[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Vladislava Rakhmanova", "author_type": "self", "tags": ["\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430"], "comments": 4, "likes": 22, "favorites": 12, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "22808" }
Vladislava Rakhmanova
3 079

«Финтех впервые упал по итогам года, а не удвоился»

Партнёр сингапурского венчурного фонда Life.SREDA о развитии рынка блокчейна и insurtech-сервисов.

Поделиться

В избранное

В избранном

Партнёр сингапурского венчурного фонда Life.SREDA Игорь Песин

Ранее мы уже знакомили читателей vc.ru с краткими выводами нашего исследования по направлениям: денежные переводы, big data и персональное финансовое планирование, онлайн-кредитование для физлиц и бизнеса, онлайн- и мобильный эквайринг, необанки и электронные кошельки, bank-as-a-service

2016 год (особенно его вторая половина) оказался неожиданным для индустрии: финтех удваивался каждый год на протяжении четырёх лет, а тут увеличился всего на 16% за год. А если отбросить выбивающуюся из колеи сделку в конце года по раунду в $4,5 млрд в AliPay, то и вовсе просел на 6%. Впрочем, это не мешает индустрии оставаться второй год подряд лидером среди всех венчурных направлений: почти треть по объёму привлекаемых денег.

При этом азиатский регион ещё в первом полугодии вышел на первое место, обогнав США, – по итогам года доля инвестиций тут составила 47%. Опять же с нюансами: единственный драйвер роста региона – это Китай, который составляет теперь 39% всех финтех-инвестиций в мире, а Юго-Восточная Азия, например, упала на 40%, и теперь инвестиции тут составляют всего половину от африканского рынка. 

Китай будет продолжать расти опережающими темпами: AliPay в 2017 году уже начал рекордно быструю экспансию за счёт инвестиций в другие финтех-стартапы и их покупок. Китайское правительство создало специальные фонды на $1,5 млрд для инвестиций в зарубежные финтех-стартапы, чтобы ускорить рост и экспансию собственных компаний.

Две вертикали финтеха, которые мы ещё не рассматривали ранее: блокчейн и insuretech. Первый показывает выдающиеся PR-результаты, но на деле существенных сделок по количеству, объёму и влиянию на рынок очень мало. Insurtech, наоборот, «меньше говорит и больше делает» – это одна из самых быстрорастущих «темных лошадок» индустрии.

Мир блокчейна очень сильно фрагментирован. Обилие возможностей имплементации, техническая сложность темы, а также медийный ажиотаж вокруг индустрии очень мешают отделить зёрна от плевел.

Для начала разберёмся с криптовалютами, так как это наиболее «шумное» направление, но при этом наименее интересное для реальных инноваций. Существует более 150 криптовалют, 30 из которых являются основными, и на 10 из них приходятся основные объёмы транзакций. Основная «добыча» криптовалюты приходится на Китай – 60% контролируют четыре китайских пула (за пределами Китая крупнейшим является грузинско-американский BitFury). 

После ухода с рынка около 50 игроков осталось ещё около 50 действующих обменников, 9 из которых являются основными (три крупнейших – в Китае). На всех самой популярной валютной парой является не биткоин-доллар, а биткоин-юань. Китай демонстрирует постоянную способность создавать пузыри – взять хотя бы зачистку рынка онлайн-кредитования, которым вынужден заниматься местный центробанк после череды банкротств и мошенничеств. 

Спекулятивная тема требует развития спекулятивных инструментов для поддержания интереса к себе: стремительно развиваются такие функции, как высокочастотная и маржинальная торговля («с плечом»), активно выпускаются деривативы, а также индексные инвестиционные фонды. Как и в случае с любой пирамидой: заработать можно, вот только не всем, а только тем, кто вовремя «выскочит».

Более интересным направлением являются электронные кошельки. Особенно те, которые позволяют привязывать несколько валют (и используют криптовалюты только как универсальную базовую единицу для учета), а также выпускают классические банковские карты (то есть позволяют со счёта платить в офлайне за реальные товары и услуги). 

Например, гонконгский Xapo (привлекли в 2016 году новый раунд в $40 млн, активно развиваются также в Аргентине и Венесуэле) и британский Wirex. Смежное направление по выпуску банкоматов для криптовалют (в 2016 году рынок состоял всего из около тысячи банкоматов по всему миру, большую часть из которых произвели три компании) является скорее временным PR-инструментом, чем реальной необходимостью.

Занятным нововведением на рынке являются ICO (initial coin offering) – смесь из IPO (продажи реальных акций компаний, только за криптовалюту), краудфандинга (покупки услуг или продуктов компании «на будущее») и p2b-кредитования (предоставления криптовалют компании в долг). Всего за 2016 год суммарно таких ICO было проведено на $250 млн. 

Создатели протокола Ethereum запустили DAO – программное обеспечение, которое позволяет технически реализовать «общественный договор» по созданию и управлению такими компаниями. Крупнейшее ICO пришлось на компанию The DAO (занимается токенизацией домов, машин и другого имущества участников для последующего совместного использования), которая привлекла рекордные «инвестиции» в эквиваленте на $150 млн от 11 тысяч энтузиастов, $50 млн из которых были через какое-то время легально «украдены» за счёт ошибки в коде.

Самыми интересными (и перспективными) направлениями в блокчейне являются все те, что находятся за пределами криптовалют: здравоохранение и медицина, логистика, земельные кадастры, государственный и корпоративный документооборот. 

Эстония, которая является лидером по внедрению электронных государственных услуг, совместно с блокчейн-стартапом Guardtime работает над созданием единой базы медицинских книжек для населения, которые будут доступны для обмена информацией клиникам, а также страховым компаниям. 

То же самое делает компания Prescrypt (совместно с SNS Bank и Deloitte) в Нидерландах и BitHealth в США. Шведские чиновники совместно с ChromaWay и банком-партнёром создают единый реестр земельных участков на блокчейне для того, чтобы облегчить жизнь продавцам и покупателям, а также банкам, которые хотят использовать их как залог. 

Такой же пилот в Грузии делает BitFury, BitLand – в Гане (собираются масштабироваться в Нигерию и Кению) и Гондурас. ОАЭ собирается перевести весь государственный документооборот на блокчейн к 2020 году. 

Штат Дэлавэр, в котором зарегистрировано множество компаний из других штатов и государств, вводит систему регистрации компаний, выпуска акций, фиксирования решений советов директоров, перераспределения долей в результате купли-продажи на блокчейне (такую же функциональность реализует в нескольких государствах сингапурская компания Otonomos). 

Британская компания Everledger предоставляет трекинг и провенант для бриллиантовпредметов искусства и дорогого алкоголя.

Если вернуться к финансовом сектору, то тут интересно всё, что лежит за пределами платежей и переводов: торговое финансирование, фиксирование залогов, эмиссия и торговля акциями, документооборот между банками и их корпоративными клиентами. 

Но в реальности как раз самые большие активности происходят либо в области денежных переводов, либо в сфере установления новых стандартов для банковского сектора за счёт всевозможных ассоциаций и консорциумов. 

Интересный стартап из Сингапура – DaoPass – предлагает делать финтех-стартапам, телекомам, мессенджерам и ecommerce-игрокам полную идентификацию клиентов у банков-партнёров в разных странах.

Две американские компании борются за право стать «новым Swift» для банков по всему миру – консорциум R3 и Digital Asset Holdings. Первые объединяют 70 банков-партнеров (впрочем, три именитых игрока покинули консорциум – Goldman Sachs, Morgan Stanley и Santander), которым принадлежит 60% акций, собирались привлечь раунд в $200 млн, но в итоге привлекли $150 млн. Вторые привлекли два раунда – в $7,2 млн и следом в $60 млн, и занимаются по большей части покупкой уже существующих блокчейн-проектов: в 2016 году приобретен Elevance Digital Finance, ранее – Blockstack.io, Bits of Proof, Hyperledger

Много пилотов с банками делает Ethereum, пытаясь занять свою нишу и создавая ценность для традиционных гигантов. В области денежных переводов кто-то (как, например, американский Circle, который привлек новые $60 млн в 2016 году при оценке в $428,3 млн) больше акцентируется на предоставлении услуг конечным розничным потребителям, а другие (как, например, американский Ripple, который привлек новые $55 млн при оценке в $339 млн, и канадский Blockstream, привлекший новые $55 млн) больше работают с банками-партнёрами, чтобы создать им более быструю и дешёвую инфраструктуру для осуществления переводов. 

Интересно, что во все три компании активно вложились азиатские инвесторы: китайские Baidu и CreditEase – в Circle, японский SBI – в Ripple, гонконгский Horizons Ventures – в Blockstream. Первые, соответственно, активно развиваются на китайском рынке, вторые – в Японии и ЮВА, третьи пока что не замечены в азиатской экспансии.

Как уже говорилось ранее, insurtech или онлайн-страхование – одна из наиболее динамично развивающихся вертикалей в финтехе. И, без сомнения, в течение одного-двух лет она выделится в отдельную индустрию. Основные страны развития – США (Lemonade, Oscar, Zebra, Quartet, Metromile, Slice, Stride, PolicyGenius, Bunker) и Германия (FriendSurance, FinanceFox, Clark). 

Другие страны – Великобритания (Trov, FitSense), Франция (Alan), Польша (DocPlanner), Индия (CoverFox), Китай (PingAn Good Doctor, Huize Insurance) – пока не могут порадовать большим количеством новых игроков.

Направление притягивает к себе внимание инвесторов. И надо отдать должное, страховые компании в insurtech гораздо более активны, чем в своё время были банки в финтехе: видимо, неудачный опыт последних позволил первым вынести урок о том, что переменам в мире не надо сопротивляться или игнорировать их.

Колоссальный раунд в $500 млн (при оценке в $3 млрд) привлёк PingAn Good Doctor, Metromile – $191,5 млн, Oscar – $150 млн (при оценке в $3 млрд), Quartet – $40 млн, Lemonade – $34 млн (всего $60 млн), FinanceFox ($5,5 млн и $28 млн), Huize Insurance – $30,8 млн, Zebra – $17 млн (всего $21 млн), Trov – $25,5 млн, DocPlanner – $20 млн (всего $34 млн), FriendSurance – $15,3 млн, PolicyGenius – $15 млн (всего $21 млн), Clarck – €13,2 млн, Alan – €13 млн, Slice – $3,9 млн, Bunker – $2 млн, FitSense – 0,3 млн фунтов.

При этом китайские страховые компании (PingAn) и гонконгские инвесторы (Horizon Ventures) дадут фору любым другим игрокам в плане практических результатов. Как всегда, американские и китайские представители сфокусированы только на своих собственных рынках (Lemonade и Metromile в 2017 году хотят покрыть всю страну), и только европейские заняты вопросами масштабирования (FriendSurance и Trov вышли на австралийский рынок, FinanceFox – ещё в Швейцарию и Австрию, DocPlanner присутствует на 25 рынках).

Как и в любой находящейся в стадии становления индустрии, в области онлайн-страхования достаточно большую долю рынка забирают на себя сервисы, которые построены как агрегаторы продуктов и сравнения цен или как брокеры (Zebra, PolicyGenius, Bunker, FinanceFox, Alan, CoverFox). 

При этом, как и в целом в финтехе, такие сервисы сначала будут привлекать очень большие клиентские аудитории, а потом также достаточно быстро отмирать по мере насыщения рынка игроками, которые создают добавленную стоимость клиенту и способны удерживать его надолго более полным комплексом услуг. Либо для выживания и удержания своей клиентской аудитории им будет необходимо быстро мигрировать в комплиментарные направления. 

Например, как Oscar Health, которые активно развиваются в области онлайн-записи к докторам, телемедицины, открыли собственную клинику в Бруклине и активно работают с малыми работодателями с точки зрения целевой аудитории.

