Крипто DataArt
1 998

Акционеры cмогут проводить собрания на блокчейн-платформе

В России разработали одну из первых в мире систем для проведения онлайн-голосований на блокчейне. Она позволяет сделать процесс полностью прозрачным, сохраняя полную анонимность владельцев ценных бумаг — ранее это было невозможно.

В закладки

О том, как это работает, рассказывает руководитель блокчейн-направления, старший консультант DataArt Денис Баранов.

Около года назад появилась непростая задача от Национального расчетного депозитария (НРД). НРД входит в группу «Московская биржа», занимается биржевыми и внебиржевыми расчетами российских и иностранных компаний и физлиц.

Так выглядит структура рынка операций с ценными бумагами в России. Источник – НРД.

Задача состояла в следующем: создать систему для голосования акционеров и последующего хранения данных так, чтобы: а) каждый участник голосования мог убедиться, что его голос учтен при подсчете; б) ни один из голосовавших не смог бы определить, какое решение приняли другие в) все эти данные были сохранены и их нельзя было изменить.

С первым и последним пунктом особенных сложностей не возникло — подобные задачи с помощью блокчейна решаются довольно легко. Технология Blockchain — это форма распределенной базы данных, где записи принимают форму транзакций, а блок содержит в себе информацию обо всех этих транзакциях. Информация в блоке неизменна, и каждый пользователь может проследить цепочку полностью.

Блокчейн достаточно широко используют для голосований, и этот подход считается надежным. Однако со второй частью задачи, касающейся приватности, все было не так просто.

Например, увидев большой объем одновременно полученных голосов, можно довольно легко отследить, кто именно и как проголосовал (количество голосов обычно пропорционально количеству принадлежащих акций, поэтому вычислить бенефициара чаще всего несложно). Такая ситуация должна быть исключена.

Прозрачность VS приватность

Важно пояснить контекст: некоторое время назад НРД вступил в международный консорциум национальных депозитариев (central securities depositories — CSDs), куда входят центральные депозитарии Аргентины, ОАЭ, Чили, Швейцарии, Швеции и ЮАР. Задача консорциума — обмен опытом и совместная разработка технических решений.

Практически все участники консорциума пытались найти применение блокчейну и продолжают рассматривать его со всех возможных сторон. При этом как раз проблема приватности данных часто становится причиной отказа от тех или иных решений.

По этой же причине, насколько мне известно, до сих пор никто из участников консорциума не смог разработать систему для блокчейн-голосования, отвечающую описанным выше критериям.

Так выглядит схема коммуникаций для проведения собраний акционеров с участием депозитария в традиционном виде

Вопрос приватности, очевидно, лежит в криптографической плоскости, поэтому, взявшись за решение задачи, мы рассматривали различные варианты крипто-решений и их интеграцию в существующие блокчейн-платформы.

В итоге взяв за основу хорошо известную в финансовом мире платформу Hyperledger Fabric, мы впервые встроили внутрь Fabric криптографическую технологию zero-knowledge proof.

Таким образом нам удалось добиться того, что сама сеть сама верифицирует, насколько все происходящее соответствует математически вероятным вариантам развития событий, то есть, главным образом, следит, чтобы не происходило накруток и полученные голоса никуда не исчезали.

Иначе говоря, мы получили возможность криптографически проверять верность закрытой информации, сохраняя конфиденциальность участников голосования.

Дальше дело стояло за малым — увеличить производительность системы. Изначально на обработку информации нашим алгоритмом уходило больше 10 секунд, сейчас время сократилось в несколько раз.

Как это работает для пользователя

Накануне голосования (его предметом может быть что угодно, чаще всего это одобрение каких-либо сделок или назначений) выпускается фиксированное количество токенов, представляющих голоса акционеров.

Они распространяются среди номинальных держателей акций и складываются в кошельки защищенным путем. В день голосования его участники непосредственно в системе отправляют свои токены в кошельки «за», «против» или «воздержался».

Каждый участник видит, куда ушел его голос, и был ли он корректно учтен при подсчете. Данные, полученные в результате работы системы, нельзя изменить и можно полностью проверить. С другой стороны, никто не видит промежуточных итогов, и эти итоги не могут повлиять на решение тех, кто еще не проголосовал.

Презентация проекта на этапе разработки для блокчейн-коммьюнити

Сложности

На первый взгляд, задача решена, долгожданный и перспективный международный open source-проект готов. Но не все так безоблачно.

Во-первых, голосование пока происходит не мгновенно. Как уже говорилось, процесс длится несколько секунд — есть над чем работать. Хотя по сравнению с электронными системами для онлайн-голосования, требующими установки и обработки информации — это уже большой прорыв. Впрочем, это меньшая из проблем, основная заключается в другом.

Мы предлагаем новую технологию — регуляторы и пользователи пока относятся к ней с опаской. Все понимают, что разработку, как любое нововведение, нужно внедрять аккуратно.

Среди прочих сдерживающих факторов есть и культурные особенности: например, в Германии акционеры исторически привыкли получать приглашения по почте заказным письмом, их сложно приучить реагировать на электронные уведомления.

Перспективы

Зато законодательных препятствий для использования блокчейн-голосования нет. Согласно законам большинства стран, собрание акционеров — это сorporate action и то, как его проводить, каждая компания вправе решать самостоятельно.

