Миграция
Max Maxov
342

Остров (не)везения в океане есть. Часть 2

Сахалинские хроники маркетолога-мигранта из Алматы. Если в первой части речь о том, как меняется отношение окружающих к обладателю паспорта Казахстана, то теперь взгляд на остров сквозь рабочую призму восприятия.

В закладки
Эта медуза находится на острове явно нелегально Фото автора

Люди мыслят предубеждениями, это помогает мозгу экономить ресурсы. Один из таких стереотипов – что на Сахалине нет работы в области маркетинга и рекламы. Что сюда имеет смысл приезжать ловить рыбу или качать нефть (и газ). Ну, еще копать уголь.

Тем не менее, на локальном популярном ресурсе (в месте онлайн-общения всей области, где люди узнают новости, находят себе пару и заодно работу) регулярно появляются вакансии для специалистов по маркетингу – преимущественно, в локальных торговых сетях, но иногда и в очень специфичных компаниях. Как, например, у таких, что выполняют морские геофизические исследования.

​Скриншот местного аналога Хэдхантера

Для человека с паспортом иностранного государства большинство из этих вакансий бесполезны. Например, я откликнулся на порядка 20 подобных объявлений – и результат был нулевым. Просто оформление мигранта (даже из ЕАЭС) – это дополнительные трудности для отдела кадров, а никто не любит усложнять себе работу. Потому в резюме помимо наличия профильного образования и опыта в индустрии в целом должно быть еще нечто безусловно полезное для потенциального работодателя.

Мне повезло – в Казахстане одним из мест работы был крупный производитель масложировой продукции, и на Сахалине как раз освободилась позиция маркетолога на аналогичном предприятии пищевой промышленности. Сработал эффект «мы с тобой одной крови», и буквально на следующее утро после отклика на вакансию я уже проходил собеседование, а через несколько дней вышел на работу.

Рабочая романтика Фото автора

В целом, приходя на территорию предприятия, в первые дни ловил сплошное дежавю: те же заснеженные горы на горизонте, что и в Алматы (правда, в Южно-Сахалинске они ощутимо меньше), такие же склады-морозильники, одинаковые ряды грузовиков с готовой продукцией и тому подобное. Будто никуда и не уезжал.

На предприятии больше 220 сотрудников, а годовой выпуск продукции стремится к 12 тысячам тонн (эти данные имеются в открытых источниках, тут я никаких тайн не разглашаю). Это ровно в 10 раз меньше по сравнению с казахстанским холдингом, в котором работал ранее – там было 2200 человек в штате и свыше 120 000 тонн выпускаемой продукции в год.

Однако, в Казахстане отдел маркетинга состоял всего из 5 специалистов, и даже несмотря на разделение труда (один занимался документами, другой – рекламой, акциями и дегустациями, третий экспортными рынками и развитием бизнеса, четвертый бюджетами и согласованиями, и т.д.), мы с коллегами хронически не успевали обрабатывать и решать весь объем ежедневно поступавших задач.

​Билборд на проспекте Ленина в Южно-Сахалинске Фото автора

На Сахалине отдел маркетинга (на двери кабинета висит соответствующая табличка) – это я (совсем как Людовик XIV, который гордо считал себя целым государством).

Соответственно, 99% моей работы здесь – это неизбежная рутина и текучка, начиная от инициации и координации проектов с многочисленными подрядчиками (их пара дюжин, если не больше – от типографий до веб-студий и разных медиа) и заканчивая организацией дегустаций в точках продаж и, например, оклеиванием грузовиков (брендированием автопарка) в теплых боксах.

В общем, такой вот универсальный маркетолог, который и бюджет подобьет, и договоры на согласование запустит, и медиапланы скорректирует, и стор-чеки проведет, и за бренд-платформу и библию потребителей в коротких перерывах между «срочняками» сядет (непорядок, когда бренд у предприятия есть, а чётко сформулированных документов с описаниями, в том числе целевой аудитории, видения будущего и различных руководств, вплоть до фирменного стиля, нет).

​Пляжное селфи Фото автора

У маркетолога один KPI – это эффективное стратегическое развитие. Нам платят деньги за то, чтобы мы могли подняться над текучкой и увидеть точки роста и возможности (новые ниши, доступные перспективы, даже новые рынки – в общем, не только барахтались в алых от конкуренции морях, но и открывали голубые океаны). Однако, когда ты один в поле воин, времени на стратегию остаётся не так много – и в этом заключается основной вызов (с которым, я надеюсь, смогу справиться).

Несмотря на отсутствие коллег в отделе, в целом рабочая нагрузка по сравнению с Казахстаном ниже (как и уровень стресса). Правда, ниже и зарплата (по доходам на Сахалине я откатился лет на 5 назад – примерно в 1,5-2 раза, если еще учитывать «дисконт» на испытательном сроке).

Снижение доходов – это плата за переезд, существует совершенно четкое понимание того, что на новом месте у тебя ещё нет репутации и рекомендаций. Плюс, конечно же, «не тот паспорт» также бьёт по ценнику (когда ты не в столицах) – ведь ты мигрант из Центральной Азии, а значит, радуйся, что вообще получил возможность работать по профилю и в тёплом офисе (а не дворником или грузчиком на базаре).

Ради одного такого вида на Охотское море Сахалин стоит всех усилий  Фото автора

Быть может, это мышление лузера, но для меня деньги всегда приходят потом – вместе с демонстрацией своей полезности для работодателя. Надеюсь, что здесь, в России, этот процесс совпадет с легализацией, получением гражданства (дожить бы до него ещё) и строчкой в резюме с опытом работы уже на рынке РФ (а не только Казахстана).

Вот вам ещё один стереотип, который не подтверждается на практике: очень часто специалисты среднего звена, переезжая из Казахстана в Россию, вовсе не увеличивают свои доходы, а ощутимо теряют их (особенно в первые годы).

Такое поведение, безусловно, не является экономически рациональным – однако переезд по своей сути проект долгосрочный, и готовность мигрантов терять в деньгах здесь и сейчас означает, что в перспективе для себя мы находим иные плюсы.

Для меня они следующие: ощущение безопасности (все же в Казахстане однажды я могу стать буквально «белой вороной» и услышать пресловутое «езжай в свою Россию», хотя в целом за 35 лет жизни в Алматы я очень редко сталкивался с подобными проявлениями – однако порою в социальных сетях от чтения агрессивных комментариев и высказываний волосы вставали дыбом, особенно когда заходил в казахскоязычные ветки обсуждений).

В местном ботаническом саду вам заранее не очень рады Фото автора

Помимо безопасности – масштаб страны. В России я смогу со временем выбирать (прожив положенные для переселенца 3 года в регионе вселения), где работать – манит перспектива после Сахалина попробовать силы во Владивостоке или Хабаровске, в Ставрополе или Ростове-на-Дону, в Екатеринбурге или Новосибирске, в Калининграде или Нижнем Новгороде.

Этот список городов не полный – ведь предприятия, на которых требуются маркетологи, есть везде. Так же, как и развитая пищевая промышленность (в отличие от креативных индустрий – например, если я захочу продолжить свой профессиональный путь в качестве рекламиста, то кроме Москвы особых вариантов нет – а Белокаменная меня как носителя комплекса глубокого провинциала пугает).

Пограничники в Южно-Сахалинске готовы отстреливать мигрантов Фото автора

В Казахстане же уровень централизации экономики чрезвычайно высок – и, например, даже переехав из Алматы в столицу, город Нур-Султан (бывшая Астана), велик шанс не найти работу (по крайней мере, мои коллеги по индустрии не находили). Что уж говорить про другие города и регионы.

Забавно, что приглашая людей с образованием, опытом работы и квалификацией переехать в Россию (при подаче заявления на участие в программе содействия добровольному переселению проверяют твой диплом, трудовую книжку и пр.), на месте тебе не дают нормально работать.

Например, 14 октября я подал заявление на присвоение ИНН, и спустя 6 недель я его так и не получил. Без ИНН работодатель не может мне начислить зарплату (и выплатить положенные за меня налоги). Когда я получу ИНН – неизвестно. Из налоговой меня отправляют в УФМС, а в УФМС говорят, что всё дело в том, что я сделал временную регистрацию через почту, а не у них.

Когда регистрация через почту – присвоение ИНН затягивается. Почему и каким образом это взаимосвязано – для меня загадка. В любом случае, через 2 недели истекает моя 90-дневная регистрация в России, и если я получу разрешение на временное проживание (срок рассмотрения моего заявления в УФМС истекает в начале декабря), то предстоит новая регистрация (на этот раз в УФМС). Если к тому времени ИНН так и не получу – буду на месте разбираться, что же необходимо сделать, чтобы ускорить этот в теории элементарный процесс.

Я смотрю на ИНН словно героиня "Москвы слезам не верит"​ Фото автора

Еще из местных нюансов – это заключение договора с работодателем. Казахстанцы имеют право находиться в России без разрешения на временное проживание на срок действия рабочего контракта (мы ведь не подпадаем под квоты и от нас не требуют оформления патента).

Однако, на Сахалине УФМС запрещает заключать контракт с иностранцем (даже из ЕАЭС) на срок, превышающий его регистрацию. Получается замкнутый круг – чтобы без РВП я мог легально находиться на острове, мне нужен рабочий контракт. Но рабочий контракт действует на срок моей 90-дневной регистрации только. Это очень по-кафкиански.

Как результат: работодатель постоянно интересуется, когда же я принесу ИНН для бухгалтерии и продлю свою регистрацию, чтобы меня могли оформить на длительный период. А у меня нет ответов на эти вопросы – я только могу прогнозировать, что если в декабре не получу решение по РВП (например, оно затянется из-за высокой загруженности УФМС) и налоговая мне так и не присвоит ИНН, то у меня не останется другого варианта, кроме как собрать чемодан и улететь обратно в Казахстан.

Ибо продолжать жить и работать в регионе, где ты элементарно не можешь получить зарплату из-за бюрократии – это свыше моих способностей к выживанию и адаптации к окружающей среде. К тому же, личные накопления стремительно заканчиваются – и ближе к Новому году при сохранении текущего статуса кво их просто уже не останется на поддержание жизни в России.

Мигрант на Сахалине - это словно Линк на острове Кохолинт (зельдабои поймут)​ Фото автора

Находясь на Сахалине 2,5 месяца, я понимаю, что за относительно короткое время удалось решить широкий круг вопросов – начиная от поиска жилья (это очень трудно, когда у тебя нет российского гражданства!) и работы и заканчивая социализацией и адаптацией. Я не чувствую себя чужим на этом празднике жизни (в наибольшей степени этому способствует работа, конечно же), однако я ощущаю себя максимально уязвимым.

Тот случай, когда простая формальность (например – присвоение ИНН) может сыграть решающую роль в формировании картины будущего на много-много лет вперёд.

Когда мы, маркетологи, пишем про целевую аудиторию, что она живет в VUCA-world (в мире, полном неопределенности, тревог и забот) – то пропускаем это через собственную шкуру. По крайней мере, это так для одного маркетолога-мигранта из Казахстана на Сахалине. Если вам было интересно – stay tuned, что называется – история будет завершена ближе к Новому году.

​Мигранты словно мотыльки - прилетают на огни (и сгорают в жарком огне бюрократии) Фото автора

Каким будет конец – победным (с поверженным драконом российской бюрократии) или разгромным (с не-триумфальным возвращением на родину), я еще сам не знаю. Но в этом и заключается соль жизни, где из всех событий 100% вероятность имеет одна лишь смерть (преодолевать страх к которой населению помогает как раз маркетинг – но это уже другая история).

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Max Maxov", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 4, "likes": 4, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "subsite_label": "migrate", "id": 94039, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Sat, 23 Nov 2019 08:58:45 +0300", "is_special": false }
0
{ "id": 94039, "author_id": 375383, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/94039\/get","add":"\/comments\/94039\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/94039"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 370106, "last_count_and_date": null }
4 комментария
Популярные
По порядку
2

Спасибо, классное продолжение.

Ответить
0

спасибо! рад, что понравилось

Ответить
0

Когда получите паспорт, зарегитесь на электронном правительстве. Многие вопросы легче через него решать. Даже получение иностранного паспорта можно через электронку делать. Потом пойдете в уфмс просто получите и все. Нам показалось все проще, чем вы написали. И детям я продление регистрации делала, все прошло без проблем. Хотя в нашем регионе очень загруженный уфмс миграционным потоком, через нас проходит один из каналов поступления мигрантов в Россию. Ну а с работой да... Это вообще на отдельную огромную статью претендует. Муж высококлассный IT специалист, с высоким уровнем доходов в Казахстане был. Тут пока не можем устроиться, возраст... когда тебе 45+ твое резюме не проходит. Ну и после повышения квалификации - по теме своей специфики работу можно найти только в очень крупных региональных городах. Так что придется переезжать еще раз скорее всего). От чего конечно не в восторге.

Ответить
1

все будет хорошо! и переезд с острова, но с документами, будет уже гораздо легче! 

УФМС здесь и вправду очень загружен - я за талоном на то, чтобы узнать решение по РВП, три дня в очереди провел - сначала был 41 в списке, потом 26, потом 13. И просто повезло, что талонов давали по 15 штук в день - так бы и в четвертый раз нужно было пытать удачу 

Ответить
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "Article Branding", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cfovx", "p2": "glug" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Баннер в ленте на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "disable": true, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } }, { "id": 20, "label": "Кнопка в сайдбаре", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cgxmr", "p2": "gnwc" } } } ] { "page_type": "default" }