Финансы
Andrew Voronkov
2513

Закрытие проекта TON - символ краха централизованных систем

Из Википедии: “Революционная ситуация — понятие, впервые сформулированное В. И. Лениным в работе «Маёвка революционного пролетариата» (1913 года): «Для революции недостаточно того, чтобы низы не хотели жить, как прежде. Для неё требуется ещё, чтобы верхи не могли хозяйничать и управлять, как прежде».

В закладки

Telegram Open Network - P2P-сеть со своей собственной криптовалютой Gram, концепция которой была разработана братьями Дуровыми, известными по своим проектам “Telegram” и “Вконтакте”. Сеть TON предполагала широкий функционал - использование умных контрактов, создание аналога торрентов, функционал сети Tor и анонимность для обхода блокировок, распределенные приложения, наподобие web-сайтов и прочие востребованные в интернете технологии.

11 Октября 2019го года SEC анонсировала свою позицию по поводу незарегистрированного токенсейла токенов проекта TON (Telegram Open Network).

Эта вполне прогнозируемая реакция американского регулятора открыла серию судебных разбирательств “TON против SEC”, которая вполне прогнозируемо закончилась выигрышем SEC в американском суде весной 2020-го года. Казалось бы менее прогнозируемым событием был отказ на этой неделе Павла Дурова от развития TON. Сначала в прессе появлялись сообщения о том, что только американским инвесторам вернут 72% инвестиций и была надежда, что проект будет продолжен (с переносом сроков запуска) за счет средств инвесторов из других стран. Однако, 12-го мая Павел Дуров объявил о приостановке проекта TON.

Ранее, из-за действий американских регуляторов, одной из крупнейших американских компаний, Facebook, пришлось остановить запуск своей криптовалюты Libra. Казалось бы криптовалютные технологии, которые должны символизировать собой свободу и открытость, пали жертвами регуляторов, от влияния которых они хотели избавиться, и законы которых, они в той, или иной мере могли бы обойти. Битва за свободу в интернете проиграна? Это не так.

И TON и Facebook организовали свои проекты в рамках той же самой, централизованной парадигмы финансирования и управления проектами, которые столетиями до них использовали другие компании. Их проекты исходили из возможности договориться с регуляторами, или соответствовать их требованиям при помощи дорогостоящих юристов и лоббистов. Но этот подход больше не работает для криптовалютных проектов - назрела революционная ситуация.

Эта ситуация выражена в словах руководителя банковского комитета Сената США Майка Крапо, сказанных им в Июле 2019-го года: “Если Соединенные Штаты Америки захотели бы регулировать (хотя я не говорю, что это необходимо), если бы Соединенные Штаты Америки решили, что не хотят криптовалюты на своей территории и постарались бы запретить их, то я абсолютно уверен, что мы не смогли бы это сделать“. Они не смогли бы. Соотношение желания и возможностей здесь принципиально. Есть ли возможность и возникает ли желание у американских регуляторов регулировать криптовалюты?

Возьмем, к примеру, первую криптовалюту - биткоин. Нужно ли ее регулировать и есть ли американские законы, которые нарушает биткоин и другие криптовалюты?

Итак, что теоретически могли бы предъявить финансовые регуляторы криптовалюте биткоин, или другим подобным криптовалютам?

  • Биткоин вполне мог бы подпасть под определение системы международных переводов, деятельность которой требует лицензии и соответствующей организационно-правовой формы. Работа финансовой организации без лицензии - нарушение 1.
  • Платформа биткоин, по сути, принимает на хранение средства от широкого круга населения без банковской, или EMI лицензии. Это два.
  • Биткоин уже в первые годы своего существования начал использоваться криминальными группировками для продажи наркотиков оружия, принимался в качестве выкупа при шантаже и похищениях, использовался для финансирования терроризма и отмывания денег. Таким образом биткоину можно предьявить обвинение еще и в этом.

Уже этих трех серьезных обвинений вполне достаточно для регулирования и распоряжения о закрытии платформы со стороны тех же пресловутых американских регуляторов.

Но этого не происходит. Американские законодатели предпочитают не замечать биткоин и говорить о каких-то косвенных механизмах регулирования типа взимания налогов и регулирования входов и выходов фиат/криптовалюты/фиат, а некоторые, как Майк Крапо, открыто и честно признают свое бессилие и неспособность остановить биткоин и криптовалюты.

Все эти потуги регуляторов вызывают иронический смех у многих энтузиастов криптовалют - кто и что не говорил бы, а ключевую функцию криптовалют многие видят именно в этом - в освобождении финансовых рынков от какого-либо регулирования.

Любое действие является оправданным лишь если приносит необходимые результаты.

Судебное преследование Виталика Бутерина, или предполагаемого Сатоши Накамото, или другого создателя каких-либо из состоявшихся крупнейших криптовалют, не сможет серьезно навредить их детищам и они продолжат существовать и без своих создателей по очень простой причине - потому что они от создателей не зависят благодаря децентрализации. Миллионы людей по всему миру используют биткоин, десятки тысяч программистов разрабатывают смарт-контракты для тысяч разных приложений в сети Эфириум. Кого именно из них обвинить в нарушении законов? Способны ли американские, или любые другие регуляторы гонятся по всему миру за миллионами анонимных, или даже псевдоанонимых (или даже НЕ анонимных) пользователей криптовалют? Будут ли они тратить на это ресурсы и какие выгоды они получат? В таком случае они лишь получат ожесточенное глобальное сопротивление и увеличение армии сторонников криптовалют.

Таким образом, несмотря на свой ореол борца за свободу, несмотря на похожесть криптовалюты gram на криптовалюты типа биткоина и эфириума, Павел сдался, закрыл проект и на системном уровне TON не смог противостоять американским регуляторам. Вполне возможно, у братьев Дуровых не было выбора. Нежелание закрывать для своих поездок большую часть мира через противостояние с США, нежелание подвергать этим рискам инвесторов может быть сыграло свою роль. Павел, с сожалением, пишет публичные статьи, которые критикуют США и Кремниевую долину, а также сокрушается по поводу того что 4% населения США решают как жить остальным. Но сам он своим решением и желанием как-либо вообще реагировать на действия SEC лишь льет воду на мельницу американской государственной машины. Это его личное решение и это будет личное решение лидеров других организаций в подобных ситуациях. Именно наличие в любой организации человека, который может подобные вопросы лично решать и от которого они вообще могут зависеть и является той самой пресловутой точкой отказа, которую в криптосообществе называют риском централизации.

Довольно показательным в этом плане является запуск 7-го мая 2020го года сети FreeTON сторонниками проекта TON и его разработчиками, которые к тому же еще и подписали декларацию децентарализации (https://freeton.org/dod). Децентрализацию сложно контролировать и сложно остановить миллионы людей в своем желании делать что-то. Децентрализация будет являться наиболее эффективным ответом на попытки регулирования блокчейн и криптовалют, которые создавались именно для ухода от этого регулирования.

В 2017м году начался хайп ICO, основатели проектов централизованно, на свои личные счета собирали деньги инвесторов через продажи криптовалют. Многие из этих криптовалют оказались так называемыми security - ценными бумагами с определенным свойствами, связанными с ожиданиями и возможностями инвесторов. С июля 2017-го года SEC и другие регуляторы начали на это реагировать.

После этого мир изменился. Работать по старым правилам в новом мире было уже нельзя. Централизация управления финансами, полученными от публичной продажи криптовалют стала порождать не только риски превращения проект в скам из-за нецелевого централизованного расходования средств, но теперь еще и подставляет команду и проект под действия регуляторов.

Когда у проекта (государства, бизнеса, или любой организации) есть один руководитель, или узкая группа людей, принимающих решения - это создает централизованную точку отказа, риск централизации - уязвимость, которой могут воспользоваться любые их противники.

Кстати, история знает много примеров побед в войнах и изменения хода истории через физическое уничтожение правителей с централизацией власти - это и примеры красного террора против российских царей в 19м веке в России, примеры устранения Гая Юлия Цезаря, Авраама Линкольна, Махатмы Ганди и многие другие.

Примеры TON и Facebook показательны - несмотря на свои финансовые и лоббистские возможности обе эти организации не смогли противостоять американской государственной машине. Это вполне понятно, логично и прогнозируемо - несмотря на заявленные новые технологии блокчейн, эти организации по-прежнему проводили инвестиционные краудсейлы по старой, прежней централизованной версии 1.0, как многие компании делавшие IPO до них.

