, Ньюман уволился

14 августа 2019 года форма S-1 для WeWork стала общедоступной. 350 страниц документа открывались посвящением «энергии We», а на последней странице была фотография тропического леса.

Однако биржевых аналитиков, журналистов и инвесторов документ не впечатлил. Профессор Гарвардской бизнес-школы Нори Херардо Литц писала, что в форме отражены лишь прогнозируемые убытки. Адекватного корпоративного управления и необходимых финансовых данных не было вовсе.

Другие специалисты отметили, что по этому документу стало ясно, что доминирующие положение WeWork на рынке стало результатом не мастерства управления или превосходного продукта. Компания обошла конкурентов лишь потому, что имела доступ к практически неограниченным средствам, большую часть которых бездумно растратила.

Инвесторы признавались, что S-1 не внушает доверия. Компания изменила формулировки документа, пообещав уменьшить власть Ньюмана и снизить цену, которую инвесторы должны будут заплатить. Но и это не уменьшило опасений.

После выхода статьи The Wall Street Journal о сумасшедших выходках Ньюмана, совет директоров организовал экстренное совещание и отложил выход на биржу.

Наконец, с десяток банкиров и топ-менеджеров WeWork связались с советом и потребовали признать, что Ньюман стал негативным фактором. IPO пришлось отменить — компания не могла выйти на биржу, пока Ньюман оставался в должности генерального директора.

Как только венчурные инвесторы поняли, что их прибыль находится под угрозой, они начали действовать. Данлеви предупредил Ньюмана, что он убил компанию и если не уйдет с поста директора, то обанкротится.

Спустя несколько дней Ньюман уволился. Двух топ-менеджеров WeWork назначили временными генеральными директорами. Вскоре они уволили десятки доверенных лиц Ньюмана. Всего потеряли работу более 2400 сотрудников — от бухгалтеров среднего звена до обслуживающего персонала.

Совет директоров позволял Адаму терроризировать сотрудников и растрачивать миллиарды долларов впустую, им было наплевать. Но стоило ему встать между ними и их личной прибылью, они его уничтожили.

Бывший топ-менеджер WeWork

Совет директоров мог бы взять компанию под строгий контроль и начать сложную работу по перестройке. Вместо этого он предложил сделку Масаёси Сону из SoftBank.

В сущности директора согласились передать компанию Сону, если он даст компании в долг и потратит $3 млрд на выкуп долей Ньюмана и дургих инвесторов. Benchmark получила бы около $300 млн. Ньюман около $725 млн. Предложение приняли единогласно.

Такая сделка устраивала всех, кроме сотрудников WeWork и других миноритарных инвесторов. Более 90% сотрудников компании, у которых были акции или опционы, остались ни с чем.

Пандемия показала несостоятельность WeWork

Когда по миру распространился коронавирус, принципы WeWork: близко расположенные столы, общие конференц-залы, офисные «счастливые часы», оказались несостоятельными.

Хотя почти все офисы продолжают работать, клиентов мало. С начала 2020 года года компания уволила еще несколько тысяч сотрудников.

В апреле 2020 года Масаёси Сон и SoftBank сказали, что продолжат управлять WeWork, но не выплатят $3 млрд Ньюману и другим инвесторам. В ответ особая комиссия совета директоров WeWork под руководством Данлеви направила иск против SoftBank. Ньюман также подал иск.

WeWork заявила, что планирует достичь рентабельности к 2021 году, и аналитики считают, что в долгосрочной перспективе компания может достичь успеха. В этом ей поможет тот же фактор, что и привел к ее быстрому росту — гигантский размер инвестиций.

Десятилетиями венчурные инвесторы успешно играли роль рассудительных меритократов, которые дают деньги тем, кто сможет извлечь из них максимум выгоды.

Но сейчас они скорее представляют собой цинизм современного капитализма, который поощряет изворотливых посредников и напыщенных шарлатанов, а не трудолюбивых сотрудников и творческих предпринимателей.

Нельзя винить Адама Ньюмана за то, какой он есть. Всем было ясно, что он продает нечто слишком хорошее, чтобы быть правдой. Но можно винить венчурных инвесторов.

Когда ты оказываешься в стартап-индустрии, встречаешь столько удивительных предпринимателей с прекрасными идеями. А затем смотришь, как инвесторы дают им слишком много денег, толкают их к сомнительным решениям и заставляют бизнес расти как можно быстрее. Компания прогорает.

Но что бы ни произошло, инвесторы остаются в выигрыше.

Джереми Ньюнер, основатель сети коворкингов NextSpace
0
50 комментариев
Написать комментарий...
Петр Иванов

вообще вот это вот показатель того что этот чел не понимает психологии инвестора
"Нам всего-то надо было $5 млн в год, и мы бы заработали денег для всех. Суммы, достаточные, чтобы комфортно жить, купить дом и заплатить за образование детей. Но стабильный доход был никому не нужен — все хотели найти нового Цукерберга.
".

еще Ашманов про это писал - примерно такое, цитата по памяти "если вы придумали идею которая в принципе сможет вас и вашу команду прокормить то вы должны понимать, что инвестор не хочет никого прокормить, его цель - кратная прибыль".

тут дело не в том что мелкий проект не интересен, а в том что разные интересы в принципе. этому чуваку нужно было просто чтобы хватало на дом и на еду и на колледж для детей. но у инвесторов это все есть, им это НЕ нужно. у них есть на образование детей и на дом. А вот чего у них нет, так например у них нет 10 миллиардов долларов, а есть скажем 100 миллионов долларов. и они бы хотели вложить 100 миллионов и получить 10 миллиардов - это им интересно. а заработать дополнительно еще например 0.5 миллиона к своим 100 или еще 1 миллион к своим ста - им это не нужно т.к. им тогда проще купить трежерис, не надо никуда вкладываться и доход идет. или по фондам раскидать разным. нафиг им какой то чел который мечтает себе заработать на комфортную жизнь.

именно поэтому к сожалению или счастью инвесторы с таким человеком разговаривать не будут В ПРИНЦИПЕ! он им равнодушен. Ньюмана инвесторы могут любить могут критиковать могут ненавидеть, но они с ним хотя бы поговорят, т.к. он как минимум на словах работает над той же целью - кратный рост, мировой масштаб и тд. а тут человек на словах говорит что хотел бы пару сотен тысяч долларов заработать, и кому он нужен. Он то понятно, хотел бы, а инвесторам он зачем.

Ответить
Развернуть ветку
Ware Wow

Но Баффет же именно на этой стратегии сделал деньги?
И успешнее других.
Работающие cash cow бизнесы + сложный процент.
И время сделало свое дело. Никакого венчура.

А теперь статистика:

За 10 лет доходность венчурных фондов в среднем составила 15,4% годовых, против доходности индекса NASDAQ на уровне 17,6%.

Поэтому это ближе именно к казино получается?
Люди хотят сделать ставку x10. С соответствующими рисками.
Но в среднем они получат меньше даже NASDAQ.

Поэтому парень в чем-то прав, можно вкладывать в cash cow бизнесы, и сложный процент сделает свое дело. Но тут тоже нужен анализ.

Ответить
Развернуть ветку
Роман Юркин

Абсолютно верно. Эти псевдоинвесторы по факту наркозависимые клоуны, у которых ожидание будущих ништяков многократного и быстрого увеличения капитала напрочь отрубает все органы и чувства, включая здравый смысл. Те же лудоманы, только вместо фишек из казино - акции убыточных помоек. Меня ещё на первом курсе института учили простой истине, что основная цель бизнеса - извлечение прибыли, а инвестор - это тот, кто вложил капитал в компанию и получает дивиденды от той самой прибыли. Тот же, кто купил акцию в надежде перепродать её подороже другому лоху - не инвестор, а просто спекулянт, и это по своей сути не более чем пирамида, если речь об акциях убыточной компании, где дивиденды невозможны по определению.

Ответить
Развернуть ветку
тима махотлов

Нет, просто люди не хотят к 100 годам разбогатеть, хотят немного быстрее

Ответить
Развернуть ветку
Ware Wow

Хотеть, не значит получить. Выше риск - выше вероятность, что окажешься вообще с нулем. Какая разница когда, результат все равно не предсказать, а прирост капитала все равно будет все это время и вероятность гораздо выше.

Ответить
Развернуть ветку
Петр Иванов

венчурные инвесторы не останутся с нулем. большинство венчурных инвесторов это люди с сильной консервативной позицией в акциях, облигациях и недвиге. у них большой пассивный стабильный доход который диверсифицирован так что его ничто не может поколебать (ну типа аля баффет в миниатюре).
поэтому они легко могут себе позволить рисковать деньгами, поступающими им с консервативных вложений. более того, для них это самая выгодная стратегия, т.к. деньги идут им регулярно, а увеличивать консервативные вложения - отдача убывает.
поэтому им дешевле терять миллионы долларов на стартапах чтобы потом получить ярд. или не получить - один фиг они теряют лишь то что им приносит пассивные инвестиции, считай такая вечная пенсия, куда хочешь туда и вкладывай.

вот это надо понимать. большинство венчурных денег идет от людей которые никогда в деньгах на жизнь нуждаться не будут.

Ответить
Развернуть ветку
Петр Иванов

да нет тут не в том вопрос как добиться успеха, успеха можно и в порнофильмах добиться играя главные роли.

он приперся на вечеринку-смотрины стартапов ИТ условно говоря, ну тусовался в этой области, где все ищут иксы. а предлагал там бабушкину квартиру сдавать.
то есть у него претензия в том что он предлагал на мясном рынке овощи а их никто не брал т.к. никто туда за овощами не шел.

не важно прав ли человек который хочет иксовую прибыль. если он пришел за айти стартапами и это его решение, а если мы хотим инвестора найти в арендный бизнес нам не надо идти туда где ищут иксовую прибыль.

может быть немного сумбурно, но постарался обьяснить.

грубо говоря любой консервативный инвестор аллоцирует часть денег в венчуры. и если самый консервативный инвестор придет на вечеринку ИТ стартапов а к нему пристанут с бабушкиной арендой он пошлет нафиг. хотя он сам консервативный и зарабатывает на бабушкиной аренде. просто он пришел не за тем.

Ответить
Развернуть ветку
Борис Васильев
дело не в том что мелкий проект не интересен
есть скажем 100 миллионов долларов. и они бы хотели вложить 100 миллионов

Всё правильно, если рассматривать масштабные Проекты.
Однако, и в мире, и в России есть инвесторы и проекты равновеликие $1 млн.
При этом может быть реальным многократный рост.
И такие потенциальные партнеры тоже ищут друг друга.

Ответить
Развернуть ветку
Петр Иванов

конечно ищут. просто этот чел приперся туда где айти стартапы и чего то там хотел. а он должен был припереться на лужайку в субурбии где состоятельные пенсы шашлык жарят, с ними жарить, они бы вложились. как раз им бы такие инвестиции относительно небольшие со стабильным доходом были бы норм.

Ответить
Развернуть ветку
Louis

Как и почему этот инвестор рассчитывает на прибыль если компания убыточная ?

Ответить
Развернуть ветку
Nick Rozhdesvenski

компания растет, тратит бабки на покупку новых офисов, рекламу -> тут неминуемо ты уходишь в минус, это такой быстрый рост с такой отрицательной прибылью -> но стоимость компании увеличивается -> твоя доля растёт в цене, как чувак написал, он вложился, когда компания стоила 80 мультов, а продать мог, когда ее оценивали в 10+ ярдов -> профит

Ответить
Развернуть ветку
Петр Иванов

а почему ему нельзя рассчитывать на прибыль то?
инвестор на то и инвестор что он может себе позволить вложить туда куда обычный человек не сможет (т.к. у обычного человека нету возможности -денег мало и он может только в сбербанк вложить в акции).
вкладываем в убыточную компанию, она дорожает - профит.
не дорожает - убыток.

главное чтобы экспоужер на такие риски соответствовал ожиданиям.

понимаете, классический инвестор отличается от обычного человека что у него есть деньги с низкой альтернативной стоимостью. у обычного человека если есть несколько миллионов рублей то он их должен потратить на квартиру. даже если до этого он чуть чуть поинвестирует в акции сбербанка через тинька, потом все равно квартиру покупать. или машину. а если квартира машина есть то надо на старость копить чтобы пенсия дополнительно шла. поэтому рисковые инвестиции обычному человеку недоступны. он может в них полезть но это будет преступление против своей семьи.

а у инвестора вопрос личного потребления закрыт, вопрос пенсии закрыт, у него куча вложений в консервативные акции с дивами, в недвигу и тд. и сверху этого еще есть деньги, часть из которых он аллоцирует на рисковые инвестиции.

то есть понимаете, вы ему не можете дать совет "не рискуй лучше в недвигу вложи" потому что у него недвиги уже больше чем он хочет.

как раз таки есть есть консервативные инвестиции и консервативный доход постоянный то оптимальная стратегия это данный доход тратить на хайриск инвестиции. потому что доход идет и дальше даже если вложения потеряешь, а потенциальная прибыль большая.
а купить еще одну недвигу и увеличить доход на 2% ну такое. 

Ответить
Развернуть ветку

Комментарий удален модератором

Развернуть ветку
На всю котлету
К концу 2014 года венчурные инвесторы вложили в WeWork более $500 млн. Несмотря на то что теперь компания теряла $6 млн в месяц, она росла как никогда быстро.

Напомнило:
- Продаю рубль по 95 копеек
- Прикольно. И как прибыль?
- Не знаю, прибыль не считал, но оборот бешеный! :D

Ответить
Развернуть ветку
Sergei Timofeyev

В России есть такая компания тоже

Ответить
Развернуть ветку
Андрей Деревянко

Начинается на о, заканчивается на зон?)

Ответить
Развернуть ветку
Sergei Timofeyev

Майя ху, Майя ха!

Ответить
Развернуть ветку
Петр Иванов

пикассо!

Ответить
Развернуть ветку
Бурлак Анастасия

В некой степени я с вами согласна. Но это не означает что кто либо может вкладывать свои  деньги кто знает куда. Вить кампания в которую будут вложены деньги может оказаться мошенниками и что тогда будет с человек который вложил деньги и с его семьёй.

Ответить
Развернуть ветку
Личной кот
В некой степени я с вами согласна. Но это не означает что кто либо может вкладывать свои  деньги кто знает куда. Вить кампания в которую будут вложены деньги может оказаться мошенниками и что тогда будет с человек который вложил деньги и с его семьёй.

Анастасия, почему вы не вкладываете в образование? Вить образование — оно кто знает куда, чтобы тогда с человек, который вложил деньги и с его семьёй. Поэтому тут не означает

Ответить
Развернуть ветку
Бурлак Анастасия

сделала ошибку и что?

Ответить
Развернуть ветку
Алфей Заморышев

Перед обращением, в данном случае к Виктору, по правилам ставится запятая.

Ответить
Развернуть ветку
Бурлак Анастасия

немного ошиблась и, что здесь такого 

Ответить
Развернуть ветку
Борис Васильев

Все перечисленные ошибки - мелки и маловажны.
Их сумма - просто маркер: указывает Ваше место здесь.
Как полагаете, какое это место?

Ответить
Развернуть ветку
Личной кот

И действительно, чего это я... 🤔

Не знаю, мне надо подумать... 😐

Ответить
Развернуть ветку
Бурлак Анастасия

думай, думай

Ответить
Развернуть ветку
Личной кот

Ничего в голову не приходит.

Я старею.

Ответить
Развернуть ветку
Бурлак Анастасия

а сколько тебе лет что пожилым человеком себя называешь 

Ответить
Развернуть ветку
Петр Иванов
Десятилетиями венчурные инвесторы успешно играли роль рассудительных меритократов, которые дают деньги тем, кто сможет извлечь из них максимум выгоды.
Но сейчас они скорее представляют собой цинизм современного капитализма, который поощряет изворотливых посредников и напыщенных шарлатанов, а не трудолюбивых сотрудников и творческих предпринимателей.

во они бред пишут. капитализм циничен по умолчанию. Если на рынке сейчас денег может заработать меритократия, значит будут деньги давать лучшему. Если сейчас больше денег заработает шарлатан который громче орет, будуть давать инвестиции шарлатану который больше орет. Если еще больше денег заработает милый котик со страницей в инстаграмме значит денег дадут котику со страницей в инстаграмме.

это в ютубе кстати видно. Если просмотры привлекает доброе полезное видео про науку - ему дадут денег. Если еще больше просмотров привлекает видео Fail compilation of 2020 значит ему денег дадут еще больше.

Ответить
Развернуть ветку
Konstantin

Спасибо за интересную статью! Чем-то напоминает современный фондовый рынок, где IPO проводят компании без прибыли, но имеют бешеную капитализацию) 

Из этой серии можно ещё вставить знаменитый отрывок про прибыль из Кремниевой долины: https://www.youtube.com/watch?v=f1h76GSQtKg

Также заметил небольшую опечатку: "В сущности директора согласились передать компанию Сону, если он даст компании в долг и потратит $3 млрд на выкуп долей Ньюмана и *дургих* инвесторов". 

Ответить
Развернуть ветку
Yarro S
компании без прибыли

Если вам важна прибыль здесь и сейчас - инвестируйте в недвигу или ларёк. А потом придёт компания, которая вкладывалась в R&D и сметёт вас с рынка нафиг 

Ответить
Развернуть ветку
Ware Wow

Ну раньше как-то и деньги зарабатывали и R&D делали. Поэтому одного другого не отменяет.

Ответить
Развернуть ветку
Роскошный фитиль

Комментарий недоступен

Ответить
Развернуть ветку
dffd dffd

Меня одного раздражает, что почти любого предпринимателя, который поднял кратные суммы на стартапе называют "новым Стивом Джобсом"? Это не видение, это погоня за трендами, о чем выше и говорилось. Есть тренд например на новый вид такси и тот кто успеет первым обойти конкурентов - победил, при этом во время привлечения инвестиций он будет всем рассказывать о своём" уникальном видении", за которым стоит простой анализ конкурентов и нахождение отличия от них. Джобс имел как раз таки видение, которое породило много революционных вещей, а не просто то, чем наш продукт будет отличаться от других. Там этих "Джобсов" в индустрии уже столько накопилось, что хватит на сотни новых Apple

Ответить
Развернуть ветку
Петр Иванов

нет не одного. просто на "нового стива джобса" можно поднять денег. поэтому это всем выгодно топить за джобса и тем кто уже вложился (чтобы на следующем раунде с прибылью выйти) и тем кто хочет вложиться. 
и самим ребятам похожим на джобса хорошо - денег дают. винвинвин

Ответить
Развернуть ветку
Роскошный фитиль

Комментарий недоступен

Ответить
Развернуть ветку
dffd dffd

Скажи это Возняку с Apple II

Ответить
Развернуть ветку
Роскошный фитиль

Комментарий недоступен

Ответить
Развернуть ветку
Петр Иванов
В традиционной модели капитализма успеха достигает самая эффективная и способная к развитию компания. В настоящей же модели успеха достигает та, в которую инвестировали больше всего.

да ничем не отличается. нет никакого "традиционного капитализма". выигрывает всегда та компания у которой больше денег (у инвесторов которой больше денег). ну 2 сотни лет назад или 3 пожалуй еще играло роль у кого больше кольтов, это как раз в калифорнии важно было))

Ответить
Развернуть ветку
Петр Иванов
Совет директоров позволял Адаму терроризировать сотрудников и растрачивать миллиарды долларов впустую, им было наплевать. Но стоило ему встать между ними и их личной прибылью, они его уничтожили.

а как еще должно быть? они должны сотрудников нянчить? для этого бебиситтеры есть. Непонятно, инвесторам тут типа вменяется в вину что они заботились о своей прибыли))

Ответить
Развернуть ветку
Capitan Price

Как ликбез статья написана хорошо - но инвесторы, как и акционеры, преследуют одну цель - получить кратные прибыли. 
Идеализация образа инвестора ни к чему хорошему не приводит. Бизнес создаётся для получения прибыли, деньги  инвесторы дают чтобы получить ещё больше прибыли.
Вот и вся модель.

Ответить
Развернуть ветку
ViktorVa

Крутая статья! Переводи еще плз!

Ответить
Развернуть ветку
Sergei Timofeyev
Уйти было бы самым глупым решением на свете. Benchmark вложился в WeWork, когда компания стоила $80 млн, а сейчас, когда она стоит $15 млрд — просто уйти?

Да, просто уйти, забрав свои деньги, которые приумножили себя. А так - это игроман, который хочет сорвать куш больше. 

Ещё у статьи есть правильная мысль, которая озвучена в её первой половине: у людей много свободных денег, которые они желают приумножить, поэтому вкладываются во всё, что покажется им или рынку привлекательным, тем самым надувая пузырь на рынке. Я знаю немного компаний, которые за счёт инвестиций стали лучше, рано или поздно они скатывались в то самое унылое говно, как для потребителя, так и для сотрудников.

Да и за примерами ходить далеко не надо. Они все здесь обсуждаются.

Ответить
Развернуть ветку
Egor Bozenov

Все потому, что сейчас симулировать свою значимость куда проще, чем действительно ею обладать. Если это делают люди, то почему не могут делать стартапы?

Ответить
Развернуть ветку
Art.Spark

Почему они не идут с инвестициями в СНГ ? Пусть даже сократив размер инвестиций в 2 раза

Ответить
Развернуть ветку
Sergei Timofeyev

Потому что это будут невозвратные инвестиции 

Ответить
Развернуть ветку
Art.Spark

почему, думаете русские завалят проект ? неужели настолько не ценят зарплату ?

Ответить
Развернуть ветку
Sergei Timofeyev

Любой успешный и не очень бизнес у нас отжимается. 

Ответить
Развернуть ветку
Петр Иванов

сермяжная правда жизни(с)

Ответить
Развернуть ветку
Сергей Логинов

у нас тоже открываются много коворкингов, как они выживают?

Ответить
Развернуть ветку
тима махотлов

Если честно достали уже с weworkом, он провалился из-за пандемии, а не из-за основателя самодура или Сона который миллиардами его накачал. Uber 10 лет закачивали миллиардами, он до сих пор по моему без прибыли или только начал её показывать.

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 50 комментариев
null