[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "disable": true, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "create", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-158433683", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?p1=bxbwd&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid21=&puid22=&puid31=&fmt=1&pr=" } } ]
{ "author_name": "Редакция vc.ru", "author_type": "self", "tags": ["\u043f\u0430\u0440\u0442\u043d\u0435\u0440\u0441\u043a\u0438\u0439","veon"], "comments": 0, "likes": 13, "favorites": 5, "is_advertisement": true, "section_name": "default" }
8 549

«Настоящий успех будет, когда партнером Veon сможет стать какая-нибудь кофейня в Сарапуле»

Материал написан при поддержке Билайн

Поделиться

В избранное

В избранном

Вице-президент по развитию цифрового и нового бизнеса «Вымпелкома» Джордж Хелд о создании платформы Veon.

В середине июля «Вымпелком» (работает под брендом «Билайн») запустил Veon — платформу с мессенджером и дополнительными функциями в виде новостной ленты, скидок от партнеров и возможностью смотреть видео.

Что такое Veon, а также для чего он понадобился оператору, рассказал вице-президент блока по развитию цифрового и нового бизнеса «Вымпелкома» Джордж Хелд.

Джордж Хелд

Когда вы представляли Veon, говорилось о платформе для общения, развлечения, получения информации. Но у большинства почему-то отложилось: «мессенджер». Так что такое Veon, в чем его идея?

И мессенджер тоже. Но правильное название для всего этого — персональная интернет-платформа. Она позволяет каждому пользователю получать доступ ко всем тем вещам, которые он привык использовать в интернете. Общаться с друзьями, смотреть кино, получать контент, посылать фото и видео, наблюдать за событиями в мире. Всё это — всегда под рукой, в одном месте, доступно в любой момент. Самое интересное в Veon — то, что для абонентов «Билайна» пользование сервисом не тарифицируется. Даже если у вас на счету нет денег, вы все равно можете пользоваться приложением.

Например, на днях мы представили с Veon новый фильм «Любовь в большом городе 3». Для всех наших абонентов он сразу стал доступен бесплатно. Новый фильм Федора Бондарчука тоже выходит у нас бесплатно. При этом люди могут тут же общаться, обсуждать фильм прямо во время просмотра. И таких продвинутых фишек в Veon много.

Зачем оператору связи понадобилось создавать такую платформу?

Не надо ставить на «Билайн» ярлык «оператор связи». Конечно, мы уже 25 лет с гордостью предоставляем услуги сотовой связи и телефонии. Но мы проходим большую трансформацию и становимся не только оператором связи, но и технологической компанией.

Будучи телеком-компанией по своей природе, мы можем сделать многие сервисы более удобными и, скажем так, правильными — у нас больше возможностей, чем у других технологических компаний. Veon построен на плечах телеком-гиганта — благодаря этому мы можем показать человеку нужный контент в нужный момент. Сделать то предложение, которое он воспримет именно сейчас.

Например, не так давно я был в Новосибирске. Мне было совершенно не важно в тот момент, какие концерты и мероприятия в это время проводились в Москве. Зато Veon подсказал, какие спектакли можно посмотреть в Новосибирском драматическом театре. Вот это было для меня важно и своевременно.

Телекоммуникационный оператор, используя свои возможности, может и должен делать полезные релевантные сервисы, которые не может сделать никто другой.

Как вообще возникла идея Veon, и сколько ресурсов и времени ушло на ее воплощение?

В техническом мире люди думают, что самое важное и сложное — написать код, создать работающее программное обеспечение. На самом деле идея Veon долго формировалась и трансформировалась. Главная сложность была как раз в том, чтобы определиться, что же мы делаем.

Практически два года мы потратили на формирование задачи и понимание рынка. Провели множество исследований. Мы анализировали поведение и потребности пользователей, смотрели, что они на самом деле делают в интернете.

Команда Veon

Привычки российских пользователей отличаются от западных — это связано и со спецификой культуры, с высоким уровнем образования в России, особенностями языка и привычек. Мы провели множество тестов — в Москве, в Петербурге, в Новосибирске и во Владивостоке. Наша платформа несколько месяцев работала в закрытом режиме. Мы смотрели, какими из возможностей платформы люди охотнее всего пользуются — и дорабатывали именно эти аспекты.

​Самой затратной частью по ресурсам, в том числе временным, оказалось понимание того, что нужно людям.

Еще один важный и сложный момент — создание удобного пользовательского интерфейса. Как люди используют продукт, куда они смотрят, на какие клавиши нажимают.

На создание интерфейса мы потратили больше денег и времени, чем на все остальные технические составляющие приложения. Мы понимали, что если продукт прост и удобен в использовании, люди его полюбят. Но даже самое технологически продвинутое решение зачастую не взлетает, поскольку просто неудобно.

Раз уж вы упомянули деньги — можете как-то обозначить сумму? Сколько вложено в Veon?

Далеко не все можно измерить в деньгах. Пилот во Владивостоке, например, стоил нам огромных временных затрат и усилий, чтобы сделать все правильно. Все предварительные запуски, всевозможные фокус-группы в Москве и Санкт-Петербурге — они ведь тоже требовали затрат — и материальных, и прочих.

Программное обеспечение, серверы, коммуникационные решения, обеспечения соответствия требованиям российской регуляторики — это невозможно измерить в деньгах, все это — человекочасы, работа многих и многих людей.

Интересно, что продукт создавался не только в России — над ним работала международная команда. И та часть работы, которая была здесь, велась не только в Москве, но и, например, в Новосибирске и Петербурге, где у нас есть большие центры разработки. Часть работы проходила в Ярославле, где находятся наши серверы. С этой точки зрения Veon — это не только Россия, хотя для нас это, безусловно, ключевой рынок. Сейчас платформа используется также в Италии, в Пакистане, в Грузии и на Украине.

Были ли в процессе создания Veon откровенные ошибки — что-то сделали, потом поняли, что так вообще не работает, пришлось переделывать?

Да, были. Мы очень многое скорректировали. Например, была мысль сделать Veon чем-то похожим на социальную сеть. Но мы поняли, что это не тот сегмент, в котором у нас есть достаточные конкурентные преимущества. Плюс исследования рынка показали, что это вообще не приоритетное направление.

Было проделано много работы в сторону AR/VR. Но, опять же, выяснилось, что рынок не считает, что это нечто необходимое в ближайший год. Многие вещи отпали, но это позволило нам сфокусироваться на четырех главных направлениях, в которых Veon и развивается сейчас.

Что это за направления?

Прежде всего, коммуникационная платформа — то, что журналисты называют мессенджингом, но на самом деле это нечто большее.

Второе направление — контент-платформа. Для нас это, прежде всего, возможность показывать правильный контент в правильное время в правильных сегментах. Это не только картинки и тексты, но и видео, включая фильмы.

Третье направление — партнерские предложения. Veon позволяет людям получать очень выгодные предложения, скидки на нужные им вещи. Каждый день все новые люди приходят к нам, чтобы посмотреть на интересные предложения.

Четвертое направление — управление счетом. Пользователи «Билайна» могут управлять своим счетом, видеть детализацию использования тарифов, Veon позволяет привязать карточки, автоматически оплачивать счет телефона, получать уникальные предложения на связь абонентам «Билайна».

На этих направлениях мы сконцентрированы в ближайшие полгода. Все они будут развиваться именно в тех аспектах, которые интересны рынку.

Если уж вы заговорили о партнерах, расскажите — какие критерии отбора для них есть в Veon?

На момент запуска продуктов у нас было более 200 партнерских предложений, которые предоставляли всевозможные скидки или бесплатные продукты.

Изначально мы вышли на тестирования фокус-группами, на пилот во Владивостоке, и очень быстро поняли, что просто скидки в любых магазинах — это не очень интересно. Есть множество скидочных сервисов типа Groupon, которые давно этим занимаются. От спама всевозможных скидок пользователю ни тепло, ни холодно. Поняв это, мы перестроили партнерские предложения по совершенно иному принципу. Мы стали работать только с брендами, с которыми люди хотят себя ассоциировать.

Сегмент, на который мы рассчитываем — лидеры мнений, трендсеттеры, активная молодежь, которая следит за модой и создает ее для людей вокруг.

Мы стали смотреть на бренды, которые такой молодежи близки. Это может быть небольшое кафе, которое стало культовым местом в каком-то городе. Это может быть молодежный дизайнерский бренд, с которым люди хотят ассоциироваться. Вовсе не нужно быть огромной международной компанией — наоборот, можно быть маленькой, но очень выдающейся в своем сегменте. Это наш принцип в выборе партнеров. Человек, заходя в Veon, каждый день видит новое, релевантное предложение.

То есть, какая-нибудь кофейня, работающая только в одном городе, или, допустим, модный в определенной тусовке барбершоп — теоретически могут стать партнером Veon?

Да, и мы считаем, что это круто. Мне кажется, что настоящий успех будет, когда мы сможем подписывать какую-нибудь кофейню в Сарапуле — даже не в Ижевске — и она будет ассоциироваться с самым модным хипстерским местом там. Подписать международную сеть, которая продает кофе во всех городах — просто. Сложнее сделать так, чтобы к нам пришли самые крутые, пусть и маленькие игроки.

Есть ли аналог Veon, сервис, который вы считаете конкурентным?

Есть технологические компании, которые двигаются примерно в ту же сторону — те же Google, Amazon, WeChat по некоторым направлениям делают похожие вещи. Но что нам позволяет дифференцироваться от них — то, что мы физически находимся в России, то есть, близки к нашим клиентам.

Столкнувшись с каким-либо вопросом, абонент может позвонить на горячую линию или дойти до ближайшего офиса и спросить все, что нужно у консультанта. Плюс Veon объединяет сразу несколько направлений, которые я перечислил — этим мы отличаемся от всех. Если кто-то из международных компаний захочет сделать то же самое, что и мы — им придется построить такую же сеть в России.

Как пользователи отреагировали на запуск Veon?

У нас появились очень интересные юзер-кейсы, которых мы не ожидали, несмотря на все исследования, которые проводили до запуска. В Veon сейчас больше пользователей, чем мы рассчитывали — мы идём с большим опережением. Мы получили много хороших отзывов в магазине приложений и социальных сетях, много комментариев и рекомендаций от пользователей.

Самое важное, что Veon в его текущем состоянии — не конечный продукт. Это путь, который мы проходим вместе с нашими пользователями — вместе мы создаем продукт, который изменит нашу жизнь и сделает ее удобнее.

#партнерский #Veon

Популярные материалы
Показать еще

Прямой эфир

Приложение-плацебо скачали
больше миллиона раз
Подписаться на push-уведомления