Наверное именно так большие динозавры не смогли противостоять изменению климата - они просто не были приспособлены на системном уровне к новым условиям, в отличие от своих меньших и менее прожорливых собратьев и будущих поколений теплокровных млекопитающих.

Могла ли судьба криптовалют TON и Facebook сложиться иначе? Год назад я давал отрицательный прогноз по перспективам Libra, криптовалюты Facebook. Центр жизненных интересов Facebook находится в США - жизнь руководства и команды, техническое и PR/маркетинговое обеспечение Facebook находятся в США. Изменение позиции регулятора ради одной, пусть и крупной компании, выглядело очень очень маловероятным - выпуск своих частных денег не должен был стать прецедентом для американской корпорации и он им не стал. С Телеграм и TON ситуация могла сложиться иначе - центр жизненных интересов основателей и команды Телеграм находится явно не в США. Основные разработчики находятся в России, которая, как известно, не экстрадирует своих граждан в другие страны, а сам Павел по свидетельствам разных очевидцев проживает в Объединенных Арабских Эмиратах, которые не были замечены в больших симпатиях к США, в отличие от некоторых других стран Персидского залива. К тому же, у ОАЭ традиционно хорошие отношения с Российской Федерацией, где находятся центры жизненных интересов основных инвесторов TON. Тем не менее, вероятно, через консультации с крупнейшими инвесторами, Павлом было принято решение принять во внимание претензии SEC и, более того, в конечном счете его реакцией стало закрытие проекта TON.

Таким образом ответ на действия американского регулятора находится не в области использования правильных юрисдикций, или дорогостоящих юристов, или лоббистов.

Эффективный ответ для реализации глобальных революционных проектов типа TON может быть только системным и технологическим. Сами механизмы привлечения финансирования, управления этими ресурсами и управления проектом должны быть другими и отвечать современной ситуации с регулированием публичных продаж криптовалют с признаками секьюрити.

И здесь нам на помощь приходит та самая концепция ДАО, которая была реализована в одноименном проекте “The DAO” и с которого и началась кампания SEC по регулированию криптовалют 25 Июля 2017-го года.

Что же такое ДАО и почему именно ДАО могут стать могильщиками SEC, а также существующей финансовой и политической организации мира?

Аббревиатура ДАО расшифровывается, как Децентрализованная Автономная Организация. Давайте обсудим все три слова, составляющие эту аббревиатуру и начнем с последнего.

Организация - это (согласно Википедии) группа людей, деятельность которых сознательно координируется для достижения общих целей и это целевое объединение ресурсов (в том числе объединение двух и более лиц). Таким образом TON, Facebook, SEC, Соединенные Штаты Америки, Россия, Коммунистическая партия советского союза (КПСС), или Российская социал-демократическая рабочая партия (РСДРП) - все это организации, представляющие из себя объединения людей и их ресурсов с определенными целями. В полной мере это же определение применимо к децентрализованным автономным организациям - это организации, объединяющие людей для достижения определенных целей.

Что такое децентрализация? Децентрализация означает коллективное управление ресурсами, взаимозаменяемость управленцев и отсутствие централизованных точек отказа. Грубо говоря, децентрализация максимально исключает человеческий фактор через минимизацию роли каждой отдельной личности в управлении организации - в каком-то смысле обезличивает организацию (здесь сразу приходят на ум те самые Anonymous - “Имя нам Легион”).

Может ли быть достигнута децентрализация в отсутствие блокчейн? Необходимость объединения ресурсов подразумевает их хранение в каком-то месте и в каком-то виде.

Например, объединенные ресурсы могут хранится в банке на счету, или в мешке (или в обычной банке) под подушкой. Однако, при таком хранении доступ к этим ресурсам будет не у всех участников организации и возможны серьезные злоупотребления доступом - возникает централизация доступа и риски точек отказа (в качестве такой точки отказа выступает хранитель этого самого мешка, или управляющий счетом в банке, в случае TON - братья Дуровы, в случае Facebook - Марк Цукерберг). Равномерный доступ (да и еще из любой точки мира) к объединенным ресурсам может обеспечить только та самая децентрализация через интернет, которая сейчас эффективнее и безопаснее всего реализуется через технологию блокчейн.

Что такое автономность? Автономность в данном случае является следствием децентрализации и является синонимом слова "независимость". Автономная работа ДАО реализуется через независимость управления ДАО, участия в ДАО и финансовых операций от каких-либо внешних, по отношению к блокчейн, структур именно в связи с невозможностью, на данный момент, контроля работы блокчейн какой-то одной стороной (он контролируется только консенсусом - большинством сообщества из десятков тысяч майнеров, поддерживающих работу сети). И, если, рейдерские захваты в новейшей российской истории часто предполагали возможность договориться с держателем реестра об изменении состава акционеров акционерного общества - в случае ДАО договариваться не с кем, потому что у блокчейн, как базы данных, нет единого администратора и даже ограниченной группы администраторов тоже нет. Причем, чем больше пользователей у конкретного блокчейн, тем сложнее на порядки взять над ним контроль. Поэтому наиболее популярные ДАО сейчас реализованы на блокчейне Эфириум (Ethereum).

Таким образом ДАО - это организации, которые, за счет использования технологии блокчейн, обеспечивают максимальную независимость объединениям людей для достижения общих целей.

И TON, и токенсейлы в виде ICO 2017-2018-х годов поступали с собранными деньгами централизованно - хранили их в виде криптовалют, или фиатных денег на счетах фаундеров и ассоциированных с ними компаний.

Подобная организация управления деньгами инвесторов создает большое искушение как для основателей команды, так и для регуляторов, а также для различного рода официальных и неофициальных силовых структур, а соответственно представляет большие риски для проектов и для инвесторов. Это, в конечном счете, и привело, с одной стороны, к большому количеству так называемых скамов среди ICO, а с другой стороны к удару по проектам со стороны регуляторов с печальным финалом, как у TON и Libra.

Что же противопоставляет этому ДАО с точки зрения децентрализации? В ДАО объединенные ресурсы в токенизированном (то есть на блокчейн) виде хранятся на счету ДАО. Это могут быть криптовалюты, или другие ценности, хранящиеся на блокчейн. Но, в отличие от банковского счета, к счету ДАО имеют доступ все участники организации. Участники ДАО могут инвестировать на такой счет деньги (криптовалюты) и получать за это токены ДАО по определенному курсу (фиксированному, или биржевому), или наоборот - могут выводить из ДАО деньги пропорционально своей доле токенов. Токены используются и для голосования по различным вопросам управления ДАО. Подобные решения уже сейчас реализованы на различных платформах по созданию ДАО, таких как Aragon (блокчейн Ethereum), или Moloch в виде приложений обратного выкупа (Redemption) и безопасного периода (Time Lock). Приложения обратного выкупа позволяют инвестору забрать в любой момент свою долю из проекта, пропорционально количеству его токенов ДАО, а безопасный период позволяет это сделать между окончанием голосования ДАО по какому-то вопросу (например по финансированию определенного проекта) и собственной реализацией этого вопроса и таким образом защищает инвесторов в случае несогласия с действиями ДАО.

Работа ДАО на блокчейн и смарт-контрактах использует ту самую силу децентрализации блокчейн, с которой так и не смогло справиться американское государство.

Фаундеры/создатели ДАО могут влиять на организацию лишь в пределах своих долей токенов, а общими ресурсами управляет сообщество инвесторов. Причем ДАО может быть как не анонимным, так и анонимным и, в любом случае, оно распределено по всему миру точно также, как распределны держатели криптовалют - блокчейн не знает границ и барьеров для входа. Таким образом в ДАО только сами инвесторы могут принимать решения о своем входе в проект (в ДАО) или выходе из проекта.

А что если бы TON был ДАО?

Теперь давайте смоделируем ситуацию, в которой деньги на реализацию проекта TON собирались бы через механизмы DAICO (термин, предложенный Виталиком Бутериным) - DAO ICO, который еще называют DTO (DAO Token Offering). В этом случае Павел Дуров точно также продал бы доли в будущем проекта и получил бы 2 млрд. долларов инвестиций. Однако, в этом случае инвесторы бы сразу же получили количество токенов, пропорциональное их инвестициям. Эти токены позволили бы им управлять всеми аспектами реализации проекта. Допустим раз в квартал проходило бы голосование в ДАО, которое бы утверждало выделение средств на каждый последующий этап разработки TON, в зависимости от результатов предыдущего. В отличие от компаний “TON Issuer Inc.” и “Telegram Group Inc.” у ДАО не было бы каких-либо юридических лиц в какой-либо юрисдикции и даже ответчика по иску SEC сложно было бы найти. Ответчиком могли бы стать основатели проекта, но, в связи с отсутствием контроля над средствами проекта, в худшем случае они лишь объявили бы себя лично банкротами в ответ на штрафы SEC (при этом свое реальное состоянии вполне могли бы спрятать в тех же анонимных криптовалютах). Но решения SEC, или любого другого суда не влекут за собой автоматический роспуск ДАО, или прекращение его финансирования именно в силу автономности и невозможности влияния на работу блокчейн. Решение о выходе из проекта и о его дальнейшей судьбе в таком случае стали бы принимать инвесторы. Причем они стали бы делать это, исходя из реальной рыночной ситуации и реальной рыночной стоимости токена на криптовалютных биржах (в том числе и на неподвластных SEC децентрализованных биржах - так называемых DEX-ах). В таком случае выход инвесторов из проекта мог бы просто превратиться в замену одних инвесторов на других через биржевую продажу токенов - в проект пришли бы более решительно настроенные инвесторы, с более сильной верой в проект. В таком случае, по сути, средства, собранные на проект не были бы потеряны и проект продолжил бы существование, а решения SEC и прочих регуляторов лишь до некоторой степени повлияли бы на состав инвесторов.

Более того, поскольку объединенные ресурсы были бы на счету ДАО, то именно ДАО смогло бы выступить в качестве подрядчика для инвесторов по реализации проекта TON. ДАО могло бы поставить разработчикам проекта задачи и контролировать сроки их выполнения и распределение вознаграждений за работу через смарт-контракты и механизм голосования. Павлу Дурову тогда бы в ответ на судебное решение SEC оставалось бы только развести руками и предложить SEC гоняться по всему миру за сотнями крупных и десятками тысяч мелких анонимных инвесторов TON.

И когда секьюрити токены будут массово продаваться именно через механизмы DAO/DAICO с размещением на децентрализованных биржах, то комиссарам SEC, как и американским сенаторам, ничего не останется делать, кроме как развести руками и признать свою неспособность регулировать эти технологии.

{ "author_name": "Andrew Voronkov", "author_type": "self", "tags": [], "comments": 25, "likes": 11, "favorites": 37, "is_advertisement": false, "subsite_label": "finance", "id": 127200, "is_wide": false, "is_ugc": true, "date": "Thu, 14 May 2020 23:20:50 +0300", "is_special": false }
SEO
Контент — король: как мы с помощью SEO привели 400 тысяч англоязычных геймеров в блог, играя в PUBG
Подготовили кейс по работе с изначально незнакомой нам нишей, да еще и на англоязычную аудиторию. Вот некоторые…
Объявление на vc.ru
0
25 комментариев
Популярные
По порядку
Написать комментарий...
10

Отличная статья, но!
"Работа финансовой организации без лицензии - нарушение 1"
Биткоин - не организация!
 "биткоин, по сути, принимает на хранение средства"
Биткоин не принимает и не может принимать никакие средства. Ни по сути, никак!
"Биткоин уже в первые годы своего существования начал использоваться криминальными группировками"
Как определяется владение биткоином криминальной группировкой? Доллары тоже используются ими - запретите доллар!

Ответить
–2

Тут можно конечно спросить комментарии профильных юристов, но с точки зрения финансовых регуляторов биткоин вполне можно считать финансовой организацией раз уж они считают токены securities. 

Ответить
0

По факту биткоин это просто протокол, там нет никаких кошельков и монет 

Ответить
0

А по факту Павел не счел свои токены security. Вопрос определений и предвзятости Фемиды. Мы исходим из непредвзятости американских судов? Это оптимистичный сценарий, а прогноз лучше делать исходя из пессимистичного сценария.

Ответить
0

фемидаа может быть сколь угодно предвзятой, только сколько сахар не произноси - слаще ворту не станет

Ответить
0

Сам биткоин актив. Давно уже подлежит регистрации деятельности обменников биткоин/доллар и организаций оказывающих услуги по трансферу (переводу) средств

Ответить
4

статья интересная, но в корне есть одна ошибка - Ton должен работать по серой схеме надеясь на то что регулятор будет следовать белым правилам? Дуров прекрасно понимает что так не будет - он разыграется схему с блокчейном, в ответ моментально получит блокировки телеграма в эпл стопе и Гугл плей по любым другим причинам - хранение фильмов например. Регуляторы будут защищать свою власть не только законными методами, да и те же дружественные страны моментально передумают дружить с Павлом, как только он начнет набирать силу и не играть по их правилам.

Ответить
1

Легче закрыть публично, продолжить подпольно официально не имея отношения к проекту.

Ответить
–4

тон это скам проект всегда был, его дуров не будет продолжать. обрати внимание на эфир уже он во всем лучше тон

Ответить
0

Такой вариант есть. FreeTON пойдет (возможно) таким путем. Но вопрос будет ли вовлечен в это Павел и инвесторы? Если так, или иначе да - к ним попробуют докопаться. Но, тем не менее, FreeTON как раз идет по пути максимальной анонимизации и децентрализации и это нормальный такой вполне выход из ситуации -  примерно тот же, о котором идет речь в статье (но тут еще именно вопрос в контроле и концентрации финансов на развитие проекта). 

Ответить
0

какой нафиг путём ааанонимизации он едёт, если они на оф.сайте коллектируют данные всех и вся!?

Ответить
0

В случае ДАО идет размытие ответственности. Дуров сконцентрировал у себя средства инвесторов и тем самым создал риск централизации. Если бы деньги были под неким распределенным управлением с размытием ответственности, то и цель для санкций выбрать было бы сложнее. Теоретически можно было бы все равно отомстить через санкции против Telegram. Возможно этот выбор тоже сыграл свою роль, но это опять же похоже на централизацию вокруг конкретных личностей основателей.

Ответить
0

Дуров брал деньги, которые нельзя было взять иным способом

Ответить
0

Вы деньги можете давать непонятно кому -"некем распределением управления и размытием ответственность").
А людям когда они 1,7 млрд долларов дают под будущий проект хотелось бы знать кому и на что)

Ответить
0

Это их инвестиции и погубило - старая схема. Может быть иногда можно доверять не только людям, но и технологиям?

Ответить
0

Чтобы технологии доверять она должна быть... То есть уже существовать хотят бы на уровне MVP...

Ответить
0

Платформы по созданию ДАО в этом году уже перешли на уровень готового продукта - MVP был в том году: https://aragon.org/

Ответить
0

То есть нормально через такую платформу привлечь 1,7 млрд долларов за продукт которого ещё нет? С какого спрашивать если что то пойдёт не так?

Ответить
0

Теоретически это возможно уже сейчас. Спрашивать с самого с себя и с фаундеров там очень удобно - фаундеры на этой платформе не получают деньги напрямую. Только после голосования всех инвесторов. Если какой-то из инвесторов не согласен с голосованием - он тут же свою долю из 1.7 миллиардов может забрать. Таким образом, если инвесторам не нравится, как идет работа над продуктом - они в любой момент забирают свои деньги и выходят, оставляя команду без денег.

Ответить
0

Тогда теряется весь смысл генератору продукта привлекать инвестирование через такую платформу - лёгкость выхода (100% ликвидность) превращает финансирование процесса разработки проекта в 100% риск.

Ответить
0

Баланс рисков для команды и инвесторов - это оправдано.  

Ответить
–2

Крайне редко встречаешь статьи подобного уровня, хорош!

Ответить
0

И когда секьюрити токены будут массово продаваться именно через механизмы DAO/DAICO

Ахахаха. На 1.7 ярда продать? Как - наликом в чемоданах? Регулятор просто скажет банкам не осуществлять никакие переводы в адрес Вашего мифического ДАО и все, никаких переводов не будет. А потом еще и попросят клиентов бумажку подписать, что они с ДАО не работают, а тех, кого поймают - вып%%дят в момент из периметра реальной, а не мифической финансовой системы. И придется таким "счастливчикам" жить как Робинзон Крузое, т.к. они даже за телефон и свет в квартире не смогут заплатить. Все эти творения Самоделкиных живут до тех пор, пока летают под радаром и обслуживают мелких региональных взяточников и драг-дилеров районного масштаба. Как только возникает угроза превращения в реальную альтернативную платежную систему - тут же всех будут "выпиливать" без жалости.

Ответить
0

Pied piper. История повторяется

Ответить
–1

Закрытие проекта TON символ дурости Паши Дурова, только и всего

Ответить

Прямой эфир