В целом наблюдается активный фокус на работу не с большими компаниями, а с малым бизнесом. Явный тренд заметен вследствие роста gig economy (фрилансеры, сотрудники и клиенты маркетплейсов-посредников и on-demand-сервисов). Slice, Stride, Bunker, CoverFox предлагают свои услуги новому типу сотрудников (и их клиентов) вроде Uber, которых не существовало ранее. 

Сам же подход «по заказу» сказывается и на способах монетизации стартапов – Metromile и Slice берут оплату только за пользование (pay-per-use), не продавая дорогих и «долгих» страховок заранее.

Ещё одно очень интересное направление, которое также является следствием более крупного общего тренда в экономике, – p2p-страхование. Такие сервисы, как Lemonade и FriendSurance, предлагают вам создавать группы людей, чье поведение вы знаете и которым доверяете, и страховать друг друга малыми пулами людей. Если же страховая ситуация не наступает – деньги возвращаются участникам (за вычетом комиссии площадки).

Бурный рост потребительского онлайн-кредитования создаёт спрос на онлайн-страховщиков для электроники, спортивного инвентаря или музыкальных инструментов (вроде Trov). Объемы продаж фитнес-трекеров и пользования фитнесс-приложениями объясняет появление стартапов по агрегации и аналитике такого рода информации о физической активности (вроде FitSense). Инновации в области искусственного интеллекта и чат-ботов способствуют возниконовению сервисов, которые сами предлагают продукты (Clark) или предсказывают критические ситуации (Quartet).

Стремительно сближаются между собой направления insurtech и healthtech, что объяснимо. Страховой гигант PingAn запустил как отдельную компанию сервис по онлайн-запаси к докторам и телемедицине PingAn Good Doctor (у сервиса уже 77 млн клиентов и 250 тысяч врачей). 

Quartet позволяет проконсультироваться у сообщества терапевтов, а также проанализировать автоматически за счёт алгоритмов ваши симптомы. DocPlanner и Doctoralia также позволяют записаться к доктору онлайн – у первого 8 миллионов клиентов в 25 странах, у второго – 9 миллионов в 20. Сервисы начинают укрупняться за счёт поглощений друг друга – DocPlanner присоединил к себе Doctoralia, а Metromile купил Mosaic Insurance, чтобы улучшить свою практику по оценке рисков клиента.

Бурное развитие финтех-стартапов породило в прошедшем году бум того, что ведущие сервисы (Dwolla, Kantox, CurrencyCloud, Braintree, OnDeck и десятки других) начали интегрироваться друг с другом (и другими новыми игроками) через открытые API (сейчас их сотни). 

И правда, зачем делать что-то заново, если это не ваше главное конкурентное преимущество, а кто-то другой уже реализовал данную функциональность и сделал это качественно. С другой стороны, обилие подключений с новыми сервисами и устарелость собственных бэкендов заставили банки (BBVA и другие) перейти от ручных прямых интеграций в каждом отдельном случае к автоматизированным стыковкам через свои внешние API. 

В странах, где такие открытые к интеграциям с финтехами банки отсутствуют (то есть в большинстве стран мира) или где стартапам хочется ускорить собственное масштабирование за счёт подключения к нескольким банкам в нескольких странах, стали появляться BaaS-платформы (bank-as-a-service).

Крупные банки почувствовали, что такие платформы и финтех-стартапы с хорошо написанными открытыми API несут для них стратегическую угрозу, коммодитизируя их бизнес и нивелируя преимущества (в виде наличия лицензии, процессингового центра, выпуска карт, службы комплаенса), и стали продвигать идею BaaP (banking-as-a-platform) – когда банк выступает не только технической платформой для приземления стартапов, но и их финальным продавцом своим клиентам (ABN Amro, Sberbank и другие). 

Основной мотивацией для такого рода крупных банков является возможность оставить за собой «последнюю милю» – финальные отношения со своей наработанной клиентской базой. В Китае BaaP-идеологию исповедуют финтех-гиганты вроде AliPay и WeChat Pay.

