[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Никита Евдокимов", "author_type": "self", "tags": ["\u043e\u0444\u043b\u0430\u0439\u043d"], "comments": 56, "likes": 44, "favorites": 13, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "20177" }
Никита Евдокимов
34 847

Как волгоградский школьник открыл производство 3D-принтеров

История Михаила Козенко и компании Volgobot

Поделиться

В избранное

В избранном

Редакция vc.ru пообщалась с волгоградским школьником Михаилом Козенко, который в 16 лет открыл свое собственное производство принтеров для 3D-печати, превратив хобби в источник дохода. Сейчас в компании предпринимателя работает четыре сотрудника, а продукция представлена более чем в пяти регионах России.

Михаил Козенко

«Самая серьезная проблема — это звонки во время уроков. Многие вопросы компании могу решить только я, но в школьное время я занят учёбой», — рассказывает волгоградский предприниматель Михаил Козенко.

Изучением технических дисциплин он начал интересоваться еще шесть лет назад, когда учился в пятом классе. В 2014 году школьник победил в нескольких всероссийских конкурсах по компьютерному проектированию и начал создавать самодельные 3D-принтеры.

«Это были опытные образцы. Я собирал устройства для себя — печатал на них различные фигурки, ради любопытства. Информацию брал из интернета и книг по машиностроению. Очень помог открытый проект RepRap. Потом втянулся и понял, что хочу связать с этим свою жизнь», — поясняет Козенко.

Принтер второго поколения

«Я знал, что не буду наемным рабочим, поэтому решил превратить свое хобби в бизнес, когда понял, что могу создавать коммерческие образцы, которые по качеству печати будут не хуже аналогов», —рассказывает Козенко.

В 2015 году он зарегистрировал компанию под названием Volgobot: «Изначально я планировал открывать ООО, но мне тогда только исполнилось 16 лет и единственное, что я смог открыть — это ИП. Сейчас жду совершеннолетия, чтобы открыть ООО», — рассказывает он.

В его семье еще не было предпринимателей, но родители поддерживают занятие сына. Для Козенко бизнес — это не только средство заработка, но и возможность получить творческую свободу: «Мне нравится инженерное дело. Но если смотреть на инженеров, работающих в каких-то организациях, то все равно они зажаты рамками. Их задача — выполнять поручения главного инженера, а главный конструктор зажат в рамках технического задания и не может проявлять какую-то свободу творчества. Он не может просто так взять, сорваться и заняться направлением, которое ему интересно», — рассказывает он.

Предприниматель запустил проект без внешних инвестиций: «На старте я собрал 40 тысяч рублей. Половину я заработал сам на подработке, половину дали родственники. Поэтому можно сказать, что начинал практически с нуля», — поясняет Козенко.

Последняя версия 3D-принтера Козенко

«Я начинал постепенно. Когда это было хобби, то первую модель собрал из подручных материалов. С ее помощью изготовил детали для принтера второго поколения — они были грубоваты, но система уже работала лучше: слои получались не такими грубыми», — рассказывает предприниматель.

Для коммерческих 3D-принтеров он заказывает комплектующие у российских и китайских производителей, а в Волгограде собирает готовые устройства: «Из материалов российского производства у нас конструктив — то есть корпус и стойки, на которые крепится начинка, и немного электроники. Мы бы хотели увеличить процент российских компонентов, но многие детали у нас в стране не производятся».

С теми же приводами и шаговыми двигателями достаточно сложная ситуация. Они являются основой станкостроения, но на сегодняшний день организовывать их производство в России — нерентабельно. Местному предприятию невыгодно создавать конструкторскую линию ради мелкосерийного производства. А в Китае есть заводы, которые штампуют такие детали контейнерами — естественно, мне будет выгоднее купить готовую деталь, чем изготавливать ее самому.

— Михаил Козенко

По словам предпринимателя, в Волгоградской области интерес к 3D-принтерам и 3D-печати незначителен. Большинство клиентов компании находятся в Москве и Санкт-Петербурге, но также есть продажи в Саратовской, Воронежской, Ростовской областях и даже на Дальнем Востоке.

«В нашем регионе принтеры приобрели несколько любителей, студия 3D-печати и один техникум. Рынок только развивается, поэтому в дальнейшем рассчитываю на более высокий спрос. Понятное дело, что мы торгуем не таким ходовым товаром, как бытовая техника, например. Поэтому в нашем случае воронка продаж имеет "кривую" форму: далеко не каждый потенциальный клиент принимает решение о покупке», — поясняет Козенко.

По его словам, половину клиентов приносит SEO и контекстная реклама, другую половину — холодные звонки. «Мы составили список компаний, дизайнерских студий и производств, которые могли бы заинтересоваться продуктом. Если возникает интерес, то дальше уже начинаем работать индивидуально с каждым потенциальным клиентом — знакомимся, показываем, предлагаем свою продукцию».

Я уже привык, что когда я общаюсь с клиентами по переписке или по телефону, а потом встречаюсь лично, они удивляются. Когда они узнают, что я не стажер, а основатель компании — они удивляются еще больше. Хуже, когда мы сразу встречаемся в живую — тогда они относятся ко мне с пренебрежением, но в процессе общения оно исчезает.

— Михаил Козенко

Сейчас предприниматель хочет диверсифицировать линейку продуктов в зависимости от потребностей клиентов и представить любительский, промышленный и профессиональный 3D-принтер.

«Для каждого из них будут свои наборы характеристик: для любительского мы максимально опустим ценник, а в промышленном акцент будет сделан на качестве и надежности. Поэтому в любительском будут использоваться китайские комплектующие среднего уровня, а в промышленном образце — начинка от Bosch: сейчас уже ведем переговоры с этой компанией», — поясняет Козенко.

Отдельной проблемой для предпринимателя стала сертификация продукции, потому что в законодательстве Российской Федерации еще нет такого понятия, как «3D-печать» и «3D-принтер»: «Проблемы начались с самого первого этапа, когда нужно было классифицировать устройство. Но радует то, что 3D-принтеры, по крайней мере в моей категории, не подлежат обязательной сертификации. То есть по закону я имею право выпускать такую продукцию без сертификатов, но я все равно хотел бы его получить — так спокойнее».

Для этого предприниматель сотрудничает с юристами Волгоградской торгово-промышленной палаты. «У нас в области хорошо поддерживают молодежное предпринимательство. Еще в 2015 году я принял участие в региональном этапе программы "Ты — предприниматель" и мне помогли зарегистрировать фирму, рассказали о нюансах налогообложения и бухгалтерии. Сейчас тоже буду готовить заявки на гранты и субсидии».

Данные об обороте и прибыли компании Козенко не раскрывает, но, по его словам, с осени 2015 года его компания продала 14 принтеров. Цена одного устройства на сайте компании составляет 99 тысяч рублей. За прошедший год в его компании появилось три сотрудника.

«Люди поверили, что нет ничего невозможного, и если школьник умудряется в 11 классе без каких-то инвестиций заниматься достаточно серьезной темой, то возможно очень многое. Поэтому они присоединились», — рассказывает Козенко.

Двое отвечают за сборку принтеров, еще один — за PR и SMM. Козенко занимается руководством, разработкой, бухгалтерией и переговорами с клиентами: «Я стараюсь строить отношения в команде таким образом, чтобы каждый член чувствовал себя нужным и важным участником проекта. Чтобы он понимал значимость того, что мы делаем», — рассказывает он.

Самым сложным для предпринимателя оказывается нехватка времени: «Но я не считаю, что это может служить оправданием для каких-то не сделанных вещей. В конце концов, у каждого в сутках одинаковое количество времени — 24 часа. Нужно просто уметь не тратить его впустую. Мне в этом плане помогает тайм-менеджмент. Поэтому я успеваю достаточно хорошо учиться в школе, готовиться к ЕГЭ, заниматься развитием компании и не забывать про личную жизнь», — поясняет Козенко.

#Офлайн

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления