[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Konstantin Panphilov", "author_type": "self", "tags": ["\u0437\u043e\u043b\u043e\u0442\u043e\u0439\u0444\u043e\u043d\u0434","\u043f\u0438\u0441\u044c\u043c\u043e_\u0432_\u0440\u0435\u0434\u0430\u043a\u0446\u0438\u044e","\u0442\u0430\u043a\u0441\u0438","\u044f\u043d\u0434\u0435\u043a\u0441_\u0442\u0430\u043a\u0441\u0438","uber","gett"], "comments": 72, "likes": 47, "favorites": 12, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "17653" }
Konstantin Panphilov
38 013

Письмо в редакцию: «Водитель такси вас ненавидит»

Пять историй про работу такси изнутри

Поделиться

В избранное

В избранном

Читатель vc.ru Олег Чанчиков, в апреле прошлого года рассказавший о своём опыте поиска работы в Европе, прислал в редакцию новое письмо. Автор, который занимается развитием петербургской компании-партнёра крупных такси-сервисов «Доступный город», описывает, как устроен рынок такси изнутри и как современные ИТ-решения сталкиваются с таким традиционным бизнесом.

«Поступил новый заказ», «Маршрут построен», «Связь со спутниками восстановлена» — эти фразы мы слышим в наших офисах десятки раз в день. С этих фраз начинаются ваши поездки на такси.

Привет. Я Олег, мне 30. Год назад я писал «к черту всё, пойду в таксисты» и жаловался на Uber.

Колода, и правда, тасуется причудливо — сегодня мои ключевые партнёры — «Яндекс.Такси», Gett и Uber, а моя компания работает в нескольких регионах России. Работа, которую мы делаем, начинается за кнопкой «Вызвать машину» в приложении на вашем телефоне. На Uber, впрочем, я до сих пор жалуюсь. Но уже по совсем другим причинам.

Этот текст — о том, как устроено такси и о том, что находится за тапом по экрану вашего смартфона. Сотни тысяч автомобилей; интернациональная армия водителей; десятки миллионов телефонных звонков и писем и ещё больше — историй, которые рассказывают таксисты.

История первая: я в такси с 1972 года

Такими словами мужчина из зала начал свою речь в прошлом году на форуме такси в Санкт-Петербурге. Он говорил 40 минут — примерно по минуте на каждый год.

Краткий пересказ сводится к призыву запретить Uber («Яндекс.Такси», etc, подчеркните нужное), потому что они заставляют водителей работать на невыгодных условиях.

Такси — консервативный рынок, на который приходят технологии. Луддиты от такси всерьёз предлагают жечь машины водителей, работающих с Uber, и брать осадой офисы «Яндекса».

Мой персональный ад будет наполнен предпринимателями. Теми, кто не осознаёт сам факт своего предпринимательства и отказывается брать ответственность за свой бизнес. Такие люди часто встречаются в зарегулированных секторах экономики — они верят в то, что придёт барин или лесник и все исправит. Среди водителей такси таких — каждый первый. Исключений — единицы.

Водители такси хорошо считают. Они, действительно, способны за пару секунд умножить 0,177 на 350 — комиссию Gett на средний чек поездки. В обратную сторону — правильно посчитать расходы на эту поездку — это, впрочем, не работает. Обманывать пассажиров не только выгоднее, но и приятнее — так всегда можно задекларировать своё благородство и сказать, что ты мстишь «Яндексу», или Gett.

Нет, я так и не смог это объяснить, или, хотя бы, понять.

История вторая: «Яндекс» должен мне 3 тысячи рублей

Июнь 2015 года, Конюшенная площадь, Санкт-Петербург:

— Мужики, подключайтесь к нам, у нас «Яндекс», комиссии пока нет.
— Вот когда мне «Яша» деньги отдаст, которые они мне с января торчат, вот тогда я подумаю.
— А много должны? И вообще, почему вы решили, что это «Яндекс» вам должен?
— 3 тысячи с января висят, партнёр говорит, что не перечисляют.
— То есть, вы всерьёз считаете, что компания с капитализацией в 8 миллиардов долларов зажала ваши 3 тысячи рублей?

Когда вы оплачиваете поездку картой, деньги сначала попадают на расчётный счёт провайдера («Яндекс.Такси», Uber, Gett — все работают одинаково). Затем — к партнёрам, которые выстраивают всю работу с водителями. Обычно это занимает от 3 до 10 дней.

Дальше начинается магия. В русском языке не существует слова, способного в полной мере описать взаимоотношения партнёров и водителей.

Год назад в Петербурге было практически невозможно вызвать машину, если вы хотели оплатить поездку картой. Среди водителей старательно культивировалась легенда о том, что «Яндекс» не платит деньги. И именно поэтому партнёр не отдавал те самые 3 тысячи рублей.

Компании-партнёры, в большинстве случаев — ООО или ИП, созданные кем-нибудь из рынка такси. Здесь — и бывшие классические таксопарки, и автосалоны, и сами водители. 95 процентов партнёров объединяют финансовая безграмотность и неумение думать на пару шагов вперёд.

Иногда, правда, встречаются нефтяники, решившие, что таксопарк — лучший способ инвестировать деньги. Впрочем, они тоже попадают в эти 95 процентов.

Так водители теряют 6% выручки на том, что партнёр не умеет правильно применять УСН (упрощенную систему налогообложения). Или от 5% на обналичке — вести правильный документооборот, заключать контракты с водителями и платить деньги не умеет практически никто.

Отдельно стоит упомянуть о том, что водительские деньги увеличивают оборот компании и соблазн использовать их велик — кто-то вкладывает, а кто-то прямым образом ворует. Например, год назад в Питере была компания-партнёр, на входе декларировавшая водителям: «У нас вы можете нарушать любые правила "Яндекса", но мы не платим безнал».

Справедливости ради: есть бизнес-модели, в которых водитель рад не получать эти деньги — так, например, оплачивается аренда машин.

Я горжусь тем, что за год моя компания изменила рынок: именно на наших технологиях водители стали получать деньги не просто стабильно, а сразу после того, как закончилась поездка. Остальным партнёрам не осталось ничего, кроме как играть по правилам.

История третья: вместе мы сила

Уважаемый водитель! К тебе обращается ассоциация профессиональных водителей Санкт-Петербурга. В последнее время диспетчерские службы (ДС) Санкт-Петербурга всё больше ущимляют интересы водителя. Постоянный демпинг, произвольное, немотевированное повышение процента, завышенные требования к состоянию автомобилей у частников, противоречащий трудовому законодательству РФ график работы у парковых водителей. Цена минимальной поездки в некоторых ДС уже почти равна цене поездки в Регионах. Так дс ВЕЗЁТ минималка 140р. тогда как в Ростове на Дону, Иркутске, Омске 120р.

При этом расходы на автомобиль растут! Тарифы ОСАГО, КАСКО растут! Цены на ремонт, автозапчасти так же растут! Топливо доражает постоянно. Да и просто инфляция. Всё это не учитывается! Тарифы на перевозку остались на уровне 2008 г. , а иногда и ниже! Тогда как согласно ФЗ # 69 тарифы на перевозки устанавливаются перевозчиком!

Такие тексты (орфография сохранена — прим. ред.) появляются в сети, как грибы. То, чего хотят водители — заставить провайдеров изменить тарифы. Для этого достаточно не выходить на линию в течение недели. Это, действительно, так.

Обратная сторона медали в том, что элементарный НДФЛ платят единицы. Разрешения на пассажироперевозки у большинства водителей, работающих на собственных автомобилях, — серые. То есть, разрешение само по себе настоящее, но не влечёт за собой никакой ответственности за соблюдение закона.

Рынок такси — это Черкизон. Здесь и чёрный нал, и свои — закрытые для всех остальных — кафе, и плата за место на отстое (2500 рублей/месяц, если рядом есть пара хороших дорогих ресторанов).

Только по тем данным, которые мы собрали случайно, доля людей, имеющих судимость по статье «Мошенничество» в разных вариантах, среди водителей такси в 35 раз выше, чем в среднем по стране. Я точно не буду рассказывать про «тяжелые» статьи — общество не умеет принимать людей, совершивших преступление, даже если они понесли за него наказание.

«Раскат» (аренда с последующим выкупом) — часто единственный для водителя такси способ купить машину. Потому что людей с погашённой судимостью и должников, за которыми охотятся приставы — больше половины. Даже 100% годовых — востребованная ставка по автокредиту, когда других вариантов нет.

И, кажется, ни один профсоюз или ассоциация водителей такси не делает жизнь людей проще, а бизнес — выгоднее.

История четвёртая: такие люди не должны ездить на такси

— Я вчера вёз 5 китайцев. У них поездка вышла на 150 рублей. Они с третьего ряда по 30 рублей передавали. Как в маршрутке.
— Вот есть люди, которые должны ездить на общественном транспорте. Они не должны ездить на такси.

Водитель такси вас ненавидит. Да, именно вас. И меня тоже. И любого, кто садится к нему в машину, сделав заказ через провайдеров большой тройки.

За то, что мы хотим ехать дешевле. За то, что хотим ехать на исправной машине с кондиционером и работающими тормозами. За то, что за нами стоит ориентированная на пользователей компания.

Водители такси нас ненавидят. За то, что мы блюем в машине. За то, что сбегаем, не заплатив. За панибратство и унижение, которому мы их периодически подвергаем.

Как правило, у провайдеров не существует abuse-team, разбирающей спорные ситуации. Пассажир по умолчанию прав. Для партнёров, в свою очередь, один отдельно взятый водитель не несёт большой ценности — дешевле найти пятерых новых, чем защищать одного обиженного, пусть и несправедливо.

Компании-партнёры, особенно работающие с привлеченными автомобилями, не заинтересованы в сопровождении парка.

Несколько сотен машин обеспечивают нашей техподдержке несколько десятков запросов по конфликтным ситуациям в сутки. Правила игры, которые для нас — договор с провайдером, а для водителя — темный лес — ещё пара сотен звонков в сутки. Любая проблема с устройством или софтом — ещё около сотни.

Накладные расходы на круглосуточный колл-центр не покрываются комиссией в 3–5%, если ваш парк меньше 100 автомобилей.

Не реклама, но забавное внутреннее правило, которое помогает жить водителям: у нас в техподдержке работают практикующие психологи с психфака СПбГУ. Нам часто звонят, чтобы просто пожаловаться. На вас, на нас, на провайдеров и просто на жизнь.

История пятая: такси должно стоить дороже

Эта история, как правило, начинается со слов «А вот когда "Яндекс" начинал в 2011 году…», или «Километр пробега должен стоить столько же, сколько литр бензина», или «В советском такси…».

Однако отличная новость для всех нас: такси будет дешеветь.

Мечта всех провайдеров не в том, чтобы поездка на такси стоила дорого. Любая поездка по городу любым человеком — будь то в булочную, на встречу, или до метро — должна быть поездкой на такси.

Tesla, летающий автомобиль и беспилотники — то, что кардинально изменит рынок перевозок, сведя всю сакральность такси к базовой функции — переместиться из точки А в точку Б максимально быстро.

Быть скептиком — не значит быть идиотом. Это будущее уже наступило и мы с вами успеем увидеть на дорогах машины без водителей. Говорят, в Штатах это уже реальность. Врут, наверное.

Эпилог

Такси — мир, в котором прямо сейчас происходит ядерная реакция. Вчера уже никогда не повторится и никто не знает, что именно мы увидим завтра. Технологии, к которым мы привыкли в своём смартфоне, самым невероятным образом могут изменить наше представление о поездке.

Например, вы когда-нибудь думали о том, что могут сделать для водителей рекомендательные системы — те, которые используют интернет-магазины?

Этот текст — для тех, кому интересно соединять сущности из разных миров. Просто так, по фану — что получится?

Мы постоянно ищем сотрудников и партнёров не из рынка такси. Продуктовая и географическая экспансия — то, вокруг чего построен наш бизнес. Мед-, фин-, эдтех — горячие темы в интернете, которые дойдут до такси через пару лет.

Если, конечно, вы не начнёте менять его прямо сейчас.

#золотойфонд #Письмо_в_редакцию #такси #яндекс_такси #uber #Gett

Статьи по теме
Письмо в редакцию: Почему россиянам сложно найти работу в Европе
Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов
Подписаться на push-уведомления