Историческая родина BaaS – США. Такие игроки, как The Bancorp и CBW bank, исторически успешно выступают в роли платформ по хостингу американских финтехов. Новые игроки вроде BBVA также конкурируют за это перспективное направление. 

У испанского банка BBVA при этом отличается стратегия на разных рынках – там, где его собственный основной бизнес является небольшим (например, в США), они работают по модели BaaS, а там, где они являются доминирующим игроком на поле (например, в Испании), они больший упор делают на BaaP. 

Из минусов американских (и китайских) BaaS-платформ пока можно назвать то, что они не дают выход на другие рынки, а потребность в этом велика. В Европе – 50 стран. В Азии, где сосредоточена крупнейшая часть населения Земли и большинство – малоимущие и не пользующиеся банковскими услугами, – 48. В Африке – 54. На Ближнем Востоке – 19. 

Самый активно развивающийся рынок для BaaS – Европа. Как за счёт поддержки со стороны регуляторов, которые заставляют банки, страховые и прочих игроков открывать доступ внешним игрокам к своим платформам посредством введения норматива PSD2, так и за счёт появления местных игроков, которые закрывают эту потребность в стыковке между стартапами-банками. 

Самый крупный из них – немецкая компания Wirecard с капитализацией около €5 млрд, работающая сейчас в большинстве стран Европы, открыла недавно офис в Сингапуре, чтобы активно развиваться в Азии и на Ближнем Востоке. Цель этой компании – покрыть весь мир своим присутствием. 

В каждой стране компания стремится получить свою лицензию, но на ряде рынков вынуждена работать в партнёрстве с местным банком (где фактически становится для него BaaP—решением). Несмотря на то, что компания размещает множество известных стартапов (N26, Curve, Monzo, TransferTo, Loot, Revolut, и так далее), по количеству и объёмам бизнеса ей далеко до американских коллег. 

Поэтому основной бизнес Wirecard ведёт с традиционными крупными игроками, которые также присматриваются к новым финансовым сервисам: электронными кошельками (AliPay), телекомами, ретейлерами. По их же собственному утверждению, это только начало пути, и рынок легко выдержит еще трёх-четырёх крупных международных игрока. В Европе постоянно появляются новые конкуренты – SolarisBank (Германия), IbanFirst (Франция), UAccount (Великобритания). 

Интересная бизнес-модель у SolarisBank. Компания является частью акселератора FinLeap (как RocketInternet, только в финтехе), который фактически агрегировал разработку инфраструктуры для всех своих стартапов в одном месте, а также дистрибутирует их собственные разработки для финальных клиентов через открытые API в виде white-label-решений для внешних сервисов. В конце 2016 года проект получил свою банковскую лицензию в Германии.

Если говорить про рынки Азии, Африки и Ближнего Востока, то тут примеров нет (кроме сингапурской компании BAASIS). И если они не появятся, то инфраструктурная неподготовленность, которая делает запуск финтех-стартапов тут очень долгим и дорогим процессом (а масштабирование – практически невозможным), похоронит большинство новых игроков, а вместе с ними и надежды Сингапура, Гонконга, Сеула, Токио и прочих построить финтех-хабы у себя. 

Бизнес-модель BAASIS, которая фокусируется на построении платформы в Азиатско-Тихоокеанском регионе, интересна тем, что компания совсем не стремится получать собственные лицензии на рынках присутствия и вступать в конкуренцию с местными банками, а выбирает по одному банку-партнёру на каждой территории. Это даёт возможность традиционному игроку сдавать в аренду собственную инфраструктуру (как делает Amazon со своим суперуспешным проектом Amazon Web Services) стартапам.

Ряд традиционных производителей бэкендов (core banking systems) для банков вроде швейцарского Crealogix (CLX) и малазийского Silverlake также видят большой потенциал в работе не только с традиционными игроками, но и с новыми. И пытаются нащупать нишу по работе с BaaS-платформами.

#Колонка

Популярные материалы
Показать еще
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

0 новых

Популярные

По порядку

Прямой эфир

Хакеры смогли обойти двухфакторную
авторизацию с помощью уговоров
Подписаться на push-уведомления