«Попробуйте поруководить стаей кошек»

Чем холакратия лучше иерархии — мнение юриста.

В закладки

Генеральный директор юридической фирмы Axon Parters Дмитрий Гадомский рассказал в своем блоге на Medium, почему такая система управления организацией с трудом приживается в юриспруденции.

Этим текстом и тем, что за ним стоит, я пробую убедить в первую очередь себя в том, что холакратия в постиндустриальной юриспруденции намного лучше иерархии.

Юридические фирмы в мире, которые стоят на месте

В Делойте было принято обмениваться разнообразными критическими замечаниями о корпоративном мироустройстве. Больше всего я запомнил вот это о консалтинговом бизнесе.

Это реалистично и смешно, но черт возьми, управленческая пирамида работает тут годами. Клиенты идут в «большую четверку» аудиторских компаний за качеством. Большинство известных мне юридических фирм и близко не дотягивают до неё по качеству. И, основав Axon Partners, мы скопировали эту модель работы над качеством.

Постиндустриальная революция

​Впервые я услышал о том, что мир стоит на каком-то там пороге, в январе 2016 года, когда после форума в Давосе этими новостями запестрел интернет.

В «Википедии» определение четвёртой промышленной революции зловещее: прогнозируемое событие, массовое внедрение киберфизических систем в производство (индустрия 4.0), обслуживание человеческих потребностей, включая быт, труд и досуг. Изменения охватят самые разные стороны жизни: рынок труда, жизненную среду, политические системы, технологический уклад, человеческую идентичность и другие.

Вызываемая к жизни экономической целесообразностью и привлекательностью повышения качества жизни, четвёртая промышленная революция несёт в себе риски повышения нестабильности и возможного коллапса мировой системы, в связи с чем её наступление воспринимается как вызов, на который человечеству предстоит ответить.

Выходит, что интернет, автоматизация, Prozorro и электронное декларирование — всего лишь заплатки на дырах прошлого. А будущее — вообще непонятно что: мы видим только маленький кусочек этого будущего. Оно состоит для нас из роботов с искусственным интеллектом, нейронных сетей, нанокомпьютеров.

Каждые сто лет что-то происходит и «мир меняется». Просто горизонт нашего мышления обычно меньше 100 лет, да и какие уроки мы могли бы вынести из предыдущих индустриальных революций, которые были бы актуальны для сегодняшней ситуации?

Единственный урок, как по мне, состоит в том, что нужно меняться или умереть. Каупервуд, как вы помните, разбогател на конно-железных городских дорогах, но индустриальной революции не выдержал.

Причем тут индустриальная революция

Один из моих шефов — уважаемый партнер топовой и успешной юридической фирмы, — обычно весь день ничего не делал. Двери были со стеклом, и я сделал именно такой вывод о его рабочем графике.

Сейчас я управляющий партнер юридической фирмы, далеко не такой успешной и ещё меньше топовой. Тогда, давно, я хотел тоже стать партнером и тоже ничего не делать. Но у меня не получается. И вот почему.

Меня окружают юристы, которые во многом умнее меня

У меня больше 10 лет юридического опыта, я работал с IBM, Intel, Microsoft, BlaBlaCar, Erste Bank, я преподаю в нескольких университетах, умею казаться умным на встречах и разнообразных конференциях. Но я всё равно считаю себя менее умным, чем юристы, которые работают в Axon от силы третий год после университета.

А умнее они потому, что быстрее ищут информацию, лучше меня программируют, лучше организовывают процессы, лучше планируют и лучше предсказывают будущее.

Я не авторитет по возрасту или по должности

Никому не интересно, сколько мне лет, или что написано у меня на визитке, если кто-то из младших юристов считает меня неправым. Вы спорили когда-то со своим партнером? А со стажером спорили?

Я сижу со всеми вместе в опенспейсе

И если я не буду работать, то это будет видно всем без исключения.

Людей не мотивируют деньги

Я не знаю, что их мотивирует и всё время пытаюсь это узнать. Мы собираемся на стратегические сессии, устраиваем тактические встречи, постоянно думаем над развитием компании, выписываем ценности и цели. Все вместе.

Вопрос зарплат, бонусов конечно же встает. Бывшие однокурсники наших юристов работают в топовых юридических фирмах и зарабатывают иногда вдвое больше. Тем не менее, они всё ещё работают с нами. Что их тут держит?

Никто не хочет делать скучную работу

Занести документы в канцелярию, сделать копии, подготовить для нового клиента LSA — скучно и неинтересно. Заставить даже стажера делать скучную работу конечно можно, но стоит ли именно заставлять?

В Харькове, Одессе, Львове, Житомире тоже есть юристы

Есть отличные юристы, которые не хотят жить в Киеве, но не против работать удаленно.

Вокруг нас Upwork, freelance.com, есть даже несколько заточенных под юристов платформ

Если раньше юридические фирмы конкурировали за юристов с другими юридическими фирмами, то сейчас мы конкурируем еще и с платформами.

Младший юрист и стажер не просто имеет собственное мнение, но и хочет его высказывать публично

Прошло время, когда за статью в «Право Украины» компания поощряла юриста. Никому не интересно, что вы пишете в эту пропасть шаблонных текстов, утыканных «крізь призму», «вбачається», «таким чином» і «дану проблематику досліджували такі вчені, як». В интернет 2.0 важно, что и как ты пишешь в социальных сетях, комментируют ли тебя на Medium и сколько у тебя подписчиков на YouTube.

Получается, что меня окружают инициативные творческие люди с собственным мнением и отсутствием любого страха перед моим бесспорным авторитетом (по признаку возраста или живота). Они могут легко найти себе заказы на фриланс-платформах, могут накодить юридического бота, не любят делать унылую работу и терпеть не могут, когда ими руководишь. Их не мотивируют деньги, им не хочется сидеть в офисе, у них больше, чем у меня, подписчиков в Twitter.

Хорошую фразу услышал от своего друга Жени Розинского:

Легко управлять стадом баранов. Попробуйте поруководить стаей кошек.

Сегодняшние молодые юристы — стая кошек. Если им приказать, они не отреагируют на приказ. Если их наказать, они огрызнутся и отправят меня куда подальше.

На пути к холакратии у нас адхокократия

Я же сейчас убеждаю сам себя, поэтому буду начистоту. У нас никакая не холакратия.

Холакратия — очень сильно регламентированная модель управления «кошками». С конституцией, четко выписанными ролями, жесткими правилами и процедурами. У нас далеко не всё из этого есть.

Но и иерархии у нас тоже нет. Вот как мы работаем:

  • Каждый понедельник у нас совещание: мы собираемся всей компанией, включая удаленных юристов (Одесса, Харьков) и наш львовский офис. И разбираем новые задачи по клиентам. Разбираем их исходя из необходимости закончить любую задачу до конца недели, то есть до пятницы. Если задача длиннее, то разбиваем на подзадачи.
  • Команда, а не партнер, решает, сколько времени уйдет на ту или другую задачу. Вариант «да что там делать, мы тысячу раз такое делали» проходит, только если вся проектная команда считает точно так же. Затем в пятницу вечером мы собираемся на ретро встречу: обсуждаем, что мы успели сделать, а что нет и почему. Немного больше деталей есть вот здесь, поэтому не буду повторяться.
  • У нас четыре учредителя. Мы собираемся на партнерки и решаем там стратегические вопросы. Не пора ли подыскать финансового директора, какие практики развивать. Мы называем это кругом партнеров.
  • У нас есть круг юристов. В рамках этого круга юристы решают, не сильно ли они загружены и не нужен ли ещё человек в команду. Они выбирают новых людей в команду. Они готовят петицию, если чувствуют, что круг партнеров к ним несправедлив. Да, и про зарплату в том числе.
  • Круга младших юристов пока нет, но будет вот-вот.
  • Все стратегические решения принимает круг партнеров, но мы обсуждаем все эти вопросы со всей командой, включая стажеров. Так было с открытием львовского офиса, к примеру. Решение о том, чтобы отказать в обслуживании клиенту, который управляет сайтом эротических знакомств, мы также принимали всей компанией.
  • Это всё обыденность, конечно, и во многих других компаниях юристов считают за людей и советуются с ними. У нас юристы еще и владеют долей в компании. Доля у всех потому, что (а) владея компанией, они чувствуют ответственность за решения и относятся к стратегическим встречам не так, как мы, офисный планктон, обычно относимся к подобным встречам и (б) нам нужно компенсировать, что наши юристы зарабатывают меньше, чем могли бы у конкурентов.
  • Наши финансы открыты для всех сотрудников. Все сотрудники знают, какой гонорар мы выставили клиенту, сколько мы заработали и потратили каждый месяц.
  • В среду у нас творческий день. Каждый человек вкладывает свой смысл в этот день. Лично я использую его для того, чтобы выспаться, заняться маркетингом, встретиться с теми, с кем давно обещал, и приехать на работу без ноутбука и на велосипеде. Кто-то просто не работает. Есть и те, кто в этот день любит посидеть в пустом офисе и закончить то, что не успел.
  • Мы сидим в коворкинге, посещение офиса не обязательно, приходить и уходить из офиса можно в любое время. Исключение только совещания и ретро митинги — на них опаздывать нельзя.

Мы не фасилитируем встречи так, как велит холакратия. Все наши юристы — партнеры в компании, но мы всё ещё не выписали роли каждого, как требует холакратия. Но нас спасают общепринятые в процессии штампы вроде «младший юрист», «старший юрист» и «партнер».

Потому это ещё далеко не холакратия. Нам пока неоткуда скопировать модель работы, никто не использует ее в консалтинге. Но мне ни секунды не хотелось вернуться к иерархии и быть чьим-то начальником. Так что пока у нас адхокократия.

Что дальше

Для меня иерархия похожа на симфонический оркестр. В нем есть один альфа-самец, написанные ноты, четкое распределение ролей. Это выглядит вот так:

А теперь представьте себе джазовый джем. Когда не знакомые между собой музыканты по очереди играют на сцене. Они знают тему и знают свой инструмент. Они понятия не имеют, сколько нот они сыграют, и сколько времени будет длиться композиция. Они будут играть и импровизировать в рамках темы, пока им будет что сказать и пока зрителям это будет нравиться.

Мы, конечно, не такие хорошие юристы, как они — музыканты, но когда я выше писал об импровизации, то имел в виду что-то подобное:

Мы живем уже год в этом эксперименте с отсутствием иерархии. За год мы удвоились (было 9, стало 19). Никто из юристов от нас не ушел. Семеро юристов стали партнерами. Ни одного месяца мы не были в убытке. Мы не допустили ни одной существенной ошибки (во всяком случае, я не жалею ни об одном решении).

Мы сделали юридического бота, который готовит юридические документы. Два проекта у нас в процессе разработки. Мы входим в топ-15 HR-брендов, в тройке лучших юридических компаний, работающей в ИТ-сфере. И английский журнал the Lawyer на прошлой премии Business Leadership Awards включил нас в шортлист в нескольких номинациях.

Считаю ли я иерархию трешем как месть за то, что большинство считает трешем холакратию? Нет. Autumn Leaves в исполнении симфонического оркестра ничем не хуже исполнения Chick Corea Acoustic Band. Просто они совсем разные.

#Колонка

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Редакция vc.ru", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430"], "comments": 21, "likes": 16, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "subsite_label": "flood", "id": 22977, "is_wide": false }
00
дни
00
часы
00
мин
00
сек
(function(){ var banner = document.querySelector('.teaserSberbank'); var isAdsDisabled = document.querySelector('noad'); if (!isAdsDisabled){ var countdownTimer = null; var timerItem = document.querySelectorAll('[data-sber-timer]'); var seconds = parseInt('15388' + '59599') - now(); function now(){ return Math.round(new Date().getTime()/1000.0); } function timer() { var days = Math.floor(seconds / 24 / 60 / 60); var hoursLeft = Math.floor((seconds) - (days * 86400)); var hours = Math.floor(hoursLeft / 3600); var minutesLeft = Math.floor((hoursLeft) - (hours * 3600)); var minutes = Math.floor(minutesLeft / 60); var remainingSeconds = seconds % 60; if (days < 10) days = '0' + days; if (hours < 10) hours = '0' + hours; if (minutes < 10) minutes = '0' + minutes; if (remainingSeconds < 10) remainingSeconds = '0' + remainingSeconds; if (seconds <= 0) { clearInterval(countdownTimer); } else { timerItem[0].textContent = days; timerItem[1].textContent = hours; timerItem[2].textContent = minutes; timerItem[3].textContent = remainingSeconds; seconds -= 1; } } timer(); countdownTimer = setInterval(timer, 1000); } else { banner.style.display = 'none'; } })();
{ "id": 22977, "author_id": 2, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/22977\/get","add":"\/comments\/22977\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/22977"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199791 }

21 комментарий 21 комм.

Популярные

По порядку

Написать комментарий...
7

вы еще и веганы небось

Ответить

Комментарий удален

Комментарий удален

Комментарий удален

Комментарий удален

Комментарий удален

Комментарий удален

Комментарий удален

3

разумеется. веганы, йоги, микроблоггеры, вейперы, хипстеры и прочие торчки.

Ответить
5

кстати, заголовок правильно поменяли, все хотел написать, что в природе нет объединений животных построенных не на иерархии потому, что генетика такова, у людей тоже самое, иерархия это следствие, а не причина, чтобы не было иерархии надо сначала днк переписать немного, убрать оттуда инстинкты самосохранения и размножения, чтобы не было программой установки на доминантность и подчинение которые увеличивают шансы остаться в живых и оставить потомство.

короче утопическая идея эта холократия.

Ответить
0

холАкратия :)))

Ответить
0

ну, если это все, что вы увидели в каменте...

Ответить
0

в оригинале название статьи другое. и кошки только по касательной. https://medium.com/@dimagadomsky/%D1%85%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%BA%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%B8%D1%8F-%D1%8D%D1%82%D0%BE-%D1%82%D1%80%D0%B5%D1%88-5e7ea7fa1a0c

Ответить
1

Интересно. "...Потому это ещё далеко не холакратия. Нам пока неоткуда скопировать модель работы, никто не использует ее в консалтинге..." – западные модели консалтинговых юридических и не только компаний. Не можете скопировать, смотрите юридические производственные сериалы:) .
Ключ ведь не просто в формулировке и не в термине "холакратия" (который комментаторы пишут с ошибками), а в культуре самоорганизации – личной, профессиональной. И в кодексе. И в понимании самой компании себя, чего она сама желает: высвободить профессиональную свободу сотрудника (когда он распускает крылья во имя общей победы) – или выжать из него сок, поместив амбициозного профессионала в иллюзию равноправия.
Кроме того, это еще и вопрос зрелости и качества самостоятельности в каждом холакратическом круге.
Когда иерархическая модель перерастает в холакратическую, это эволюционный рост профессионального самосознания и самодостаточности; полное понимание логики и здравого смысла в производственном процессе, а не реверанс тренду с внешними признаками. И это часть общего процесса, а не микрокосмос отдельно взятой компании (но с почином вас!). А если кого-то посылает юрист поколения Y, это не всегда означает, что он самодостаточен (раз вправе посылать управляющего партнера). Как и не определяет сущность компании "сидение в коворкинге".
Уже не говоря о том, что холакратия (в силу своего демократического имиджа) не всегда способна сдержать выпирающие амбиции и не всегда способна удовлетворить карьерные ожидания.
И она очень хороша в конкретной среде с контекстом и стратегией, питающей идеи и содружество, но это уже вопрос общей культуры, начиная от формирования профессионала. Во всяком случае, это точно не игра в маленькую корпоративную демократию.

Ответить
1

Как вы будете жить когда будет не 19, а 100 человек?

Ответить
0

сейчас как раз роли описываем. конституцию пишем. затем на команды разобьемся. а вообще, мне и самому интересно, как это масштабируется:)

Ответить
0

Сможете ли Вы выдать долю всем 100 сотрудникам? Если нет, то будут ли оставшиеся 80 сотрудников такие же равные и мотитвированные как первые 19? :)

Ответить
0

да, мы планируем выдавать опционы всем, кто будет этого хотеть (кого-то может устроить просто высокая зарплата). вопрос размера доли и срока опциона.

Ответить
0

Когда Вы говорите, что финансы открыты - речь идёт только про прибыль? Или все юристы знают сколько у кого зарплата? :)

Ответить
0

зарплату тоже все знают

Ответить

Комментарий удален

–3

Каждый кто на полном серьезе пишет что людей не мотивируют деньги — странный человек. А тут еще и холакратия. Сразу понятно почему у вас стажер умнее чем вы сами, Дмитрий :)

Попробуйте вместо того что бы страдать херней просто пойти и поработать.

Ответить
1

спасибо, попробую. идея-то отличная

Ответить
0

Прекрасное стремление и взгляд на структуру компании. Я придерживают того же мнения и собираюсь в будущем работать по подобной схеме. Полностью разделяю ваш взгляд и уверен, что будущее в прозрачности, т.е в правде и открытости. А открытость - это взаимовыгодное партнерство, а не куча рабов и хозяин.

Ответить
2

Было бы очень интересно следить за дальнейшим развитием компании. Если можете, пишите периодически об этом.

Ответить
–2

интересная компания, жаль, что на Украине

Ответить
1

все менее и менее важно, где юридически находится компания: в Украине, в России, на Камчатке. Люди (мы называем их remote associates) могут быть разбросаны по всему миру. И большую часть юридических услуг можно предоставлять по всему миру. Как бы непривычно и неправильно это ни звучало.

Ответить
0

Очень здорово написано. И про управления кошками. Есть подозрение что это новое поколение такое, "не пуганное" :) Кто они там, Y? С дизайнерами точно так же как вы описываете с молодыми юристами.

Ответить
0

эти Y. за ними миллениалы подтянутся
(спасибо)

Ответить

Комментарий удален

0

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления