Крипто Елена Андреева
154

Смена парадигмы: с кого спросят за незаконный контент в блокчейне?

Биткоин пережил несколько громких скандалов, связанных с нелегальным контентом. В марте 2018-го в одном из его блоков обнаружили ссылки на детское порно и изображения сексуального характера. В случае с обычными интернет-ресурсами (сайтами, форумами, социальными сетями) почти всегда можно удалить нежелательные материалы и найти ответственного за их размещение. Но с блокчейном это не сработает, и именно потому событие вызвало такой большой резонанс.

В закладки

Информацию в блокчейне невозможно исправить – это ключевая особенности системы. А значит, и удалить изображения и ссылки, ставшие частью блока, тоже нельзя. Как и отследить тех, кто их добавил.

Значит ли это, что блокчейн окажется вне закона? Или нужны новые методы и инструменты для борьбы с противоправными файлами? Чтобы ответить на этот вопрос, важно понять, как же работает «закачка» этих файлов в распределенный реестр.

От теории к воплощению

Идея о помещении нелегального контента в блокчейн известна не только гикам. Еще в 2015 году Интерпол предупреждал о том, что в блокчейне технически возможно хранить вредоносное ПО, которое будет нельзя оттуда удалить. А в 2017 году исследователи из Рейнско-Вестфальского технического университет Ахена в Германии действительно обнаружили запрещенный контент в блокчейне биткоина и исследовали его.

В каждой транзакции блокчейна может храниться и небольшое количество нефинансовых данных – от текстов и ссылок до изображений. В исследовании (стр. 2-5) ученые перечисляют методы, с помощью которых это можно сделать.

  • Входные скрипты (P2SH-инъекции).
  • Метод OP_RETURN: встроенный в протокол биткоина код, который позволяет хранить увеличенный объем данных.
  • Поле coinbase data, или unlocking script: в нем можно указать что угодно размером от 2 до 100 байт.
  • Поля обычных транзакций по переводу биткоинов – например, при генерации ключей и хэшей по заданному образцу.

Все эти способы позволяют встроить в блокчейн малый объем сторонних данных: короткий текст или ссылку. Но есть и методы, которые раскрывают больше возможностей. Один из них – использование встроенного скриптового языка (до 60 Кб сторонних данных в каждый блок). Здесь придется заплатить комиссию майнерам. Есть и сервисы-посредники, которые предлагают услуги помещения в блокчейн произвольных данных: CryptoGraffiti, Apertus и Satoshi Uploader.

По приблизительным подсчетам, сейчас в блокчейне биткоина находится около 1600 файлов. Порядка 10 из них содержат порнографический контент и ссылки на него в интернете и Даркнете.

Что отвечает закон?

Судебных прецедентов, связанных с нелегальными файлами в блокчейне, пока нет. Поэтому мы можем только предположить последствия, опираясь на законодательства разных стран.

Угрозы для рядовых пользователей

В Германии, Великобритании, США и ряде других стран хранение контента, запрещенного законом, является также незаконным. Во многих государствах преступлением считается распространение такого контента. Но можно ли приравнять использование блокчейна к хранению или распространению информации?

При обычных транзакциях биткоина копия блокчейна не загружается на компьютер пользователя, и рядовые юзеры вряд ли могут считаться «хранителями» противоправных файлов. Кроме того, криптокошельки не привязаны к банковским картам и номерам телефона. Например, в ADAMANT Messenger (сервис обмена сообщениями на блокчейне) анонимность – одно из преимуществ сервиса. Поэтому пользователям блокчейна не грозят реальные иски, связанные с нелегальным контентом.

Риски для майнеров и блокчейна в целом

При майнинге происходит загрузка реестра или его частей на пользовательское устройство. Поэтому в сообществе и появляются опасения, что нелегальный контент может стать удобным предлогом для ограничения майнинга или использования блокчейна.

Но можно ли изображения и ссылки сомнительного характера, загруженные в блокчейн, назвать нелегальным контентом? На разницу уже указали IT-эксперты: данные в блокчейне криптографически зашифрованы. Поэтому для загрузки из него фотографий необходима точная инструкция о местонахождении и способе расшифровки этих данных, и вряд ли это можно считать свободным распространением.

А профессор Принстонского Университета и исследователь биткоина Арвинд Нарайанан комментирует, что противоправный контент в блокчейне составляют в основном ссылки. С юридической точки зрения ссылка и оригинал – совсем не одно и то же.

Итак, публикация ссылок влечет последствия скорее не для блокчейна, а для сайтов, на которых расположен «оригинал». А размещение изображений любого содержания в блокчейне – это не открытый доступ, а нечто вроде компьютерной стенографии. Поэтому по сегодняшним законодательным нормам вряд ли удастся наложить на блокчейны какие-либо санкции. Но общественный резонанс оказался сильным, и некоторые компании уже заявили об усилении контроля за пользователями. Так, приложение обработки платежей Money Button, которое связывают с одним из эпизодов добавления нелегального контента в блокчейн, сообщает, что будет блокировать пользователей за подобные действия и ставить в известность власти.

Борьба с противоправным контентом: методы и инструменты

@luis_molinero

Удалить сторонние файлы из уже созданного блока в блокчейне действительно невозможно. Теоретически это можно сделать с помощью форка, но де-факто никто не будет совершать такую сложную операцию ради нескольких ссылок или изображений.

Баны и «черные списки», о которых заявляют сервисы вроде Money Button – мера для профилактики: контент забаненного пользователя не исчезнет. Автоматическую премодерацию данных также можно обойти.

Значит ли это, что у властей есть удобный предлог для санкций в адрес блокчейн-компаний? И увидим ли мы судебные прецеденты, связанные с порнографическими материалами в биткоине и других экосистемах? Пока ясно одно: на основании действующих законов очень сложно вынести обвинительные приговоры, и у блокчейн-компаний есть хорошие аргументы в свою защиту.

Единственная реальная угроза, которая существует для индустрии – общественный резонанс. Чтобы улучшить свой имидж в глазах пользователей, компании действительно могут прибегнуть к банам и другим неприятным санкциям. Однако большинство блокчейн-компаний принципиально отказываются от модерации своей экосистемы и напоминают, что ответственность за контент лежит целиком на пользователях.

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать
{ "author_name": "Елена Андреева", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 0, "likes": 2, "favorites": 1, "is_advertisement": false, "subsite_label": "crypto", "id": 58669, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Fri, 15 Feb 2019 17:05:46 +0300" }
{ "id": 58669, "author_id": 215486, "diff_limit": 1000, "urls": {"diff":"\/comments\/58669\/get","add":"\/comments\/58669\/add","edit":"\/comments\/edit","remove":"\/admin\/comments\/remove","pin":"\/admin\/comments\/pin","get4edit":"\/comments\/get4edit","complain":"\/comments\/complain","load_more":"\/comments\/loading\/58669"}, "attach_limit": 2, "max_comment_text_length": 5000, "subsite_id": 199126 }

Комментариев нет 0 комм.

Популярные

По порядку

0
{ "page_type": "article" }

Прямой эфир

[ { "id": 1, "label": "100%×150_Branding_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox_method": "createAdaptive", "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfl" } } }, { "id": 2, "label": "1200х400", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfn" } } }, { "id": 3, "label": "240х200 _ТГБ_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fizc" } } }, { "id": 4, "label": "240х200_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "flbq" } } }, { "id": 5, "label": "300x500_desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "ezfk" } } }, { "id": 6, "label": "1180х250_Interpool_баннер над комментариями_Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "ffyh" } } }, { "id": 7, "label": "Article Footer 100%_desktop_mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjxb" } } }, { "id": 8, "label": "Fullscreen Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjoh" } } }, { "id": 9, "label": "Fullscreen Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fjog" } } }, { "id": 10, "disable": true, "label": "Native Partner Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyb" } } }, { "id": 11, "disable": true, "label": "Native Partner Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "clmf", "p2": "fmyc" } } }, { "id": 12, "label": "Кнопка в шапке", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "bscsh", "p2": "fdhx" } } }, { "id": 13, "label": "DM InPage Video PartnerCode", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox_method": "createAdaptive", "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "h", "ps": "bugf", "p2": "flvn" } } }, { "id": 14, "label": "Yandex context video banner", "provider": "yandex", "yandex": { "block_id": "VI-223676-0", "render_to": "inpage_VI-223676-0-1104503429", "adfox_url": "//ads.adfox.ru/228129/getCode?pp=h&ps=bugf&p2=fpjw&puid1=&puid2=&puid3=&puid4=&puid8=&puid9=&puid10=&puid21=&puid22=&puid31=&puid32=&puid33=&fmt=1&dl={REFERER}&pr=" } }, { "id": 15, "label": "Плашка на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byudx", "p2": "ftjf" } } }, { "id": 16, "label": "Кнопка в шапке мобайл", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "byzqf", "p2": "ftwx" } } }, { "id": 17, "label": "Stratum Desktop", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvb" } } }, { "id": 18, "label": "Stratum Mobile", "provider": "adfox", "adaptive": [ "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "pp": "g", "ps": "bugf", "p2": "fzvc" } } }, { "id": 19, "label": "Тизер на главной", "provider": "adfox", "adaptive": [ "desktop", "tablet", "phone" ], "auto_reload": true, "adfox": { "ownerId": 228129, "params": { "p1": "cbltd", "p2": "gazs" } } } ]
Нейронная сеть научилась читать стихи
голосом Пастернака и смотреть в окно на осень
Подписаться на push-уведомления
{ "page_type": "default" }