{"id":13581,"url":"\/distributions\/13581\/click?bit=1&hash=5a75de65ca24394dfba9ae8fce94762910d21b3da6fb1634fc131027d319271c","title":"\u041a\u0430\u043a \u0441\u0434\u0435\u043b\u0430\u0442\u044c \u0440\u0435\u0434\u0438\u0437\u0430\u0439\u043d \u0441\u0430\u0439\u0442\u0430 \u0441 \u0443\u043c\u043e\u043c \u2014 \u0438 \u043d\u0435 \u043f\u043e\u0442\u0440\u0430\u0442\u0438\u0442\u044c \u043a\u0443\u0447\u0443 \u0434\u0435\u043d\u0435\u0433","buttonText":"\u041a\u0430\u043a?","imageUuid":"edca0fea-02f8-5eb8-ae8c-3678b2acc040","isPaidAndBannersEnabled":false}

«Мне нравится идеализм сторонников Web 3.0, но всё это мы проходили»: к интернету будущего вопросов больше, чем ответов Статьи редакции

Web 3.0 — это децентрализованный интернет на основе блокчейна. Но на рынке пока слишком много шума и мало убедительных примеров того, что криптотехнологии приносят пользу, говорит издатель и активист Тим О’Райли.

Конспект колонки Тима О’Райли.

Тим О’Райли The Press Democrat

«В последнее время все говорят о концепции интернета Web 3.0 и то и дело норовят спросить, что думаю об этом я — человек, который 17 лет назад определил Web 2.0», — пишет издатель и активист Тим О’Райли.

Он воздерживался от комментариев, полагая, что большинство прогнозов всё равно не сбывается. Но чтобы понять, чего ожидать от интернета будущего, нужно своевременно поставить перед собой важные вопросы, считает он. И для этого предлагает вспомнить, как развивался технологический рынок в прошлом.

Что за Web 3.0, о котором все говорят, и какие недостатки нынешнего интернета он намерен исправить Статьи редакции

В современном интернете правят корпорации, под их контролем все пользовательские данные и идеи. Концепция Web 3.0, возможно, вернёт права законным авторам и построит новую экономику.

За децентрализацией рынка нередко следует рецентрализация

Понятие Web 3.0 использовал в 2006 году создатель всемирной паутины Тим Бернерс-Ли. Он ждал, что ключевую роль в интернет-эволюции сыграет семантическая паутина, цель которой — стандартизировать всю доступную в онлайне информацию для машинной обработки.

Сторонники Web 3.0 в 2020-х ставят на криптографию, пишет О’Райли. В 2014 году соучредитель платформы Ethereum Гэвин Вуд предсказал, что в третьем интернете не придётся монетизировать личную информацию и полагаться на единую точку доверия. Блокчейн-технологии, по его словам, смогут гарантировать прозрачность и легитимность всех транзакций. А подделать или отозвать действия будет нельзя.

Некоторые пророчат третьему интернету более громкие свершения, говорит О’Райли. По словам криптоэнтузиаста Саля Делле Пальме, Web 3.0 подарит миру новую экономическую систему, принципы которой уже зарождаются и где все получат шанс на лучшую жизнь.

«Мне нравится идеализм сторонников Web 3.0, но всё это мы уже проходили», — отмечает издатель, вспоминая, сколько раз за карьеру видел, как каждый новый цикл децентрализации сменяется рецентрализацией.

Сперва системами обработки данных управляли только особые квалифицированные структуры, но с появлением ПК вычислительные мощности смогли использовать все желающие по своему усмотрению. «Позже рецентрализировать отрасль задумала Microsoft, завязав всё вокруг своей закрытой операционной системы», — говорит О’Райли.

В ответ на это разработчики стали выпускать больше бесплатного ПО и приложений с открытым исходным кодом, но и этот период децентрализации продлился недолго. В 2020-х в индустрии правят корпорации вроде Google и Amazon, которые сумели монополизировать рынок данных.

Сторонники третьего интернета верят, что проблему решат блокчейн-разработки. Но и это решение не долговечное, боится издатель. По его словам, компании уже нашли способы централизовать рынок: например, развернуть организованный майнинг биткоина, чтобы сократить затраты на энергию. «Уверен, будут и другие», — говорит он.

Циклы технологической революции обычно приносят миру долгосрочную пользу

В ранних публикациях в середине 2010-х Ethereum-сообщество много говорило о практических задачах и компромиссах, на которые блокчейн-разработчикам придётся пойти, чтобы построить третий интернет. Однако в 2021 году СМИ создают много шума и часто обсуждают спекуляции, но едва говорят о том, какие полезные изменения привносят новые технологии, пишет О’Райли.

Журналисты NYT в октябре написали, что венчурные инвесторы вкладывают миллиарды долларов в создание альтернативного онлайн-мира, в котором блокчейн преобразует финансы, торговлю, связи с общественностью и развлечения. И рассказали, как фонды инвестируют в децентрализованные проекты.

Вот только в статье нет ни одного убедительного примера, который бы показал, какую пользу эти инициативы приносят на деле. Как будто создание реальной ценности не имеет никакого значения. Зато слов о том, сколько денег получат вкладчики и разработчики, предостаточно.

Тим О’Райли

Энтузиасты вроде Саля Делле Пальме верят, что криптовалютные сервисы демократизируют доступ к инвестициям в цифровые активы, рыночная капитализация более тысячи из которых превышает $10 млн. Теперь, по их словам, достаточно просто быть технически подкованным, хотя раньше для инвестиций в только появившиеся стартапы нужна была аккредитация.

При этом оценить, принесут ли они долгосрочную выгоду, трудно, поскольку на тех же криптобиржах торгуется спекулятивный класс активов, который может быть сильно переоценён — а не традиционные валюты.

Блокчейн пока что тоже не смог избавить человека от необходимости доверять посредникам, как надеялся Гэвин Вуд. Крупнейшая по объёму торгов криптобиржа Binance находится под следствием за налоговое мошенничество и отмывание денег. А на NFT-рынке промышляют инсайдеры: покупают токены дешевле во время закрытых акций и продают их на 75% дороже.

Ни венчурные инвестиции, ни лёгкий доступ к рискованным, сильно раздутым активам не гарантируют долгосрочной отдачи. Достаточно вспомнить бум доткомов, за которым последовал экономический спад.

Инвестор Чарльз Мангер из Berkshire Hathaway вообще недавно отметил, что эпоха, в которую мы живём, «ещё безумнее, чем эра доткомов».

Тим О’Райли

Так что если третий интернет намерен подарить миру новую финансовую систему и избавить человека от необходимости искать независимых посредников, то ему сперва нужны надёжные механизмы взаимодействия с реальным миром: его правовыми системами и действующей экономикой, считает О’Райли.

Сделать это сложно, как показывает история децентрализованной организации ConstitutionDAO, которая пыталась, но не смогла купить экземпляр конституции США. Даже если бы она преуспела, её инвесторы не получили бы законной доли собственности в физической копии. Она принадлежала бы юрлицу, на которое зарегистрирован проект.

Организация даже не смогла без проблем вернуть собранные $49,8 млн вкладчикам — из-за высоких комиссий сети.

Медианный инвестор жертвовал проекту в среднем $217. Если он потратил $50, чтобы отправить деньги, и ещё столько же, чтобы вернуть их, то в результате терял почти половину средств, пишет The Verge.

Неспособность понять, как можно связать новую систему с существующими правовыми и коммерческими механизмами, резко отличается от подходов во времена предыдущих революций.

Первые версии интернета, наоборот, упростили создание новых ценных услуг и быстро превратили в цифровую тень почти всё, что было в физическом мире: людей, объекты, местоположения, пишет О’Райли.

Возможно, разработчики и инвесторы забыли подумать о ценности наработок, потому что временно переключились на возможность заработать лёгкие деньги с помощью спекуляций, предполагает издатель. Они, правда, пытаются внедрять технологии в сферы искусства, спорта, игр, метавселенной.

Но всё это пока что замкнутые миры и до рождения новой экономической системы ещё далеко, полагает активист.

Конечно, криптовалюта — не единственный излюбленный спекулянтами рынок. Далеко не всегда оправданно раздуты также оценки у модных стартапов, которые могут умышленно лоббировать интересы небольшого количества инсайдеров. И это потом чревато кризисом вроде краха 2008-2009 годов.

Тим О’Райли

Пузырь пузырю рознь

Классический пример того, как сильно может отличаться номинальная стоимость актива от действительной, — тюльпаномания в Нидерландах в 1634-1637 годах. Цена на цветы тогда резко возросла из-за ажиотажного спроса, а потом упала и показала, что долгосрочного влияния на экономику страны подъём не оказал.

Таких спекулятивных пузырей история помнит немало, пишет О’Райли, но существуют и другие — те, что сопровождали практически все промышленные трансформации в прошлом: эпохи паровых двигателей, электричества, тяжёлого машиностроения, автомобилей, интернета.

Об этом писала в своей книге «Технологические революции и финансовый капитал» экономистка Карлота Перес. В каждом из таких инновационных циклов она выделяла четыре этапа:

  • Сперва в технологии активно инвестируют деньги.
  • Инвестиции затем порождают спекуляции. Вкладчики и фирмы стремятся к постоянной сверхприбыли. Доли рынка постепенно захватывают крупные игроки.
  • После спекулятивный пузырь лопается, и рынок корректируется.
  • И наконец наступает «золотой век», когда технологии прочно интегрированы в общество, а основные денежные потоки идут в другие зарождающиеся отрасли.

Но главное, о чём говорит Перес, что истинная промышленная революция обычно сопровождается развитием новой инфраструктуры. Во время первой появились сети каналов и дорог, во время второй — железнодорожные пути, порты и почтовые службы, третьей — электрические и водопроводные сети.

В период нефтяной эпохи люди строили автомагистрали, аэропорты, перерабатывающие заводы и отели, а в информационную эпоху появились фабрики микросхем, телекоммуникационные системы и центры обработки данных.

Все эти инновации не могут принести достаточно прибыли, если не получат широкого распространения. Поэтому основную часть денег на развитие инвесторы вливают именно на стадии пузыря.

Перес объединяет несколько мелких технологических циклов в один — например, современная эпоха компьютерных вычислений, где на каждом этапе доминировало новое поколение технологий: мейнфрейм-серверы, ПК, интернет, смартфоны, а теперь, возможно, это криптовалюты и метавселенная.

Вопрос лишь в том, что из себя представляет Web 3.0: первый инвестиционный период новой революции или пузырь в рамках предыдущей, пишет О’Райли. По его словам, один из способов это понять — оценить, помогает ли капитал создать полезную инфраструктуру.

Правда, в таком случае было бы неплохо доказать, что инвестиции — в данном случае в криптовалюту — идут на пользу действующей экономике, а не раздувают воображаемые активы, говорит издатель.

Поясню на примере «зелёной» энергетики, где бешеные вливания уже финансируют развитие надёжной инфраструктуры. Илон Маск, например, использовал завышенную спекулятивную стоимость акций Tesla, чтобы построить глобальную сеть зарядок для электромобилей, фабрики по производству аккумуляторов и развить технологии для автономных транспортных средств.

Интерес к Amazon, в свою очередь, позволил Джеффу Безосу развить новую модель торговли с доставкой точно в срок. И оба при этом инвестируют в развитие космической отрасли.

Тим О’Райли

Издатель сомневается, что тот же NFT-рынок подходит под описание, но признаёт: новые финансовые волны, безусловно, повлияют на развитие технологической отрасли. Особенно если миру удастся создать систему, которая перестанет зависеть от субъективного доверия и централизованных игроков с Уолл-стрит.

Пока что преимущества новых технологий неочевидны, говорит О’Райли. «Вспомните, как Google Maps в своё время превзошёл картографические наработки компании Rand McNally и работу первых GPS-навигаторов вроде Garmin. Можно ли с той же уверенностью утверждать, что криптоплатформы Ripple и Stellar удобнее для международных денежных трансферов, чем привычные всем банковские переводы или PayPal?»

На каком этапе находится Web 3.0

Учитывая то, сколько в 2021 году стоят криптоактивы и ИТ-стартапы, развитие Web 3.0 напоминает бум доткомов не в его начале в 1995 году, а в 1999-м — за год до краха, пишет О’Райли.

Чем был и не был этот третий интернет, общество, скорее всего, поймёт только после очередного провала. Но издатель считает не лишним вспомнить, какие наблюдения он сделал после краха доткомов — во время развития Web 2.0:

  • Все те компании, которым удалось выжить, работали в плюс. И высоко оценивали их не просто так: все они придерживались убедительных и потенциально прибыльных бизнес-моделей.
  • Никто из них не привлекал огромных по сегодняшним меркам денег. Объём инвестиций Yahoo до выхода на биржу составлял $6,8 млн, Google — $36 млн, а Amazon — $108 млн. «Если фирма вновь и вновь обращается к инвесторам, не выходя на прибыль, то, скорее всего, это не бизнес, а финансовый инструмент», — пишет издатель.
  • Все они насчитывали сперва миллионы, а затем и миллиарды активных пользователей, и развивали уникальные и долговечные активы — будь то данные, инфраструктуры или принципиально новые модели.
  • Им удалось занять лидирующие позиции на рынке технологий даже в последующие десятилетия. Пример тому — Apple и Microsoft, которые сумели адаптироваться к изменениям.

И всё это при том, что во время краха доткомов не было большей части того, на что человек привык полагаться сегодня: iPhone, Android, Twitter, Facebook, облачные вычисления, цифровые карты, развитые онлайн-платежи. «Криптомиру тоже предстоит многое создать», — пишет О’Райли.

Однако сфокусироваться, по словам издателя, лучше не на быстром обогащении, а на решении более существенных проблем: с безопасностью, идентификацией и децентрализацией финансов. И не забыть при этом, как важно связывать новые криптопонятия с реальным миром, который становится богаче благодаря долговечным капитальным благам.

Если Web 3.0, как утверждают его сторонники, предвещает рождение новой экономической системы, то пускай она поможет увеличить истинное богатство. Я не о лёгких деньгах для особо везучих, а о реальных товарах и услугах, которые качественно улучшат уровень жизни для всех.

Тим О’Райли
0
39 комментариев
Написать комментарий...
Агнец невинный

«Если фирма вновь и вновь обращается к инвесторам, не выходя на прибыль, то, скорее всего, это не бизнес, а финансовый инструмент»

самая правильная цитата

Ответить
Развернуть ветку
Аккаунт удален

Комментарий недоступен

Ответить
Развернуть ветку
Марат

Ну, вообще-то да, по-другому. Компании выходят на ipo, привлекают средства и используют их для развития. Покупая гособлигации, вы кредитуете правительство, которое потом эти деньги тратит в том числе на экономикические программы. Доля спекуляций, разумеется, тоже высокая. Инвестиции в криптовалюту - это спекуляция в чистом виде, всегда.

Ответить
Развернуть ветку
Oleg Ast

"Инвестиции в криптовалюту - это спекуляция в чистом виде, всегда" - ну если быть крипот-романтиком, то криптовалюта это новый де централизованный инструмент финансовых расчетов. Ведь не случайно один из аргументов ее ограничения и даже запрета - серые схемы взаиморасчетов.
т.е. это реально работающий расчетный инструмент, который по каким то причинам не хотят узаконить в доминирующие фин институты.

Ответить
Развернуть ветку
Denis Kozlov

С комиссией за перевод больше чем сам перевод (привет Виталик Бутерин)

Ответить
Развернуть ветку
Louis Cyphre

Причём здесь дети в Африке, когда речь про экономику? Инвестиции в фондовый рынок идут на пользу экономике.

Ответить
Развернуть ветку
Valera Suprunovsky

Цель экономики заключается в чем в конечном итоге?

Ответить
Развернуть ветку
Марат

В повышении уровня жизни людей

Ответить
Развернуть ветку
Valera Suprunovsky

Крипта повышает мой уровень жизни.

Ответить
Развернуть ветку
Марат

Что угодно может повышать уровень жизни отдельных людей

Ответить
Развернуть ветку
Valera Suprunovsky

В 1995 интернет повышал уровень жизни только отдельных людей. Это не помешало ему начать повышать уровень жизни большинства впоследствии

Ответить
Развернуть ветку
Марат

я не знаю, к чему вы это написали. Даже в момент зарождения интернета можно было вполне предсказать, как он будет улучшать жизнь людей, его использование достаточно очевидно - передача информации. Как биткоин улучшит жизнь людей? Биткоины сейчас улучшают вашу жизнь примерно так же, как ммм улучшило жизнь тех, кто вложился на старте. Не подумайте, что я биткоин называю пирамидой, это конечно не так. Просто даже такой кривой пример и то ближе к ситуации, чем ваш пример с интернетом

Ответить
Развернуть ветку
Юрий Тиунов

Биткойн = это вознаграждение майнерам блокчейна, который не был взломан ни разу за 13 лет. А у самого блокчейна огромные возможности, в виде хэш функций можно хранить любую информацию, которую нельзя централизованной заменить или подделать: например авторские права или реестр собственности, да что угодно.

Ответить
Развернуть ветку
Denis Kozlov

Вы называете верные преимущества, но какие реальные примеры использования? Сейчас большинство блокчейнеров занимаются выдумыванием проблемы для своего решения 🤪

Ответить
Развернуть ветку
Юрий Тиунов

Из реальных да, мало что используется: DeX, Defi, Gamefi и пожалуй NFT.
Например владение внутриигровыми предметами через NFT, а в перспективе метаверса владение предметам кросс миров. Мы только на пороге web 3. Я лично поставил немного своих денег на это иначе какой смысл рассуждать на тему: «прав/не прав», ты или инвестируешь и приумножаешь либо теряешь. Рынок все расставит по местам.

Ответить
Развернуть ветку
Марат

Это все еще не делает жизнь лучше, т.к затраты энергии слишком большие, а решаемые проблемы и так уже сейчас вполне нормально решаются, нет проблем с хранением информации о собственности, это решение выдуманной проблемы

Ответить
Развернуть ветку
Юрий Тиунов

Хранение без посредников без возможности подмены:
- финансовые операции без банков
- реестр собственности без нотариусов
- интеллектуальное право без патентного бюро
Все автоматизировано через смартконтракты.

Огромные возможности и перспективы в IoT, много размышлений на эту тему в книги Пола Виньи «Машина правды».

Если вы считаете что решаемые проблемы надуманны - считайте, ваше право.

Ответить
Развернуть ветку
Марат

Надо определиться, о чем мы говорим. Все что я написл справедливо в отношении биткоина. Эфириум - немного иная история. Но даже если речь об этом - финансовые операции без банков должны бытьдешевле, удобнее и с меньшим риском, чем с банками, тогда можно сказать что они делают жизнь лучше. Сейчас это не так по всем пунктам. Как будет работать реестр собственности без нотариуса, если главная причина необходимости нотариуса - убедиться, что вы все сделали добровольно и в здравом уме? Блокчейн тут вообще ни при чем, это просто хранение информации. То же самое с интеллектуальным правом - все что сейчас есть никуда не денется, разница будет только в том, что вместо базы данных на сервере информацию запишут в другое место. Я все еще не понимаю, где тут "лучше", кроме того что это крутое техническое решение. С lot не знаю как это может быть связано, не готов спорить.

Ответить
Развернуть ветку
Denis Kozlov

Такие кейсы перечисляются одними из первых. Но здесь опять же, нужна тесная связь с реальным миром и его правовой системой…

Ответить
Развернуть ветку
Denis Kozlov

Расскажешь как сделать это остальным?)

Ответить
Развернуть ветку
Louis Cyphre

Сам как думаешь? Смог бы питаться криптой или писать с неё свои комментарии?

Ответить
Развернуть ветку
Dimitri

В теории. На практике фондовый рынок уже давно от реальной экономики оторвался.

Ответить
Развернуть ветку
memesismylife

В голос прям от последнего предложения xD

Ответить
Развернуть ветку
Kirill Nikolaev

Великолепно, аплодирую стоя)))

Ответить
Развернуть ветку
John Gult

Web 3.0 предполагает изменение не столько уж интернета, а сколько структуры общества и роль государства в нём. Изменения совершенно другого порядка и перераспределение власти. Удачи вам😂👋

Ответить
Развернуть ветку
Denis Kozlov

Начали за здравие, а закончили за … 😂

Ответить
Развернуть ветку
Максим Кольцов

странный этот Web 3.0
никто точно не понимает какой он должен быть, но строят очень активно

Ответить
Развернуть ветку
Александр Наркутский

За 20 интернет зарегулировали по самое не могу, это касается не только цензуры со стороны государств, но и правил самих сервисов

Перспектива не очень пока(

Ответить
Развернуть ветку
Веб Инструменты

Зарегулировали? То есть, чтобы отправить этот комментарий вы были вынуждены получать разрешение от государства?

Ответить
Развернуть ветку
Дмитрий Милюков

Это будущее. )))

Ответить
Развернуть ветку
Dimitri

Разве кто понимал какой должен быть интернет в 90х? Ну кроме пары визионеров как Безос.

Ответить
Развернуть ветку
Аккаунт удален

Комментарий недоступен

Ответить
Развернуть ветку
Дмитрий Милюков

Веб 3.0 это идея родившаяся на отсутствии практической ценности крипотовалют. Как поиграть - супер. Остальное - нафиг. Поэтому теперь Веб 3.0 и толпа идиотов, которые ждут, что они все станут богатыми и не будут работать в 30 лет.

Ответить
Развернуть ветку
Louis Cyphre

Крипотовалюты))))

Ответить
Развернуть ветку
Denis Kozlov

Менеджеры умеют это продать, даже в этой статье сказано что большая часть привлечённых денег сразу идёт на рекламу, когда сам проект хорошо если на бумаге есть

Ответить
Развернуть ветку

Комментарий удален модератором

Развернуть ветку

Комментарий удален модератором

Развернуть ветку
Asher Kasman

Как это какую пользу?что не понятно? Транзакцию невозможно подделать, гарантия 100% владения. Мгновенные расчеты по миру за секунды без конских банковских комиссий. Это что не ценность?

Ответить
Развернуть ветку
Denis Kozlov

Я бы поспорил с вами по некоторым пунктам, но скажу только, что в Ethereum комиссии часто выше самих переводов, да и вообще редко бывают ниже чем 10-30$. В банках таких ни разу не видел 👀

Ответить
Развернуть ветку
Asher Kasman

Ну эфиром я с прошлого года не пользовался. Но я переводил если не ошибаюсь за коммиссию чуть больше доллара. Сейчас в основном переводу sol, avax там вообще в центрах комиссии. Стэйблкоины,тоже мизерные комиссии. В банках вы не видели 10-30$ комиссию? Если по стране Сбербанк онлайн то конечно. А вы попробуйте в другую страну перевести 10тыс$ и посмотрим какая будет комиссия и сколько будете ждать завершения транзакции))

Ответить
Развернуть ветку
Dimitry

Поддерживаю автора. Кто-то может привести пример рабочего сервиса, который веб3?

Ответить
Развернуть ветку
Читать все 39 комментариев
null