Кстати, использовать эту технологию можно не только для голосований акционеров. В принципе, токенизитовать можно все что угодно, привязав к токенам любые виды активов. Например, воспользоваться блокчейн-голосованием могли бы присяжные в суде. Хотя для этого как раз потребуется урегулировать правовые вопросы.

Пока же наибольший интерес к технологии на сегодня проявил уже упомянутый консорциум депозитариев и, безусловно, сам инициатор и соразработчик решения — НРД.

Платформа находится в процессе адаптации для работы с пользователями, и, мы надеемся, скоро будет использована для проведения первых настоящих голосований. Проект может стать важным этапом в развитии блокчейн-технологий на глобальных рынках и не исключено, что технология станет доступной для многих.

#блокчейн #финтех #колонка

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "DataArt", "author_type": "self", "tags": ["\u0444\u0438\u043d\u0442\u0435\u0445","\u043a\u043e\u043b\u043e\u043d\u043a\u0430","\u0431\u043b\u043e\u043a\u0447\u0435\u0439\u043d"], "comments": 7, "likes": 9, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "subsite_label": "crypto", "id": 30533, "is_wide": false }
00
дни
00
часы
00
мин
00
сек
(function(){ var banner = document.querySelector('.teaserSberbank'); var isAdsDisabled = document.querySelector('noad'); if (!isAdsDisabled){ var countdownTimer = null; var timerItem = document.querySelectorAll('[data-sber-timer]'); var seconds = parseInt('15388' + '59599') - now(); function now(){ return Math.round(new Date().getTime()/1000.0); } function timer() { var days = Math.floor(seconds / 24 / 60 / 60); var hoursLeft = Math.floor((seconds) - (days * 86400)); var hours = Math.floor(hoursLeft / 3600); var minutesLeft = Math.floor((hoursLeft) - (hours * 3600)); var minutes = Math.floor(minutesLeft / 60); var remainingSeconds = seconds % 60; if (days < 10) days = '0' + days; if (hours < 10) hours = '0' + hours; if (minutes < 10) minutes = '0' + minutes; if (remainingSeconds < 10) remainingSeconds = '0' + remainingSeconds; if (seconds <= 0) { clearInterval(countdownTimer); } else { timerItem[0].textContent = days; timerItem[1].textContent = hours; timerItem[2].textContent = minutes; timerItem[3].textContent = remainingSeconds; seconds -= 1; } } timer(); countdownTimer = setInterval(timer, 1000); } else { banner.style.display = 'none'; } })();
{ "id": 30533, "author_id": 123035, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/30533\/get","add":"\/comments\/30533\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/30533"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199126 }

7 комментариев 7 комм.

Популярные

По порядку

Написать комментарий...

Комментарий удален

0

Невозможно именно с ценными бумагами. По объему единовременно поступивших голосов можно понять, кто голосовал.

Ответить

Комментарий удален

0

Во-первых, голосование акционеров обычно растянуто во времени. Во-вторых, основная задача – не перформанс, а пруф, что, например, "за" проголосовало 10% и среди этих 10% был учитан мой голос.

Ответить

Комментарий удален

1

Да, вы совершенно правы. Системы являются черными ящиками, но если в случае классической системы, это полностью закрытая коробка, то в нашем случае все внутренности коробки можно рассмотреть, все процессы и результаты проверить. Для этого действительно нужны навыки, но, главное, что это возможно.

Ответить
0

Уважаемый автор, Вы видимо не знакомы с миром блокчейна , то что Вы рассказываете, уже разрабатывается с 2014 г. В Вашем рассказе не сказано про такой аспект Формальная верификация( или формальное доказательство) так что про систему которую Вы рассказываете в статье не имеет смысла,т.к бизнесмены, акционеры,и другие богатые люди не возьмут её за основу, а знаете почему? а вдруг в коде системы ошибка, которая позволяет накручивать голоса? либо в смарт-контракте который распределяет токены или голоса ошибка? без Формальной верификацией не имеет смысла пользоваться такой системой. Приведу пример: Эфириум, посмотрите сколько ошибок в коде, в контракте было, и задайтесь вопрос доверили ли Вы подобной системе столь важные задачи или судьбу человека? Я думаю нет! Автору статьи стоит присмотреться к проекту TEZOS, данный проект решает все выше поставленные задачи и даже более. Спасибо за внимание.
P.S в протокол Тезос можно включить и нулевое разглашение и кольцевые подписи. И в случаии голосование в тезосе Вы можете ещё и делегировать полномочия!
Если администрации данного сайта интересно я могу вести колонку по блокчейну :)

Ответить
0

Тезос тоже интересная технология, приватность может быть реализована разными способами в разных блокчейнах. Например в z-cash. В данном конкретном случае выбор Фабрика представился нам оптимальным, после внимательного изучения альтернатив.

Ответить
0

Технология z-cash будет внедрена в Tezos, так что Tezos идеально подходит для решения данных задач. Факт по Tezos , он функционирует на OCaml, OCaml в свою очередь функциональный язык , на нем была создана программа для доказательства теорем. Поэтому все существующие на данный момент технологии это детский лепет.

Ответить
0

Денис, здравствуйте. Я представляю портал BitCrytoNews. Нам нужны аналитики по блокчейну и криптовалютам.
Свяжитесь со мной по адресу: pavlov@bitcryptonews.ru

Ответить

Комментарий удален

0

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Команда калифорнийского проекта
оказалась нейронной сетью
Подписаться на push-уведомления