Вадим Скворцов
5 300

Почему стоит запускать компанию на свои деньги

Конспект лекции технического директора сети коворкингов «Ключ» Владимира Маслякова.

Поделиться

В избранное

В избранном

Владимир Масляков

Меня зовут Владимир Масляков, мне 33 года. С точки зрения технологического предпринимательства, я — серийный предприниматель. Занимаюсь этим с 18 лет. Сделал шесть компаний, три из которых канули в лету.

Первую компанию в 23 года я продал за копейки, потому что, говоря по-русски, у меня её отжали, но при этом заплатили денег, что на тот момент было неплохо: я был студентом, поэтому для меня любая сумма была большой.

Но тех денег было недостаточно, чтобы во что-то инвестировать. Вторая успешная компания — Exante. Недавно я её продал.

Сейчас я занимаюсь «Ключом». Мы делаем сеть коворкингов, которая уже стала самой крупной в России. В большинстве компаний я работал техническим директором, то есть отвечал за разработку цифрового продукта.

Предприниматель в России и в Кремниевой долине

После поездки в Кремниевую долину я понял, что у нас в России странное понимание работы предпринимателя. Мы думаем, что предприниматели — это люди, которые хотят зарабатывать деньги.

В Долине никто не ставит перед собой прямой цели заработать деньги. Предприниматели говорят: «мы меняем мир к лучшему — ставят любую цель, только не доход», в России более прагматичный подход.

Мне нравится идея Стива Бланка. По его определению, предприниматель — это некая задача создать уникальную бизнес-модель, которая продолжала бы себя репродуцировать и генерировать.

Сейчас стало модным слово «пивотинг» — многократный проброс бизнес-модели до того, как модель нащупает реальную потребность рынка и начнёт генерировать денежный поток. Это верное определение, а хипстерские замашки, что предпринимательство — это не про деньги — преувеличение.

Но если не деньги, то что движет предпринимателем в Долине? Банально — скука. Я сужу по себе — просто хочется делать прикольные вещи. Это основной драйвер. Много способов, как это делать, но один из них — создавать крупные продукты на глобальный рынок.

Бутстрэппинг

Бутстрэпинг — развитие на собственный капитал. Деньги, которые вы зарабатываете по ходу функционирования компании, вы вкладываете в развитие продукта, при этом не привлекая внешнего финансирования.

Не стоит искать инвесторов в самом начале, соберите максимальное количество своих денег. Так сохраняется некая внутренняя свобода — инвесторы не давят, ты сам себе хозяин.

Чужие деньги нужны в тот момент, когда вы обкатали свою бизнес-модель, научились зарабатывать самостоятельно и уверены, что можете расширить свой бизнес, но для этого нужны дополнительные инвестиции.

Для привлечения инвестиций вам нужно точно знать, какое количество денег, к какому сроку необходимо и как с ними работать.

Личный опыт — Exante

В начале мы делали компанию на свои деньги. У нас был только один крупный акционер, который внёс большую часть капитала, остальные почти ничего не вкладывали. Но компания достаточно быстро начала приносить доход.

В классическом бизнесе всё шло слишком хорошо. В какой-то момент компанию хотели полностью выкупить, так как у нас был хороший софт, сильная команда, качественный продукт и понятная аудитория.

Но мы отказались. Тогда нам казалось, что мы стоим сумасшедших денег, и через два-три года нам предложат в разы больше. Это была самая большая ошибка.

Это был 2013 год — время украинского кризиса — против России начали вводить санкции, российским компаниям стало бесполезно искать деньги на Западе: все инвесторы разбежались.

Основная ошибка была во фандрейзинге. Мы несерьёзно к этому подошли, не понимали, что такое экспоненциальный рост, не знали, как общаться с инвесторами. Не было человека, который бы постоянно искал дополнительные средства для компании.

Фандрейзинг подразумевает привлечение средств внешних инвесторов: инвесторы получают взамен некий финансовый инструмент, с помощью которого они смогут участвовать в жизнедеятельности компании.

Поэтому процесс был вялотекущий: дадут, не дадут денег — не важно. Для акционеров важен фандрейзинг, потому что это даёт оценку проделанной работе, компании в целом и некую внутреннюю защищённость своих активов.

В Exante мы делали пять продуктов, на три из которых не зарегистрировали права. Американский регулятор завёл на нас из-за этого дело.

Тогда я понял, что мне тяжело и надо уходить, другие акционеры думали, что делать: топить компанию или пытаться выиграть суды и восстановить репутацию, но это всё требовало огромных затрат.

В какой-то момент компания обесценилась, было приложено слишком много усилий на суды. Потом дела пошли чуть лучше, и появилась возможность продать компанию. Сейчас я уже вышел из Exante, но знаю, что у ребят всё хорошо, они активно развиваются дальше.

Фонд

Обратная ситуация обстоит с фондом — он может гарантировать защиту активов. Фонд обеспечит компании некую стабильность и грамотное юридическое оформление.

Если банк вам даст кредитное плечо, то это тоже считается бутстрэпингом, потому что у вас нет сложных обязательств перед инвесторами, вы как будто развиваетесь на свои деньги. Если банковский процент позволяет проинвестировать банковские деньги — это вообще самый идеальный сценарий, потому что ты ни от кого не зависишь.

Денег на рынке много. Для крупных банков ИТ-компании — это слишком сложные продукты.

Однако банкам легче отказать начинающей компании, чем вообще брать на себя какие-то риски.

Фондам не интересны начинающие компании. Сделки стоимостью менее десяти миллионов рублей их почти не интересуют, у них час разговора с вами будет дороже стоить. В данном случае компаниям проще искать ангелов, у фондов всегда адские соглашения об основных условиях сделки.

#лекции #russol

{ "author_name": "Вадим Скворцов", "author_type": "self", "tags": ["\u043b\u0435\u043a\u0446\u0438\u0438","russol"], "comments": 11, "likes": 15, "favorites": 22, "is_advertisement": false, "section_name": "default", "id": "31248", "is_wide": "" }
{ "is_needs_advanced_access": false }

Комментарии Комм.

Популярные

По порядку

0

Прямой эфир

Подписаться на push-уведомления
[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } } ]